Становление и развитие Органов прокуратуры на Кубани в 1801-1924

На правах рукописи

Андрей Владимирович Карякин

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ НА КУБАНИ В 1801-1924 гг.

07.00.02– Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Краснодар – 2013

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

доктор исторических наук, профессор,

заведующий кафедрой дореволюционной

отечественной историей факультета истории, и

социологии и международных отношений

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Ратушняк Валерий Николаевич

доктор исторических наук, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет»

Рассказов Леонид Павлович

кандидат исторических наук, доцент, полковник полиции, начальник кафедры уголовного процесса ФГБОУ ВПО

«Краснодарский университет Министерства внутренних дел РФ»

Карлеба Владимир Александрович

ФГБОУ ВПО

«Кубанский государственный технологический университет»

Защита состоится 1 июля в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.101.03 в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, ауд. 244.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного университета, а с электронной версией текста автореферата–также на официальном сайте Кубанского госуниверситета HYPERLINK «http://www.kubsu.ru» http://www.kubsu.ru и на сайте Высшей аттестационной комиссией министерства образования и науки РФ http://vak2.ed.gov.ru

Автореферат разослан «__» мая 2013 г.

Учёный секретарь совета

кандидат исторических наук,

доцент П.П. Матющенко

1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В последнее десятилетие в исторической науке усилился интерес к исследованиям, посвящённым истории органов прокуратуры. Интерес учёных объясняется пристальным вниманием, которое проявляют научное сообщество и политическая элита Российской Федерации к этому органу государственной власти. Данная тема привлекает к себе внимание не случайно. В свете осуществляемых государственных преобразований, реформирования различных подсистем современного общества в рамках концепции модернизации обращение к истории становления и развития органов прокуратуры особенно актуально.

Построение в России правового государства, укрепление законности и правопорядка, проведение судебно-административных реформ невозможно осуществить без участия такого специфичного органа государственной власти, как прокуратура. Проведение реформ в российском обществе предполагает совершенствование деятельности органов прокуратуры, как основного института, отстаивающего принципы законности.

Прокуратура Российской Федерации обладает богатым историческим опытом решения задач по обеспечению принципов законности в обществе. Обращение к историческому опыту эволюции органов прокуратуры является необходимым условием совершенствования форм и методов обеспечения принципов законности посредством модернизации этого социально-правового института. На Кубани, как в одном из экономически опорных регионов, поддержание законности и социальной стабильности является задачей первостепенной важности. Главную роль в её решении играет прокуратура Краснодарского края. Решение задач по поддержанию законности в регионе осложняется многогранностью социально-экономических и политических отношений среди населения и территориально-географическими особенностями.

Работа кубанской прокуратуры всегда была построена с учетом местных особенностей. Органы прокуратуры Краснодарского края планируют свою деятельность с учетом состояния законности на поднадзорной территории. Состояние законности, жалобы населения о нарушении тех или иных законов во многом зависят от политической, социально-экономической и географической специфики региона. Органы прокуратуры Кубани со многими сложностями, существующими у прокуратуры на современном этапе развития, связанными с реализацией своей деятельности, уже сталкивались в прошлом. Обладание историческим опытом своего учреждения служащими прокуратуры в Краснодарском крае, несомненно, положительно отразится на результатах их деятельности.

Объектом исследования является система органов прокуратуры, существовавшая на Кубани с 1801 по 1924 гг.

Предметом исследования является эволюция органов прокуратуры на Кубани, её структурные изменения, принципы организации и деятельность.

Территориальные рамки в диссертационной работе распространяются на территорию Черноморского казачьего войска (в документах употребляется «Земля Черноморского казачьего войска). После 1860 г. исследование происходило в пределах административной единицы «Кубанская область», а в 1922–1924 гг. – Кубано-Черноморская область. Данный регион представляет собой особенное экономическое, социокультурное, этническое, геополитическое пространство со своей яркой спецификой и в связи с этим вызывает значительный научный интерес.

Хронологические рамки исследования – 1801–1924 гг. Хронологические рамки исследования обусловлены следующими причинами.

Начало периода было связано с учреждением института прокуратуры на Кубани. В 1801 г. на Кубани стали функционировать первые органы прокуратуры.

Исследование процесса становления и развития органов Кубанской прокуратуры завершается в 1924 г. по причине проведения советской властью районирования на территории Кубано-Черноморской области и, как следствие такой политики, разделения области на ряд округов юго-восточной области, а позже Северо-Кавказского края с центром в Ростове-на-Дону. Исследование же проводилось в рамках административных единиц: Земли Черноморского войска, Кубанской области, Кубано-Черноморской области, то есть на одной целостной территории. Данный период охватывает процесс становления и развития местных органов прокуратуры на территории Кубани и даёт возможность раскрыть в диссертации всю совокупность поставленных задач.

Степень изученности проблемы. Условно научные исследования по данной проблеме можно разделить на две части: издания, посвящённые центральным органам прокуратуры, и работы, в которых затрагивались различные аспекты организации, компетенции, направлений деятельности кубанской прокуратуры. Целесообразно всю историографию исследуемой темы разделить на традиционные хронологические периоды: дореволюционный, советский и современный. Вопросу о становлении и развитии института российской прокуратуры, его центральных учреждений учёные стали уделять внимание еще во второй половине XIX в.

Среди первых работ следует упомянуть очерк П. Полежаева, посвящённый институту фискалов и прокуратуры. П. Полежаев первым предпринял попытку проанализировать источники, посвященные органам прокуратуры и фискалам, начиная с Петра I и заканчивая серединой XIX века. Недостатком данной работы является поверхностное рассмотрение предмета исследования. Кроме того, работа П. Полежаева обладает больше описательными, публицистическими свойствами, чем научными.

Различные дискуссионные вопросы института российской прокуратуры, такие как роль прокуроров в гражданском и уголовном процессе, назначение и содержание обвинительного акта, рассматривались М.Ф. Громницким, И.Г. Щегловитовым, С.А. Ювжик-Компанейцем. К сожалению, данные работы касались лишь отдельных аспектов органов прокуратуры второй половины XIX в. и не охватывали весь предмет исследования.

Первым и единственным комплексным исследованием дореволюционного периода, посвященным истории института прокуратуры как в России, так и в европейских странах, стала работа Н.В. Муравьева, изданная в конце 80-х годов XIX в. В ней автор рассматривает теоретические вопросы института прокурорского надзора, даёт подробную характеристику аналогичных институтов прокуратуры в европейских государствах и их прототипов в Древнем Риме. Основная часть его работы посвящена истории российской прокуратуры со дня её основания до 1888 г. Обращает на себя внимание полнота и содержательность исследования. Определённым недочётом является то, что работа Н.В. Муравьёва заканчивается в 80-ми годами XIX в. и не охватывает весь дореволюционный период развития органов прокуратуры.

В процессе изучения данной темы было обращено внимание на ряд исследований, посвящённых смежным темам, а именно трудам, освещающих историю судебных и административных учреждений Российской империи, историю уголовного и гражданского процессов. Среди работ выделяется фундаментальный труд И.В. Гессена, посвящённый судебной реформе 1864 г., в котором автор касается реформы органов прокуратуры как неотъемлемой части судебной системы пореформенного периода истории Российской империи.

Работа С.А. Корфа обращена к истории органов исполнительной власти в губерниях, административному надзору второй половины XVIII – начала XIX вв. В своей монографии «Административная юстиция в России» автор характеризует губернские органы прокуратуры и их взаимоотношения с местными органами власти в указанный период. И.Я. Фойницкий, подробно исследовавший уголовное судопроизводство Российской империи, рассматривал аспекты деятельности органов прокуратуры, связанные с уголовным процессом.

Обращают на себя внимание труды известного ученого, юриста, общественного деятеля А.Ф. Кони. В своих трудах автор поднимал различные аспекты судоустройства, уголовного и гражданского процессов, адвокатуры, мирового суда и прокуратуры. В 1914 г. было напечатано фундаментальное двухтомное юбилейное издание в честь пятидесятилетия судебной реформы. Издание представляет собой очерки, посвященные различным аспектам истории органов суда: судоустройства, судопроизводства. Очерк об истории прокурорского надзора за прошедшие пятьдесят лет после судебной реформы составил Ф.И. Гредингер. В очерке Ф.И. Гредингер рассматривал организацию и деятельность органов прокуратуры в пореформенный период.

Необходимо упомянуть известных русских историков С.М. Соловьёва и В.О. Ключевского, которые в своих лекциях по русской истории собрали много фактов о прокуратуре. Труды И.В. Гессена, И.Я. Фойницкого, С.А. Корфа, А.Ф. Кони, Ф.И. Гредингера были обращены к некоторым аспектам истории органов прокуратуры и не охватывали весь предмет исследования целиком.

В советский период прокуратура дореволюционной России мало привлекала внимание ученых. Учёные в своих работах исследовали реформы судебных органов, органы государственной власти. Органы прокуратуры Российской империи данные исследователи затрагивали лишь в контексте изучения других смежных тем. О некоторых аспектах органов дореволюционной прокуратуры писали в своих работах С.В. Юшков, А.В. Предтеческий, Н.П. Ерошкин, Б.В. Виленский, Н.Н. Ефремова.

В 90-е годы XX в. – начале XXI в. появляется ряд интересных работ, посвященных истории органов прокуратуры. Среди них необходимо отметить цикл научно-популярных трудов А.Г. Звягинцева и Ю.Г. Орлова. Авторы этих работ обращали основное внимание на изучение центральных органов прокуратуры, а именно на должности генерал- прокуроров и их деятельность.

Особо необходимо отметить фундаментальный труд С.М. Казанцева, в котором автор осуществил историко-правовой анализ органов дореволюционной прокуратуры, исследовал роль прокуратуры в уголовном и гражданском процессе, выявил основные отличия органов прокуратуры от аналогичных институтов Европы. Работа С.М. Казанцева в основном касалась центральных учреждений дореволюционной прокуратуры. В своей работе автор отразил основные тенденции развития органов дореволюционной прокуратуры.

Помимо указанных трудов, необходимо отметить работы В.А. Никонова, З.И. Амирова, Ю.М. Горячковской, А.А. Сотникова которые также изучали центральные учреждения российской прокуратуры дореволюционного периода. Данные исследования дополняют комплексный историко-правовой анализ С.М. Казанцева.

Вопросами учреждения советской прокуратуры занимались как советские, так и современные исследователи. Среди интересных трудов советских учёных необходимо отметить фундаментальный труд «Советская прокуратура. История и современность», который рассматривает историю становления советской прокуратуры. В издании были проанализированы основные этапы развития советской прокуратуры и рассмотрены основные нормативно-правовые акты, регламентировавшие правовой статус и обязанности органов прокуратуры. Кроме того, в монографии имеются материалы, посвященные персоналиям.

Среди современных работ необходимо отметить кандидатские диссертации В.А. Павлова, Т.Е. Чубчика, Р.Х. Карданова, Е.И. Шабалина, в которых они основательно рассмотрели процесс становления советских органов юстиции и прокуратуры. Н.Н. Дэр своей работой дополнил эти исследования. Автор изучил прокурорский надзор за законностью в системе органов государственного управления СССР в 1922–1940 гг. В данных работах были основательно изучены вопросы учреждения органов советской прокуратуры, особенности правового статуса, деятельности, феномен «социалистической законности».

С.В. Пономаренко произвёл теоретическое осмысление места и роли российской прокуратуры в системе государственного контроля на основе изучения истории её формирования и развития, анализа деятельности в 90-е годы XX в.

О.И.Слюсарева изучала судебные органы власти Краснодарского и Ставропольского краёв в 20-е – 40-е гг. XX в. Автор анализировал следственную и надзорную деятельность прокуратуры по отношению к суду на Кубани.

Также хотелось бы отметить общую работу В.Г. Бессарабова по истории правозащитной деятельности российской прокуратуры, в которой автор собрал много интересного фактического материала. Историю развития государственного контроля и прокурорского надзора в России изучал В.И.Рохлин. Историю становления уголовного процесса рассмотрел в своей работе «Уголовная политика и уголовный процесс в Российской государственности: История, современность, перспективы, проблемы» А.И.Александров. Некоторые аспекты деятельности органов прокуратуры и мировых судов изучила С.В. Лонская.

Вышеперечисленные работы были посвящены различным аспектам истории центральных органов прокуратуры. Работ, исследовавших местные особенности органов прокуратуры Кубани, довольно немного. В основном авторы, занимающиеся изучением прошлого Кубани, лишь упоминали отдельные факты истории кубанской прокуратуры. Гораздо лучше обстоят дела с изучением органов государственной власти на Кубани, а именно с судебно-административными учреждениями с которыми, прокуратура взаимодействовала: осуществляла надзор и принимала участие в их функционировании. Отдельные факты, относящиеся к судебно-административным учреждениям Кубани можно найти в работах известных дореволюционных краеведов Е.Д.Фелицына, П.П. Короленко. Необходимо отметить коллективную работу «Дон и Степное Предкавказье. XVIII – первая половина XIX в.», посвящённую различным социально-экономическим и политическим аспектам развития Черноморского казачьего войска и других административных единиц, входящих в эту территорию. В частности В.И. Недосекин описывал организацию власти и управления в Черномории. В работах Г.Н. Шевченко, С.А. Чекменёва, посвящённым различным вопросам колонизации, социально-экономическим отношениям Черноморского казачества в конце XVIII – в первой половине XIX в., также уделяется внимание органам государственной власти.

Много внимания вопросам истории организации и функционирования органам государственной власти на Кубани уделял в своих работах краевед Б.Е. Фролов. В некоторых из них он приводит интересные факты о деятельности кубанской прокуратуры. Истории судебных учреждений посвящена диссертационная работа П.В. Прохода, который подробно исследовал эволюцию судебных дореволюционных учреждений. В своей работе автор затронул ряд вопросов, связанных с преобразованиями прокуратуры в процессе распространения судебной реформы 1864 г. на Кубанскую область.

Фундаментальный труд, посвященный полицейским учреждениям Кубани, «Очерки истории органов внутренних дел Кубани 1893–1917 гг.» также затрагивает некоторые факты взаимодействия полиции и прокуратуры. И.В. Сирица исследовал политический сыск на Кубани в 1880–1917 гг. В своей работе автор касается некоторых вопросов, посвященных деятельности прокуратуры направленной на противодействие политическим преступлениям. В данных работах авторы уделяют мало внимания органам кубанской прокуратуры. Некоторые аспекты деятельности органов прокуратуры представлены лишь фрагментарно. В докторской диссертации М.С. Савченко рассматривает организационно-правовые основы деятельности казачества юга России. Предмет исследования автора включает в себя рассмотрение органов государственной власти на юге Российской империи. О данной работе необходимо упомянуть в связи с тем, что в ней встречаются некоторые факты, связанные с деятельностью судебных органов и прокуратуры. В 2003 г. был издан коллективный труд, в котором основательно и всесторонне была исследована история основных органов государственной власти, существовавших на Кубани в конце XVIII в. – 1920-е гг. В данной монографии авторы приводят интересные факты, касающиеся некоторых сторон надзорной деятельности органов прокуратуры и её участия в расследовании преступлений. В работе В.А. Карлебы была основательно рассмотрена деятельность полиции и управления корпуса жандармов в Кубанской области. Автор затрагивал некоторые вопросы взаимодействия органов полиции и прокуратуры. А.С. Гондаренко, И.В. Зозуля в своем сравнительном исследовании затрагивали аспекты, связанные с организацией и местом прокуратуры в системе судебных учреждений на Кубани.

Зиновьева В.В. рассматривала правовою практику органов суда и прокуратуры в районах белого движения на юге России.

В 2011 г. А.Г. Галкин в своей статье рассмотрел вопросы отношений между чинами кубанской полиции и прокуратуры. Рассмотрел некоторые аспекты участия прокуратуры в расследовании государственных преступлений.

Таким образом, к настоящему времени существуют определенные работы, касающиеся отдельных аспектов истории органов прокуратуры на Кубани. Комплексного исторического изучения становления и развития органов кубанской прокуратуры проведено не было. Данное диссертационное исследование восполняет этот пробел в знаниях.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является комплексный исторический анализ этапов развития органов прокуратуры на Кубани, направленный на изучение её специфических черт и особенностей. Для достижения данной цели необходимо решить следующие поставленные задачи:

выявить социально-экономические и политические предпосылки учреждения института прокуратуры на Кубани;

изучить нормативно-правовое регулирование органов прокуратуры в рассматриваемый период в России в целом и на Кубани в частности;

произвести исторический анализ принципов организации, компетенции, функций кубанской прокуратуры и показать основные тенденции и этапы её развития;

определить основные этапы становления и развития кубанской прокуратуры и выявить специфические черты и её отличия от аналогичных учреждений российского государства;

раскрыть роль органов прокуратуры в системе судебно-административных учреждений Кубани, эффективность её функционирования.

Методологической основой диссертационной работы являются принципы, объективности и историзма, которые имеют первостепенное значение для исторического познания. Опора на них позволяет исследователю оценить и понять факты, события, явления с точки зрения изучаемой эпохи, максимально отстраниться от субъективного взгляда на исторический процесс. Кроме того, в данном диссертационном исследовании использовались традиционные исторические методы. Применение в диссертации хронологического метода позволило исследовать институт прокуратуры в его эволюционном развитии с учётом исторической реальности и хронологической последовательности. С помощью историко-генетического метода предмет исследования изучался в динамике, с соблюдением исторической преемственности, а именно: анализировался процесс генезиса, становления и развития, организации кубанской прокуратуры и её деятельности в связи с историческими условиями рассматриваемого периода. Историко-сравнительный позволил сравнивать государственно-правовые институты и их элементы. Он дал возможность выявить общее и особенное между центральными и региональными органами прокуратуры, отличительные черты их деятельности, организации. Историко-системный позволил рассмотреть изучаемые предметы с точки зрения системности, акцентируя внимание на взаимодействии явлений, их единстве и целостности, определил место, роль, функции каждого элемента системы. Кубанская прокуратура рассматривалась как единая, строго структурированная система учреждений и органов, являющаяся функциональным элементом в системе органов прокуратуры российского государства. Данные методы дают возможность исследовать органы кубанской прокуратуры во взаимосвязи с другими органами государственной власти, как местными, так и центральными, и определить их роль и влияние друг на друга.

Источниковая база исследования состоит из совокупности различного типа опубликованных и не опубликованных материалов. Большое количество этих материалов вводится в научный оборот впервые. Использованные в диссертации источники можно разделить на следующие группы: нормативно-правовые акты, делопроизводственная документация и статистические материалы.

Первую группу источников составили опубликованные нормативно-правовые акты центральных органов власти. Основная часть опубликованных материалов была собрана в памятнике российского права «Полное собрание законов Российской империи», содержащем подробные законодательные материалы, посвященные предмету исследования. Наиболее важные из них следующие. «Учреждение для управления губерний» от 18 ноября 1775 г. обобщало и уточняло функции органов прокуратуры, сформировавшихся в течение предыдущих десятилетий. «Учреждение для управления губерний» является важным информативным источником по структуре и территориальной организации органов прокуратуры. Положения о Черноморском казачьем войске 1801, 1802, 1827, 1842 гг. В этих нормативно-правовых актах содержатся официальные сведения о судебно-административных учреждениях на Кубани, об учреждении, структуре, функциях кубанской прокуратуры. Основные правовые акты, содержащие информацию о пореформенной прокуратуре, «Судебные уставы», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав гражданского судопроизводства», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

Необходимо отметить «Свод законов Российской империи» – свод действовавшего законодательства в Российской империи, тематически объединённого в 16 томов. Он представляет собой источник о форме деятельности, структуре органов прокуратуры, уголовном процессе в начале XX века. Особый интерес представляет 16 том, в котором были собраны нормативно-правовые нормы, посвященные прокуратуре, судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. Во 2-м томе были представлены статьи антиреволюционного законодательства, в связи с которым изменялся правовой статус и деятельность органов прокуратуры.

Помимо этого, следует перечислить следующие печатные издания, в которых содержатся нормативно-правовые акты, регламентирующие работу судебных, следственных учреждений и прокуратуры в Кубанской области: «Инструкция чинам полиции округа Тифлисской Судебной Палаты», «Наказ Екатеринодарского окружного суда», «Полное руководство для чинов полиции и справочная книга для земских начальников, городских судей, волостных управлений и торгово-промышленных лиц», «Кубанские календари», «Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам».

Большую ценность для диссертационного исследования составляют различные делопроизводственные материалы: правила, уставы, отчеты, рапорты, обзоры, отношения, служебные записки, предписания, распоряжения, донесения, сообщения. Данные источники представлены фондами Государственного Архива Краснодарского Края.

Сведения о деятельности кубанской прокуратуры в дореформенное время имеются в фонде канцелярии наказного атамана Кубанского казачьего войска (Ф. 249). Ряд документов несли в себе информацию о том, что войсковой прокурор участвовал в принятии решений войсковой канцелярией о привлечении к суду ряда лиц. В фонде 250 обнаружена ценная информация о порядке финансирования кубанской прокуратуры, её штатах, порядке назначения войсковых прокуроров, о статусе прокурора, его надзорной деятельности. Фонд Войскового правления Кубанского казачьего войска (Ф. 252) включает в себя «Положение о Черноморском казачьем войске» 1842 г., в котором содержится основная информация об органах государственной власти на Кубани, в том числе и прокуратуры. В фонде также содержатся данные о жалобах населения кубанской прокуратуре. В фонде 318 хранятся рапорты, записки и другие материалы о составлении проекта об управлении в Черноморском казачьем войске 1827 г. Особенно ценной оказалась информация об изменениях в судебной системе на Кубани во втором десятилетии XIX в. В фонде Гражданской канцелярии начальника Кубанской области (Ф. 452). хранятся материалы, о различных органах государственной власти, взаимодействующих с прокуратурой, жалобы мещан и купцов прокуратуре, дела о лицах, находящихся в тюрьмах, и надзоре прокуратуры над пенитенциарной системой на Кубани.

Фонд 454 канцелярии начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска важен благодаря представленным материалы, освещающим деятельность органов прокуратуры, связанную с предварительным следствием и дознанием. В фонде Екатеринодарского окружного суд были найдены сведения, характеризующие процессуальную деятельность органов прокуратуры. Вторая опись (Ф.482) посвящена личным делам чинов судебного ведомства, в которое входила и прокуратура. Фонд Кубанского областного жандармского управления (Ф. 583) включает в себя различные материалы, связанные с борьбой отделения жандармерии и органов прокуратуры против революционного движения, такие как: донесения, обзоры, рапорты и протоколы дознаний, переписка. Подобные материалы находятся в фонде канцелярии помощника начальника Кубанского областного жандармского управления (Ф. 584). Фонд прокурора Екатеринодарского окружного суда (Ф. 629) состоит из: секретного предложения прокурора Екатеринодарского окружного суда, переписки жандармских управлений и судебного следователя по важнейшим делам в Кубанской области, реестров с исполнением приговоров окружного суда с указанием срока наказаний, переписку прокуратуры по разным вопросам с различными ведомствами, информацию об организации прокуратуры, сведения о контрразведывательной деятельности кубанской прокуратуры.

Последние четыре фонда содержат различные сведения о судебной системе, органах власти, прокуратуры, её организации и деятельности в период революции и Гражданской войны на Кубани. Среди материалов фонда канцелярии Совета Кубанского краевого правительства 1917–1920 гг. (Ф. Р-6)было найдено письмо прокурора Екатеринодарского суда атаману войска об организации содействия в расследовании преступлений следователям органами, подчиняющимися Ведомству внутренних дел, и ответный циркуляр атамана Ведомству внутренних дел. В фонде канцелярии войскового атамана Кубанского казачьего войска (Ф. Р-14) хранятся приказы о подсудности гражданским или военным судебным органам и прокуратурам лиц совершавших преступления. В фонде Ведомства юстиции Кубанского краевого правительства (Ф. Р-8) 1917–1920 гг. были найдены материалы о структуре Ведомства юстиции Кубанского краевого правительства при которой состояла прокуратура, организации, численном составе, штатах органов прокуратуры Кубани, жалобы прокурору, переписка с прокурором по уголовным делам, делам аульных судов, прошения, документы о изменениях, дополнениях, законах. Фонд Кубано-Черноморской областной прокуратуры (Ф. Р-377) состоит из циркуляров прокурора юго-востока, наркомата юстиции, Центрального комитета ВКП(б), приказов Кубано-Черноморского исполкома, приказов начальника милиции, отчёты и доклады прокуратуры, различная переписка по вопросам следствия, надзорному производству.

Третью группу источников составили неопубликованные статистические материалы, хранящиеся в фондах Государственного Архива Краснодарского края. Наиболее важные из них представлены сведениями о количестве дел, находящихся в производстве кубанской прокуратуры.(Ф.252) Статистические данные фондов 629 и Р-377 предоставляют информацию о штатном расписании и росте численности служащих дореволюционной и советской прокуратуры, количестве дел, состоящих как в надзорном, так и в следственном в производстве.

Научная новизна диссертационной работы

1.Определяется тем, что цель и задачи, поставленные в работе, по своему содержанию, предмету исследования не решались в современной исторической науке. Впервые в данной работе было осуществлено комплексное исследование эволюционного развития социально-правового института прокуратуры на Кубани и выявлены её региональные особенности.

2.Впервые была сформулирована периодизация становления и развития кубанской прокуратуры с момента её учреждения до 1924 г., которая в значительной степени отличается от периодизации прокуратуры Российской империи. В соответствии с этапами периодизации было изучено эволюционное развитие органов кубанской прокуратуры. Выявлены основные характерные черты каждого периода. 1-этап(16 февраля 1801 – 26 апреля 1827 г.) Наличие функций общего надзора войсковой прокуратуры за войсковым правлением, объединяющее в себе и суд, и администрацию. В тоже время губерниях Российской империи судебные учреждения были отделены от административных. 2-этап(26 апреля 1827 г. – 20 ноября 1864 г.) Надзор органов прокуратуры за судебными учреждениями только в сфере гражданского судопроизводства, что отличало от надзора общероссийской прокуратуры, в компетенцию которой входили уголовные дела. В 3-этап(20 ноября 1864 г. – 1880-е гг.) Характеризуется подготовкой и введением на территории Кубани Судебных уставов. Следствием чего стало усиление роли кубанской прокуратуры в уголовном процессе. 4-этап(1880-е гг. – 17 марта 1920 г.) Был связан с ростом обязанностей органов прокуратуры в раскрытии политических преступлений. В отличие от органов прокуратуры центральных губерний эта тенденция прослеживается лишь с начала XX в. До это времени Кубань оставалась политически относительно стабильным регионом. 5-этап (17 марта 1920 г. – 1924 г.) Становление органов Кубано-Черноморской прокуратуры. Характерным отличием этого периода стало несоответствие фактической деятельности прокуроров в направлениях надзора за органами исполнительной власти и органами дознания, расследующие политические дела, с правовыми принципами, регламентирующими обязанности прокуратуры, заложенными законодателями в «Положении о прокурорском надзоре 1922 г.»

3.Был сформулирован вывод о том, что особенности судебно-административного устройства Кубани до проведения реформ 60-х -70-х гг. XIX в. способствовали высокой эффективности исполнения прокурорами и стряпчими своих обязанностей по сравнению с другими регионами Российской империи. Историки низко оценивали деятельность губернских прокуратур. Эффективность работы Кубанских прокуроров была связана с меньшим объемом обязанностей( объем проверяемых протоколов присутственных мест был в 10 раз меньше). Деятельность войсковых прокуроров, связанных с судом, ограничивалась гражданской сферой. Дела уголовного характера не входили в компетенцию прокуратуры. Черноморские прокуроры имели дополнительные средства прокурорского реагирования на нарушения закона высшими чинами войска. (Рапортовали Командующему войсками на Кавказе).

4.Установлено, что прокуратура после введения Судебных Уставов на территории Кубанской области имела преимущества в судебном процессе перед стороной защиты до 1906 г. Это было связано с отсутствием в этот период времени на Кубани института присяжных заседателей. Вердикт Екатеринодарского окружного суда не был окончательным. Прокурор мог обжаловать и приостановить действие оправдательного приговора. Используя своё влияние на полицию, он мог произвести дополнительное дознание и выявить новые факты доказывающие вину обвиняемого.

5.Выявлено, что в пореформенный период органы прокуратуры играли важную роль в разрешении жалоб горского населения на словесные суды. Жалобы и апелляции на решения горских судов подавались начальнику Кубанской области. В дальнейшем они переходили к прокурору Екатеринодарского окружного суда для определения правомерности. В случае признания законности жалоб возбуждалось уголовное и гражданское производство.

6.Было доказано, что впервые годы советской власти функции органов прокуратуры в рамках осуществления надзора за деятельность ОГПУ по политическим делам не соответствовала правовому статусу, установленному законом, и была неэффективной. Сотрудники Кубано-Черноморского отдела ГПУ запрещали доступ прокуроров к делам по политическим преступлениям. Производили необоснованные аресты. Нарушали сроки следствий и содержания подозреваемых под стражей. Законные протесты на эти нарушения прокуроров и их помощников игнорировались.

7.В годы становления Кубано-Черноморская прокуратура пользовалась высоким авторитетом среди населения области. Данный вывод подтверждается отчётами прокуроров-ревизоров прокуратуры РСФСР и статистическими данными, характеризующими работу прокуроров по поданным от населения жалобам. С 1 января 1924 по 1 июля 1924 гг. в областную прокуратуру было подано 734 жалобы. Из них к 694 (94.5%) жалобам были применены средства прокурорского реагирования.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.Учреждение прокуратуры на Кубани было закономерным событием в развитии системы судебно-административных учреждений России. Оно явилось следствием следующих социально-экономических и политических предпосылок.

Рост торгово-экономических отношений как среди населения Кубани, так и с другими губерниями Российской империи требовал современного для того времени их нормативно-правового регулирования и обеспечения соблюдения закона, чему способствовало бы учреждение органов прокуратуры.

Население Кубани состояло из разнообразных социальных слоёв, различающихся между собой культурными и национальными признаками, происхождением и достатком, что прямо влияло на состояние общественной стабильности. Положение также осложнялось высоким уровнем преступности. Обеспечению социальной стабильности способствовало бы распространение на Кубань правового поля Российской империи, поддержанию и законному применению которого способствовали органы прокуратуры.

На Кубани одни и те же органы государственной власти исполняли законодательные, исполнительные и судебные функции. Концентрация власти в руках одних лиц приводила к произволу чиновников, что создавало угрозу бунта и потерю контроля правительства Российской империи над регионом, только начавшийся осваиваться казачеством. Учреждение прокуратуры на Кубани, основной обязанностью которой стало бы отстаивание интересов закона и осуществление надзора за органами власти, было актом государственной необходимости.

Изменение внутренней политики в Российской империи, стремление правительства Павла I к централизации и ужесточение контроля за административно-судебными учреждениями губерний послужило причиной проведения реформ на Кубани и учреждения прокуратуры.

2.В процессе становления и развития органов прокуратуры на Кубани целесообразно выделить следующие этапы:

1-й этап – 16 февраля 1801 г. – 26 апреля 1827 г.

2-й этап – 26 апреля 1827 г. – 20 ноября 1864 г.

3-й этап – 20 ноября 1864 г. – 1880-е гг.

4-й этап – 1880-е гг. – 17 марта 1920 г.

5-й этап – 17 марта 1920 г. – 1924 г.

3.Особенностью первого этапа стало становление и развитие функций прокуратуры в рамках Черноморского казачьего войска и, как следствием этого, первой должностью стало учреждение должности прокурора Черноморского казачьего войска. Другой особенностью развития органов прокуратуры на Кубани на первом этапе была наличие функций общего надзора за органами государственной власти, деятельность которых включала в себя обязанности и судебных и административных учреждений.

4.Особенностью второго этапа развития прокуратуры на Кубани является надзор за административными, судебными органами государственной власти только в сфере гражданского судопроизводства, что заметно отличает её деятельность от деятельности аналогичных прокурорских учреждений Российской империи. Другой явной отличительной чертой органов прокуратуры на Кубани стала обязанность войскового прокурора рапортовать командующему войсками на Кавказе о нарушении закона. Всё это способствовало высокой эффективности деятельности кубанской прокуратуры по сравнению с аналогичными учреждениями Российской империи.

5.Третий этап был связан с реализацией судебной реформы 1864 г. в Кубанской области, результатом которой стало увеличение значимости прокуратуры в деятельности суда. Особенностью третьего этапа развития органов прокуратуры на Кубани стало усиление роли прокуратуры в уголовном процессе. Это было связано с отсутствием суда присяжных заседателей в Кубанской области. Прокурор Екатеринодарского окружного суда имел преимущества в судебном процессе как сторона обвинения. Он мог обжаловать решения окружного суда и приостанавливать исполнение оправдательных приговоров. Воспользовавшись своим влиянием на органы дознания, прокурор имел возможность выявить дополнительные факты, подтверждающие вину обвиняемого, которые отсылались в апелляционную инстанцию. Также специфика данного этапа выражалась в том, что чины кубанской прокуратуры в сравнение с прокурорами других регионов Российской империи имели определённые рычаги воздействия на мировых судей, так как назначение мировых судей зависело от Наместника Кавказского, которому кубанские прокуроры могли отсылать протесы на действия чинов мировых судебных учреждений. Следующей особенностью третьего этапа стало то, что органы кубанской прокуратуры играли важную роль в разрешении жалоб и апелляций, поданных на вердикты горских словесных или аульных судов, выполнявших функции мировых судебных учреждений на территориях, населённых горцами.

6.Специфика четвёртого этапа развития органов прокуратуры на Кубани выражалась в усилении роли прокуратуры в раскрытии политических преступлений. Только на территории Кубанской области эта тенденция прослеживается с начала XX в. Это было связано с тем, что Кубань до конца XIX в. оставалась относительно свободной от революционного движения областью Российской империи.

7.На пятом этапе на территории Кубано-Черноморской области происходит учреждение органов советской прокуратуры. Структура и принципы деятельность кубано-черноморской прокуратуры была подобны аналогичным учреждениям РСФСР. Отличительной особенностью этого периода стал результат деятельности кубано-черноморских прокуроров. В период становления органов советской прокуратуры на Кубани явно прослеживается двойственная тенденция. С одной стороны, Кубано-Черноморская прокуратура достигла высоких результатов в направление надзора за следствием, реагирование на жалобы советских граждан, повышения авторитета среди населения, а с другой, — работала неэффективно в направлении надзора за органами исполнительной власти, между тем, в других регионах РСФСР это направление деятельности давало существенные результаты. Органы прокурорского надзора Кубано-Черноморской области не справлялась со своими обязанностями по надзору за расследованием политических преступлений органами ОГПУ.

Теоретическая значимость заключается в том, что впервые был проведен комплексный исторический анализ процесса становления и развития института прокуратуры на Кубани в 1801–1924 гг., заполнивший существовавшие пробелы в данной области научного знания. Опыт данного диссертационного исследования является важнейшей компонентой системы исторических знаний о прокуратуре как целостном социально-правовом институте и может использоваться историками в своих научных работах. Выводы диссертации способствуют развитию отечественной истории в рамках региональной истории органов государственной власти, истории органов российской прокуратуры.

Практическая значимость исследования состоит в том, что основные положения, выводы, рассмотренный исторический опыт могут оказать практическую пользу работникам органов прокуратуры Российской Федерации, в том числе прокурорами и следователями Краснодарского края. Способствовать совершенствованию их деятельности. Сведения и выводы диссертационного исследования можно применять в образовательном процессе средних и высших учебных заведениях при разработке курсов лекций, направленных на изучение краеведения, истории органов государственной власти, истории правоохранительных органов.

Соответствие диссертационного исследования Паспорту специальностей ВАК. Квалификационная работа выполнена в рамках специальности 07.00.02. – Отечественная история. Область исследования: п.4. История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и ее регионов; п. 15. Исторический опыт российских реформ.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения и выводы диссертации были апробированы на международных научных конференциях «Право и правосудие: теория, история, практика» (Краснодар, 2010), (Краснодар, 2011), в публикациях по теме исследования, в том числе: публикации в рекомендованных Высшей аттестационной комиссией журналах «Научная мысль Кавказа», «Общество и право», «Теория и практика общественного развития». Также материалы диссертации были изложены в юбилейном издании, посвященном 70-летию краевой прокуратуры Краснодарского края, монографии «Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани 1801–1924 гг.». Материалы диссертации используются в учёбном процессе при преподавании дисциплин «История Кубани», «История государства и права России».

Структура диссертации: данное диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, разделённых на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы.

2 ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность заявленной автором темы, дан обзор историографии, определены объект и предмет, обозначены хронологические рамки, структура работы, указаны цели и задачи исследования, его методологические принципы, характеризуются основные виды источников, раскрываются научная новизна работы, выносимые на защиту положения, практическая и теоретическая значимость.

Первая глава «HYPERLINK «C:\\Documents and Settings\\Admin\\Application Data\\Монография\\Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани 1801-1922 гг.doc» \l «_Toc256709542»Формирование прокуратуры на Кубани в системе органов государственной власти в 1801–1864 гг состоит из трёх параграфов. Она посвящена учреждению, развитию кубанской прокуратуры с 1801 по 1864 гг. Рассматриваются предпосылки генезиса института прокуратуры на Кубани. Анализируются основные правовые акты, регламентирующие структуру, полномочия, компетентность прокуратуры. (Положения о Черноморском казачьем войске 1801, 1802, 1827, 1842 гг.) В этот период времени исследуется деятельность прокуратуры в рамках надзора за исполнением законов судебно-административными учреждениями. Анализируется процесс унификации органов кубанской прокуратуры с аналогичными учреждениями Российской империи, который был характерен для этого органа государственной власти в период 1801 – 1864 гг.

В первом параграфе «Система органов прокуратуры в Российской империи 1801 г – середине XIX вв.» Была дана общая характеристика системы органов российской прокуратуры, сформировавшейся в конце XVIII–середине XIX в. В 1775 г. было издано «Учреждение о губерниях», ставшее основным нормативно правовым актом, регламентирующим структуру и основные обязанности органов прокуратуры. Данный правовой акт был определяющим до судебной реформы 1864 г. В результате исследования было выявлено следующее. Переход к министерской системе организации высших органов государственной власти и последующая кодификация законодательства существенно не отразились на организации, компетенции и направлениях деятельности прокурорских учреждений Российской империи. Основное направление деятельности губернской прокуратуры заключалось в осуществлении общего надзора, надзора за исполнением закона местными органами государственной власти. Кроме этого можно отметить процессуальную сторону деятельности прокуратуры, играющую второстепенную роль в её обязанностях. Также необходимо упомянуть и об информативной функции, исполнявшейся губернскими прокурорами путем передачи министру юстиции различных отчётов и сведений о состоянии преступности, о количестве нарушений губернскими учреждениями, количестве протестов и мер, принятых для ликвидации нарушений законности. Деятельность органов прокуратуры в губерниях была мало эффективной. Причины этого видятся в следующем. Прокуратура Российской империи в первой половине XIX в. не являлась отдельным особым органом государственной власти, она существовала в рамках ведомства Министерства юстиции, которое являлось органом исполнительной власти. Средств и инструментов прокурорского реагирования было недостаточно для эффективного воздействия на нарушителей и ликвидации последствий нарушения законности. Прокуратура, несмотря на принадлежность ведомству юстиции и формальную самостоятельность по отношению к местной администрации, не имела необходимой независимости от губернских органов государственной власти. Отсутствовал единый нормативно-правовой акт, в котором были бы четко регламентированы права и обязанности прокуроров и стряпчих. Ввиду огромного количества прописанных в законодательстве задач практическое исполнение их физически становилось невозможным.

Во втором параграфе, характеризующем первый этап развития кубанской прокуратуры, «Предпосылки создания кубанской прокуратуры. Учреждение элементов прокуратуры на Кубани в результате судебно-административных реформ первой четверти XIX в.» были определены предпосылки учреждения прокуратуры на Кубани и охарактеризован процесс её становления с 16 февраля 1801 г. до 26 апреля 1827 г.

Органы прокуратуры были учреждены на Кубани в результате формирования ряда социально-экономических и политических предпосылок в рамках Черноморского казачьего войска 16 февраля 1801 г., что предопределило их особый правовой статус. Казачье общество в первые годы колонизации Кубани представляло собой яркую по своему составу среду. Население дифференцировалось по материальным признакам, происхождению, культуре. Обычное право, являющееся основным регулятором общественных отношений, в условиях существенной социальной дифференциации не могло обеспечивать стабильность в регионе. Стабильности и устойчивости социальных отношений способствовало распространение в Черноморском казачьем войске общероссийского правового поля. Правовые нормы Российской империи являлись более совершенными социальными регуляторами, за внедрение и законное применению которых отвечали органы прокуратуры. Этот процесс также положительно влиял на торгово-экономические отношения, как внутри Черноморского войска, так и с соседними народами. Политические предпосылки заключались, как в изменении внутренней политики Российской империи, так и в несовершенстве суда и управления в войске. Одной из основных черт внутренней политики Павла I было стремление усилить государственный контроль. Это прямо отразилось на органах прокуратуры. Возросла её роль в управлении страной. В Черноморском казачьем войске судебная и исполнительная власть была сосредоточена в узком кругу лиц, что приводило к высокой концентрации власти и создавало предпосылки для произвола. Это ставило под угрозу стабильность в регионе, что могло привести к потере контроля над ним. Политически необходимое учреждение прокуратуры обеспечивало исполнение законов чинами войска и способствовало установлению социальной справедливости. Прокуратура учреждалась в результате проведения в Черноморском казачьем войске судебно-административных реформ 16 февраля 1801 г. Территория Кубани в 1801 г. являлась Тмутараканским уездом Таврической губернии. С точки зрения принципа административно-территориального устройства органов прокуратуры Российской империи на Кубани должна была быть учреждена должность уездного стряпчего. На Кубани была образована прокуратура в лице войскового прокурора, правовой статус и полномочия которого были существенно выше, чем у уездного стряпчего.

В этом же году был отправлен в отставку генерал Кираев за присвоение себе «ненадлежащей власти». Генерал был назначен на службу в войско для осуществления надзорных функций. Превысив свои полномочия, он вступил в конфликт с атаманом Черноморского казачьего войска и войсковым прокурором. При поддержке войскового прокурора атаман добился отставки генерала Кираева. Это был первый случай, когда посредством органов прокуратуры был смещен с должности высший чин войска.

Основные направления деятельности прокурора Черноморского казачьего войска совпадали с принципами деятельности аналогичных учреждений Российской империи, но существовал и ряд отличий. Первые элементы органов прокуратуры на Кубани создавались в системе органов власти Черноморского казачьего войска. Войсковая канцелярия, надзор за деятельностью которой был основной обязанностью прокурора, являлась учреждением, осуществлявшим как судебные, так и административные функции. Следовательно, в деятельности кубанской прокуратуры не было разграничений по осуществлению надзора отдельно за судом и отдельно за администрацией, как это было в центральных губерниях Российской империи.

В третьем параграфе «Принципы организации и деятельность органов прокуратуры на Кубани в конце 1820-х – 1864 гг.» был охарактеризован второй этап развития органов кубанской прокуратуры. Был произведён анализ её структуры и деятельности. Определены основные отличия прокурорских учреждений Кубани от подобных учреждений в Российской империи, проанализирована деятельность прокуратуры с точки зрения её эффективности.

17 апреля 1820 г. Черноморское казачье войско переходит под начало Командующего Отдельным Грузинским корпусом (позже Командующего войсками на Кавказе). Это предоставило войсковым прокурорам дополнительное средство реагирования. Войсковая прокуратура в случае выявления нарушения закона имела возможность отсылать свои протесты не только министру юстиции, но и Командующему войсками на Кавказе.

Характеристика деятельности прокуратуры была тесно связана с анализом судебно-административных учреждений Черноморского казачьего войска. Изменения, происходившие в органах государственной власти Кубани, прямо отражались на деятельности прокуратуры. В 1827 г. было издано «Положение об управлении Черноморского казачьего войска». Повлёкшее за собой существенные перемены в судебно-административном устройстве черноморского казачества. Изменилась деятельность прокуратуры. В Черноморском казачьем войске учреждалось две высших судебных инстанции: суд военный и суд гражданский. Военный суд ведал уголовными делами, возбуждающимися против лиц войскового сословия. Суд гражданский занимался гражданским судопроизводством. Войсковой прокурор осуществлял надзор только за гражданским судом. Дела уголовного характера были выведены из-под юрисдикции кубанской прокуратуры. Это естественным образом усиливало роль прокуратуры в деятельности гражданского суда.

В 1830 г. был отправлен в отставку наказной атаман генерал-майор А.Д. Бескровный за превышения служебных полномочий, присвоении казенных денег. Отставка генерал-майора была, в том числе, и результатом реакции войскового прокурора на нарушение закона.

В 1842 г. происходят очередные преобразования судебно-административных учреждений Черноморского казачьего войска. На протяжении первой половины XIX в. правительство неоднократно проводило реформы на Кубани, стремясь, с одной стороны, создать наиболее эффективный механизм управления и суда в войске, а с другой – унифицировать их с органами государственной власти Российской империи. В том числе это касалась и прокуратуры Черноморского казачьего войска. «Положение о Черноморском казачьем войске», где это возможно унифицировало организацию и обязанности войсковой прокуратуры.

Изменяется структура органов прокуратуры на Кубани. Были учреждены 3 должности стряпчих. Органы прокуратуры обладали определенной неприкосновенностью. Отстранить чинов прокуратуры от должности могли только специально уполномоченные лица.

Деятельность органов прокуратуры на Кубани в исследуемый период стал вывод о её высокой эффективности по сравнению другими прокурорскими учреждениями Российской империи. Это суждение подтверждается следующими доводами.

Объём производства прокурорских дел на Кубани был гораздо меньше, чем в других регионах страны. Это позволяло чинам кубанской прокуратуры более качественно исполнять свои обязанности. В сравнении с учреждениями кубанской прокуратуры органы прокуратуры других губерний физически не могли качественно осуществлять функции надзора из-за огромного количества поступавших в их производство дел.

Кубанские прокуроры могли отстаивать интересы закона, не только сообщая об этом министру юстиции, но и рапортуя Командующему войсками на Кавказе. Рапорты войскового прокурора были дополнительным средством реагирования на нарушения закона. Губернские прокуроры такой возможности не имели.

Во второй главе «HYPERLINK «C:\\Documents and Settings\\Admin\\Application Data\\Монография\\Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани 1801-1922 гг.doc» \l «_Toc256709546»Органы прокуратуры в системе судебных учреждений на Кубани с 1864 по 1920 гг.» рассматриваются правовой статус и деятельность органов прокуратуры на территории Кубанской области после реализации судебной реформы 1864 г.

В первом параграфе «РеорганизацияHYPERLINK «C:\\Documents and Settings\\Admin\\Application Data\\Монография\\Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани 1801-1922 гг.doc» \l «_Toc256709547» органов прокуратуры в Кубанской области в процессе судебной реформы 1864 г.» рассматриваются реализация судебной реформы в Кубанской области и изменения, которые произошли в учреждениях прокуратуры на третьем этапе их развития.

Судебная реформа после издания Судебных уставов не получила немедленного распространения на всю территорию Российской империи. На Кубани Судебные уставы стали действовать в 1871 г. Для регионов, на которых распространение реформы откладывалось, правительство подготовило несколько правовых актов, приближавших структуру и деятельность прокуратур к основным её принципам. Самый значительный был опубликован в 1866 г. , но его статьи не были распространены на Кубань.

С 1869 по 1871 гг. был издан ряд указов, регламентирующих проведение судебной реформы на территории Кубанской области. С 1 января 1871 г. совместно с образованием новых судебных органов учреждается прокуратура Екатеринодарского окружного суда. С этого момента основные обязанности Кубанских прокуроров и их товарищей были ограничены судебным ведомством. Служба чинов прокуратуры высоко оплачивалась. Прокурор Екатеринодарского окружного суда получал 3200 рублей в год. Стоимость поросенка составляла 15 копеек. Два кубических метра дров стоили 6-7 рублей

Деятельность органов кубанской прокуратуры обладала своими специфическими чертами. Эти отличия были связаны с особенностями судебных учреждений Кубанской области.

В Кубанской области учреждался Екатеринодарский окружной суд без участия присяжных заседателей. Это усиливалась роль прокурора Екатеринодарского окружного суда в уголовном процессе как стороны обвинения, так как она обладала определёнными преимуществами перед стороной защиты. Решения окружного суда без участия присяжных заседателей не были окончательными. Прокурор Екатеринодарского окружного суда мог подать кассационный протест в Тифлисскую судебную палату и, использовав свое влияние на органы дознания, произвести дополнительное дознание и выявить новые факты, подтверждавшие вину обвиняемого.

В связи с тем, что на Кубани отсутствовали земские учреждения, участвовавшие в процессе выборов мировых судей, кандидаты на должность мирового судьи утверждались Сенатом по представлению наместника Кавказского. Кубанская прокуратура могла оказывать влияние на мировой суд, так как мировые судьи назначались по представлению Наместника Кавказского и рапорты прокуроров Екатеринодарского окружного суда, товарищи которых давали заключения на работу съездов мировых судей, могли отразиться на дальнейшей карьере чинов мирового суда.

Мировые суды не распространялись на всю территорию области. В местах проживания горского населения, аналогичные функции выполняли аульные суды. Прокуратура играла важную роль в разрешении жалоб и апелляций, поданных на горские, аульные суды. Жалобы и апелляции на горские суды подавались начальнику Кубанской области. В последствии они передавались прокурору Екатеринодарского окружного суда для определения правомерности и, в случае необходимости, проведения расследования.

Второй параграф «Основные направления HYPERLINK «C:\\Documents and Settings\\Admin\\Application Data\\Монография\\Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани 1801-1922 гг.doc» \l «_Toc256709548»деятельности органов прокуратуры на Кубани по Судебным уставам 1864 г.» характеризует деятельность органов кубанской прокуратуры на третьем этапе их развития.

Основные обязанности, деятельность прокуратуры были ограничены судебным ведомством. Прокурор и его товарищи осуществляли надзор за деятельностью Екатеринодарского окружного суда и мировыми судебными учреждениями. Органы прокуратуры подчинялись вышестоящей прокуратуре Тифлисской судебной палаты. В работе мировых судов кубанская прокуратура не принимала непосредственного участия. Её деятельность проявлялась в надзоре за мировыми съездами, являющиеся кассационными инстанциями мировых судов, и реагировании на жалобы и протесты гражданских лиц и ведомств. Товарищи прокуроров имели право подавать протесты на приговоры съездов мировых судей в Правительствующий Сенат.

Процессуальная функция прокуроров и их товарищей Кубанской области была определяющей. Особенно это касалось уголовных преступлений. Чины прокуратуры участвовали и осуществляли надзор на всех стадиях уголовного преследования, начиная с возбуждения дела и заканчивая вынесением приговора, который прокурор Екатеринодарского окружного суда мог обжаловать. Органы прокуратуры полностью контролировали и направляли процесс дознания. Его осуществляли полиция в городах и хуторские и станичные атаманы в сельской местности. Проведение дознания органами прокуратуры через хуторских и станичных атаманов являлось отличительной чертой деятельности прокурорских служащих. Предварительное следствие осуществлялось участковыми следователями. Следователи не состояли под контролем прокуратуры, как органы полиции, но обязаны были исполнять все её законные требования. Прокуратура области являлась стороной обвинения в судебном процессе и осуществляла надзор за исполнением приговора.

Роль органов прокуратуры в гражданском процессе была незначительной. На Кубани чины прокуратуры не участвовали в рассмотрении дел по земским учреждением в связи с их отсутствием. Традиционно органы прокуратуры осуществляли надзор за тюрьмами Кубанской области.

Помимо процессуальной и надзорной функций органы прокуратуры Российской империи выполняли исполнительно-распорядительные функции. Прокуроры входили в состав различных комитетов и присутствий губерний с правом голоса, но без права протеста. Эти губернские коллегиальные учреждения занимались различными вопросами (присутствия по городским, воинским, фабричным, земским делам и т.д.). В кубанской области прокуроры входили в состав только тюремного комитета и по воинским делам присутствие.

В третьем параграфе « HYPERLINK «file:///D:\\моя%20грёбанная%20б..%20диссертация\\Монография\\Становление%20%20и%20развитие%20органов%20прокуратуры%20на%20Кубани%201801-1922%20гг.doc» \l «_Toc256709549» Прокуратура на Кубани 1880-е – 1920 гг отражены основные изменения, произошедшие в учреждениях кубанской прокуратуры на четвертом этапе её развития.

Изменение в деятельности органов прокуратуры этого периода прямо связаны с введением на территории Кубанской области чрезвычайного законодательства и учреждением в марте 1980 г. Кубанского отделения жандармов. Органы жандармерии являлись органами дознания по политическим и уголовным преступлениям. Согласно контрреволюционным законам дознание по политическим преступлением, включавшее в себя функции предварительного следствия и сыска, проходило без участия прокуратуры. Жандармы имели право производить аресты и обыски без санкций прокуроров.

В 80-е–90-е г. в губерниях Российской империи происходят изменения в деятельности органов прокуратуры в связи с применением антиреволюционного законодательства. До начала XX в. Кубанская область оставалась в политическом отношении стабильным регионом. В связи с отсутствием необходимости применять антиреволюционное законодательство деятельность прокурорских чинов на Кубани осталась без изменений. Это подтверждают и статистические данные отчётов. К концу XIX в. деятельность Кубанского областного жандармского управления по политическим делам состояла в гласном и негласном надзоре (состояло под негласным надзором 49 человек и под гласным надзором 608 человек). В 1904 г. расширяются права прокуроров окружных судов, в том числе и Екатеринодарского, в раскрытии политических преступлений. С этого года дознание и предварительное следствие по политическим делам происходят под руководством кубанских прокуроров. С начала 1906 г., после введения военного положения, органы кубанской прокуратуры совместно с жандармерией играют важную роль в борьбе с революционным движением.

В Первую мировую войну деятельность органов прокуратуры на Кубани принимает черты контрразведывательного характера.

В годы Гражданской войны органы прокуратуры функционировали в рамках ведомства юстиции Краевого правительства. В период работы военно-полевых судов компетенция прокуратуры снижалась до мелких уголовных и гражданских дел. В период относительной стабильности роль прокуратуры в системе правоохранительных органов возрастает, но она не являлась определяющей.

В третьей главе «Органы прокуратуры в Кубано-Черноморской области 1920–1924 гг.» анализируется развитие прокурорских учреждений на Кубани на пятом этапе. Третья глава состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Учреждение органов советской прокуратуры и общие принципы её функционирования» рассматривается учреждение органов прокуратуры РСФСР, исследуется понятие «социалистическая законность».

28 мая 1922 г. была учреждена советская прокуратура. Цель органов прокуратуры определялась как надзор за соблюдением законов и правильной организацией борьбы с преступностью. Советская прокуратура должна была отстаивать интересы социалистической законности. Социалистическая законность существовала в особом правовом поле, в котором не было четких границ закона. Правовая норма такого поля в зависимости от необходимости могла изменяться. Такой подход к законности являлся изначальным фактором, снижающим эффективность деятельности органов прокуратуры, которые могут функционировать только в условиях неизменяемости и верховенства закона. Созданные органы советской прокуратуры во многом были схожи с аналогичными учреждениями, существовавшими в Российской империи. Советская прокуратура переняла функции губернских учреждений прокуратуры и прокуратуры окружных судов Российской империи. Направления её деятельности включали широкий круг обязанностей в сфере надзора за органами власти и административными, хозяйственными учреждениями. Широкий круг обязанностей был возложен на советскую прокуратуру в процессуальной сфере. Прокуратура была создана в ведомстве Народного комиссариата юстиции. Генеральный прокурор являлся наркомом юстиции.

Во втором параграфе «Организация и направления деятельности органов прокуратуры в Кубано-Черноморской области 1920-1924 гг.» анализируются органы советской прокуратуры, действующие на территории Кубано-Черноморской области в 1920–1924 гг.

В целом деятельность, структура и компетенция Кубано-Черноморской прокуратуры не отличались от аналогичных учреждений РСФСР. На Кубани органы прокуратуры были учреждены 12 сентября 1922 г. При формировании штатов стала проблема нехватки квалифицированных кадров, что в дальнейшем негативно отразилось на работе прокуроров и их помощников в области. Формирование штатного состава происходило по рекомендации местных партийных органов, лидеры которых занимали руководящие посты в учреждениях органов власти. По их инициативе прокуроров могли отзывать со своих постов. Таким образом, местные партийные органы власти существенно влияли на состав прокурорских работников. Те же принципы формирования кадрового состава сохранялись в суде, милиции. В действительности кубанская прокуратура могла влиять на состояние исполнения законов этими учреждениями только через местный областной партийный комитет. Это негативно сказывалось на работе кубано-черноморской прокуратуры. Также в следствии такого принципа подборки чинов, как правило, в прокуратуру не попадали старые имперские кадры, имеющие необходимые образование и опыт работы. Органы прокуратуры в Кубано-Черноморской области выполняли следующие функции: надзорную, процессуальную, исполнительно-распорядительную, информационную, культурно-образовательную.

В некоторых направлениях результаты деятельности Кубано-Черноморской прокуратуры отличались от общероссийских. Проведённый анализ фактической деятельности и правового регулирования органов кубано-черноморской прокуратуры позволил сделать заключение, что с одной стороны кубано-черноморские прокуроры достигли существенных результатов по надзору за следствием, в реагировании на жалобы населения, повышении авторитета среди населения, а с другой – исполняли свои обязанности неэффективно в направлении надзора за органами исполнительной власти. В других регионах страны это направление деятельности давало существенные результаты. Низкоэффективно осуществлялся надзор за органами ОГПУ по политическим делам.

В заключении работы сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Учреждение органов прокуратуры на Кубани в 1801 г. было вызвано рядом социально-экономических и политических предпосылок. Социально-экономические предпосылки были связаны с ростом торгово-экономических отношений и существенной социальной дифференциацией Черноморского казачества, негативно влияющей на стабильность в регионе. Правовые нормы Российской империи являлись более совершенными регуляторами социально-экономических отношений в казачьей среде в сравнении с распространённым обычным правом, внедрению и применению которых способствовали органы прокуратуры. Политические предпосылки выражались в том, что в Черноморском казачьем войске отсутствовало разделение органов государственной власти на учреждения, исполняющие административные и отдельно судебные функции. Это явление приводило к высокой концентрации власти в одних руках и соответственно к произволу, что создавало угрозу потери контроля над регионом. Учреждение прокуратуры ограничивала произвол чиновников и защищала законные интересы населения Кубани.

Становление и развитие прокуратуры на Кубани с 1801 по 1924 делится на 5 хронологических периодов, каждый из которых обладал характерными особенностями. 1-й этап – 16 февраля 1801 г. – 26 апреля 1827 г.;2-й этап – 26 апреля 1827 г. – 20 ноября 1864 г.; 3-й этап – 20 ноября 1864 г. – 1880-е гг. ;4-й этап – 1880-е гг. – 17 марта 1920 г. ;5-й этап – 17 марта 1920 г. – 1924 г. Кроме того, на каждом этапе эволюции кубанская прокуратура обладала определенными отличительными чертами в сравнение с аналогичными учреждениями Российской империи. Для первого периода было характерно развитие института прокуратуры в рамках Черноморского казачьего войска. На данном этапе основной обязанностью войскового прокурора стало осуществление надзора за войсковой канцелярией, являвшейся высшим административно-судебным учреждением. В других регионах империи прокуратура осуществляла надзор отдельно за судебными и отдельно за административными органами государственной власти.

Особенности и отличия второго этапа выражались в ограничении надзора черноморской прокуратуры за административными и судебными учреждениями только гражданской сферой. Уголовное судопроизводство было изъято из-под компетенции черноморских прокуроров. Кубанская прокуратура обладала дополнительными средствами воздействия на высшие органы государственной власти: войсковые прокуроры имели право выражать свои протесты не только министру юстиции, как это и было в центральных губерниях российской империи, но и Командующему войсками на Кавказе. В сравнении с общероссийской прокуратурой – кубанская исполняла свои обязанности более эффективно.

Третий этап характеризуется усилением роли прокуратуры на Кубани в уголовном процессе, что было связано с реализацией судебной реформы на территории Кубанской области. Прокурор Екатеринодарского окружного суда имел преимущества перед защитой как сторона обвинения, что объяснялось отсутствием суда присяжных. Кроме того, прокуратура играла важную роль в рассмотрении жалоб и апелляций, поданных на горские суды. Органы кубанской прокуратуры имели рычаги воздействия на мировых судей. В других регионах страны прокуроры не имели такой возможности.

Специфика четвёртого периода развития органов прокуратуры на Кубани выражалась в усилении роли прокуратуры в раскрытии политических преступлений. Только на территории Кубанской области эта тенденция прослеживается с начала XX в. Это было связано с тем, что Кубань до конца XIX в. оставалась относительно свободной от революционного движения областью Российской империи.

На пятом этапе происходит учреждение органов советской прокуратуры на Кубани. Его отличительными чертами стал результат деятельности кубано-черноморской прокуратуры. С одной стороны чины прокуратуры положительно проявили себя в направление надзора за следствием, реагирование на жалобы граждан, повышения авторитета среди населения, а с другой, — работала неэффективно в направлении надзора за органами исполнительной власти, между тем, в других регионах РСФСР это направление деятельности давало существенные результаты. Органы прокурорского надзора Кубано-Черноморской области не справлялась со своими обязанностями по надзору за расследованием политических преступлений органами ОГПУ.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора общим объемом 11,9 п.л.

В ведущих рецензируемых журналах и изданиях выпускаемых в Российской Федерации, согласно перечню ВАК:

1.Карякин, А.В. Некоторые аспекты государственной реформы прокуратуры во второй половине XIX в./А.В. Карякин // Научная мысль Кавказа. Ростов н/Д, 2006. Спецвыпуск. С.46–49. (0,3 п.л.)

2.Карякин, А.В. Прокуратура в системе судебных учреждений Кубани в период Февральской революции и Гражданской войны 1917–1920 гг. /А.В. Карякин // Общество и право. Краснодар, 2009. – №4. – С.242–246. (0,3 п.л.)

3.Карякин, А.В. Становление кубанской прокуратуры в условиях судебно-административных реформ 1827 г. /А.В. Карякин // Общество и право. Краснодар,2009. – №2. – С. 26–30. (0,3 п.л.)

4.Карякин, А.В. О деятельности органов прокуратуры на Кубани в 70-е годы XIX в. /А.В. Карякин // Теория и практика общественного развития. 2010. – № 4. HYPERLINK «http://teoria-practica.ru/ru/4-2010.html» http://teoria-practica.ru/ru/4-2010.html (0,3. п.л.)

5.Карякин, А.В. Законодательное закрепление системы судебно-административных органов и прокуратуры на Кубани в 60-е–70-е гг. XIX в. /А.В. Карякин // Общество и право. 2011. – №3. – С. 52–56. (0,3. п.л.)

В научных изданиях и журналах:

6.Карякин, А.В. Судебная реформа. Создание советской прокуратуры в системе органов наркомата юстиции // Право и правосудие: теория, история, практика: Сб. – науч. ст. Краснодар, 2011. – Т.1. – С. 43–46. (0,3п.л.)

7. Карякин, А.В. Особенности системы судебных учреждений и прокуратуры на Кубани в XIX – начале XX вв. // Право и правосудие: теория, история, практика: Сб. – науч. ст. Краснодар, 2012. – Т.1. – С. 56–60. (0,3п.л.)

8.Карякин, А.В. Создание органов прокуратуры в России// Служим его величеству закону[колл. авторов]. –Краснодар, 2007. –С.6–54.( 2 п.л.)

9.Карякин, А.В. Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани: монография/А.В. Карякин. – Краснодар, 2011. – 120 с. (7,5 п.л.)

10.Карякин, А.В. Роль окружных стряпчих в системе прокурорского надзора на Кубани в 1842–1871 гг. /А.В. Карякин //Учёные записки юридического факультета. – Краснодар, 2007. – Вып. 5.-С.43–47. (0,3 п.л.)

Карякин Андрей Владимирович

Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани в 1801–1924 гг.

Автореферат

Диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук.

Подписано в печать …. Формат 60*84 1/16.

Печать цифровая. Бумага тип. №1. Н.–изд. л. 1,5.

Тираж 150 экз. Заказ №,,, Гарнитура ,,

Полежаев П. О губернском надзоре // Журнал Министерства юстиции. 1859. Ноябрь. С.37–107.

Дореволюционные юристы о прокуратуре. СПб., 2001.

Муравьёв Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. СПб., 1889.

Гессен И.В. Судебная реформа. СПб., 1905.

Корф С.А. Административная юстиция в России. СПб., 1910.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1910–1912. Т. 1–2.

Кони А.Ф. Собрание сочинений. М., 1967–1969.

Гредингер Ф. И. Прокурорский надзор за пятьдесят лет, истекших со времени его

преобразования по Судебным Уставам Императора Александра II // Судебные уставы20 ноября 1864 года за пятьдесят лет. Петроград, 1914. Т. 2.

Соловьев С.М. Сочинения. Т.15,16. М., 1993.

Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах.Т.4,5. М., 1988-1989.

Юшков С. В. История государства и права СССР. Т. 1. М., 1950. Предтеченский А.В. Очерки Общественно-политической истории России в первой четверти XIX в. М., 1957.

Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983. Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1968. Ефремова Н. Н. Министерство юстиции Российской империи 1802–1917 гг. М., 1983.

Тайные советники империи. Российские прокуроры XIX в. М., 1996. Под сенью русского орла. Российские прокуроры. Вторая половина XIX – начало XX вв. М., 1996.

Казанцев С.М. Прокуратура Российской империи: историко-правовое исследование: дис. … д-ра. юр. наук. СПб, 2003.

Никонов В.А. Сравнительно-правовое исследование института прокуратуры в России во второй половине XIХ – начале XX века и конце XX – начале XXI века: дис. … канд. юр. наук. – Владимир, 2005; Горячковская Ю.М. Прокуратура и прокурорский надзор России в XVIII – начале XX вв.: Историко-правовое исследование: дис. … канд. юр. наук. Белгород, 2001. Амиров З.И. Становление и развитие органов прокуратуры России во второй половине XIX – начале XX веков (Историко-правовой аспект): автореф. дис. … канд. юр. наук. Ставрополь, 2001. Сотников А.А. Особенности проведения судебной реформы 1864 года на территориях Северного Кавказа : дис. … канд. ист. наук. М.2009.

Советская прокуратура. История и современность. М., 1977.

Дэр Н.Н. Прокурорский надзор за законностью в системе органов государственного управления СССР (1922–1940 гг.): историко-правовое исследование: дис. … канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 2005; Павлов В.А. Становление органов юстиции и прокуратуры РСФСР (Октябрь 1917 г. – декабрь 1922 г.): дис. … канд. ист. наук. М., 2004. Чубчик Т. Е. Становление советской системы государственного контроля за соблюдением законности (1922 — 1933 гг.) : дис. … канд. ист. наук. М., 2006. Карданова Р. Х. РКП(б) и формирование системы советской юстиции (1917-1922 гг.) : дис. … канд. ист. наук. М., 2007. Шабалина Е.И. Историко-правовое исследование места и роли органов прокуратуры в механизме советского государства: 20–30 гг. XX в.: канд. … юр. наук. М., 2007.

Пономаренко С. В. Основные этапы истории развития российской прокуратуры: исторический аспект: дис. … канд. ист. наук. М.2008.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст