Справочник аквариумиста

В И Т А Л И Й А М У Т Н Ы Х

ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ

СПРАВОЧНИК

АКВАРИУМИСТА

Танцевально-драматическая композиция

Но вот опять лукавый глаз

Сверкнул невдалеке.

Постой, авось на этот раз

Повиснешь на крючке!

Афанасий Афанасьевич Фет

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ЛЕКТОР – женщина в очках с толстенными линзами и непременно с указкой в одной руке, с дистанционным пультом в другой.

МОЛЛИ – миниатюрная, стройненькая, в маленьком платье a-la Шанель из черного панбархата.

ГУРАМ – осанист, весьма привлекателен; костюм: по серому с легким лиловатым оттенком фону россыпь жемчужных искр, рубашка ярко-оранжевая.

ДАНЬКА – довольно симпатичен, хорошо сложен, шустрый яркий сангвиник, экипирован смело: в его одежде желтовато-серебристые продольные полосы чередуются с сине-стальными.

ЛЯЛЯ – невзрачна, застенчива, несмотря на то, что не юна; в мешковатом платье преобладает серебристо-зеленоватый цвет, по бокам его украшают довольно странные поперечные бледно-оранжевые полоски.

КАРДИНАЛ – невелик, самой ординарной внешности, одет в безликий костюм коричневатого оттенка.

ГУПАКИ – семейная пара: она – очень крупная, с огромным животом, облачена во что-то бесформенное желтовато-серого цвета; он – маленький, юркий, в ярком и пестром одеянии.

АМПУЛЯРИЯ – пожилое неторопливое горбатое существо, постоянно таскает за собой какую-то повозочку, напоминающую миниатюрный гробик на колесиках.

ВАЛЛИСНЕРИИ – их трое.

БОЛЬШИЕ ГОЛОСА – 1-й и 2-й.

ЛЕКТОР. Дорогие друзья! Семьдесят целых и восемь десятых поверхности нашей планеты – Земля покрыто водой.

Нажимает кнопку дистанционного пульта,- за ее

спиной вспыхивает большой экран. На экране –

соответствующие графики.

ЛЕКТОР. В необъятных водных просторах обитает великое множество самых разнообразных живых организмов: от крохотных рачков до гигантских китов.

Нажатие кнопки – и слайд меняется. Теперь это

взятая из какой-то энциклопедии иллюстрированная

таблица со всякими водными обитателями

ЛЕКТОР. Среди всех водных животных наибольший интерес представляют рыбы. Они живут как в пресных водоемах, так и в соленых морях, в прозрачных ручьях и в океанских глубинах, куда никогда не попадает ни один солнечный лучик, где царит вечная темнота.

На экране — водные пейзажи.

Далее в соответствии с текстом – аквариумы в

интерьере, рыбы в естественной среде, дети возле

аквариума и проч.

ЛЕКТОР. Жизнь рыб невероятно интересна. Но наблюдать за обитателями водоемов в естественных условиях чрезвычайно сложно. Однако вы можете создать картину подводного царства прямо у себя дома. Хорошо и правильно оборудованный аквариум будет не только украшать комнату, наблюдение за жизнью рыб откроет вам удивительные секреты приспосабливаемости организмов к среде обитания. Аквариум послужит вам наглядным пособием в познании скрытой подводной жизни. Многие разделы курса естествознания с успехом могут быть проиллюстрированы на примере аквариумных обитателей. Особенную пользу аквариум способен принести детям. Ведь пристальное изучение жизни рыб и прочих водных организмов, их поведение, привычки, разовьет у детей любознательность и чувство любви к природе. Оттого не удивительно, что заинтересованность аквариумами из года в год увеличивается. Люди самого разного возраста, самых различных профессий становятся адептами любительского аквариумного рыбоводства. Давайте и мы с вами попробуем заглянуть в этот волшебный неизведанный мир. Добро пожаловать!

Отдергивает занавес (или нажимает на кнопку

дистанционного пульта), уходит.

Взрывается какой-то неистово-праздничный вальс, а,

может быть, вовсе и не вальс, но какая-то такая

буйная, захлебывающаяся счастьем музыка. Летают-

переливаются световые пятна, играют тысячи

блесток, точно все пространство – один гигантский

оживший кристалл, ткущий световое кружево всеми

своими несчетными гранями.

Изящные Валлиснерии в ярко-зеленом трико, утопают

в неге грациозного танца. В их руках палочки, к

которым прикреплены ярко-зеленые атласные ленты.

ЛЕКТОР. Валлиснерия – Vallisneria spiralis — растение семейства водокрасовых, одно из лучших для аквариума, его лентообразные ярко-зеленые листья эффектно украшают подводный пейзаж и при том выделяют большое количество кислорода.

Молли выбегает на середину площадки. На бегу с ее

плеч соскальзывает черный шифоновый шарф. В лице

Молли восторг и неуемное счастье.

МОЛЛИ (в самозабвении). Ах! А-ах!!! А-а-а-а-а-а!..

За ней появляется Гурам. Он также преисполнен

лучезарных чувств, но стремится сохранять

сдержанность. Останавливается возле Валлиснерий.

МОЛЛИ. Всё! Всё-о! Прощай пошлость! Прощай Дикость! Прощай гадость! Прощай бедность! Прощай подлость! Прощай глупость! Прощай скука! Прощай с-с… Идите к черту! К черту! К чертовой матери! К чертовой бабушке идите! Навсегда! Навсегда!! (В приступе экзальтации мечется туда-сюда). Ой, как здесь всё!… Как здесь всё… обалденно!

Пространство сцены поделено на живописно

составленные плоскости разновеликих площадок,

разноуровневых пандусов; в их геометрию элегантно

вписаны различные лесенки, тумбы, какие-то

декоративные детали. (Неплохо было бы на одной из

больших плоскостей натянуть батут). Здесь же на

соответствующих каркасах подвешены гамаки,

сплетенные из веревок голубого цвета: один –

достаточно большой, чтобы мог исполнять функцию

дивана, и хотя бы пара поменьше – в качестве

кресел.

МОЛЛИ. Ой-й, как классно! Как стильно! Хотя со стилем…я тут кое-что поправлю. Как сказала великая Шанель, мода проходит, стиль остается. Ой, как тут все… Не могу!.. Не могу!…

Молли бросается то на диван-гамак, то на кресла – с

одного на другое – с упоением раскачивается в них.

МОЛЛИ. Ну вот, а еще говорят, что ничего в этой жизни не сбывается. Все сбывается! Нужно только по-настоящему хотеть. И верить! Верить! Нет, я не выдержу этого счастья! У меня слабое сердце. (Раскачивается). Гурам, ты только посмотри! Ведь это сказка! Сказка!

ГУРАМ (приближается к Молли). Все для тебя, моя маленькая рыбка.

МОЛЛИ. Вот веришь, я сейчас закрываю глаза… (Закрывает глаза). И вижу какой-то голливудский хоррор. Как я могла там… Как мы могли там жить?! (Распахивает глаза). Ужас! Кошмар! Ну, ты-то раньше сюда перебрался. На год… Или нет, даже больше года.

ГУРАМ. А-ай, так я же ездил туда-сюда. Сюда-туда… Моя маленькая сладкая рыбка, я же должен был все подогнать чики-пики, чтобы ты приехала на все готовое.

МОЛЛИ. Ты меня хочешь упрекнуть?

ГУРАМ. А-ай, какой упрекнуть-попрекнуть! Всё тебе сделаю, ты же знаешь.

МОЛЛИ (вновь начинает раскачиваться в гамаке). Всё?

ГУРАМ. Что ты хочешь?

МОЛЛИ. Всё. Хочу спортивный кабриолет с жемчужным покрытием. Хочу хотя бы два раза в год плескаться в нежных волнах. И чтобы над волнами склонялись кокосовые пальмы… Пальмы… невдалеке от моей виллы, которую я назову своим именем — «Молли». Хочу свой дом моды – «Молли». Хочу сеть бутиков «Молли», в которых будут вывешены мои винтажные коллекций от кутюр. Хочу рестораны «Молли». Кабаре «Молли». Часы «Молли». Духи «Молли». Хочу кафель «Молли» и конфеты «Молли»!

ГУРАМ (улыбаясь). Ты и есть моя сладкая конфета! (Ненароком начинает некий брачный танец. Целует ее). Все у нас будет. Как говорят, чтобы все у нас было, и нам ничего за это не было. Но сначала надо все в доме того-сего. У нас будет много-много маленьких рЫбенков…

МОЛЛИ (отстраняясь). Дети?! (Однако она поспешно берет себя в руки). Нет… я ж не против. Конечно. Но, Гурамчик… Но какие же вот так сразу дети? Ты хочешь, чтобы я стала простой домохозяйкой? Ты хочешь, чтобы я… чтобы я свой талант…свой… Ты хочешь, чтобы я стала, как все?.. Хорошо, я согласна. (Всхлипывает).

ГУРАМ. Ну не плачь, моя маленькая рыбка. (Целует ее). Все у нас будет. (Целует). Только как же без рЫбенков, что обо мне скажут?.. (Целуются).

Из кулисы выбегает Лектор с указкой наперевес.

ЛЕКТОР. Молли – Моллиенизия черно-бархатная — Mollienisia sphenops varietas niger. Имеет небольшое узкое тело, отличается поздним наступлением половозрелости и незначительной плодовитостью.

Давая комментарий, Лектор все тычет в целующуюся

Молли указкой. Та, не отрываясь от поцелуя,

выкатывает в ее сторону возмущенные глаза, крутит

пальцем у виска.

ЛЕКТОР. Моллиенизия более подвержена всяческим заболеваниям, чем другие рыбки. Нуждается в витаминизированном корме.

МОЛЛИ (отрываясь от Гурама). Ну, хватит, хватит. (Лектору — жестко). Хватит! (Вновь Гураму — с кокетливой укоризной). Тебе только это и нужно.

ГУРАМ (удерживая Молли). Рыбка! (Целует). А-ай, все у тебя будет. Только ж не зараз, моя сладенькая ненасытная рыбка. (Целует).

ЛЕКТОР. Гурам – Гурами жемчужный — Trichogaster leeri. Относительно крупных размеров, теплолюбив, поскольку является выходцем из стран с теплым климатом; весьма пуглив, но во время сексуального возбуждения становится наглым ярким и подвижным. (Удаляется).

МОЛИИ (наконец вырвавшись из объятий Гурама). Конечно. У нас есть какое-то время. Но прямо сейчас мне нужна студия. Сегодня же.

ГУРАМ (хитро). Э-э!.. Откуда знаешь, что я уже все порешал?

Звучит музыка и на некоторое возвышение восходит

одна из Валлиснерий.

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Дизайнер, модельер-конструктор одежды. Год назад окончила курсы конструирования, моделирования кроя и пошива женской одежды при дворце детей и юношества…

МОЛЛИ. Извините, вы не подходите.

ГУРАМ. А-ай, почему?

МОЛЛИ. У меня элит-студия, а не кружок «Умелые ручки».

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Я дипломант конкурса «Красиво. Оригинально. Удобно» в номинации «Вечернее платье»…

МОЛЛИ. Извините, вы не подходите.

ГУРАМ. Может, ее попробовать?

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ (услышав слова Гурама и быстро сориентировавшись). Не замужем, детей нет.

МОЛЛИ. Вот-вот. Всего наилучшего.

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Я РС – пользователь Corel Draw, WinWord, Excel, MS-Office… ArchiCAD, 3Dmax, Photoshop. На начальном и даже среднем уровне…

МОЛЛИ. Следующий!

1-я Валлиснерия уходит, ее место занимает

2-я Валлиснерия.

2-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Дизайн, творчество – моя стихия! Хочу реализовать свои творческие идеи! Хочу проявить себя в социальной и профессиональной сферах! Хочу способствовать процветанию: а — своему, б – компании, с которой буду сотрудничать, в — общества и человечества в целом!

МОЛЛИ. С такими задачами правильнее обратиться к «Дочерям милосердия святого Винсента де Поля».

2-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Но я, хочу получать материальное вознаграждение достойное меня и вести образ жизни соответствующий оному…

МОЛЛИ. Оному…Нет.

ГУРАМ. А-ай, почему?!

МОЛЛИ. Слишком много хотелок. До свидания.

2-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Щучка! (Уходит).

3-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Призвыще — КраснОпирка. Инициалы – Рэ, Бэ. Портна. Можу як модельер–конструктор. Освита: Кийивськый национальный унивэрсытэт технологий та дызайну. Факультэт — швэйни выробы. Спэциальнисть — тэхнолог-конструктор. Працювала в шикарному ателье «Модный подвальчик». Индивидуальнэ пошиття жиночого лэгкого одягу. Розкрий. Розробка новых моделей. Выготовлення крэатывных аппликаций, вышивок бисэром. Можу кэруваты линиею в потоци. Хочу три тысячи грывень.

МОЛЛИ. Это какой-то паноптикум… Нет, извините.

Выходит следующий претендент.

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ (теперь к ее подбородку подвязана бутафорская борода из камки). В 1968 году поступил в профтехшколу Московского городского управления легкой промышленности. Обучался у мастера работающего в прошлом в мастерской известного немецкого портного.

МОЛЛИ. С ума сойти!..

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ (плохо слышит). Да-да, немецкого. В 1971 году был распределен в одно из лучших ателье города Москвы на Смоленской площади. В 1976 году был направлен на городские курсы закройщиков верхней мужской одежды, которые закончил с отличием.

МОЛЛИ. Вы ошиблись, это не собес.

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Да-да, с отличием. В 1978 году перешел работать в ателье высшего разряда номер пятнадцать.

МОЛЛИ. Вы меня слышите?

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Да-да. В 1985 году за достижение высоких показателей качества присвоено почетное звание «Отличник качества».

МОЛЛИ (очень громко). Ау! Вы меня слышите?!

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Да-да, отличник. В 2005 году аттестован в академии портновского искусства Италии в городе Милане.

МОЛЛИ (кричит). Идите с Богом!

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Да-да. Моими заказчиками были министры, журналисты и известные шоумены.

МОЛЛИ. Идите к шоуменам!!!

1-Я ВАЛЛИСНЕРИЯ. Да-да, хорошо. Завтра я принесу все вымпелы, грамоты и сертификаты. (Уходит).

МОЛЛИ. Что за ужас? Какие они все жалкие в погоне за своей жалкой корыстью! Здесь что, нет нормальных людей? Я этого не выдержу. Ты же знаешь, у меня слабое сердце.

ГУРАМ. Ну, та, что из дворца детей и юношей — ништяк… Неплохо.

МОЛЛИ. В каком смысле?!

ГУРАМ (осекшись). А-ай, все равно ж надо тебе кого-то брать…

МОЛЛИ. Не кого-то. А профессионала. Опытную швею.

ГУРАМ. Э! Опытную бы хорошо.

МОЛЛИ. Талантливую портниху.

ГУРАМ. Э! Талантливую – хорошо.

МОЛЛИ. А все тут в дизайнеры лезут, в кутюрье. Я сама кутюрье!

На подмостках появляется Ляля. В ее руке саквояж.

ЛЯЛЯ. Большой опыт при работе с натуральной кожей, мехом. Выполняю народную вышивку в двухстах техниках, плету бисером. Занималась художественным проектированием коллекций одежды от стадии разработки эскизов до пошива изделий и организации показа, занималась разработкой индивидуального стиля и образа клиента. Трудолюбива, ответственна, внимательна, исполнительна, не боюсь трудностей и смелых идей, слежу за модными тенденциями, посещаю выставки, музеи и всевозможные события в сфере искусства.

ГУРАМ (шепчет Молли). Какая-то…плюгавая…

МОЛЛИ (громко). Вы приняты.

ГУРАМ (разочарованно). Ну, как хочет моя красавица. (Бросает взгляд на часы). Вай! Твой Гурамчик уплывает быстро-быстро.

МОЛЛИ. Ты скоро вернешься?

ГУРАМ. Как я могу знать?! Я же тебе говорил: меня приняли в этот… в предвыборный штаб. А до выборов сколько?.. Капля времени остается.

МОЛЛИ. Хорошо, плыви. Хотя не понимаю, какое отношение к выборам всех этих… политиканов может иметь простой торговец морской капустой?

ГУРАМ. Я бизнесмен.

МОЛЛИ. Вот именно, простой бизнесмен… морской капустой. Какое?

ГУРАМ. Ты ж моя жемчужинка! Так ведь демократия. Все участвуют. Э! Сама посмотри. И бизнесмены, и артисты, и футболисты, и учителя по школам, и профсоюзы по заводам… Всё в наших руках.

МОЛЛИ. Как сказала великая Шанель, всё в наших руках, и поэтому их нельзя опускать.

ГУРАМ. Ай, какой молодец мой маленький! (Целует ее и уходит).

Молли, оставшись наедине с Лялей, дотошно

осматривает ту.

МОЛЛИ. Похоже, ты не местная?

ЛЯЛЯ (очень смущенно). Не-ет. Нет. Как интересно, видно да? Совсем не местная! Есть такой городок… Тысяча километров отсюда. Я и называть не буду. Стесняюсь. А вы местная?

МОЛЛИ. Ну-у… А что дома не сиделось? Все сюда мчатся просто косяком.

ЛЯЛЯ. Так ведь там что? Там ведь ничего. А здесь и то, и это. Вы уж, наверное, ко всему привыкли.

МОЛЛИ. Ну-у… Все сюда стремятся. А город-то не резиновый. И каждый думает, что его тут ждет выигрыш.

ЛЯЛЯ. Но здесь столько возможностей! Есть из чего выбирать. Так интересно. Столько вариантов! Всем хватит.

МОЛЛИ. Да? Так, давай к делу. Что ты можешь показать?

ЛЯЛЯ. Все. Все!

Раскрывает саквояж, достает из него какие-то

образцы вышивок, деталей одежды, фотографии,

газетные вырезки, вообще некие странные

предметы… Молли, морщась, разглядывает

их, но вот что-то привлекает ее внимание. Она

выхватывает из саквояжа большой кусок голубой

шелковой ткани.

МОЛЛИ (одной из Валлиснерий). А ну-ка, поди сюда.

Валлиснерия подходит, Молли набрасывает ей на

плечо голубой шелк и устремляет на Лялю

вопросительный взгляд. Ляля быстро распознает

намек — подбегает к Валлиснерии и парой точных

движений укладывает ткань несколькими живописными

складками. Молли удовлетворенно осматривает

модель, затем приближается к ней и, развивая идею

Ляли, дополняет драпри некоторыми изменениями.

Смотрит на экзаменуемую. Та тут же находится и

продолжает работу Молли. Наконец в результате

совместных действий кусок ткани превращается в

элегантное вечернее платье, которое

незамедлительно дополняется аксессуарами из

Лялиного саквояжа.

МОЛЛИ (сдержанно). Ну, что… В принципе я довольна… Ты понимаешь композицию, у тебя есть чувство ритма.

ЛЯЛЯ. Я все понимаю! Я искала. Я читала. Я точно знаю в каком году Пьер Карден стал кавалером ордена Почетного легиона, а в каком — был избран членом Академии изящных искусств. Это во Франции.

МОЛЛИ (иронично). Неужели? (И уже совсем другим тоном). Мы им… Как тебя зовут?

ЛЯЛЯ. Ляля.

МОЛЛИ. Мы им, Ляля, устроим! Мы покажем их академиям изящных искусств! Вот увидишь, они к чертовой матери пошлют и Йозефуса Тимистра, и Джона Гальяно, и Доменико Дольче вместе со Стефано Габбана.

Ляля хихикает.

МОЛЛИ. Да, вот увидишь. И Медведица уволит Валика Юдашкина и впредь будет прятать избытки своей еврейской красоты под нашими нарядами.

Ляля хихикает.

МОЛЛИ (распаляясь). Чернокожая Обама забросает тухлыми кальмарами своих Изабель Толедо, Джейсона Ву, Нарцисо Родригеса и прочую… шушеру. А «Вог» на своей обложке поместит ее фото в платье от Молли! Даже клоунессу Ангелу Меркель мы вытащим из ее уморительных брючных костюмов…

Ляля плачет.

МОЛЛИ. Что ты плачешь? Тебе жалко Нарцисо Родригеса? Или Ангелу Меркель?

ЛЯЛЯ (сквозь слезы). А когда это всё будет?

МОЛЛИ. Скоро.

ЛЯЛЯ. Мне страшно поверить…



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст