Становление и развитие национальной государственности Дагестана

На правах рукописи

ТРУЖЕНИКОВА Людмила Анатольевна

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ДАГЕСТАНА

В XX – НАЧАЛЕ XXI ВВ.

(ПО МАТЕРИАЛАМ КОНСТИТУЦИЙ РЕСПУБЛИКИ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Махачкала – 2010

Работа выполнена в Центре истории Дагестана Учреждения РАН Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории Дагестана ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет», Заслуженный деятель науки Российской Федерации Гасанов Магомед Раджабович;

доктор исторических наук, профессор кафедры Отечественной истории ГОУ ВПО «Чеченский государственный педагогический институт», Заслуженный деятель науки Чеченской Республики Ибрагимов Мовсур Муслиевич;

доктор исторических наук, профессор кафедры новейшей истории и политики России ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова», Заслуженный работник образования Республики Северная Осетия-Алания Хубулова Светлана Алексеевна.

Ведущая организация: ГОУ «Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований им. Т.М. Керашева».

Защита состоится 24 сентября 2010 года в 1000 часов на заседании диссертационного совета ДМ 002.053.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Учреждении Российской академии наук Институте истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН по адресу: 367030, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 75.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке УРАН Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН.

Автореферат разослан «______» _____________ 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук Лысенко Ю.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В начале XXI в. Федеральный центр направил активные усилия на укрепление российской государственности, на построение подлинно демократического правового государства и формирование гражданского общества, на обеспечение единства правового пространства.

В связи с происходящими в России объективно непростыми внутриполитическими процессами возникла необходимость разработки новых подходов к изучению истории государства и его институтов, а также – к изучению истории становления и развития новой российской государственности. Общепризнано, что одной из фундаментальных конституционных основ развития новой государственности России продолжает оставаться федерализм, и именно о федеративной российской государственности, о ее содержании и путях развития высказываются различные точки зрения. Но уже сейчас очевидно, что в условиях современной России с ее огромными пространствами и большим количеством социально и экономически дифференцированных регионов наряду с сильным Федеральным центром должны быть сильными и субъекты Федерации.

Поэтому обращение к истории развития государственности именно субъектов Федерации представляется обоснованным, так как объективные реалии, складывающиеся сегодня в процессе выстраивания федеративных отношений, требуют взвешенной комплексной оценки исторического прошлого всех народов, проживающих на территории многонациональной России. Необходимо учитывать, что региональные исследования, эмпирически привязанные к конкретному месту и очерченные обоснованными хронологическими рамками, дают возможность построения теоретической концепции дальнейшего развития как самих регионов, так и всей единой российской государственности.

В этой связи исследование истории становления и развития национальной государственности Дагестана в рамках единой российской государственности приобретает исключительную актуальность. Общеизвестно, что конституции республики являются одним из главных аспектов национально-государственного строительства, так как именно в них отражены закономерности и особенности государственного и общественного развития, трансформирующиеся в последующем в деятельность личности, общества и государства в целом.

Философское, мировоззренческое и стратегическое видение будущего дагестанских народов в составе России, закрепленное в конституциях республики, позволяет считать принятые на различных этапах исторического развития дагестанского общества конституции тем фундаментом, на котором динамично возводилась и совершенствовалась национальная государственность Дагестана. В этом смысле дагестанские конституции можно обозначить скорее как социальную и нравственно-политическую основу государственной стратегии развития республики в составе Российской Федерации.

Конституции Дагестана в данном контексте рассматриваются как исторические документы, в которых сконцентрированы итоги исторического пути, пройденного дагестанскими народами, зафиксированы основы общественного и государственного строя республики, закреплены основополагающие принципы, на которых строятся организация и деятельность органов власти республики. Поэтому конституции дают возможность достаточно полно раскрыть основные направления развития республики в политической, социально-экономической и культурной сферах. При этом учитывается специфика и уникальность многонациональной республики, и именно поэтому государственность Дагестана (то есть взаимосвязь институтов государства и общественных отношений, экономики, культуры и т.д.) рассматривается как государственность национальная.

С учетом вышеизложенного в исследовании показано развитие национальной государственности Дагестана в XX – начале XXI вв. на материалах всех конституций республики (1921, 1927, 1937, 1978, 1994, 2003 гг.). Тем самым в исследовании предпринята попытка воссоздания объективно-исторической картины поэтапного развития дагестанского общества, его социально-экономической, внутриполитической и культурной жизни.

Объектом исследования является национальная государственность Дагестана, рассматриваемая на материалах конституций республики.

Предметом исследования является процесс государственно-конституционного строительства в республике в рамках советской/российской государственности, трансформирующейся наряду с общественно-политическим, социально-экономическим и культурным развитием дагестанского общества.

Хронологические рамки исследования охватывают 1920-е гг. – начало XXI в. Именно в этот период формируется, развивается и совершенствуется национальная государственность Дагестана, основные элементы которой были закреплены в конституциях республики. Нижняя граница исследования – 1921 год – год принятия первой в многовековой истории Дагестана Конституции, закрепившей статус дагестанской автономии в составе РСФСР. Верхняя граница – 2003 год – год принятия шестой, ныне действующей Конституции, определившей статус Республики Дагестан как единого демократического правового государства в составе Российской Федерации и явившейся новым этапом в развитии государственности дагестанского народа. Исследованием охвачен достаточно большой временнόй отрезок, что дает возможность проследить в сравнении развитие национальной государственности Дагестана в период действия советских (1921, 1927, 1937, 1978 гг.) и постсоветских (1994 и 2003 гг.) конституций республики, то есть – на современном этапе.

Для создания более полной картины развития государственности республики в работе дается краткий экскурс в историю Дагестана с момента его вхождения в состав России. В работе также рассматриваются тенденции развития дагестанской государственности уже после принятия действующей Конституции 2003 г.

Территориальные рамки исследования, исходя из сформулированной проблемы, определены территориальными границами ДАССР (Республики Дагестан). Эти региональные рамки объясняются достаточно большим объемом и глубиной рассматриваемых в диссертации вопросов, касающихся всей совокупности взаимодействия определенных в конституциях Дагестана общественных отношений и системы государственных институтов. С целью раскрытия проблемы в полном объеме события, происходившие и происходящие сегодня в Дагестане, показаны в их тесной взаимосвязи с общероссийскими, а также проводятся параллели и с другими регионами России.

Анализ степени изученности проблемы, проведенный в первой главе диссертации, показал, что к настоящему времени накоплен богатый опыт изучения отдельных аспектов развития государственности многонационального Дагестана, однако обобщающего труда по истории национальной государственности республики в контексте и хронологических рамках обозначенной проблемы пока не подготовлено.

Цель исследования – комплексный исторический анализ становления, развития и совершенствования национальной государственности Дагестана в XX – начале XXI вв. по материалам конституций республики – была определена с учетом актуальности и значимости темы, накопленных знаний и наличия значительного количества не введенных в научных оборот документов и материалов, с учетом необходимости применения новых подходов к осмыслению имеющихся материалов и недостаточной разработанности проблемы именно на материалах конституций Республики Дагестан, а также с учетом отсутствия обобщающего исследования по истории национально-государственного строительства в Дагестане в хронологических рамках XX – начала XXI вв.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

— обосновать актуальность проблемы, ее хронологические и территориальные рамки, научное и практическое значение;

— провести историографический анализ литературы и дать характеристику источниковой базы исследования с учетом современных достижений отечественной исторической науки;

— воссоздать поэтапную картину развития Дагестана с момента его вхождения в состав России и до провозглашения автономии в 1920 году;

— определить и исследовать в контексте общероссийских показателей основные особенности социально-экономического, общественно-политического и культурного развития республики, повлиявшие на принципы национально-государственного строительства в Дагестане;

— выявить и проанализировать исторические предпосылки разработки и принятия конституций Дагестана 1921, 1927, 1937, 1978, 1994, 2003 гг.; показать процедуру и механизмы разработки и принятия всех шести дагестанских конституций;

— дать характеристику особенностям административно-территориального устройства Дагестана в разные периоды (по материалам конституций);

— определить место, роль и функции высших и местных органов государственной власти и государственного управления Дагестана согласно конституциям республики;

— раскрыть основные направления развития Российской Федерации в 1990-е гг. – начале XXI в., дать характеристику особенностям разработки и принятия российской Конституции 1993 г. с целью более глубокого понимания генезиса дагестанской государственности на переломном этапе новейшей истории;

— раскрыть трудности и противоречия, имевшие место при разработке постсоветских дагестанских конституций 1994 и 2003 гг.;

— выявить и дать сравнительно-исторический анализ изменений в статусе, полномочиях и компетенциях Дагестана в составе РСФСР/СССР/РФ согласно союзным, российским и дагестанским конституциям;

— дать характеристику институтам гражданского общества в Дагестане (Уполномоченный по правам человека, Общественная палата), появившимся после принятия Конституции 2003 года;

— показать процесс эволюции национальной государственности Республики Дагестан после принятия ныне действующей Конституции 2003 года в контексте перспектив развития российского федерализма, призванного и способного отвечать на вызовы XXI века;

— сделать аргументированные выводы о том, что все конституции Дагестана на каждом историческом отрезке времени были нацелены на поступательное развитие дагестанского общества.

Теоретико-методологическая база исследования включает в себя совокупность общенаучных и специально-исторических методов. Система изложения, обобщения и анализа материалов предусматривала характерный в настоящее время для исторической науки многофакторный подход к трактовке различных теоретико-методологических схем, при этом особое внимание было уделено диалектическому методу, позволяющему рассматривать объект и предмет исследования в многообразии возникающих связей и отношений.

Исследование строилось на основе историко-философских законов и понятий с использованием достижений видных представителей отечественной исторической и общественной мысли, что дало возможность представить единую концепцию понимания национальной государственности Дагестана в XX – начале XXI вв. и очертить основные принципы, на которых базируется данное диссертационное исследование – историзм, объективность, системность.

Принцип историзма позволил рассмотреть исторические факты, события и явления в их становлении, последовательном развитии, взаимозависимости и взаимообусловленности на основе объективных закономерностей и в тесной связи с конкретными историческими условиями, что помогло составить логическую цепь исторических событий, входящих в круг рассматриваемой проблемы.

Методологически объективный анализ исторических источников и литературы потребовал учитывать обстоятельства их создания и появления, личности авторов и поставленные перед ними цели. Это позволило максимально нейтрализовать социально-личностный фактор в предмете исследования, избежать субъективности в интерпретации и оценке фактов и оградить содержание исследования от политизированных суждений и выводов.

Представление о системном характере объекта и предмета исследования дало возможность выявить преемственность в процессе становления, развития и совершенствования национальной государственности Дагестана, протекающем в тесной взаимосвязи с социально-экономическими, общественно-политическими и культурными факторами развития дагестанского общества в конкретных временных рамках. А также – показать неразрывную взаимосвязь и взаимозависимость происходивших и происходящих сегодня в Дагестане событий и явлений с общесоюзными и общероссийскими процессами.

При подготовке исследования были также использованы: принцип комплексного подхода, предполагающий изучение поставленной проблемы с различных сторон и выявление связи всех ее аспектов и вопросов в единой системной структуре; принцип единства формы организации и содержания деятельности предмета исследования, позволивший представить очерченную в диссертации проблему как целостную, предельно объективную картину трансформации и модернизации дагестанской национальной государственности на протяжении XX – начала XXI вв.; принцип хронологического изложения материала, давший возможность представить события новейшей истории Дагестана в их последовательном поступательном развитии.

Применение проблемного подхода к исследованию позволило достаточно полно отразить во времени и в пространстве многоаспектность конкретно-исторической обстановки, в которой развивалась и совершенствовалась государственность многонационального дагестанского народа.

При подготовке диссертации были задействованы такие методологические приемы, формы и методы исследования, как выявление причинно-следственных связей, анализ, синтез, сравнение и обобщение, индукция, дедукция и аналогия, классификация и типологизация, факторный и функциональный анализ, историко-типологический метод. Были использованы принципы логического отбора фактического материала, а также система методов исторического описания и актуализации. Использование, например, статистического метода дало возможность отобрать самый необходимый материал и составить количественную характеристику социально-экономических показателей развития дагестанского общества.

Применение как специально-исторических, так и общенаучных методов позволило представить исследуемую проблему как процесс в контексте конкретной исторической обстановки рассматриваемого периода в рамках общих тенденций развития общественно-политических, социально-экономических и государственных отношений в стране и познать основное содержание самой сути аспектов национально-государственного строительства.

Рассмотрение конституции как основного закона жизни общества и государства, как социально значимого документа методом сравнительно-исторического анализа позволило изучить экономические, социальные и иные критерии развития общества на каждом новом витке его истории и дать им всестороннюю оценку. При этом в экономической сфере проводилась оценка эффективности экономики в условиях того или иного исторического периода, а в социальной и духовной сферах рассматривался реальный жизненный уровень населения, достигнутый в период действия каждой конституции.

Применение сравнительного метода при анализе материалов по истории разработки, принятия и действия конституций позволило дать целостную и предельно объективную картину развития дагестанской национальной государственности, обнаружить и сопоставить общие и особенные черты в истории конституционного строительства в Дагестане, а также аргументированно показать трансформацию дагестанского общества на разных отрезках времени.

Междисциплинарный принцип (или принцип полидисциплинарности) позволил привлечь для наиболее полного раскрытия поставленной проблемы труды не только историков, но и философов, политиков, политологов, экономистов, юристов, социологов, деятелей культуры. Это помогло глубже раскрыть тему исследования и представить всестороннюю целостную картину трансформации дагестанской национальной государственности.

Интерес в современном обществе к проблемам социальной истории, к истории общества и общественных отношений, обусловленный объективными интеграционными процессами в развитии исторической науки, вызвал необходимость расширения видения проблемы и с этой целью – привлечения материалов периодической печати, содержащих оценку происходящих событий самими дагестанцами. Эти материалы позволили изучить мнение как видных государственных и общественных деятелей Дагестана, так и простых граждан республики, и явились важными источниками при рассмотрении ключевых вопросов проблемы.

Таким образом, использование различных методов и принципов обеспечило комплексный подход к рассмотрению процессов становления и развития государственности Дагестана в XX – начале XXI вв. Богатый арсенал методологических подходов и полученные эмпирические данные дали возможность выделить основные параметры экономических, социальных, политико-правовых и ментально-культурных характеристик развития дагестанского общества и государственности многонационального дагестанского народа.

Научная новизна исследования заключается прежде всего в том, что впервые сделана попытка комплексного исследования в историческом аспекте процесса становления, развития и совершенствования национальной государственности Дагестана на материалах конституций республики. При этом общие и особенные черты каждого из этапов этого процесса впервые рассматривались в сравнительно-историческом ракурсе. В представленной работе была сделана попытка восполнить в возможной степени имеющиеся пробелы в изучении истории национально-государственного строительства в Дагестане, тем более что эта проблема ранее рассматривалась фрагментарно и чаще всего с правовой точки зрения.

В исследовании впервые в научной исторической литературе предпринят достаточно подробный и предельно объективный всесторонний анализ причин, влиявших на национально-государственное строительство, в том числе – на социально-экономическую, общественно-политическую и духовную жизнь общества. Это, помимо прочего, позволило получить обобщенную картину жизни дагестанского общества в указанный период.

Также впервые в научной литературе комплексно исследуются исторические причины и предпосылки необходимости разработки и принятия каждой из шести конституций республики, а также изложены процедура и механизм подготовки, обсуждения и принятия этих судьбоносных документов.

В исследовании впервые в полном объеме представлена история разработки и принятия Конституции Республики Дагестан 1994 г. (принятой и действовавшей в крайне тяжелых условиях трансформации дагестанского общества) и ныне действующей Конституции 2003 г. Кроме того, произведен сравнительно-исторический анализ основных положений этих двух конституций, позволивший внести весомый вклад в исследование истории конституционного строительства в Дагестане уже в постсоветский период.

Впервые произведен анализ процесса становления и развития дагестанской национальной государственности с целью обнаружить и показать динамику этого процесса и выявить объективные трудности его реализации, раскрыть причины повторяемости или неповторяемости основных моделей дагестанской национальной государственности, а также определить эффективность ее институтов при решении различных проблем общественного развития.

Изложение истории дагестанского общества в ракурсе становления и совершенствования государственности в советский и постсоветский периоды, а также анализ основных положений сразу всех шести конституций республики дали возможность впервые сформулировать выводы о том, что конституции республики постсоветского периода, несмотря на изменившийся общественный строй, явились очередным этапом и логическим продолжением процесса совершенствования и развития государственности многонационального дагестанского народа.

Исследование, проведенное на основе всестороннего анализа исторического опыта совместного проживания дагестанских народов в XX – начале XXI вв., позволило также сделать вывод о том, что получившая свое развитие в начале XXI в. на качественно новом историческом витке дагестанская государственность воплотила в себе стремление многонационального дагестанского народа к сохранению единства и целостности Дагестана и обеспечению его поступательного развития в рамках единой российской федеративной государственности.

В представленном исследовании впервые дается характеристика основных институтов гражданского общества, таких, как институт Уполномоченного по правам человека, Общественная палата, а также показана необходимость появления этих институтов в конкретных исторических условиях. Тем самым обоснованно делается вывод, что после принятия Конституции 2003 г. началась новая веха в жизни дагестанского общества, где наряду с традиционными институтами государственности стали активно действовать институты гражданского общества.

Для более полного и глубокого понимания национальной государственности дагестанских народов в работе делается сравнительно-исторический анализ основных положений всех шести конституций республики с целью выявления общего и особенного в системе органов государственной власти и управления, в системе административно-территориального деления республики, в государственной символике. При этом сами конституции республики рассматриваются в работе и как источники, и как главные аспекты национально-государственного строительства. Также рассматривается трансформация статуса республики в составе РСФСР/СССР/РФ в соответствии с дагестанскими, российскими и союзными конституциями.

Впервые проведенный в контексте рассматриваемой проблемы анализ обширного материала периодической печати дал возможность выявить отношение широких слоев населения республики, то есть – самих дагестанцев, к происходящим событиям на переломных этапах российской и дагестанской истории и тем самым рассмотреть проблему с различных точек зрения.

В работе использован ряд источников, выявленных в архивах и введенных в научный оборот впервые. Широко представлены материалы статистических сборников, документальных публикаций, доклады и выступления известных государственных и общественных деятелей, в том числе – первых лиц республики, а также воспоминания современников исследуемых событий.

Оригинальность исследования заключается в том, что конституции республики рассматриваются как этапы национально-государственного строительства, а уровень социально-экономического, общественно-политического и культурного развития дагестанского общества на том или ином отрезке времени – как условие и предпосылка разработки и принятия каждой конституции, влекущей за собой новый виток в совершенствовании дагестанской государственности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Государственность Дагестана приобретала разные формы в зависимости от конкретных исторических условий развития дагестанских народов, что находило свое отражение в конституциях республики. Она совершенствовалась с учетом уникальных этнических особенностей Дагестана, и это выражалось в административно-территориальном делении, учитывающем фактор компактности проживания народов; в пропорциональном национальном представительстве всех народов в органах власти; в уравновешенном решении социально-экономических и этнокультурных проблем каждого народа.

2. Исторически дагестанские народы выработали отдельные элементы государственности в таких государственных образованиях, как ханства, шамхальства, уцмийства, майсумства, демократические вольные общества и т.д. Определенные атрибуты государственности имел Имамат Шамиля, созданный в середине XIX в. В 1860 г. с образованием Дагестанской области Дагестан был включен в российскую экономическую, политическую и административную систему. В 1917 – 1918 гг. в ходе обозначившихся альтернативных путей самоопределения («Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана», Горская Республика) дагестанцы выбрали свой путь – общенациональное самоопределение и государственно-политическое обустройство в составе России.

3. Провозглашение 13 ноября 1920 г. автономии Дагестана и ее законодательное закрепление Декретом ВЦИКа от 20 января 1921 г. положило начало единой национальной государственности республики в рамках РСФСР. Организационно-практическое воплощение в жизнь ДАССР получила 5 декабря 1921 г. на Вседагестанском Учредительном съезде Советов, принявшем первую в истории республики Конституцию. Сформированные органы власти (Вседагестанский съезд Советов, ЦИК, Совнарком, сельские и городские Советы и др.) получили возможность решать самый широкий круг вопросов, в том числе – хозяйственного и социо-культурного строительства, административного устройства и т.д.

4. Дальнейшее свое развитие государственность Дагестана получила в Конституции 1927 г. Республика получила широкие права в политической, экономической и культурной жизни, позволившие органам власти самостоятельно решать ряд вопросов внутрихозяйственного строительства, административного устройства, распределения бюджетных средств, проведения налоговой политики, организации здравоохранения и образования. Однако компетенции республики значительно снизились: она не имела права принимать и изменять свою конституцию самостоятельно, были исключены полномочия по осуществлению общегосударственного законодательства, судопроизводства, уголовного и гражданского законодательства. Это свидетельствовало об усиливающейся централизации управления со стороны федеральных органов власти.

5. Согласно принятой 12 июня 1937 г. Конституции правовой статус ДАССР оказался значительно ниже, чем он был определен в предыдущих конституциях. Централизация государственной власти в масштабах СССР и РСФСР становилась все более строгой. Компетенции ДАССР по Конституции 1937 г. существенно ограничивались: основные вопросы государственного, хозяйственного, социально-культурного строительства ДАССР решала теперь не самостоятельно, а подчиняясь общероссийским органам; важнейшие акты республики также подлежали утверждению этими органами. К тому же в эти годы в Дагестане, как и во всей стране, происходили массовые репрессии, что крайне негативно сказалось на развитии всех областей жизнедеятельности республики.

Вместе с тем, несмотря на то, что хозяйственно-организаторская функция дагестанской государственности была в целом ограничена, высшие органы власти Дагестана (Верховный Совет, Совнарком (с 1946 г. – Совет Министров) продолжали с высокой степенью ответственности осуществлять руководство отраслями экономики и социо-культурной сферы, о чем свидетельствовала достаточно устойчивая положительная динамика развития Дагестана в 1940-е – 1970-е гг.

6. 30 мая 1978 г. была принята новая Конституция, согласно которой республика вновь могла самостоятельно решать многие вопросы социально-экономического и культурного строительства (в том числе – принимать и изменять свою конституцию). Конституция 1978 г., явившись новым этапом развития государственности Дагестана, призвана была стать основой для дальнейшего эффективного функционирования республики. Однако последующее развитие событий показало, что не все декларированные положения конституций СССР 1977 г., РСФСР и ДАССР 1978 г., ставших, как показало время, последними советскими конституциями, нашли свое воплощение в жизни. Устаревающие хозяйственные механизмы управления, преобладание бюрократических методов в руководстве и излишняя идеологизация населения привели к глубокому кризису во всех областях общественного развития.

7. В начале 1990-х гг. Дагестан оказался в совершенно новых геополитических условиях существования. 26 июля 1994 г. после длительного всенародного обсуждения была принята пятая Конституция, провозгласившая Республику Дагестан суверенным единым демократическим государством в составе Российской Федерации. Зафиксированные в Конституции идеи консолидировали дагестанское общество, предохранили его в переломный момент истории от вполне реальной угрозы социально-экономической дезинтеграции, позволили преодолеть трудности переходного периода и в сложных условиях радикальных преобразований и обострения межнациональных отношений сохранить мир и согласие на дагестанской земле. Они стали основой для успешной реализации стратегии поступательного развития Дагестана. В Конституции были заложены основы современной дагестанской государственности и новой политической системы многонациональной республики, развивающейся в качественно новых исторических условиях.

8. Конституция 1994 г. образовала в политической структуре Дагестана орган власти качественно нового типа – Государственный Совет, не имевший аналогов в законотворческой практике субъектов Федерации. Госсовет представлял собой коллективного президента, а его Председатель выступал в качестве главы государства. В этом уникальном органе высшей власти была представлена каждая из 14 титульных национальностей Дагестана, чем обеспечивалось равенство в правах всех народов республики. Время показало, что в условиях многонационального Дагестана создание именно такого органа власти было для того периода единственно приемлемым решением. Национально-представительный принцип формирования высших органов власти был распространен и на Народное Собрание – новый законодательный и представительный орган власти. Многие нововведения, учитывающие этническое многообразие Дагестана и нашедшие отражение в Конституции, позволили сохранить в те годы его единство и целостность.

9. К началу XXI в. Дагестан преодолел крайне трудный этап своего развития. Благодаря согласованной взвешенной политике органов власти республики и Федерального центра были обеспечены необходимые условия для дальнейшего устойчивого социально-экономического и духовного развития республики. Начатая в это время органами власти Российской Федерации работа по реформированию вертикали государственной власти и укреплению российской государственности повлекла за собой объективную необходимость совершенствования и дагестанской государственности.

10. Действующая ныне Конституция Дагестана была принята 10 июля 2003 г. Она закрепила общепризнанные принципы демократического государства и подчеркнула твердость исторического выбора дагестанского народа – жить и развиваться в единой семье многонационального российского государства. Новой Конституцией был изменен порядок формирования органов власти: был учрежден пост Президента Республики Дагестан, наделяемого полномочиями Народным Собранием по представлению Президента Российской Федерации. Изменился и порядок формирования парламента республики: состав Народного Собрания стал формироваться по партийным спискам.

11. В целях развития гражданского общества, расширения демократических основ государственного строительства с учетом прав и интересов как отдельных граждан, так и всех народов, проживающих на территории республики, были созданы институты гражданского общества, являющиеся неотъемлемой частью современной российской государственности – Общественная палата Республики Дагестан и Уполномоченный по правам человека в Республике Дагестан. Это символизировало создание надежного механизма сотрудничества общества с властью, достижения согласия в обществе и стабилизации общественно-политической обстановки в республике, а также свидетельствовало о качественно новом этапе развития национальной государственности Дагестана в рамках единого демократического государства в составе Российской Федерации.

12. Конституция 2003 г. открыла перед Дагестаном широкие возможности для динамичного развития и укрепления своей государственности в составе России и оказалась способной ответить на те вызовы времени, которые поставил перед дагестанским обществом начавшийся XXI век. Конституция 2003 г. свидетельствует о дальнейшем совершенствовании национально-государственного строительства и является логическим продолжением эволюции дагестанской национальной государственности, основы которой были заложены и закреплены в предыдущих конституциях республики 1921, 1927, 1937, 1978 и 1994 гг.

Научная и практическая значимость диссертации заключается в том, что изложенный в ней многообразный аналитический материал, выводы и обобщения позволяют, опираясь на материалы конституций республики, сформулировать концепцию понимания истории становления, развития и совершенствования национальной государственности народов Дагестана. Именно в конституциях в концентрированном виде находил свое отражение уровень общественного развития дагестанского общества на определенном историческом отрезке.

Содержащийся в диссертации материал может послужить теоретической и практической основой для разработки направлений дальнейшего развития государственных отношений в республике. Обобщенный и проанализированный в диссертации опыт государственного и конституционного строительства в республике легко проецируется на современную российскую действительность и может быть использован при подготовке концепций развития государственных отношений как общероссийского, так и регионального масштаба.

Собранный и проанализированный в диссертации материал может служить основой для создания обобщающих работ и учебников по истории Дагестана, истории национально-государственного строительства, истории органов государственной власти республики, истории государства и права, истории государственного управления, истории конституционного развития, особенно в связи с проявляемым сегодня интересом к сравнительной истории советского и постсоветского периодов как России, так и ее субъектов.

Материалы исследования представляют интерес и в междисциплинарном аспекте, так как могут быть широко использованы специалистами по исследованию проблем истории экономики, политики, геополитики, общественных отношений, национальных отношений, культуры республики, что позволит восполнить определенные пробелы в комплексном изучении взаимосвязи этих аспектов в жизни дагестанского общества.

Богатый фактический материал, содержащийся в диссертации, может быть использован при изучении истории Дагестана в высшей школе, а также – в курсе изучаемого цикла обществоведческих дисциплин в средних общеобразовательных и средних специальных учебных заведениях республики.

Материалы диссертации могут быть использованы при формировании современной концепции национально-государственного строительства и развития институтов гражданского общества в Дагестане в рамках единой российской государственности.

Полученные научные результаты соответствуют п.2 «Предпосылки формирования, основные этапы и особенности развития российской государственности»; п.4 «История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и ее регионов»; п.12 «История развития культуры, науки и образования России, ее регионов и народов»; п.21 «История экономического развития России, ее регионов» Паспорта специальности ВАК РФ.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях Центра истории Дагестана (протокол № 15 от 11.12.2009) и Ученого совета Учреждения РАН Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН (протокол №2 от 02.03.2010). Они были изложены автором на 22 международных, всероссийских и региональных конференциях. По основным вопросам, рассмотренным в диссертации, автор имеет три свидетельства о регистрации интеллектуального продукта в ВНТИЦ (г. Москва). По теме исследования автором, начиная с 1998 года, опубликовано 33 статьи в тематических сборниках, региональных и всероссийских научных и периодических изданиях, из них – 9 статей в журналах, рекомендованных ВАК для опубликования основных научных результатов диссертационных исследований на соискание ученой степени доктора исторических наук. Общий объем публикаций составляет 29,1 п.л.

Материалы и выводы исследования были апробированы автором в учебном процессе исторического факультета Дагестанского государственного университета в спецкурсах «История конституционного развития Республики Дагестан (1978 – 1994 гг.)» и «Основные этапы становления и развития национальной государственности Дагестана».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав (включающих 15 параграфов), заключения, списка использованных источников и литературы и списка сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и предмет исследования, а также его цель и задачи, хронологические и территориальные рамки, характеризуется теоретико-методологическая база исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость диссертации, обобщены результаты апробации исследования.

В первой главе «Историография и источниковая база исследования», состоящей из двух параграфов, выявлена степень научной разработки темы и дана характеристика источниковой базы исследования.

Имеющуюся литературу по исследуемой проблеме можно разделить на две основные группы: работы, посвященные исследованию истории государственности Дагестана и государственному развитию Российской Федерации, и работы, в которых рассматривается и анализируется социально-экономическое, общественно-политическое и культурное развитие республики в XX – начале XXI вв.

Вопросам национально-государственного строительства в советской научной литературе уделялось достаточно серьезное внимание. Известные ученые Э.Б. Генкина, Е.М. Городецкий, Д.Л. Златопольский, А.И. Коваленко, К.Д. Коркмасова, Ю.С. Кукушкин, Э.В. Тадевосян, О.И. Чистяков, С.И. Якубовская и другие рассматривали проблемы становления и развития советской национальной государственности и государственности союзных и автономных республик, разрабатывали государственно-правовые вопросы развития советского федерализма, ввели в научный оборот понятие «советская национальная государственность», разработали типологию ее основных форм и разновидностей, обосновали их изменчивость с историко-правовых позиций. Достаточно подробно в теоретических трудах по истории советской национальной государственности были раскрыты и проанализированы две взаимосвязанные стороны Советского многонационального государства: СССР, с одной стороны, – это союзное федеративное государство, образованное суверенными союзными республиками на добровольной основе; а с другой стороны, СССР – это единое государство, отражающее общность социально-экономических, политических и идеологических условий, определяющих характер общества во всех республиках.

Однако нельзя не признать, что в большинстве трудов советских ученых содержалась в основном идеализированная и идеологизированная оценка теории и практики советского национально-государственного строительства, рассматривались не все аспекты государственного строительства, отсутствовала критика политики государства в области национальных отношений, иногда даже оправдывались многие акты со стороны руководства, противоречащие национальному суверенитету народов, проживающих на территории СССР, порой отсутствовали рекомендации, направленные на улучшение национальных отношений и совершенствование национально-государственного строительства.

В начале XXI в. в связи с проводимым реформированием вертикали исполнительной власти и совершенствованием российской федеративной государственности, в связи с новыми подходами к осмыслению сути федерализма в условиях глобальных процессов появился ряд исследований отечественных историков, философов, политиков, государствоведов, правоведов, в которых содержится современная оценка происходивших событий, предлагаются новые подходы к анализу тенденций развития российского государства, раскрываются смысл и перспективы развития российского федерализма, а также – развития субъектов Федерации, выявляется система ценностей и приоритетов Российской Федерации на современном этапе.

Н.И. Бирюков, исследуя смысл понятий «государство» и «государственность» считает, что развитие общества во всех современных странах идет по пути его дальнейшего усложнения и дифференциации, по пути расширения многообразия коллективных интересов. Данный процесс объективно усложняется производственными, национальными, региональными и другими отношениями. Значение механизмов, содействующих выработке социальных компромиссов, будет возрастать, а роль управления станет неизмеримо актуальной. Государство в этой системе управления является центральным звеном. Поэтому современные политические процессы со всей убедительностью свидетельствуют о необходимости обратить более пристальное внимание на такие концепции государственности, в основе которых заложен органический подход к определению роли и места государства во всех сферах жизни общества, так как государство – это, прежде всего, средство социального компромисса, механизм управления делами общества.

И.В. Левакин считает, что государственность в узком значении этого слова можно рассматривать как синоним государства вообще, как структуру власти и властных отношений в государстве, то есть – как определенную конституцией систему институтов и правил. В то же время в широком смысле государственность следует рассматривать через взаимную связь ее элементов (институтов) и общественных отношений, функций институтов и политической идеологии, экономики, культуры и т.д., оказывающих существенное воздействие на формирование общих черт или отдельных признаков государства.

Государственность формируется под воздействием всей совокупности социальных отношений и, рассматривая ее в широком смысле, нельзя ограничиваться анализом только государственных (политических) и правовых структур, необходимо наблюдать взаимосвязь структурных элементов государства и элементов гражданского общества. При этом понятие «государственность» является понятием междисциплинарным, и его следует изучать через взаимосвязь экономики, общественной жизни, государственной власти и гражданского общества.

Надо отметить, что современные тенденции в развитии отечественной исторической и общественных наук, введение в научный оборот ранее неопубликованных или засекреченных источников вызвали появление большого количества работ, посвященных проблемам российской государственности XX – начала XXI вв., которые позволяют переосмыслить многие устоявшиеся стереотипы и создать объективную картину прошлого. Имеющиеся работы дают также возможность осмыслить и проанализировать сложнейший этап отечественной истории конца XX в., воссоздать и проследить тенденции развития как России, так и ее субъектов в этот переломный период.

Исследование проблем государственности в отечественной историографии рассматривается не только в рамках общероссийских тенденций. Большое количество обстоятельных работ посвящено изучению истории государственности и национально-государственного строительства народов Северного Кавказа. Эти региональные исследования достаточно успешно развивались на всем протяжении советского периода. Однако тогда основное внимание авторов концентрировалось на освещении ленинских принципов национальной политики в крае, на создании обобщающих работ по истории национальных автономий Северного Кавказа, по проблемам становления советской национальной автономии в регионе. Особенно пристально изучались вопросы создания экономического потенциала автономных республик и областей, изменения их социальной структуры, вопросы их взаимоотношений с федеральными и краевыми органами власти.

Однако в этих работах преобладало освещение процессов развития государственности северокавказских народов согласно концепциям, сформулированным советскими государствоведами и историками и отражающим партийно-идеологическое видение проблемы, во многом не учитывались имевшие место как позитивные, так и негативные тенденции в развитии национально-государственных отношений в регионе и в стране в целом.

Начавшееся в конце 1980-х годов переосмысление теоретического наследия советской национальной и государственной политики привело к появлению ряда исследований, в которых содержится модернизированная оценка процессов национально-государственного строительства в регионе, причем наиболее радикальному пересмотру подвергаются проблемы природы и истоков национальных автономий. Историки обращают внимание на необходимость более острожного подхода к анализу восприятия различными слоями общества самόй идеи автономии, к переосмыслению конкретных причин, повлекших за собой образование тех или иных национальных автономий, к анализу путей их дальнейшего развития.

При этом надо отметить, что исследований, специально посвященных комплексному анализу становления, совершенствования и перспектив развития дагестанской национальной государственности в XX – начале XXI вв., основанных на материалах всех конституций республики, в исторической литературе пока не подготовлено.

Вместе с тем имеется определенное количество работ, посвященных отдельным проблемам национально-государственного строительства в 1920-е – 1990-е годы, проблемам административно-территориального деления республики и деятельности высших и местных органов власти и управления Дагестана в указанный период. Прежде всего, это работы Я.Б. Гамзатова, М.А. Казанбиева, Г.М. Каппарова, А.Л. Летифова, Ш.Б. Магомедова, А.М. Халилова, Ю.Ю. Юнусова и ряда других авторов. Однако эти исследования посвящены разработке проблем национально-государственного строительства в Дагестане в основном с правовой точки зрения, и ведущей темой этих работ является рассмотрение правового статуса республики.

Фактически первая попытка изучения опыта деятельности высших (Вседагестанские съезды Советов и ЦИК ДАССР) и местных органов государственной власти ДАССР в период с 1921 по 1937 гг. была сделана в монографии М.А. Казанбиева «Очерки истории советского строительства в Дагестанской АССР (1921 – 1937 годы)». Автор отмечает, что анализ деятельности высших и местных органов власти Дагестана показывает их значительную роль в социалистических преобразованиях в республике, в подъеме политического, экономического и культурного уровня дагестанских народностей, в развитии государственности многонационального Дагестана.

В его же работе «Создание и укрепление национальной государственности народов Дагестана» показана история конституционного строительства ДАССР в 1920-е – 1930-е гг.; раскрыты основные вопросы организации и деятельности государственных органов власти в соответствии с основными положениями конституций Дагестанской АССР 1921, 1927 и 1937 гг.; рассмотрены вопросы создания советского государственного аппарата в Дагестане после победы Октябрьской революции; показан процесс разработки и принятия конституций ДАССР 1921, 1927 и 1937 гг., а также выявлены и проанализированы определенные негативные моменты, имевшие место в развитии государственного управления. Большое внимание уделено вопросам организации и деятельности высших и местных органов власти и управления республики, совершенствованию центрального государственного аппарата и укреплению местной власти в ДАССР, а также вопросам административно-территориального устройства республики.

В монографии А.Л. Летифова «Возникновение и развитие советской национальной государственности народов Дагестана», посвященой проблемам национально-государственного строительства в Дагестане в 1920-е – 1930-е гг., рассмотрены вопросы, связанные с победой Советской власти в Дагестане, с провозглашением автономии и образованием ДАССР, показана деятельность дагестанской партийной организации по созданию, укреплению и развитию советской национальной государственности в годы социалистического строительства в Дагестане. Подробно анализируются процессы районирования Северного Кавказа и административно-территориального устройства ДАССР, коренизации государственных и партийных органов, а также языкового строительства. Вскрывая существовавшие отдельные недостатки и ошибки, автор анализирует причины, их породившие, показывает роль ряда партийных и советских работников республики в решении тех или иных вопросов государственного строительства в Дагестане.

Однако работы А.Л. Летифова, как и труды М.А. Казанбиева, хотя и освещают практически все аспекты развития национальной государственности народов Дагестана, имеют хронологические рамки, ограниченные в основном периодом 1920 – 1930-х гг. Взгляды авторов на рассматриваемые проблемы сдерживались господствовавшими в те годы идеологическими постулатами и не всегда содержали объективную оценку произошедших событий. Этими обстоятельствами объясняется отсутствие в их работах критического анализа развития и совершенствования дагестанской государственности, хотя необходимо признать, что в рассматриваемых ими хронологических рамках авторы дают наиболее полную картину деятельности органов власти республики.

Значительный интерес представляет работа Г.М. Каппарова «Конституционное развитие Дагестанской АССР на современном этапе», в которой раскрыты такие вопросы разработки и принятия Конституции Дагестана 1978 г., государственно-правовая природа ДАССР, система государственных органов по Конституции республики 1978 г. Автор отмечает, что каждый этап в развитии государства и общества закреплялся в Основном Законе. Принятие Конституции СССР в 1977 г., конституций союзных и автономных республик в 1978 г. явилось новым этапом в национально-государственном строительстве, свидетельством богатого опыта, накопленного в СССР, в области развития национальных отношений и в области государственного строительства.

В работе Ю.Ю. Юнусова «Дагестанская АССР – советское социалистическое государство» исследована сущность ДАССР как советского многонационального социалистического государства в составе РСФСР, показана деятельность высших и местных органов власти и управления республики, работа системы судебных органов ДАССР и осуществление прокурорского надзора.

Указанные выше работы, явившиеся по ряду вопросов первыми исследованиями по истории становления и развития советской национальной государственности Дагестана, вместе с тем не избежали определенного идеологического влияния, характерного для работ советского периода. Изложение материала в них подается в ракурсе марксистско-ленинского понимания вопроса развития государственности. К тому же эти работы ограничены рамками действия советских конституций.

В книге А.М. Халилова, Ш.Б. Магомедова и А.Р. Омарова «Национально-государственное устройство Республики Дагестан в составе Российской Федерации» на основе обобщения опыта государственно-правового строительства в СССР, РСФСР и ДАССР рассматриваются теоретические основы национально-государственного устройства и правовой статус ДАССР/Республики Дагестан в составе РСФСР/Российской Федерации, исследуется воплощение принципов национально-государственного устройства в правотворческой деятельности РСФСР/Российской Федерации, ДАССР/Республики Дагестан, в международном праве и в практике государственно-правового строительства. Большое внимание уделено исследованию проблем национально-государственного строительства в Дагестане на современном этапе и их отражению в Конституциях Российской Федерации 1993 г. и Республики Дагестан 1994 г., поиску путей обновления Российской Федерации и повышению правового статуса республики в составе России. Однако эта работа ограничена рамками действия Конституции республики 1994 г. и в ней преобладает правовая концепция освещения проблемы.

Коллективная монография Я.Б. Гамзатова, Ш.Б. Магомедова, А.М. Халилова «Конституция Республики Дагестан: научно-практический и историко-правовой комментарий» явилась первым исследованием, представляющим собой комментарий Конституции республики 1994 г. В этой работе раскрывается содержание преамбулы и всех норм Конституции, а также дается сравнение Конституции 1994 г. с конституциями ДАССР советского периода, разъясняется смысл, содержание, значение норм Конституции, их роль в общественной и государственной жизни, в решении вопросов защиты прав и свобод человека с целью прогрессивного социально-экономического развития общества, в решении вопросов повышения материального благосостояния дагестанцев, укрепления законности и правопорядка. Вместе с тем, несмотря на обилие разностороннего материала, указанная работа имеет ярко выраженную правовую специфику.

Многогранной деятельности Государственного Совета республики в период с 1994 по 1999 гг. посвящена работа Р.З Ризванова «Государственный Совет Республики Дагестан: очерки деятельности». На основе официальных документов показывается огромная, поистине историческая роль высшего органа исполнительной власти республики в обеспечении межнационального и межконфессионального мира, в сохранении стабильности, общественного согласия, безопасности и устойчивого экономического развития Дагестана в один из самых трудных периодов его развития.

Использование материалов, содержащихся в обобщающих трудах по истории Дагестана, подготовленных видными учеными республики, сыграло большую роль для построения целостной картины исследования. Среди них особое место занимают «Очерки истории Дагестана», ставшие первой попыткой исследования истории Дагестана с древнейших времен до середины 1950-х годов, фундаментальный труд «История Дагестана», а также «История Дагестана с древнейших времен до наших дней» – обобщающее изложение многовековой истории Дагестана, опирающееся во многом на впервые вводимую в научный оборот источниковую базу и написанное с учетом современных достижений исторической науки и новых методологических подходов.

Вопросы социально-экономического и культурного развития Дагестана в рассматриваемый период получили в историографии достаточно широкое освещение. В этом плане следует отметить труды А.А. Абилова, М.М. Азимова, А.И. Алиева, А.Ш. Ахмедуева, Б.Б. Булатова, А.-Г.С. Гаджиева, Г.А. Гаджимагомедова, М.Ш. Гусейнова, А.Д. Даниялова, Г.Д. Даниялова, Г.А. Искендерова, Г.Ш. Каймаразова, М.-С.М. Магомедова, Г.И. Милованова, М.Я. Мирзабекова, А.И. Османова и других авторов. Приведенные работы отличаются разнообразием использованного фактического материала, достаточной убедительностью и полнотой освещения многих аспектов развития промышленности, транспорта, связи, сельского хозяйства и культуры республики в 1920-е гг. – начале XXI в.

Однако многие вопросы социально-экономического и культурного развития Дагестана, нашедшие освещение в работах, опубликованных в советский период, раскрыты несколько односторонне, с учетом господствовавших идеологических установок. Авторы в основном ограничивались констатацией реальных достижений, в частности в социально-экономическом и культурном развитии республики, не высвечивая имевшие место в работе государственных органов недостатки и перегибы, негативные явления и просчеты. Тем не менее, указанные авторы изучили и ввели в научный оборот многочисленные источники и внесли значительный вклад в развитие дагестанской исторической науки. Вместе с тем более конструктивный и объективно проанализированный материал содержится в работах, подготовленных в 1990-е гг. – начале 2000-х гг.

Надо отметить, что исследования социально-экономического и культурного развития Дагестана, проведенные дагестанскими учеными в разные годы, помогли глубже понять и осмыслить поставленную в диссертации проблему.

Заметное место в исторической литературе начала XXI в. занимает объемное исследование члена-корреспондента РАН профессора А.И. Османова «Дагестан в XX веке: исторический опыт регионального развития», в котором рассматриваются географическая характеристика и административно-территориальное устройство Дагестана, анализируются и оцениваются преобразования, происшедшие в промышленности и в сельском хозяйстве республики. Монография А.И. Османова является первым, наиболее полным и обобщающим трудом по общественно-политической истории Дагестана ХХ в., отражающим современный уровень развития отечественной исторической науки.

Интересный взгляд на историю государственности Дагестана, на проблемы развития дагестанского общества содержится в работах видных государственных деятелей республики – М.Г. Алиева, А.Д. Даниялова, Н.П. Самурского, А.А. Тахо-Годи, М.-С.И. Умаханова, Ш.М. Шамхалова, Р.Б. Эльдаровой. Авторы, являясь в разные годы руководителями республики, в своих трудах размышляют о самых острых проблемах общественно-политической жизни Дагестана, стараясь предельно объективно оценивать социально-экономическую обстановку в республике и в стране на разных исторических отрезках времени, взаимоотношения республики с федеральными органами власти, давать аргументированный анализ перспективам развития Дагестана.

Актуальные вопросы функционирования российской и дагестанской государственности, теоретико-исторические проблемы развития Дагестана в правовом пространстве России и проблемы укрепления вертикали государственной власти неоднократно обсуждались на научных конференциях с участием видных историков, государствоведов, политологов, социологов, экономистов, правоведов, государственных и общественных деятелей.

В последние годы появился ряд квалификационных исследований, затрагивающих смежные с исследуемой темой проблемы, из которых в данное исследование были включены отдельные сведения по различным аспектам национально-государственного строительства в Дагестане.

Таким образом, наработки отечественной науки позволяют и даже делают необходимой постановку задачи нового осмысления процесса трансформации государственного строительства в республике в рамках новой историографической схемы. К настоящему времени накоплен определенный опыт научного подхода к изучению отдельных вопросов истории национальной государственности и конституционного строительства в республике. Однако, надо отметить, что поднятая в данном диссертационном исследовании проблема пока еще не получила обобщенного современного освещения в литературе.

Источниковой базой исследования являются материалы фондов республиканских архивов, а также опубликованные документальные и статистические сборники и периодическая печать.

Для разработки вопросов, освещаемых в диссертации, автором использован большой фактический материал, извлеченный из фондов Центрального государственного архива Республики Дагестан (ЦГА РД) и Рукописного фонда Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН.

Наибольший объем архивных данных, использованных в диссертации, содержится в делах фондов ЦГА РД. Среди них особо важное значение имеют материалы фондов: 4-р «Революционный Комитет ДАССР», 117-р «Народный Комиссариат рабоче-крестьянской инспекции ДАССР», 37-р «ЦИК (Центральный Исполнительный Комитет) ДАССР и его Президиум», 352-р «Президиум Верховного Совета ДАССР», 1581-р «Народное Собрание Республики Дагестан», 1594-р «Государственный Совет Республики Дагестан», 1-п «Дагестанский Обком КПСС», позволившие составить целостную картину становления и развития государственности Дагестана, в частности, исследовать основные тенденции общественно-политического развития республики в рассматриваемый период; выявить основные моменты подготовки, обсуждения и принятия конституций республики; проследить изменения в национально-государственном устройстве и административно-территориальном делении Дагестана; составить целостную картину о практической деятельности высших органов государственной власти республики, нацеленной на поступательное развитие дагестанских народов.

Изучение социально-экономического, общественно-политического и культурного развития республики, необходимое для правильного понимания и освещения развития национальной государственности и государственного строительства Дагестана, в основном базировалось на материалах фондов: 168-р «Совет Министров Республики Дагестан», 22-р «Статистическое управление ДАССР (ЦСУ при Совете Министров ДАССР), г. Махачкала», 260-р «Государственная плановая комиссия при Совете Министров ДАССР», 59-р «Дагестанский Совет профессиональных союзов», 219-р «Комитет по радиовещанию и телевидению Республики Дагестан», 127-р «Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Дагестан».

Значительное число источников содержат материалы Рукописного фонда Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН). Особенно ценными оказались плановые работы сотрудников Института, хранящиеся в третьем фонде Рукописного фонда.

Помимо архивных источников при написании работы использованы опубликованные документы. Среди них особое место занимает сборник документов и материалов «Образование Дагестанской АССР. 1920 – 1921 годы», составленный М.А. Казанбиевым и А.И. Эфендиевым. В этот сборник включены документы (постановления, резолюции, решения органов Советской власти и партийной организации Дагестана) по вопросам организации и укрепления Советской власти в Дагестане (март – октябрь 1920 г.) и практической деятельности по созданию ДАССР (октябрь 1920 г. – декабрь 1921 г.). В сборник также включен текст первой Конституции 1921 г.

Фактические данные по ряду рассматриваемых в диссертации вопросов извлекались из статистических сборников, изданных в исследуемые годы.

Важное значение при написании диссертации имело использование первоначальных текстов конституций ДАССР 1921, 1927, 1937, 1978, 1994 и 2003 гг. как документов, в которых были зафиксированы основные положения, связанные с национально-государственным строительством, развитием государственных органов власти, административно-территориальным делением Дагестана в рассматриваемый период.

При подготовке исследования активно использовались законы, указы, постановления и иные нормативные акты, извлеченные из Собрания законодательства Российской Федерации и Собрания законодательства Республики Дагестан. Документы, сконцентрированные в этих сборниках, позволили наполнить содержание исследования конкретным фактическим материалом, раскрывающим тенденции развития государственности как Российской Федерации в целом, так и Дагестана на современном этапе.

Ценнейшими источниками при написании диссертации явились выступления и доклады известных государственных деятелей и первых лиц России и Дагестана. Именно в этих документах содержатся подробные характеристики современного состояния российского и дагестанского общества, сформулированы основные задачи, стоящие перед Российской Федерацией и республикой, намечены перспективы развития российского федерализма.

В ежегодных Посланиях Председателя Государственного Совета Республики Дагестан М.М. Магомедова, а затем и Президента Республики Дагестан М.Г. Алиева дается широкая панорама социально-экономических процессов, происходивших и происходящих сегодня в республике. В них содержится аргументированная комплексная оценка проблем развития Дагестана, поставлены наиболее значимые задачи, которые необходимо решать как органам государственной власти, так и всему дагестанскому обществу. Использование указанных материалов имело большое значение при создании объективной картины развития российского и дагестанского общества на рубеже XX – XXI вв.

Изучение современной истории республики, правильное понимание и освещение сложных процессов, происходящих в обществе, невозможны без всестороннего, комплексного использования многочисленных исторических источников, среди которых наиболее доступными являются материалы периодической печати, прежде всего – центральной республиканской общественно-политической газеты «Дагестанская правда», предоставляющие исследователю возможность сформировать достаточно полное представление о событиях, происходящих в республике и в стране, выявить мнение самих дагестанцев об этих событиях.

На страницах республиканского общественно-политического журнала «Народы Дагестана: этнос и политика» освещаются и анализируются события, происходящие в Дагестане, вниманию читателей предлагаются интервью с известными политическими, общественными и культурными деятелями, рассказывается о жизни дагестанских народов в прошлом и настоящем, о проблемах и заботах районов и городов республики.

Значительная часть фактического материала, содержащегося в использованных документах и материалах и составившего основу исследования, введена в научный оборот впервые. Собранный автором опубликованный и архивный фактический материал дал возможность осуществить целостное исследование и составить целостный взгляд на основные этапы становления и развития дагестанской национальной государственности в XX – начале XXI вв.

Однако, несмотря на свою ценность, ряд использованных источников и документальных публикаций имеет некоторые недостатки, связанные, прежде всего, с субъективно-идеологическим характером оценки происходивших событий. Тем не менее, их историческая ценность неоспорима, поэтому при изучении этих источников с целью их современного и непредвзятого осмысления автор руководствовался общеизвестным арсеналом источниковедческих приемов. В целом приведенные источники послужили основой для углубленного изучения проблемы и решения поставленных задач.

Во второй главе «Становление национальной государственности Дагестана в 1920-е – 1930-е гг.» рассматриваются основные тенденции развития Дагестана в составе России до провозглашения его автономии, исследуются основные аспекты становления и развития национальной государственности Дагестана в 1920-е – 1930-е гг., показаны экономические и социо-культурные предпосылки развития дагестанской государственности.

В первом параграфе «Дагестан в составе России: от образования Дагестанской области до провозглашения автономии» дается краткий экскурс в историю взаимоотношений Дагестана и России. Российско-дагестанские отношения складывались не одно столетие и имеют насыщенную событиями историю. В результате победы России в русско-иранской войне 1804 – 1813 гг. в местечке Гюлистан был подписан договор, по которому Иран уступил России ряд территорий, в том числе и Дагестан. С этого времени Дагестан де-юре стал частью России. Стремление самодержавия распространить свое влияние на всю территорию Кавказа встретило сопротивление кавказских народов. Длившаяся не одно десятилетие Кавказская война завершилась присоединением Кавказа к Российской империи, что имело в целом объективно прогрессивное значение, так как способствовало его социально-экономическому, политическому и культурному развитию. С образованием в 1860 году Дагестанской области Дагестан был включен в общероссийскую экономическую, политическую и административную систему.

В Дагестане после победы Февральской революции 1917 г. сложилась крайне непростая обстановка: происходило быстрое размежевание противоборствующих политических сил. 9 марта 1917 г. в Темир-Хан-Шуре был создан Временный облисполком, в состав которого вошли представители буржуазии, помещиков, мусульманского духовенства и интеллигенции. Ранее в Дербенте был создан Совет рабочих и солдатских депутатов, а также гражданский исполком, ориентированные на поддержку Временного правительства. 11 марта были образованы Порт-Петровский Совет рабочих депутатов и Совет солдатских и офицерских депутатов, объединившиеся позднее в Совет рабочих и солдатских депутатов. Наряду с Советами в городах стали возникать разного рода националистические организации, объединявшие по этническому признаку представителей разных национальностей.

В 1917 – 1918 гг., когда Россия перешла от монархической формы государственного правления к демократической, от унитарной формы государственного устройства – к федеративной, идеи национального государственного самоопределения завладели массовым сознанием народов бывшей империи, в том числе и Дагестана. При этом обозначились и альтернативные пути самоопределения: либо вхождение в «Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана» в качестве федеративной единицы, либо образование самостоятельного государства, функционирующего под покровительством Турции. Однако Дагестан выбрал свой путь – общенациональное самоопределение в составе России, который был подготовлен всем ходом истории и в целом исторически оправдался.

Во втором параграфе «Национально-государственное строительство в 1920-е гг.» показан процесс становления государственности Дагестана в 1920-е гг. После победы Октябрьской революции 1917 г. вопросы государственного устройства и самоопределения наций бывшей Российской империи потребовали своего неотложного решения. В «Декларации прав народов России» было провозглашено равенство и суверенность народов России, их право на самоопределение вплоть до отделения и создания самостоятельного государства. Одной из форм реализации права наций на самоопределение явилась автономия.

Вопрос о предоставлении автономии Дагестану обсуждался в августе 1920 г. на совещании ответственных работников области, созванном областным комитетом партии, где было подчеркнуто, что Дагестан является неразрывной частью РСФСР, и принято решение осуществить здесь не национальную, а территориальную автономию. Поэтому становление и развитие национальной государственности Дагестана осуществлялось несколько иным путем, нежели, например, в Балкарии, Кабарде, Осетии, так как Дагестан характеризовался исключительным разнообразием этнического состава населения.

13 ноября 1920 г. на Чрезвычайном съезде народов Дагестана нарком по делам национальностей И.В. Сталин по поручению Советского правительства огласил Декларацию об образовании Дагестанской Автономной Советской Республики. «Дагестан должен быть автономным. Он должен свое внутреннее управление построить на основе своих обычаев, нравов, применительно к своему быту, сохраняя в то же время тесную связь с другими народами, особенно – с русским народом». Тем самым предоставление народам Дагестана права на решение вопросов своего внутреннего устройства обозначило начало процесса создания собственной национальной государственности.

Предоставление Дагестану автономии необходимо было закрепить в законодательном порядке. 20 января 1921 г. ВЦИК принял Декрет об образовании ДАССР, который установил, что ДАССР является частью РСФСР. Декрет явился первым законодательным актом, установившим правовые основы становления и дальнейшего развития общедагестанской автономной национальной государственности и определившим основы государственного устройства ДАССР, систему органов управления, права местных органов власти и управления, порядок взаимоотношений федеральных и местных органов.

Исходя из необходимости конституционного оформления республики, 5 декабря 1921 г. Вседагестанский Учредительный съезд Советов принял первую Конституцию ДАССР, которая законодательно закрепила достижения советской власти в Дагестане, раскрыла характер общественного и государственного устройства республики, закрепила организацию общереспубликанской власти и власти на местах, зафиксировала основы избирательного права и производства выборов и др. Созданные по Конституции высшие органы власти имели достаточно широкие полномочия, так как решали все важнейшие вопросы жизнедеятельности республики.

Образование Дагестанской автономной республики явилось началом новой вехи в политическом единении народов Дагестана. В автономии они обрели действительно общедагестанскую государственность и стали иметь общенациональные органы власти: Вседагестанский съезд Советов, ДагЦИК, Совнарком, Верховный суд с его городскими, районными и аульскими структурами, а также прокуратуру, милицию, гражданство, конституцию, свой бюджет, местное самоуправление, герб, флаг. Дагестан как автономия в составе РСФСР обладал многими правами и, прежде всего, имел право самостоятельно решать все вопросы, отнесенные к его компетенции, в том числе – принимать собственную конституцию.

Однако практика государственно-правового строительства показала, что многие права, предоставленные автономиям, реализовывались далеко не полностью. Нарушались принципы национального суверенитета, национального равноправия, принципы сочетания прав федерации и республик, зачастую нарушались права народов на самоопределение, не признавались суверенные права автономных республик, т.к. в стране начался процесс централизации центральной власти по отношению к автономным республикам.

Так, в первой половине 1920-х гг. Дагестан входил в состав Юго-Восточного объединения, являвшегося для него, в известной степени, промежуточным звеном во взаимоотношениях с центральными органами РСФСР. Стремление руководства Юго-Востока выйти за пределы своей компетенции приводило к коллизии его прав и прав Дагестана как автономной республики. В октябре 1924 г. Дагестан вышел из состава Юго-Востока, однако в дальнейшем республика стала сильно отставать в экономическом развитии от соседних автономных областей, входивших в состав Юго-Востока.

Образование СССР и изменение правового положения союзных республик вызвали, в свою очередь, изменение правового положения и автономных республик, потребовали уточнения компетенции их высших органов власти и управления, состава наркоматов и т.д. 5 апреля 1927 г. шестой Вседагестанский съезд Советов принял новую, вторую Конституцию ДАССР, имевшую много общего с Конституцией 1921 г., но содержавшую ряд новых положений, касающихся прав и компетенций республики. По новой Конституции правовой статус Дагестана был значительно снижен. Теперь Конституция подлежала утверждению ВЦИКом и Всероссийским съездом Советов (она, как и конституции других республик в составе РСФСР, так и осталась неутвержденной высшими органами власти РСФСР). Сузилась и компетенция республики, ограничения самостоятельности республики, имевшие место ранее, также остались без изменения. Из Конституции 1927 г. были исключены предусмотренные прежней Конституцией 1921 г. полномочия республики по осуществлению общереспубликанского законодательства, судопроизводства, уголовного и гражданского законодательства. Таким образом, в отношениях между Дагестаном, как и другими автономиями – с одной стороны, и федерацией – с другой, стали отчетливо прослеживаться тенденции к централизации управления со стороны федеральных органов власти.

Централизация органов государственной власти привела в дальнейшем к отрицательным результатам. Самостоятельность ДАССР была еще больше ограничена, когда она в 1931 г. вошла в состав Северо-Кавказского края (1928 – 1936 гг.). Но нельзя отрицать и тот факт, что вхождение в состав Края обеспечило республике более высокие темпы экономического развития за счет использования положительного экономического опыта Края.

Большое значение в национально-государственном строительстве в Дагестане имело районирование, проведенное в конце 1920-х – 1930-е гг., благодаря которому было достигнуто упрощение и сокращение управленческого аппарата, укрепление низового аппарата опытными работниками, перевод делопроизводства сельских Советов на местные языки, расширение сети школ, учреждений здравоохранения и агропунктов и т.д.

В третьем параграфе «Социально-экономическое и культурное развитие Дагестана в 1920-е – 1930-е гг.» раскрываются основные направления в экономическом и социо-культурном развитии республики в первые десятилетия Советской власти. Преобразования, проведенные в Дагестане и направленные на предоставление народам горного края права на решение вопросов своего внутреннего устройства, на создание и развитие своей национальной государственности, выразились, прежде всего, в заметном развитии социально-экономических и политических отношений в республике.

К началу 1920-х гг. Дагестан являлся наименее развитой в промышленном отношении окраиной России, промышленной продукции на душу населения здесь приходилось на треть меньше, чем в целом по стране, поэтому необходимо было в короткие сроки начать строительство промышленных объектов. Однако для решения этой задачи республика не располагала ни средствами, ни квалифицированными кадрами. В связи с этим правительство РСФСР начало оказывать республике постоянную финансовую, технико-экономическую и кадровую помощь, что способствовало оздоровлению экономики и росту бюджета Дагестана. Проводимая политика индустриализации привела за короткое время к значительному росту промышленного потенциала республики. Среднегодовой прирост промышленной продукции по ДАССР достигал 21,9 %, в то время как в целом по СССР он составлял 17,1%. К 1940 г. в Дагестане имелось 4089 предприятий, в том числе 245 крупных промышленных предприятий. Индустриализация во многом решала задачу создания национальных кадров рабочих и производственно-технической интеллигенции. К 1937 г. удельный вес рабочих и служащих из представителей коренных народов Дагестана составил 31,6% от общего числа всех рабочих и служащих.

В работе индустриальных отраслей экономики республики имелись и крупные недостатки, основными причинами которых были: несовершенство системы управления, нехватка квалифицированных кадров, ослабление внимания к вопросам материального снабжения и быта промышленных рабочих и др. Успехи индустриализации оплачивались ценой неимоверных усилий трудящихся, к тому же командно-административные методы управления ограничивали сферу действия товарно-денежных отношений, почти полностью устраняли самостоятельное начало в деятельности предприятий.

Важнейшую роль в решении социально-экономических проблем страны и Дагестана играло сельхозпроизводство. В результате проводимой коллективизации многие созданные за короткое время колхозы и совхозы по технической оснащенности, урожайности и товарности значительно превзошли индивидуальные хозяйства, так как органы власти республики принимали все возможные меры к первоочередному обеспечению их сельхозтехникой. К июлю 1937 г. в Дагестане насчитывалось 1115 колхозов. Однако ускорение и без того высоких темпов коллективизации привело к значительным перегибам, обострившим социально-политическую обстановку на селе.

Важную роль в развитии сельского хозяйства сыграли работы по землеустройству и проводимая земельно-водная реформа, целью которой являлось переселение части горцев в равнинные районы и обеспечение безземельных и малоземельных горцев землей путем отвода.

К 1940 г. сельское хозяйство Дагестана по всем показателям значительно превзошло уровень начала 1920-х гг.: выросли посевные площади и площади садов и виноградников, увеличилось поголовье крупного и мелкого рогатого скота, выросло число МТС и укрепилась их материально-техническая база. Таким образом, несмотря на многие трудности, коллективы государственных сельхозпредприятий и колхозов Дагестана добивались улучшения своих показателей, наращивая выработку сельхозпродукции, внося свой вклад в создание государственных резервных продовольственных фондов.

Развитие экономических отношений обусловило подъем национальной культуры. В результате целенаправленной политики государства в области народного образования из года в год росли сеть школ и контингент учащихся в них: в 1940 – 1941 учебном году число общеобразовательных школ в республике достигло 1329 с охватом в них 214,3 тыс. учащихся. В результате большой работы органов власти и органов наркомата просвещения в 1939 г. уровень грамотности населения Дагестана вплотную приблизился к среднероссийскому уровню.

Большое значение в решении задач культурной революции имело создание в республике национальной интеллигенции, кадры которой готовились в высших и средних учебных заведениях. В 1940 г. в республике функционировало 3 вуза и 23 ссуза. Число лиц с высшим и средним специальным образованием по переписи 1939 г. составило 43 тыс. человек, 46% из них являлись представителями народов Дагестана. Важное значение в повышении общего культурного уровня масс имели также радио, печать, кино, литература, искусство. Быстрыми темпами развивалось и здравоохранение, что позволило к концу 1930-х гг. ликвидировать в республике очаги многих заболеваний, повысить рождаемость, увеличить естественный прирост населения.

Можно отметить, что 1920-е – 1930-е гг. явились исключительно сложным, противоречивым и во многом переломным этапом культурного строительства. Однако, отмечая большие успехи в культурной жизни Дагестана, необходимо учитывать, что в условиях формирующейся административно-командной системы управления набирали силу авторитарность суждений и оценок, вмешательство в творческую деятельность интеллигенции.

Тем не менее, высокие темпы экономических, социальных и культурных преобразований, проводимых в 1920-е – 1930-е гг., обусловили рост промышленного и сельхозпроизводства, подъем социального и культурного уровня населения, увеличение благосостояния народов Дагестана. К концу 1930-х гг. новый общественный уклад утвердился в городах и аулах Дагестана, а в стране в целом, как утверждалось, был построен социализм. Этими изменениями во многом и была продиктована необходимость разработки и принятия новой Конституции СССР и, вслед за этим, новых конституций союзных и автономных республик.

В четвертом параграфе «Конституция ДАССР 1937 г.: подготовка, принятие и основные положения» показан процесс разработки и принятия Основного Закона республики и дана характеристика его основных положений.

5 декабря 1936 г. Чрезвычайный VIII Всесоюзный съезд Советов утвердил Конституцию СССР. Новый Основной Закон провозглашал победу социализма в стране, а экономической основой государства объявлялась социалистическая собственность. В Конституции нашли свое закрепление новая социальная структура общества (рабочий класс, крестьянство, интеллигенция) и изменения в национально-государственном строительстве, в системе государственного управления и в составе аппарата управления государства. Конституция 1936 г. формально закрепила государственное устройство, основные положения о правах и свободах народов СССР. Однако на практике, как показало время, уже сложившаяся в те годы административно-командная система, не всегда считаясь с законами, подчиняла или практически игнорировала подлинные интересы наций и народностей, подавляла национальную культуру и традиции.

На основе Конституции СССР союзные республики также начали процесс разработки и принятия своих конституций, при этом конституции союзных республик, в состав которых входили автономии, более подробно регулировали вопросы правового положения автономных образований. Конституция РСФСР 1937 г., как и Конституция СССР, установила право автономной республики иметь свою конституцию, учитывающую особенности республики и построенную в полном соответствии с Основными Законами СССР и РСФСР. Для этого еще в августе 1936 г. в рамках оказания помощи автономным республикам в подготовке своих конституций Президиум ВЦИКа организовал обсуждение первоначальных вариантов проектов конституций автономий.

5 июля 1936 г. Президиум ЦИКа ДАССР образовал Конституционную комиссию для разработки проекта конституции с учетом особенностей республики и в полном соответствии с Конституцией РСФСР. К марту 1937 г. Комиссия завершила работу над проектом, который после рассмотрения его Президиумом ЦИКа ДАССР, был опубликован для всенародного обсуждения. Трудящиеся республики на митингах и собраниях высказались за одобрение проекта и его утверждение, при этом в ходе обсуждения были внесены предложения о поправках и дополнениях к проекту. Анализ материалов газет тех лет показывает, с каким энтузиазмом население республики принимало участие в обсуждении статей нового Основного Закона, выражая свою поддержку проводимой государством политики. Однако в газетах практически не содержалось материалов о том, с какими трудностями и лишениями сталкивались жители республики в своей повседневной жизни, и как порой ущемлялись и попирались в те годы права граждан как республики, так и страны в целом.

12 июня 1937 г. Чрезвычайный XI Вседагестанский съезд Советов принял новую Конституцию республики, однако утверждена она была лишь 2 июня 1940 г. на третьей сессии Верховного Совета РСФСР первого созыва.

Конституция ДАССР 1937 г. отразила и закрепила те изменения, которые произошли в республике после принятия Основного Закона 1927 г., и была составлена в полном соответствии с конституциями СССР и РСФСР, но учитывала и конкретные особенности республики. В первой главе Конституции республики, как и в первых главах конституций СССР и РСФСР, закреплялись политические и экономические основы государства применительно к ДАССР, а также устои социалистического строя. Она, прежде всего, закрепила социалистический характер республики и показала ее классовую сущность, провозгласив в первой статье, что ДАССР есть социалистическое государство рабочих и крестьян. В Конституции нашли свое выражение принципы народовластия и новые взаимоотношения между классами советского общества. Она установила, что вся власть в ДАССР принадлежит трудящимся города и села в лице Советов депутатов трудящихся, являющихся политической основой республики. Принципы общественного устройства, закрепленные в Конституции, воплощали единство экономической, политической и идеологической основ развития республики в рамках многонационального государства и почти текстуально повторяли то, что было записано в Основном Законе СССР, т.к. были общими для всех народов СССР.

Вместе с тем бурные события периода социалистической реконструкции, индустриализация и коллективизация, а также культурная революция вселили в сознание большинства трудящихся и интеллигенции веру в идеалы социализма, закрепленные в конституции, вызвали огромный творческий и трудовой подъем, не всегда, правда, соизмеримый с реальными материальными благами за труд и энтузиазм. К тому же надо отметить, что наряду с огромными позитивными итогами пройденного за эти годы пути в Дагестане, как и во всей стране, имели место сложности и противоречия в области государственного строительства, явившиеся следствием сложившейся в 1920-е – 1930-е гг. административно-командной системы руководства и управления во всех сферах социально-экономической, политической и духовной жизни общества. Их последствия существенно повлияли на дальнейшее развитие народов страны.

Глава третья «Эволюция государственности Дагестана в эпоху социализма» посвящена анализу процесса развития государственности Дагестана в конце 1930-х – 1970-е гг.

В первом параграфе «Развитие национальной государственности после принятия Конституции ДАССР 1937 г.» прослежены и проанализированы изменения, произошедшие в национально-государственном строительстве в республике после принятия Конституции 1937 г. Дальнейшее совершенствование национальной государственности Дагестана было продолжено в соответствии с Конституцией 1937 г., закрепившей основные положения национально-государственного и административно-территориального строительства в республике практически в полном соответствии с Конституциями СССР 1936 г. и РСФСР 1937 г. Однако некоторые положения Конституции республики носили не совсем конкретный характер. Государственное устройство исходило из того, что ДАССР входила в состав РСФСР на правах автономной республики, вне пределов ст. 14 Конституции СССР и ст. 19 Конституции РСФСР республика осуществляла государственную власть на автономных началах. Это конституционное положение по существу делало не совсем понятным правовой статус республики, поскольку Дагестан, будучи автономной республикой, входил в состав РСФСР именно на правах автономной республики. Из Конституции было также не совсем ясно, считалась ли республика: а) суверенным государством, б) государством с ограниченным суверенитетом или в) субъектом РСФСР. Автономные начала не давали ясности: осуществляет республика государственную власть самостоятельно или нет, тем более что «автономные начала» применялись к осуществлению государственной власти также и автономными областями и национальными округами. На практике эти «автономные начала» при осуществлении государственной власти оказались, по сути, прикрытием факта отсутствия самостоятельности республик в процессе осуществления этой власти.

Правовой статус ДАССР в ее новой Конституции оказался значительно ниже, чем он был определен в Конституциях 1921 и 1927 гг. Теперь ДАССР, как и другие автономные республики, ни в одной области государственного управления не имела права осуществлять государственную власть и решать соответствующие вопросы самостоятельно. Республика лишилась также права осуществлять амнистию и помилование, при этом компетенция республики в области законодательства конкретно определена не была. Законы СССР и РСФСР считались на территории ДАССР обязательными, республика не имела права приостанавливать и опротестовывать их, даже если бы нарушались ее права и ущемлялись интересы ее народов. Тем не менее большая часть полномочий относилась по Конституции к ведению самой республики и выражалась в руководстве и управлении отраслями государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства, промышленными, сельскохозяйственными, торговыми предприятиями и организациями республиканского подчинения и т.д. Однако наиболее важные промышленные и другие предприятия подчинялись органам управления СССР и РСФСР.

Высшим органом власти по Конституции являлся Верховный Совет ДАССР осуществлявший все права, присвоенные ДАССР. В период между сессиями Верховного Совета высшую власть осуществлял Президиум, имевший широкий круг полномочий, в том числе решение вопросов государственного устройства и административно-территориального деления республики.

После принятия Конституции 1937 г. произошел ряд изменений в административно-территориальном делении республики: создавались новые районы, упразднялись прежние, часть районов передавалась соседним республикам, а ряд районов упраздненных в годы Великой Отечественной войны автономных республик был передан ДАССР. В 1950-е – 1970-е гг. в рамках решения вопросов национально-государственного и административно-территориального строительства в республике продолжалось образование новых районов, на территориях которых компактно проживала одна или несколько национальностей. На 1 января 1972 г. в составе ДАССР было 39 районов, восемь городов республиканского подчинения и 584 сельских Совета.

Высшим исполнительным и распорядительным органом власти ДАССР являлся Совнарком (с 1946 г. – Совет Министров), ответственный и подотчетный Верховному Совету ДАССР и его Президиуму. Отдельными отраслями государственного управления руководили наркоматы (министерства), подчиняющиеся как Совнаркому (Совмину) ДАССР, так и соответствующим наркоматам (министерствам) РСФСР.

Вместе с тем начавшаяся Великая Отечественная война внесла существенные коррективы в работу высших органов власти: хотя действовали конституции, работали органы государственной власти и управления, судебные органы, прокуратура, но их деятельность носила ограниченный характер. Война привела к сужению обычных норм деятельности органов власти (законодательных, исполнительных и судебных), к передаче в ряде случаев их функций чрезвычайным органам, армейскому командованию и военным трибуналам. В первые послевоенные годы деятельность Верховного Совета республики ограничивалась в основном обсуждением и принятием бюджета и отчета о его исполнении, утверждением Указов Президиума и внесением изменений в текст Конституции ДАССР, что свидетельствовало о продолжающейся централизации управления.

Конституция установила компетенции местных органов власти, определила бюджетные права республики, закрепила широкие права, свободы и обязанности граждан, зафиксировала положение о том, что выборы стали всеобщими равными прямыми при тайном голосовании, закрепила основные принципы организации и деятельности органов правосудия и органов надзора за соблюдением социалистической законности, при этом Конституцией предусматривалось ведение судопроизводства на девяти языках народов Дагестана. Особенность закрепленных прав и свобод граждан заключалась в том, что они были гарантированы материально, и эти гарантии указывались в Конституции.

Конституция ДАССР 1937 г., закрепив достигнутые к этому времени определенные результаты развития общества, стала законодательной базой для развития ДАССР и совершенствования государственности республики в последующее десятилетия, хотя многие декларированные в ней права и свободы граждан не всегда находили свое воплощение в действительности, что объяснялось сложившимися в стране политическими реалиями.

В то же время, что после принятия конституций 1936 – 1937 гг. права граждан на деле зачастую нарушались, прокатившаяся по стране волна массовых репрессий затронула и Дагестан: были репрессированы многие видные партийные и государственные деятели, представители творческой интеллигенции, рабочих и крестьянства, среди них –Дж.А. Коркмасов, К.Г. Мамедбеков, Н.П. Самурский, А.А. Тахо-Годи, М.А. Далгат, Т.О. Булач и др.

Второй параграф «Экономика, социальные отношения и культура Дагестана в 1940-е – 1970-е гг.» раскрывает особенности развития народнохозяйственного комплекса республики в 1940-е – 1970-е гг. Великая Отечественная война нанесла народному хозяйству республики огромный урон: резко сократился объем валовой продукции промышленности, уменьшились посевные площади, сократила объем трудовых ресурсов. Вместе с тем в ходе реализации пятилетнего плана развития страны на 1946 – 1950 гг., предусматривающего восстановление довоенного уровня промышленного и сельхозпроизводства, Дагестану благодаря помощи из Центра удалось уже в 1950 году превысить довоенный уровень объема валовой продукции промышленности на 49,2 %, достигнуть значительных успехов в развитии сельского хозяйства и первым среди республик, областей и краев страны рассчитаться с государством по хлебосдаче, перевыполнив план на 37%. Был достигнут мощный рост всех отраслей экономики и на базе этого – повышение материального благосостояния и культурного уровня населения. В результате создания в 1957 году Совнархоза республики получила большие административно-хозяйственные полномочия, что способствовало повышению уровня специализации региона, развитию местного производства, улучшению снабжения населения товарами широкого потребления. К середине 1960-х гг. были построены крупные промышленные предприятия («ДагЗЭТО», «Дагэлектроаппарат», «Дагэлектроавтомат», «Дагэлектромаш» и др.), установившие тесные экономические связи с другими республиками и областями страны. Однако выявились и существенные недостатки: многие программные положения по развитию промышленности осуществлялись недостаточными темпами, их претворению в жизнь мешали усложненность системы руководства экономикой, нехватка опытных экономистов, порой пренебрежительное отношение к ранее накопленному опыту и т.д. Органы власти Дагестана предприняли ряд мер по улучшению планирования производства, повышению его эффективности и рентабельности, что привело в 1970 г. по сравнению с 1965 г. к росту на 70% общего объема промышленной продукции Дагестана, тогда как в целом по Северо-Кавказскому региону – на 40%.

Но, несмотря на имеющиеся достижения и потенциальные возможности для развития индустрии, Дагестан в силу многих причин испытывал серьезное отставание по целому ряду экономических показателей. Так, по производству валовой продукции на душу населения республика отставала от Северо-Кавказского региона в 2,8 раза, от Центрально-Черноземного региона – в 3,3 раза, от Северо-Западного региона – в 5,4 раза. Восьмая пятилетка (1966 – 1970 гг.) по темпам роста всех показателей была одной из наиболее удачных, однако уже в начале 1970-х гг. темпы роста снизились, что стало особенно заметным во второй половине 1970-х гг.

Развитие сельского хозяйства, как и развитие индустрии Дагестана, сопровождалось рядом значительных перемен. В целом динамика социально-экономических изменений в деревне характеризовалась объективными положительными факторами: развитием производительных сил, укреплением материально-технической базы сельхозпроизводства, совершенствованием экономических отношений, повышением доходов трудящихся и связанным с этим увеличением потребности в продуктах питания. По-прежнему значительную роль в организации сельского хозяйства играли колхозы: в 1975 г. их число составило 305, совхозов – 222; посевная площадь сельхозкультур в хозяйствах всех типов составила 428 тыс.га. Однако, несмотря на достигнутые успехи в развитии агропромышленного комплекса начали проявляться и негативные тенденции: применялись экстенсивные методы ведения хозяйства, появилась практика списывания государством долгов колхозов и совхозов, а также практика льготного кредитования сельского хозяйства и др., что сказывалось на количественных и качественных показателях развития сельхозпроизводства. Тем не менее сельское хозяйство Дагестана развивалось и вносило свою весомую лепту в народнохозяйственный комплекс страны.

В послевоенный и весь последующий период по мере развития индустрии и сельского хозяйства быстрыми темпами шло и культурное развитие народов Дагестана, прежде всего – в сфере образования. К 1975 – 1976 учебному году численность общеобразовательных школ всех типов возросла до 1626, учителей – до 25,7 тыс. человек, учащихся – до 477,1 тыс. человек. К 1978 гг. в республике насчитывалось 5 высших учебных заведений, в которых обучалось свыше 22,9 тыс. студентов, число ссузов к 1975 – 1976 учебному году достигло 30 с контингентом учащихся в 25,6 тыс. человек. Необходимо отметить, что огромное значение для развития науки и образования в Дагестане имела организация в 1949 г. Дагестанского филиала Академии наук СССР, ставшего кузницей высоконаучных кадров республики. К 1979 г. функционировало 1007 библиотек, действовало 7 профессиональных театров и 1170 клубных учреждений, работало 1195 киноустановок, принимали посетителей 10 музеев. Большое внимание уделялось улучшению медицинского обслуживания населения, укреплению материально-технической базы здравоохранения. Это свидетельствовало о том, что вопросы социально-культурного развития постоянно находились в поле зрения высшего руководства Дагестана, общественных организаций и хозяйственных органов.

Можно отметить, что за прошедшее после принятия Конституции время в стране и в республике, несмотря на трудности и противоречия, сложился и довольно успешно функционировал единый народнохозяйственный комплекс.

В третьем параграфе «Подготовка, принятие и основные положения Конституции ДАССР 1978 г.» исследован процесс подготовки и принятия Конституции 1978 г., проанализированы основные идеи и принципы развития республики, закрепленные в новом Основном Законе. В 1977 г. была принята третья, последняя в истории Советского Союза, Конституция, отличительной особенностью которой явилось законодательное закрепление в шестой статье руководящей и направляющей роли Коммунистической партии, а главной новацией – преамбула, в которой констатировалось построение «развитого социализма» и создание «общенародного государства». Согласно Конституции все Советы народных депутатов составляли единую систему органов государственной власти, олицетворяя сложившуюся советскую государственность. Основной Закон определил правовое положение и гарантии развития автономных республик, автономных областей и автономных округов; автономная республика имела право участвовать в решении вопросов, отнесенных к ведению СССР и союзной республики.

Однако само определение СССР как «единого союзного многонационального государства» свидетельствовало о стремлении союзного Центра усилить централистские начала. К тому же в противоречии с этим положением находились закрепленное в Конституции за каждой союзной республикой «право свободного выхода из СССР» и подчеркивание ее суверенности, то есть те права, которыми уже через несколько лет воспользовались некоторые союзные республики.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст