Современные модели партийно-политических систем Казахстана и Рос

УДК 392.1/.6(574+470) На правах рукописи

КАРМАЗИНА ЛИДИЯ ИВАНОВНА

Современные модели партийно-политических систем

Казахстана и России: сравнительный анализ

23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология,

национальные и политические процессы и технологии

Автореферат диссертации на соискание учёной степени

доктора политических наук

Республика Казахстан

Алматы, 2010

Работа выполнена на кафедре теоретико-прикладной политологии и социологии Казахского национального педагогического университета имени Абая

Научные консультанты: доктор философских наук,

профессор Артемьев А.И.

доктор политических наук,

профессор Дьяченко С.А.

Официальные оппоненты: доктор политических наук,

профессор Сыроежкин К.Л.

доктор политических наук,

профессор Алияров Е.К.

доктор политических наук,

доцент Насимова Г.О.

Ведущая организация: Институт философии и политологии

Комитета науки

Министерства образования и науки

Республики Казахстан

Защита состоится 28 августа 2010 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 14.21.03 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора философских наук и доктора политических наук в Казахском национальном педагогическом университете имени Абая по адресу: 050010, г. Алматы, ул. Казыбек би, 30, зал диссертационного совета (ауд. 215).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Казахского национального педагогического университета имени Абая по адресу: г. Алматы, ул. Казыбек би, 30.

Автореферат разослан «___» июля 2010 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор политических наук Ж.Р. Жабина

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Реформирование постсоветского пространства, начавшееся более двух десятков лет назад и оказавшееся в этой связи в фокусе научного внимания, является объектом исследования мировой науки и сегодня. Однако если на первых этапах учёные сосредотачивались на выявлении сущности посткоммунистического транзита, специфике трансформации в целом государств и различных общественных сфер социумов, то в настоящее время всё более актуальными становятся вопросы эффективности и результативности переходов, а также дальнейшей модернизации посттоталитарных стран, уже имеющих прочную прописку в мировом сообществе. Это связано с тем, что объединённые поначалу в единую группу, испытывающую на себе влияние фактора советского наследия, данные государства дали интересные примеры институционального строительства и политической конкуренции. Сама по себе «постсоветскость» активно «вымывается» из политической практики стран региона, и они демонстрируют всё больше отличий. В настоящее время государства различаются траекториями трансформации, политическими режимами, спецификой политической инфраструктуры и дизайна.

Вместе с тем в этой группе стран учёные и практики отмечают типологическую близость моделей трансформации Казахстана и России, определяемую условиями мирового и регионального развития, общей историей, а также формируемую постоянно идущим между странами обменом опытом, накопленным ими в процессе реформирования. В частности, обе Республики в силу истории всегда были связаны друг с другом, помимо общей границы протяжённостью 7,5 тысяч км, разнообразными формами сотрудничества. Учёт геополитического фактора обуславливает необходимость обеих стран изучать не только культурную, экономическую, но и политическую жизнь соседнего государства с тем, чтобы лучше понимать происходящие там процессы, что помогает и дальше развивать взаимовыгодное сотрудничество во всех сферах.

В этой связи вполне обоснованным является научное сравнение этих государств по конкретным параметрам демократизации. В частности, представляет значительный интерес становление и развитие многопартийности в этих странах как важнейшего кластера демократии. Это тем более важно, что среди политологов и аналитиков на рубеже веков полемизировался тезис, что век партийной политики уходит в прошлое, что в развитых демократических странах партии умирают. События последних десятилетий опровергли эту точку зрения. Политические партии и партийные системы не исчезли с политической сцены, хотя и пережили серьёзную трансформацию. Более того, модели партийной политики стали воспроизводиться и в странах новой демократии, что относится к Республике Казахстан (РК) и Российской Федерации (РФ).

Партии играли разную роль на каждом из этапов трансформации этих государств: от протопартий и «зонтичных» движений в период перестройки, через минимизацию их роли в период политической конкуренции, до институционализации и превращения в механизм самоорганизации политических элит сегодня. Поэтому выявление влияния казахстанской и российской партиом на государство и социум позволяет значительно прояснить перспективы дальнейшей модернизации стран, определив прогнозируемую вероятность каждого из его возможных сценариев.

Как отметил Президент РК Н.А. Назарбаев в Послании народу Казахстана в 2008 г., в продолжении развития современной политической системы Казахстана главную роль должны играть политические партии [1]. Адекватная оценка партий, действующих ныне в обществе, позволяет определить их объективную социальную роль и значение в политической жизни. Это, в свою очередь, даёт возможность разработки концепции современной казахстанской и российской многопартийности и выявления основных черт становления демократии, присущих обоим обществам в настоящее время. В этом – практическая актуальность темы исследования.

В научно-теоретическом аспекте избранная тема актуализируется потребностью политологии в углублении знаний о детерминации партиями политических процессов, её тенденциях и закономерностях, а также целесообразностью изучения возможностей сопоставления этого влияния на материале эмпирических данных различных стран. В этом плане изучение влияния политических партий как одного из основных институтов демократии на масштабный политический процесс, охватывающий два интенсивно модернизирующихся государства, позволяет продвинуть научную разработку данной проблемы.

В свою очередь, перевод теоретических представлений на язык российской и казахстанской политики, направленной на достижение устойчивого динамичного развития государств, может, как уже отмечено, также способствовать продвижению исследуемых государств по пути демократизации.

Современная политическая теория в значительной степени опирается на результаты сравнительной политологии, изучающей сходные феномены. По утверждению П. Шарана, «невозможно мыслить, не сравнивая. …без сравнения невозможны ни научные мысли, ни научные исследования» [2, с.31]. Однако доминирующая в Казахстане практика научного анализа отдельно взятых явлений политической жизни, причём, преимущественно отечественной, сужает рамки исследований. В этом контексте кросснациональный анализ процессов партогенеза Казахстана и России, выявление сходных трендов и специфики развития партийно-политических моделей, взаимовлияния государств в этом направлении модернизации решает, ещё раз подчеркнём, теоретическую задачу развития партологии, а в практической плоскости даёт возможность более объективно оценивать текущую политическую жизнь, уровень влияния существующих партий для преодоления социальных противоречий, а также выбора рационального пути общественно-политического развития государств.

Степень научной разработанности проблемы. Институт политических партий в современном мире, являясь одним из самых зримых элементов политической системы, выступает в числе наиболее активно исследуемых сюжетов в политологии. Но истоки рассуждений о партиях берут своё начало ещё в глубоком прошлом. Поэтому серьёзный политологический анализ опирается на классиков политической мысли: Аристотеля, который ввёл в научный оборот термин «партия», Н. Макиавелли, видевшего «полезность» партий в том, что они, порождая вражду и раздоры в обществе, учат граждан «сохранять единство», Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш-Л. Монтескьё.

Как современный политический институт партии подвергаются научному осмыслению уже на протяжении более двух столетий с момента их зарождения. Известна роль теоретиков и политических деятелей XVIII, XIX и начала ХХ вв., которые своими научными исследованиями подготовили почву для зарождения партологии: Паттерсона, считавшего, что партии вносят в общество дух здорового соревнования, Д. Юма, впервые предложившего классифицировать партии, А де Токвиля, полагавшего, что они необходимы для предотвращения деспотизма различных ветвей власти, Э. Бёрка, давшего первое научное определение партии, лорда Г. Болинброка, автора первого научного исследования о партиях, а также А. Бебеля, Дж. Брайса, М. Вебера, Ю.С. Гамбарова, Г. Гегеля, В.М. Гессена, Т. Джефферсона, Э. Дюркгейма, М.М. Ковалевского, А.-Б. Констана, К. Маркса, Д. Милля, Р. Михельса, Г. Моски, М.Я. Острогорского, В. Парето, Г.В. Плеханова, В.И. Ленина, Б.Н. Чичерина и др.

В XX веке институт политических партий становится объектом пристального внимания аналитиков. Первая половина столетия характеризуется нарастанием исследований по партиям отдельных стран. Появляются многочисленные работы, в том числе и фундаментальные. При этом основополагающий вклад в разработку современных научных представлений о партиях вносят западные и американские ученые: Г. Алмонд, Я. Бадж, К. фон Бойме, А. Боднар, П. Бурдье, М. Вейнер, С. Волинц, Е. Вятр, Р. Гантер, Л. Даймонд, Р.Г. Дарендорф, К. Джанда, К. Деттерберг, М. Дюверже, В. Зульцбах, Э. Ишай, Р. Кац, О. Киркхаймер, Дж. Ламберт, Дж. Лаполамбара, М. Лейвер, Э. Лейкман, А. Лейпхарт, С.М. Липсет, К. Лоусон, П. Льюис, Р. Маккензи, П. Мэир, З. Нойманн, А. Панебьянко, Н. Петро, С. Роккан, Дж. Сартори, Ф.Дж. Сороф, К. Стром, П. Фассино В. Хасбах, М.Дж. Холер, Ж. Шарло, Р.-Ж. Шварценберг, Й. Дж. Шумпетер и др. В трудах Каца, Ламберта, Лейкмана, Таагеперы, Шугарта получили развитие политико-правовые аспекты участия политических партий в избирательном процессе. Результаты их исследовательских усилий составили теоретико-методологический фундамент изучения феномена многопартийности и обеспечили с середины прошлого столетия становление партологии в качестве одного из направлений политической науки.

Особое место в этом ряду занимает вышедшая в свет в 1951 г. и ставшая классической знаменитая работа французского учёного Мориса Дюверже «Политические партии», выдержавшая более 20 переизданий на более чем 20 языках и востребованная до настоящего времени. Этот наиболее влиятельный европейский специалист по политическим партиям второй половины ХХ столетия всесторонне обосновал объективную необходимость партий как атрибута современной демократии, системно изложил вопросы происхождения политических партий, их места и роли в современном демократическом обществе, их классификации, проанализировал типы партийных систем, естественно-исторические условия, конкретные пути и факторы их формирования [3].

После попытки Дюверже создания общей теории партий исследования этого феномена начинают множиться с большой скоростью, структурируясь вокруг идей и концепций французского политолога, развивая и обогащая их. К концу ХХ в. новые усилия построения общей теории партий связаны с именами А. Панебьянко, Дж. Сартори, Дж, Шлезингера, К. Джанды. Так, американский исследователь Дж. Сартори предпринял кросснациональное операциональное исследование через 25 лет (1976) после Дюверже [4], его соотечественник К. Джанда – через 29 лет [5]. Полученные ими результаты не только подтвердили основные концепты французского политолога, но и существенно расширили горизонт партологии. А, например, З. Нойманн, не разделяющий позицию Дюверже, выделявшего в самостоятельный тип однопартийную систему, писал: «О настоящей политической партии можно говорить лишь при условии существования хотя бы ещё одной конкурирующей группы», добавляя, что «однопартийная система есть терминологическое противоречие» [6].

Несмотря на то, что современная европейская политология по-прежнему играет ведущую роль в разработке теории партий, многочисленные новейшие исследования этого института принадлежат российской науке. Изучение развития многопартийности РФ, начавшись со второй половины 1980-х гг. в основном с издания справочной литературы, с 1990-х диверсифицировалось и дифференцировалось. Работы, посвящённые самым разным аспектам развития российской многопартийности и партийной системы, выходили как в периодических изданиях, так и в составе специализированных сборников, но главным образом в виде диссертаций – в основном по политологии, а также социологии, юриспруденции и истории.

Систематизация трудов российских учёных приводит к четырём основным содержательным группам. Первая включает преимущественно теоретические труды, разрабатывающие общую концепцию политических партий, осмысливающие их природу, рассматривающие вопросы становления партийных систем и феномена многопартийности, изучающие место и роль общественно-политических объединений в политических системах общества, акцентирующие внимание на методологических основах и современном состоянии теории политических партий. Этой проблематике посвящены исследования М.Г. Анохина, Г.И. Вайнштейна, М.И. Васильева, М.Н. Грачёва, А.А. Дегтярёва, С.М. Елисеева, Я.К. Журавлёвой, А.И. Ковлера, А.Н. Кулика, В.Г. Ледяева, Р.Ф. Матвеева, С.П. Перегудова, В.П. Пугачёва, С.Н. Пшизовой, М.Р. Холмской, К.Г. Холодковского, Т.В. Шмачковой и ряда других авторов.

Значительно более обширную группу составляют работы теоретико-практического характера. Здесь предметом исследования является современная многопартийность, её специфические черты и особенности, а также процессы становления, формирования и развития партий. Так, сравнительному изучению зарубежных политических партий и партийных систем в 60-90-гг. XX в. посвящены исследования Т.Б. Бекназар-Юзбашева, Н.В. Витрука, А.А. Галкина, В.Н. Даниленко, В.Б. Евдокимова, В.И. Лысенко, М.Н. Марченко, Б.А. Страшуна, В.А. Туманова, М.Х. Фарукшина, Ю.А. Энтина, А.Н. Юртаева. Наиболее важные особенности генезиса российских политических партий, закономерности их функционирования, основные этапы формирования российской многопартийности, организационная структура партий, различные аспекты их программных положений и уставной деятельности, раскрываются в трудах В.Н. Абрамова, В.С. Боголюбова, В.И. Вьюницкого, К.С. Гаджиева, В.Я. Гельмана, Г.В. Голосова, И.В. Гранкина, Н.В. Давлетшиной, Г.Г. Дилигенского, С.Е. Заславского, Б.И. Зеленко, З.М. Зотовой, Н.К. Кисовской, И.М. Клямкина, М.И. Кодина, В.С. Комаровского, Ю.Г. Коргунюка, В.Н. Краснова, А.А. Куртова, В.В. Лапаевой, И.Б. Левина, В.А. Лепехина, А.В. Лукина, А.Г. Майорова, Ю.К. Малова, С.А. Маркова, М.В. Матасова, Р.Ф. Матвеева, В.В. Мейтуса, Г.М. Михалевой, С.Б. Радкевича, В.А. Рыжкова, А.М. Салмина, В.И. Селютина, В.В. Согрина, А.Ю. Сунгурова, В.И. Тимошенко, В.Е. Федоринова, Д.Ю. Шутько, А.Н. Щербакова и других авторов. Проблема классификации политических партий современной России отражена в работах О.Т. Вите, С.И. Степанова, В.Ю. Сухачёва, Н.Е. Тихоновой, А.Б. Шатилова и др.. А.Л. Андреев, Д.Е. Бученков, Б.Г. Капустин, С.В. Лебедев, Ю.О. Малинова, В.Б. Пастухов, Е.Н. Пашенцев обращались к вопросу партийных идеологий. В этой же группе трудов – исследования «партии власти». В отдельную отрасль выделилась партийная регионалистика. В числе интересных работ здесь – статьи и монографии А.С. Ахременко, Г.В. Голосова, В.Я. Гельмана, О. Сенатовой, В.А. Колосова, Р.Ф. Туровского, А.В. Кынева, А.Ю. Глубоцкого и др.

Третью часть потока исследований составляет изучение избирательной системы и участия российских партий в выборах. При этом авторами используются разнообразные современные методики и технологии. К числу наиболее значимых следует отнести работы Н.В.Анохиной, Ю.А. Веденеева, М.Н. Грачёва, З.М. Зотовой, Е.Ю. Мелешкиной, А.Н. Щербака, Н.Б. Яргомской.

В российской литературе накоплен также достаточно богатый материал, посвящённый правовым основам деятельности партий, их участию в работе представительных органов государственной власти, в совокупности составляющий четвёртую группу работ. К этим темам обращались юристы и политологи: С.А. Авакьян, А.С. Автономов, Т.А. Анчуткина, Н.Ю. Беляева, Р.Т. Биктагиров, И.Б. Борисов, В.И. Васильев, Ю.А. Веденеев, И.В. Выдрин, В.Н. Даниленко, Ю.А. Дмитриев, Е.П. Дубровина, В.Б. Евдокимов, О.К. Застрожная, А.В. Иванченко, Л.М. Карапетян, С.Д. Князева, А.И. Ковлер, М.А. Краснова, В.В. Лапаева, Д.А. Левчик, М.Л. Луговской, В.О. Лучин, В.И. Лысенко, А.П. Любимов, Г.В. Мальцев, Н.А. Михалева, А.Е. Постников, Б.А. Страшун, Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин, И.Г. Шаблинский, Д.В. Шутько, Ю.А. Юдин, И.С. Яценко и др.

Наконец, следует акцентировать внимание и на программных выступлениях руководителей Российской Федерации – Д.А. Медведева и В.В. Путина, в которых поступательно инициируются процессы дальнейшего реформирования российской партиомы.

К настоящему времени в современной российской науке сложились концептуальные точки зрения на состояние и перспективы развития партийной системы в посткоммунистической России. В наиболее последовательном виде они, на наш взгляд, изложены в монографии Григория Голосова «Партийные системы России и стран Восточной Европы» [7], монографии Галины Михалевой «Российские партии в контексте трансформации» [8] и в книге Юрия Коргунюка «Становление партийной системы в современной России» [9]. А развитие в целом политологической российской школы, в том числе и академической политической науки, привело к появлению нескольких учебных пособий по основам партологии: «Введение в теорию партий» (Ю.К. Малов, 2005), «Основы теории политических партий» (под ред. С.Е. Заславского, 2007), «Теория партий и партийных систем» (под ред. Б.А. Исаева, 1998 и 2008) [10].

Казахстанская политическая наука также занимается разработкой проблематики политических партий, однако массив трудов не столь масштабен, как в РФ. Соответственно, невысок процент и диссертационных исследований, непосредственно посвящённых партийной тематике. В период с 1991 по 2009 гг. в Казахстане из 334 диссертаций по политологии ей были посвящены лишь 13 работ на русском языке и одна – на казахском. Вместе с тем к проблемам политических партий обращались диссертанты, работавшие над более расширенными, либо сопряжёнными темами.

Для подготовки настоящей диссертации были привлечены научные работы по проблемам многопартийности Б. Абдыгалиева, М. Абишевой, М.С. Ашимбаева, Е.Ж. Бабакумарова, А.С. Балгимбаева, Ю.О. Булуктаева, К.Н. Бурханова, А.М. Джунусова, Ж.Х. Джунусовой, С.А. Дьяченко, Е.К. Ертысбаева, В.А. Жексембековой, А.С. Зиядина, А.Ж. Ибраева, Т.Т. Исмагамбетова, Р.К. Кадыржанова, Д.А. Калетаева, К.Е. Кушербаева, М.С. Машана, Ж.А. Мурзалина, Н.А. Назарбаева, Д.Н. Назарбаевой, Г.Р. Нурымбетовой, А.Н. Нысанбаева, А.Т. Перуашева, Р.С. Сартаева, Д.А. Сатпаева, С.Т. Сейдуманова, Е.Т. Сейлханова, Ж.К. Симтикова, К.Л. Сыроежкина, А. Тулегулова, А.Е. Чеботарёва и др.

Так, например, М.С. Машан, основываясь на методологии системного подхода, рассматривал развитие казахстанской многопартийности как часть постоталитарной трансформации политической системы в целом. В контексте демократизации общества партийных проблем касались также М.С. Ашимбаев, А.Х. Бижанов, Ю.О. Булуктаев, К.Н. Бурханов, Д.А. Калетаев, К.Е. Кушербаев, Ж.А. Мурзалин, Д.Н. Назарбаева, Г.Р. Нурымбетова, Е.Т. Сейлханов и др. Общеметодологические проблемы политического реформирования Казахстана в целом и его партийной системы в частности перманентно анализируются в трудах Президента РК Н.А. Назарбаева, в его Посланиях народу Казахстана и публичных выступлениях.

Собственно развитие политических партий Казахстана, этапность и специфику их формирования исследовали А.М. Джунусов, Е.Ж. Бабакумаров, С.А. Дьяченко, А.С. Зиядин, М.С. Машан, Р.С. Сартаев, С.Т. Сейдуманов. К особенностям генезиса и институционализации конкретных партий обращались А.Т. Перуашев и А.Ж. Ибраев. Идеологические позиции и программные положения партий занимали внимание В.А. Жексембековой, А.С. Жусуповой, А.Е. Чеботарёва. Вопросам правовой институционализации политических партий в РК посвятил своё исследование К.К. Мусин, участию партий в выборных кампаниях – Т.Т. Исмагамбетов и Е.К. Ертысбаев, деятельности партий во власти – Ж.Х. Джунусова и С.А. Шакирбаев.

Таким образом, к настоящему времени имеет место высокая степень разработанности процессов партийного строительства в России, но в РК за последние десять лет появилось лишь одно исследование А.С. Зиядина, посвящённое анализу современного состояния политических партий (на казахском языке). Этого явно недостаточно для перехода к построению самостоятельных концептуальных схем, позволяющих дать системное и многоуровневое описание процесса становления партийной системы в современном Казахстане. Надо отметить и то, что нет серьёзных научных изысканий по анализу политических партий Казахстана в сравнении с партиями других государств, что заявлено в теме настоящей диссертации. К сравнительному аспекту крайне редко прибегают и российские исследователи.

Объектом диссертационного исследования являются партии и партийные системы современного Казахстана и современной России.

Предмет исследования – специфика и проблемы процессов генезиса и институционализации политических партий и партийных систем Республики Казахстан и Российской Федерации на фоне мирового опыта, зафиксированного классической теоретической партологией, в контексте их сравнительного анализа.

Цели и задачи диссертационного исследования. Цель работы – в осуществлении комплексного, системного сравнительного анализа процессов становления партийных систем Казахстана и России в период их постоталитарного развития. Эта цель исследования предопределила постановку и решение следующих задач:

— политологический анализ истории, современного состояния и основных проблем развития теории партий;

— обоснование сформированности партологии как перспективного направления политологии;

— позиционирование места и роли современного института политических партий и партиомы в политической системе государства;

— раскрытие основания гомеостазиса системы партий;

— адаптация методологических подходов изучения политических партий к исследованию казахстанской и российской партиом;

— сравнительная характеристика партийно-политических процессов в Республике Казахстан и Российской Федерации в контексте демократизации, выделение общего и особенного в партийной динамике;

— идентификация внутренней логики и этапов казахстанского и российского партогенеза;

— детерминация степени институционализации казахстанских и российских партий логикой развития соответствующих политических систем и в целом социумов данных государств;

— исследование электорального поведения политических партий РК и РФ, самочувствия партийных моделей Казахстана и России в условиях пропорциональных правил выборов в Парламент;

— характеристика современных официально действующих казахстанских и российских партий, оценка их влияния на политические процессы стран;

— определение типа партиом Казахстана и России на современном этапе;

— выявление возможных тенденций и перспектив дальнейшего развития партийно-политических моделей в Казахстане и России.

Теоретико-методологическое основание исследования. Теоретической основой настоящей работы стали современные достижения в области активно развивающейся теории партий и партийных систем, в частности, проанализированные выше исследования классиков политической мысли, достижения западной и американской политологии и партологии. Так, автором диссертации широко применяются постулаты теории партий, сформулированные М. Дюверже [3], Дж. Сартори [4] и К. Джандой [5].

Изучение объекта проводилось на базе принципов противоречивости, многомерности и альтернативности общественного развития. В качестве методологической основы диссертации использовались общенаучные методы познания – анализ, синтез, индукция, дедукция, логика, а также подходы, являющиеся основополагающими для таких областей научного знания, как философия, политология, социология, история.

Поставленные исследовательские задачи предусматривают достаточно широкое использование сравнительного метода – с целью выявления как общих черт, так и различий в развитии партий и партийных систем в Казахстане и в России, а также для сопоставления их развития с классикой современного мира. Компаративистский анализ способствовал критическому взгляду на отдельные стороны казахстанской и российской политической действительности.

Поскольку задачи диссертанта не исчерпывались обнаружением параллелей и расхождений, кросснациональное изучение дополнено эмпирическим исследованием развития современных отечественных и российских партий и партийных систем. Подобное исследование предполагает сочетание системного и исторического подходов. Системный подход заключается в понимании объекта как постоянно воспроизводящейся системы. Исторический подход, напротив, концентрирует внимание на особых точках в траектории развития объекта – тех, в которых меняется его качество и происходит переход от становления к зрелости, от зрелости к упадку и т. п. Метод системно-исторического анализа позволил выявить главные исторические и социальные аспекты формирования современной казахстанской и российской многопартийности, определить характерные особенности партийного строительства и провести параллели между основными этапами партогенеза обеих стран.

В диссертации применяется концептуальная схема кросснационального обзора политических партий, разработанная К. Джандой (Janda, 1980) [5].

Кроме того, для проведения исследования были применены генетическая, институциональная, структурно-функциональная, бихевиористская, социологическая и др. методологии анализа. В качестве конкретных методов следует указать на ситуативный анализ, учитывающий все условия и обстоятельства, сопровождавшие партогенез и функционирование политических партий; структурно-ценностный анализ, давший ответы на вопросы о самоидентификации каждой партии, её ценностных приоритетах, поставленных целях и задачах, предлагаемом социально-экономическом курсе и путях совершенствования организации и функционирования системы государственной власти, о средствах, формах и методах достижения обозначенных целей и решения поставленных задач; формально-правовой анализ развития нормативной базы деятельности института партий РК и РФ.

С учётом того, что диссертант 12 лет работал непосредственно в общественно-политических структурах РК, им использован метод включённого наблюдения. Это позволило автору оценить как более общие процессы, происходящие в политической системе казахстанского общества, так и частные проблемы развития конкретных партий.

Источниковая и источниковедческая база исследования. В процессе работы диссертантом использованы разнообразные по характеру и содержанию документальные источники: официальные документы органов власти и нормативно-законодательные акты, материалы архивов и текущей периодики политических партий, данные статистических сборников и справочников, новостные полосы и аналитические обзоры СМИ, разработки аналитических структур, выступления руководителей государств.

Эмпирическую базу диссертации представляют результаты разнообразных социологических исследований, обсуждений «круглых столов», опыт личных наблюдений автора в процессе его работы в политических партиях.

Большой массив вторичных источников составил источниковедческую базу исследования. Это работы российских и отечественных учёных, имеющие отношение к теме исследования, в форме монографий, научных статей, сборников, диссертационных трудов, экспертных оценок, аналитических обзоров и учебно-методических изданий.

Значительная часть фактического, аналитического и эмпирического материалов получена из источников сети Интернет, которыми стали экспертные, государственные и медийные порталы, сайты политических партий и специализированных структур.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1991 по 2010 гг.

Научная новизна диссертации представлена обоснованием сохранения позиций института политических партий в мире и поступательного повышения роли политических партий Казахстана и России как связующего звена между формирующимся государством и общественным полем. Кроме того, кросснациональный характер исследования определил координаты изучения партогенеза, отличные от доминирующего подхода в российской и казахстанской науке, когда внимание учёных акцентируется на политической сфере одного государства. В этом отношении можно говорить о некотором сближении исследовательского фокуса настоящей работы с зарубежными разработками. Новационные компоненты диссертации конкретизируются по следующим составляющим:

1. Подтверждена концептуальная значимость политического плюрализма как базового принципа общественного устройства, основы становления, развития и механизма поддержания и сохранения политических партий и их систем.

2. Автор признаёт правомерной позицию политологов, считающих, что в настоящее время уже сформирована основа партологии как эмпирической теории, представляющей собой научный тандем общего и специального знания.

3. Аргументирована востребованность института партий в современном мире, его эксклюзивная миссия в политической системе государства как коммуникативного канала между властью и гражданами, решающего фактора формирования и осуществления государственной власти и национальной политики, механизма трансформации социальных интересов в реальные политические решения государства, основного инструмента политического участия граждан, контролёра государства со стороны гражданского общества.

4. Систематизированы научные представления о современном феномене политических партий и партийных систем, их месте в социуме, целях и функциях деятельности, структуре и типах. Уточнены понятие политической партии и основные признаки партий, выделяющие их из совокупности элементов гражданского общества, а также понятие партиомы.

5. Предложена авторская трактовка понятия «политическая партия», акцентированно подчёркивающая, что борьба за власть – это не исчерпывающее предназначение партии, а лишь составляющая её цели: выражение в политической системе интересов граждан и реализации этих интересов, прежде всего, путём борьбы за власть.

6. Обоснована связь в единую концептуальную модель эволюции института партий трёх концепций: схемы исторического генезиса партий М. Вебера, бинарной типологии партий М. Дюверже и модернизационных волн институционализации партий. Типы партий, последовательно развивающиеся в рамках этой схемы — элитарные (кадровые) — массовые — универсальные — картельные, новые (проблемно-ориентированные), – предложено именовать эволюционными типами политических партий.

7. Выявлено, что существующие в партологии два подхода к определению источников формирования партий – исторический (С. Липсет, С. Роккан) и институциональный (М. Дюверже) описывают образование партий, соответственно в филогенезе и онтогенезе. Первая модель обосновывает природу образования исторических типов партий, основанных на идейной ориентации, либо социальной базе. Каждый из этих типов, возникнув в силу появления исторического размежевания общества, продолжает воспроизводиться в последующем под его действием, модифицируясь вместе с ним. Вторая модель даёт понимание образования конкретных партий в конкретные моменты истории – на базе существующих в этот период институтов.

8. Автором диссертации предпринята попытка теоретического осмысления происходящих в РК и РФ демократических изменений с учётом тех новых концептуальных положений, которые сформировались на современном этапе. В научный оборот введён новый фактологический материал.

9. Осуществлена сравнительная характеристика партийно-политических процессов в Республике Казахстан и Российской Федерации в контексте демократизации, выделены общее и особенное в партийной динамике. Показано, что развитие многопартийности в государствах демонстрирует сходство, параллельность и взаимовлияние процессов генезиса и институционализации партийного дизайна.

10. Разработана авторская синхронная политико-историческая периодизация развития многопартийности в исследуемых странах, на основании которой выявлены сходство и расхождения казахстанского и российского партогенеза и эволюция партийных систем в рамках классификации партиом Дж. Сартори.

11. Исследовано электоральное поведение казахстанских и российских партий. Выявлены тенденции развития избирательных кампаний и их влияние на становление казахстанской и российской многопартийности. Идентифицирована взаимосвязь казахстанского и российского президенциализма с моноцентрической моделью партийной конкуренции.

12. Предметно охарактеризованы все официально действующие в РК и РФ современные политические партии. Выявлены ценностные парадигмы и сущностные характеристики их функционирования.

13. По десяти аспектам, предложенным К. Джандой для кросснационального обзора политических партий, автором сконструированы измерительные шкалы (системы критериев), с помощью которых произведена оценка уровня развития и влиятельности современных партий и партиом в Казахстане и России.

14. Определены типы партиом РК и РФ на современном этапе.

15. Идентифицированы тенденции и прослежены вероятные перспективы развития партийно-политических моделей в Казахстане и России.

Основные положения исследования, выносимые на защиту:

1. Концептуальный подход исследования состоит в том, что динамическая стабильность политической системы в условиях реформирования казахстанского и российского обществ и государственности достигается совокупной деятельностью политических институтов, среди которых особое место занимает институт политических партий, формирующий партийные системы.

2. Гомеостазис системы партий базируется на принципе плюрализма, выступающем показателем и результатом зрелости процесса становления демократической политической системы. Стабильное развитие партиомы реализуется как системное качество, т. е. оптимальное сочетание сложившихся партий с открытостью системы – их способностью существовать во взаимодействии с экономической, социальной сферами, правом и культурой, обеспечивая устойчивость и сбалансированность политических отношений.

3. Массив теоретических положений по политическим партиям как результат их исследования в течение всего исторического филопартогенеза позволяет говорить о наличии в настоящем времени самостоятельного политологического направления – партологии в форме эмпирической теории политических партий и партийных систем, раскрывающей закономерности их возникновения, функционирования и организационного устройства, формирующей методологию их исследования, выявляющей конкретные особенности и специфические черты партийно-институционального дизайна той или иной страны.

4. Вопреки пессимистическому прогнозу об упадке роли партий в политике в 70-80-х годах прошлого столетия в связи с выходом на политическую арену новых репрезентаторов гражданских интересов – «групп давления», массовых движений, СМИ – институт политических партий показал адаптивную способность к изменившимся обстоятельствам в постмодернистском мире. При этом партии не только сохранили своё ведущее место в политическом процессе, но и использовали благоприятные возможности демократии конца столетия, инициируя и предлагая политические нововведения. Подобно рыночной модели экономики партийная модель демократии является более фундаментальной ценностью современного мира, чем представлялось ранее.

5. Парадигмальной установкой в вопросе места и роли партий и партиом в политической системе является тезис о том, что партия должна рассматриваться в системе отношений «гражданское общество — партия — государство». Являя собой единственный институт, который не противопоставляет себя ни государству, ни гражданскому обществу, партии даже при изменяющихся в условиях перманентной модернизации формах связи в данной системе отношений остаются самым значимым механизмом, обеспечивающим чувствительность государства к общественным интересам.

6. Модернизация эволюционных форм политических партий по линии: элитарные — массовые — универсальные — (проблемно-ориентированные), картельные – представляет собой реакцию этого института на макроизменения в миросообществе, позволяющую ему успешно приспосабливаться к новым реалиям, сохраняя свою первоначальную миссию в социуме. В этом контексте основой изменения политических партий стало выражение групповых предпочтений: от строгого позиционирования интересов определённого социального класса через стремление удовлетворить самым разнообразным запросам абсолютного большинства избирателей и задать устойчивый политический мейнстрим к сосредоточению на конкретных проблемах национального (глобального) характера и привязкой в этой связи к локальным группам и движениям, лоббирующим эти проблемы на уровне гражданского общества.

7. В Казахстане и России в постсоветский период осуществлён переход от однопартийной системы к многопартийности. Особенности генезиса и институционализации политических партий детерминируются незападной моделью процесса демократизации в данных государствах. Однако в рамках такого сходства исследуемые страны демонстрируют различные пути политических преобразований, сочетая классические и неклассические модели демократизации.

8. Действующая в Республике Казахстан и Российской Федерации многопартийность в целом к 2010 г. представляет собой устойчивый политический институт государства, неотъемлемый атрибут общественной жизни, механизм влияния на национальное развитие. Партогенез в этих странах демонстрирует волнообразный характер зарождения партийных структур, формирование на всём его протяжении только системных партий, ориентированных на демократические преобразования в стране, разнообразие в природе происхождения, способах создания и типах партий, гетерогенность их идеологических предпочтений, мультиплицизм выполняемых функций в политической системе.

9. Российская и отечественная многопартийность выполняет классические функции института современных партий не в полном объёме, что детерминируется ещё продолжающимся формированием системы отношений между партиями и социальной сферой общества, несовершенством законодательной базы, не сложившейся пока практикой перехода власти от правящей партии к оппозиции, а также успешным выполнением многих партийных функций иными структурами: центрами власти, группами давления, средствами массовой коммуникации и др.

10. В отличие от Казахстана российские партии как аккумуляторы и ретрансляторы общественных интересов лишены прямых возможностей влияния на формирование исполнительных органов власти и не имеют механизмов контроля над ними через систему представительной власти, что является следствием отставания российского законодательства по политическим партиям от казахстанского.

11. Исследование десяти де-юро действующих политических партий Республики Казахстан и семи – Российской Федерации показало, что казахстанские партии НДП «Нур Отан» (Народно-демократическая партия «Нур Отан»), ДПК «Ак жол» (Демократическая партия Казахстана «Ак жол») и российские «Единая Россия» (Всероссийская политическая партия «Единая Россия», ЕР), КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации) в контексте партологии могут быть идентифицированы как политические партии. Большинству партийных признаков соответствуют также в Казахстане – ОСДП (Общенациональная социал-демократическая партия), в настоящем – ОСДП «Азат», в России – ЛДПР (Либерально-демократическая партия России), «ЯБЛОКО» (Российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО») и СР (Партия «Справедливая Россия»). Остальные партии являются протопартийными образованиями.

НДП «Нур Отан» и ЕР заметно выделяются в своих партиомах, являясь наиболее развитыми структурами. Они достаточно институционализированы, широко представлены на электоральной и парламентской аренах национального и регионального уровней, высокоорганизованны, используют солидный административный ресурс, являются с 2007 г. правящими «партиями власти».

12. В трансформации российской и казахстанской партийных систем, начиная с 2007 г. отчётливо выделяются два основных, тесно взаимосвязанных тренда: развивающееся доминирование партии власти на трёх уровнях – парламентском, электоральном, региональном и резкое ослабление политической оппозиции. Причины последнего – не имеющее перспективы стремление оппозиционных сил к созданию абсолютного единства в своих рядах, отсутствие социальной базы для массовых оппозиционных настроений в обоих государствах, не сложившаяся пока практика перехода власти от правящей партии к оппозиции, сдерживающая политика элитократии.

13. Сложившийся казахстанский и российский институциональный дизайн с сильным президенциализмом, благоприятствующий моноцентрической партийной конкуренции, подтверждает тезис о том, что наличие пропорциональных правил выборов не является автоматически гарантией для широкой представленности интересов граждан в высшем законодательном органе страны. Введение в 2007 г. пропорционального представительства в нижних палатах Парламентов обоих государств может рассматриваться как способ снижения издержек для формирования партийной системы с доминирующей партией, а, в конечном итоге, – в целях укрепления центральной власти.

14. Партийные системы государств эволюционировали от атомизированного к крайнему плюрализму и от него движутся к партиоме с доминирующей партией. Фрагментированная партийная система высокой конкуренции 1990-х годов трансформировалась в 2000-е годы в моноцентризм одной партии. Обозначившийся в 2007 г. перевод политических систем РК и РФ в режим «управляемой демократии» в сочетании со стремлением власти создать бипартизм в ближайшей перспективе способен сформировать полуторапартийную систему, а дальнейшая демократизация может в будущем трансформировать её в двухпартийный формат.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в сочетании фундаментального академического и прикладного аспектов диссертации. Исследование уточняет взаимосвязь политологических и концептуальных положений с действительностью и практикой, что даёт возможность более глубокого осмысления современных общественно-политических процессов в РК и РФ. В частности, ряд положений и выводов вносят вклад в дальнейшую разработку проблемы места и роли партий в демократических трансформациях социума. В этом контексте настоящая работа может быть полезной для государственных органов и политических партий в их деятельности и поиске ими конкретных механизмов взаимодействия.

Подготовленные в процессе исследования методики изучения политических партий могут быть использованы в научной практике проведения сравнительного анализа партийных систем различных государств.

Выводы диссертации, равно как и её содержательная часть, представляют интерес для совершенствования законодательства о партиях и выборах, в научных исследованиях, аналитической работе, при разработке курсов лекций и учебных пособий по политологии и новейшей истории Казахстана и России.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в публикациях автора (всего около 60 работ) на страницах казахстанских периодических научных изданий: Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК (журналы «Казахстан-спектр», «Analytic», «Қоғам және Дәуір»), Института философии и политологии КН МОН РК (журнал «Аль-Фараби»), Казахского национального университета им. аль-Фараби (Вестник КазНУ им. аль-Фараби. Серия философия. Серия культурология. Серия политология, Сборник научных трудов), Казахского национального педагогического университета им. Абая (Вестник. Серия «Социологические и политические науки»), журнала «Поиск», Вестника Евразийского национального университета имени Л.Н. Гумилёва, в зарубежных научных изданиях: журнале «Центральная Азия и Кавказ» (Швеция), Альманахе современной науки и образования (Тамбов), сборнике статей Алтайского государственного университета, а также в публичных выступлениях автора в СМИ: Общенациональная ежедневная газета «Казахстанская правда», Агентство Интерфакс-Казахстан, Казахстанские общественно-политические еженедельники «Страна и мир» и «Дала мен Қала».

Результаты исследования докладывались на различных научных форумах. В частности, особого внимания заслуживает научная конференция «Политическая конкуренция и партии в постсоветских государствах» (Москва, ИНИОН РАН, 11-12 апреля 2008 г.), по итогам которой доклад диссертанта включён в сборник материалов конференции.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры теоретико-прикладной политологии и социологии Казахского национального педагогического университета им. Абая и рекомендована к защите.

Полученные результаты проведенного исследования были внедрены автором в учебный процесс при чтении курсов «Политические партии и партийные системы», «Политическая модернизация», «Политическая социология», «Политический анализ», а также использованы при подготовке справочника «Политические партии Казахстана. Год 2000» и учебно-методических пособий: «Основы теории политических партий в схемах» (2008) и «Теория и практика политических партий: история, современность, перспективы» (2010).

Структура и объём диссертации. Работа состоит из введения, четырёх разделов, заключения, списка использованных источников из 316 наименований и перечня использованных сокращений. В первом и втором разделах – по четыре подраздела, в третьем и четвёртом – по три. Общий объём работы (без приложений) – 390 страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении автор исследования обосновывает актуальность темы диссертации, освещает степень научной разработанности проблемы, определяет цели и задачи исследования, его объект и предмет, описывает методологию исследования и источниковую базу, формулирует научную новизну подхода и положения, выносимые им на защиту, сообщает о формах апробации материалов диссертации, указывает теоретическую и практическую значимость работы.

В первом разделе«Теоретико-методологические основы исследования института политических партий и их систем»соискателем освещаются основополагающие аспекты партологии: понятие и признаки партий и партийных систем (партиом), их место и роль в современном мире, проблемы происхождения, механизмы функционирования, причины и направления их эволюции, типология, методы и направления анализа. Раздел состоит из четырёх подразделов.

Первый подраздел «Институт политических партий и партийные системы как объект исследования науки» – посвящён обоснованию политического плюрализма и многопартийности как неотъемлемых атрибутов демократии, систематизации теоретических представлений о феномене политических партий, развитию системного подхода в партологии.

Политический плюрализм – признание множественности социальных интересов и способов их выражения в политике – предстаёт как один из базовых принципов общественного устройства, демократической политической системы; согласно ему общественно-политическая жизнь – суть множество различных взаимозависимых и вместе с тем автономных от государства и друг друга социальных и политических организаций, погружённых в конкурентную среду. В свою очередь, политический плюрализм основывается на консенсусе данных организаций в области основополагающих политических ценностей – сохранении и укреплении государства, признании демократических правил игры.

В наиболее концентрированном виде политический плюрализм выражен в обществе в виде многопартийности. Он, по мнению диссертанта, выступает гомеостазисом партийной системы, т. е. её способностью динамически сохранять постоянство своего внутреннего состояния как открытой системы. Соответственно, понятие политического плюрализма является важнейшим теоретическим и методологическим конструктом изучения института политических партий и партиом.

Теоретические рассуждения о партиях сопровождают их в течение всего филопартогенеза, отражая эволюцию их восприятия в общественном сознании. Но лишь в ХХ в. признание партий в качестве инструмента формирования власти поставило этот политический институт в центр пристального внимания исследователей, сделав партии и партиомы объектом изучения фундаментальной науки. И динамичное развитие политологии в этом направлении, подчёркивает соискатель, позволяет уже сегодня констатировать, что, несмотря на имеющийся скепсис и не прекращающийся научный дискурс относительно складывания самостоятельного политологического направления – партологии, – теория политических партий и партийных систем, начиная с научного труда М. Дюверже о политических партиях (1951), приобрела ясные очертания.

Оценивая весь массив теоретических положений по политическим партиям, которым располагает современный научный мир, диссертант считает, что его вполне можно отнести по совокупности к эмпирической теории, представляющей собой научный тандем общего и специального знания, первое из которых является относительно строгим учением о закономерностях возникновения, функционирования и организационного устройства политических партий и партиом, методологии их исследования, а второе раскрывает конкретные особенности и специфические законы партийно-институционального дизайна той или иной страны.

Научное осмысление института партий представляет собой важную составляющую теоретической политологии. Исследование природы партий, выявление закономерностей их генезиса и институционализации позволяет прогнозировать развитие многих политических процессов, особенно в странах развивающейся демократии. И с этих позиций, подчёркивает автор, партология весьма востребована для современной практики и Казахстана, и России.

Со времени возникновения партий как феномена социальной жизни представления о них менялись адекватно роли, которую они играли в разные периоды истории, и постепенно эволюционировали от восприятия партий в качестве источника конфликтов до признания их институтом власти, без которого не может осуществляться выборное формирование государственности, легальное завоевание различными слоями населения ведущих политических позиций. При этом неизменной составляющей назначения феномена политических партий во все времена рассматривалось стремление партий к овладению властью.

Начавшийся в 70-80-х гг. прошлого столетия рост политической роли «групп давления», массовых движений, СМИ привёл к утрате монополии партий на политическое представительство интересов граждан в политической системе и даже в органах власти. Эта проблема, получившая в политолого-аналитических кругах формулировку «кризис партийной политики», породила пессимистические прогнозы относительно будущего самого института партий.

Однако сегодня, вопреки предположениям об упадке роли партий в политике имеет место обновление партийной демократии. По мнению соискателя, политические партии не только не исчезли, не просто приспособились к изменившимся обстоятельствам в постиндустриальном, постмодерном мире, но и не потеряли своего ведущего места в политическом процессе. Они оказались институтом, легко воспринимающим новые веяния в политике, использующим благоприятные возможности демократии конца столетия, инициирующим и представляющим политические нововведения.

Во втором подразделе«Методология, методы и направления анализа политических партий и партийных систем»автор проводит инвентаризацию состояния методологического инструментария исследования института партий и партиом, уточняет понятие и основные признаки политической партии и партийной системы. Он подчёркивает, что партия является многогранным общественным феноменом, привлекает к себе внимание учёных различных направлений гуманитарной мысли – политологов, философов, социологов, юристов, историков. Среди такого разнообразия исследовательских направлений выделяется политологический взгляд.

Сложность и противоречивость институтов политических партий и партиом предопределяет гетерогенность и мультиплицизм теоретико-методологической базы их изучения. В рамках «макро»- и «микро»- исследовательских подходов партии и их системы рассматриваются через призму таких методологических оснований, как историческая, генетическая, институциональная, системная, структурно-функциональная, бихевиористская, сравнительная, социологическая, психологическая и др. методологии анализа. При этом наиболее эффективным является комбинированное использование указанных методологических подходов и всего комплекса методов и методик.

Соискатель отмечает, что всё ещё актуальной методологической задачей остаётся определение понятия «политическая партия». В партологии сформулировано множество его дефиниций. Такое разнообразие детерминируется, как минимум, двумя факторами: особенностями многочленных аналитических подходов к партиям, когда акценты делаются на разные характерные для политической партии черты и конкретно-историческая сущность партий. Оба фактора в каждом обществе принимают уникальные формы.

Всё многообразие дефиниций политической партии группируется в партологии по разным основаниям, и именно гетерогенность понимания сущности партии породила разновидности классификаций её определений.

На основании анализа партии как особой социальной конструкции диссертант предлагает авторское определение этого понятия: политическая партия – добровольная, самоуправляющаяся общественная организация, ставящая своей целью формирование и выражение политической воли объединённых ею на основе общих взглядов граждан, а также реализацию этой воли посредством участия в политической жизни, и, прежде всего, путём достижения политической власти на определённый срок.

Исследуя и обобщая существующие в науке подходы к идентификации политических партий в гражданском обществе, соискатель выделяет семь общих (сущностных) признаков, которые в совокупности возводят общественное объединение в статус политической партии: 1) политическая партия не инкорпорируется непосредственно в систему государственной власти, она является разновидностью общественных объединений; 2) политическая партия – это формализованная, долговременная, постоянно действующая, устойчивая, прочная, иерархическая организация с партийной дисциплиной и субординацией, добровольно соблюдаемыми её членами; 3) политической партии присущ идеологический образ действий, общность политических взглядов её членов, признание определённой системы ценностей, воплощённых в партийной программе; 4) политическая партия нацелена на борьбу за власть; 5) политическая партия имеет особый социальный функциональный статус, выраженный в стремлении к оказанию прямого влияния на политическую жизнь и участие в избирательном процессе; 6) политическая партия занимает специфическое положение в государстве, т. к. участвует в формировании и функционировании представительных и правительственных органов; 7) политическая партия апеллирует к широкой поддержке граждан.

Указанные признаки показывают, что политические партии не имеют ничего общего с лоббистскими структурами и заинтересованными организациями, однако, они схожи по ряду признаков с другими социальными образованиями, причём, наиболее близкими партиям оказываются общественные движения и организации и избирательные блоки.

Формулировки понятия «партийная система» не демонстрируют такого разнообразия, как дефиниции партии. Определение партийной системы в узком понимании основывается на количественном признаке: совокупность всех существующих партий какой-либо страны. С позиций системного анализа под партийной системой нужно понимать совокупность только парламентских партий. Однако «узкая» дефиниция партиомы значительно снижает её когнитивный потенциал. Гораздо адекватнее представляется определение системы партий с точки зрения качественных характеристик. В этом контексте под партийной системой следует понимать институт, который характеризует политическое пространство общества и сам характеризуется, с одной стороны, совокупностью всех действующих в нём независимых партийных субъектов с характерными параметрами, а также отношениями, взаимосвязями и взаимодействиями политических партий между собой, с государством и с другими общественными элементами политической системы и гражданами.

«Генезис и институционализация политических партий и партиом» – предмет рассмотрения третьего подраздела. Эти процессы, считает соискатель, характерны для партий как политического института в контексте истории – партийный филогенез, и для конкретных партий в масштабе повседневности – партийный онтогенез. Равно как и партиома имеет свой исторический филогенез и онтогенез в контексте развития конкретного государства. В историческом контексте эволюцию политических партий и партийных систем можно считать символом и признаком политической модернизации.

Филопартогенез уходит корнями в античное время. В современном понимании партии сформировались лишь во второй половине XIX в. как следствие усложнения политической системы модернизирующегося общества, неотъемлемый элемент массовой политики – политики эпохи представительного Правительства и становления избирательных систем, в процессе оформления капиталистических институтов и буржуазной политической системы, вычленения политического в качестве самостоятельной подсистемы человеческого социума, в результате классовой дифференциации общества и углубления социальных противоречий, по мере вовлечения в политику всё более широких масс людей. Они прошли длительный путь формирования и эволюции и являются продуктом социально-экономического и общественно-исторического развития каждой конкретной страны.

В совокупности источник (природа) происхождения, пути формирования, способы создания и условия возникновения партий диссертант предлагает именовать механизмом их образования.

Историческая модель происхождения партий, или филопартогенез укладывается в формулу фундаментальных общественных размежеваний Липсета–Роккана: критическая точка истории — раскол по какому-либо важному основанию — артикуляция основных проблем — возникновение политических альтернатив — формирование политических партий. По мнению автора работы, эта модель описывает природу образования типов партий, основанных на идейной ориентации – консервативных, либеральных, коммунистических, либо социальной базе – аграрных, религиозных, региональных и т. д. Автор обосновывает возможность использования концепции социальных кливажей и в наши дни, по мере возникновения новых критических точек истории и появления новых политических альтернатив, на что указывает политическая практика.

В рамках онтопартогенеза источники происхождения политических партий выявляет институциональный подход (М. Дюверже), связывающий их появление с развитием государственно-политического дизайна: форма правления, система государственного устройства, политический режим и избирательная система, что вполне применимо к объяснению возникновения и современных политических партий. В сегодняшнем мире партии имеют как электорально-парламентскую, так и внешнюю природу происхождения, европейский, американский и российский пути формирования, демонстрируют различные способы создания («сверху», «снизу» и комбинированный). Для их возникновения необходимы определённые объективные и субъективные условия.

В рамках своего филогенеза институт политических партий претерпел политическую и правовую формы институционализации. Первая представляет собой процесс структурно-функционального становления и развития партий в качестве обладающего собственными системными качествами политического института. С правовой точки зрения институционализация партий является процессом их правового оформления, становления их роли в государстве. Этот процесс, начавшись в 20-30-е гг. прошлого века и носивший крайне ограниченный характер, как в содержательном плане, так и в географическом контексте, получил в 60-70-е гг. развёрнутое юридическое оформление, а с 80-90-х гг. наблюдается, во-первых, расширение границ конституционализации, во-вторых, принятие специальных законов о партиях в различных странах.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст