Социокультурное развитие российской деревни во второй половине X

На правах рукописи

НУЖДИНА АНАСТАСИЯ АНАТОЛЬЕВНА

СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ ДЕРЕВНИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ В. (НА МАТЕРИАЛАХ ГУБЕРНИЙ ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Иваново – 2008

Работа выполнена в Ярославском государственном университете имени П.Г. Демидова

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ –

доктор исторических наук, профессор Селиванов Александр Михайлович

НАУЧНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ –

кандидат исторических наук, доцент, Шустрова Ирина Юрьевна

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

доктор исторических наук, профессор Кочешков Геннадий Николаевич, Ярославский Государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского

кандидат исторических наук, доцент Шурупова Елена Евгеньевна, Поморский государственный университет им. М.В. Ломоносова.

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ –

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина

Защита состоится «24» октября 2008 года в 9-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.02 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г.Иваново, ул.Тимирязева, д.5, ауд. 101.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке при Ивановском государственном университете.

Автореферат разослан «___» ______________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессорВ.М. Тюленев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Состояние культуры деревни, ее развитие, взаимоотношение с городской культурой определили характер многих социокультурных процессов в России XIX – начала ХХ вв. Отечественная историческая наука накопила значительный опыт в изучении социально-экономической истории российской деревни, при этом исследование истории социального и культурного развития крестьянского общества, составлявшего в конце XIX века более 80% всего населения Российской империи, является особенно востребованным современной исторической наукой.

Предметом диссертационной работы является социальное и культурное развитие деревни во второй половине XIX – начале ХХ вв.

Объект исследования. Объектом исследования является верхневолжское крестьянство, включавшее как крестьян, занимавшихся земледелием, так и крестьян, совмещавших ведение сельского хозяйства с промысловой деятельностью и другими неземледельческими занятиями, и вовсе отошедших от земли.

Хронологические рамки. Хронологические рамки настоящей работы охватывают период второй половины XIX – начала XX века. Нижней границей рассматриваемого периода является отмена крепостного права и начало буржуазных реформ; верхней границей стало начало первой российской революции 1905-1907 гг.

Территориальные рамки. Исследование выполнено на материалах губерний Верхнего Поволжья. Территория Верхневолжья, включавшая Ярославскую, Костромскую, Владимирскую и Тверскую губернии, представляет собой типичный пример культурного и экономического развития, характерный для центрально-нечерноземного региона России.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является исследование социальных и культурных изменений в верхневолжской деревне в контексте модернизации российского общества во второй половине XIX – начале XX вв. Поставленная в работе цель подразумевает решение следующих задач:

— проследить влияние таких факторов, как характер занятий крестьян различных местностей, близость к центрам городской культуры, развитие народного образования, на характер изменения социокультурного облика верхневолжского крестьянина;

— выявить влияние социальных и культурных изменений на верхневолжское крестьянство в зависимости от половозрастных особенностей населения;

— изучить традиционные черты внутриобщинных отношений крестьян, рассмотреть важнейшие общественные ценности и социальные нормы членов общины;

— определить влияние процесса модернизации на некоторые факторы эволюции внутриобщинных отношений во второй половине XIX – начале ХХ вв.;

— выяснить отношение крестьянства к деятельности земских социальных и культурных институтов в деревне рассматриваемого периода и изучить потребности крестьянства в культурных преобразованиях;

— охарактеризовать особенности религиозного мировоззрения крестьянства в данный период, рассматривая их в контексте основных явлений духовной жизни российского общества;

— определить характерные особенности семейных отношений в крестьянской семье, установить важнейшие факторы, влиявшие на внутрисемейные отношения и положение отдельных членов семьи;

— рассмотреть основные направления трансформации семейных отношений в изучаемый период.

Методологическая основа исследования определяется принципами историзма и научной объективности. Изучение данных проблем в работе осуществлялось с комплексным использованием историко-генетического, историко-типологического, историко-сравнительного методов исследования.

Степень научной изученности темы. Исследования, посвященные крестьянству были весьма широко представлены в дореволюционной историографии. Важным аспектом изучения крестьянского культурного развития стали работы по народному образованию, грамотности и чтению крестьянства. Рассмотрение роли земства в народном образовании содержится в труде Н.В. Чехова. В исследовании В.П. Вахтерова содержатся не только статистические данные о развитии народной школы, но и вскрываются причины неграмотности сельского населения. В рамках изучения читательских интересов крестьянства в России, наряду с исследователями, затрагивавшими отдельные аспекты изучения крестьянского круга чтения (Н.А Альбицкий, А.С. Пругавин, А.П. Мичурин, В.В. Маракуев, Н.А. Корф), особенно масштабную исследовательскую работу проделали Н.А. Рубакин, С.Л. Ан-ский, Х.Д. Алчевская.

Другим важным аспектом изучения крестьянского социокультурного развития было исследование обычного права, раскрывавшего важнейшие особенности семейного и общинного устройства крестьянской жизни. В начале XX в. оригинальные теоретические разработки, посвященные специфике устройства крестьянского хозяйства, были предложены в трудах русских ученых аграрников. Теория семейной организации крестьянского хозяйства, разработанная представителями организационно-производственного направления А.В. Чаяновым, Н.П. Макаровым, А.Н. Челинцевым, Н.Д. Кондратьевым стала одним из важнейших вкладов в науку.

В 1930-е гг. в ходе изменения политической ситуации теоретические исследования ученых-аграрников, посвященные крестьянству, остались невостребованными, в то время как углубляющееся отставание стран «третьего мира» способствовало росту интереса западных ученых в 1950-х гг. XX в. к крестьянству. Американский исследователь Р. Редфилд, охарактеризовал крестьянское общество как особый тип, обладающий схожими чертами организации жизни во всех частях земного шара: сельское хозяйство, ведущееся не с целью извлечения прибыли, а как средство и образ жизни он считал важнейшим отличием, характеризующим крестьян.

В 1971 г. появилась работа английского ученого Т. Шанина «Определяя крестьянство», в которой он рассматривал крестьян как мелких сельскохозяйственных производителей, которые с помощью простого оборудования и труда членов семей производят продукт в основном для своего потребления «.

В советской историографии можно выделить три основных аспекта в изучении крестьянства: производственно-экономический, социально-экономический и социально-политический аспекты. В 1920-е – середине 1950-х годов интенсивно изучалась аграрная политика самодержавия в период между революциями.

В конце 1940-х – 1950-х годах работы обобщающего характера были представлены монографиями Е.Н. Кочетовской, Л.И. Любошиц и Е.Н. Карнауховой. В конце 1950-х гг. наметились две точки зрения относительно развития капитализма и особенностях аграрного строя России конца XIX — начала XX века. А.М. Анфимов считал, что вплоть до 1917 года капиталистические отношения в аграрном строе еще не стали господствующими, в российской деревне преобладали крепостнические пережитки. Главным оппонентом этой точки зрения стал С.М. Дубровский, который отстаивал взгляды о преобладании капиталистических отношений в деревне уже в начале XX века.

Начало 1990-х годов было отмечено всплеском интереса к истории российского крестьянства. Новые идеи и методы исследований легли на добротный фактологический материал и теоретические наработки советского периода. Одним из первых способов обобщения и применения идей западного крестьяноведения к истории российского крестьянства стал теоретический семинар «Современные концепции аграрного развития». Крестьянские исследования получили дальнейшее развитие в ежегоднике «Крестьяноведение», выходившем в 1996, 1997 и 1999 годах. Важным событием стало издание в 2002 году сборника, посвященного проблемам развития крестьяноведения.

Помимо крестьяноведческих исследований, в изучении истории крестьянства в настоящее время применяются подход, основанный на учете влияния почвенно-климатических особенностей Русской равнины. В частности, Л.В. Милов в своих исследованиях полагает, что тяжелые климатические условия России, особенно в ее центре – в нечерноземных районах, оказали решающее влияние на развитие не только экономики, но также и на крестьянский менталитет и, в целом, на российское государство и общество.

Большой вклад в изучение истории российского крестьянства внесли также исследования Б.Н. Миронова по социальной истории России. В своем исследовании Б.Н. Миронов исходит из принципов прогресса исторического развития и единства направления развития России и Запада.

Сторонниками этнокультурного подхода можно назвать таких исследователей, как М.М. Громыко, А.В. Буганов, и С.В. Кузнецов. С 90-х годов ХХ в. на одно из видных мест в антропологических дисциплинах выдвигаются гендерные исследования. В эти годы вышел ряд сборников и монографий по тематике пола. К наиболее основательным исследованиям относится монография Т.А. Бернштам, посвященная этнографическому изучению категорий пола и возраста в культуре традиционного сельского общества.

Помимо исследований, посвященных Центральной России, особого внимания заслуживают работы, посвященные истории верхневолжского крестьянства. Развитие народного образования на территории Верхнего Поволжья стало предметом исследования С.Ю. Иерусалимской, Е.С. Введенского, А.Е. Оторочкиной. К исследованиям, освещающим развитие библиотечного дела и распространение книг на территории Верхнего Поволжья относятся работы А.А. Соловьева, К.А. Степанова и Т.В. Леденевой.

Важнейшее значение в изучении агрономических мероприятий земства имеют исследования А.В.  Ефременко. Влияние неземледельческого отхода на трансформацию культурной традиции верхневолжского крестьянства стало предметом исследования О.В. Смуровой, Я.Е. Смирнова, Л. Лурье, А. Хитрова. Изучению мировосприятия ярославского и нижегородского крестьянства в конце XIX – XX вв. посвящено диссертационное исследование Н.А. Уваровой. Большое значение для изучения семейных отношений верхневолжского крестьянства имеют исследования И.Ю. Шустровой, посвященные внутрисемейным отношениям крестьян.

Итак, анализ исследовательской литературы позволяет судить о том, что на протяжении XIX – начала XXI вв. отечественными и зарубежными исследователями были проведены широкомасштабные исследования, раскрывающие существенные аспекты крестьянского мироустройства. Особенности крестьянской культуры и закономерности развития крестьянского общества исследовались с точки зрения классового, крестьяноведческого, гендерного, этнокультурного, природно-климатического и других подходов. В то же время социоциокультурный аспект истории крестьянского общества Верхнего Поволжья не получил комплексной разработки.

Источниковую базу исследования составляет широкий комплекс опубликованных и неопубликованных источников. Издание ценнейшего источника по изучению социально-культурной жизни русского крестьянства – документов «Этнографического бюро» кн. В.Н. Тенишева (Архив РЭМ. Ф. 7. Оп. 1, 2.) включающих материалы, собранные в Ярославской, Владимирской, Костромской и Тверской губерниях , позволяет всесторонне изучить социальные и культурны аспекты развития крестьянского общества. Неопубликованные источники, представлены делами из 20 фондов двух архивов Государственного архива Ярославской области (ГАЯО) и Государственного архива Костромской области (ГАКО), а также делами из отделов письменных источников Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника и Костромского объединенного историко-архитектурного музея-заповедника.

В числе документов официального делопроизводства нами рассматривались материалы окружных судов (Ф. 346 ГАЯО и Ф. 340 ГАКО), прокурора и товарища прокурора окружного суда (Ф. 347 ГАЯО), и материалы волостных судов, где разбирались маловажные правонарушения и мелкие имущественные дела крестьян (Ф. 812 и Ф. 1274 ГАЯО и Ф. 327 и Ф. 331 ГАКО). В работе использовались документы волостных правлений (Ф. 1274 ГАЯО и Ф. 293 и Ф. 297 ГАКО), документы губернских земских управ (Ф. 485 ГАЯО и Ф. 205 ГАКО) и губернских присутствий (Ф. 120. ГАЯО), материалы фондов Ярославской и Костромской духовных консисторий (Ф. 230 ГАЯО и Ф. 130 ГАКО и др.). Статистические источники представлены документами губернских статистических комиссий (Ф. 642 ГАЯО и Ф. 161 ГАКО) и статистическими сборниками, изданиями губернских и уездных земств, публикациями местных научных обществ.

Одним из популярных изданий периодической печати, представлявших взгляды и крестьянского населения являлась правительственная газета «Сельский вестник». Важным источником для написания данной работы являются также публикации специализированных периодических изданий, таких как журнал «Этнографическое обозрение», и журнал «Живая старина». Местная периодическая печать представлена публикациями в неофициальных частях Ярославских, Владимирских, Костромских и Тверских «Губернских ведомостей». Важным источником, использовавшимся для изучения религиозных аспектов жизни верхневолжской деревни, являются местные издания «Епархиальных ведомостей».

Из круга фольклорных и этнографических материалов использованы частушки, бывальщины, народные легенды, пословицы и материалы «Этнографического бюро» кн. Тенишева (См. сн. № 33-35). Публицистика, использованная в данной работе, представлена трудами выразителей народнического направления общественной мысли. Источники личного происхождения представлены неопубликованными дневниками верхневолжских крестьян и опубликованными воспоминаниями.

Научная новизна. В исследовании на основе всестороннего рассмотрения и обобщения значительного количества разнообразных источников, в том числе и впервые вводимых в научный оборот, представлена комплексная характеристика социокультурного развития российской деревни с позиций истории. В диссертационном исследовании проведен анализ воздействия на крестьянский традиционный образ жизни модернизационных тенденций в сфере религиозного сознания, семейных и внутриобщинных отношений, в рамках восприятия крестьянством различных социально-культурных нововведений в деревне Верхнего Поволжья во второй половине XIX – начале XX вв.

Практическая ценность работы. Материалы диссертации и выводы по результатам исследования могут быть использованы для написания монографии, в образовательном процессе при изучении отечественной истории второй половины XIX – начала XX вв., разработке ряда курсов по историческому краеведению, истории культуры, подготовке специальных курсов лекций и семинарских занятий по истории развития деревни России во второй половине XIX – начале XX в. Автором был впервые введен в научный оборот широкий документальный материал, включающий более 560 единиц хранения двух архивохранилищ.

Апробация исследования проведена на Всероссийской конференции «Социальная история российской провинции» (Ярославль, 6-9 октября 2007 г.), на X научной конференции Золотаревские чтения (Рыбинск, 19-20 октября 2004 г.); на XI научной конференции Золотаревские чтения (Рыбинск, 16 ноября 2006 г.); на конференциях аспирантов и студентов исторического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова (1999 – 2007). По результатам исследования автором опубликовано 14 статей, общим объемом 3,8 п.л., в том числе в «Вестнике Поморского университета», «Научных ведомостях БелГУ» и в других изданиях.

Структура работы. Диссертация включает в себя введение, четыре главы, заключение, список использованных источников и литературы, десять приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обозначена актуальность и новизна исследования. Определены цели и задачи, объект и предмет диссертации, проведен анализ источников и исследовательской литературы, привлекавшихся в ходе работы.

Первая глава «Внутриобщинные отношения во второй половине XIX – начале ХХ века: основные тенденции эволюции» посвящена изучению социальных отношений в рамках крестьянской общины в рассматриваемый период. В первом параграфе изучаются «Традиционные черты внутриобщинных отношений во второй половине XIX – начале XX века». Через призму основных ценностей крестьянского общества автором были рассмотрены важнейшие социальные отношения и процессы, протекавшие в изучаемый период в рамках общины. Анализ источников показал, что в общине существовала бесконфликтная в культурном отношении преемственность поколений, высокий престиж и авторитет старшего поколения. Социализация, основанная на устной традиции, и сильный социальный контроль со стороны крестьянского сообщества способствовали формированию мощного общинного сознания. Социальный статус человека в общине в значительной степени зависел от возраста, величины и репутации его семьи.

Второй параграф посвящен «Изменениям во внутриобщинных отношениях во второй половине XIX – начале ХХ века». В результате реформ 1860-70-х годов система ценностей крестьянства переживала глубокую трансформацию. Развитие рыночных отношений влияло как на формы деятельности, так и на сознание традиционного крестьянства. С появлением других источников знаний об окружающем мире помимо родителей, взгляды молодого поколения стали отличаться от взглядов старших, и возникли условия для появления конфликта ценностей.

Рост неземледельческого отхода во второй половине XIX века способствовал тому, что у значительной части крестьянских детей подросткового возраста период складывания определенной системы ценностей и мировосприятия, формирования жизненного опыта и освоения основных трудовых навыков происходил вне семьи и вне деревенской традиционной культуры. Это, безусловно, способствовало росту индивидуализма и независимости в среде крестьянской молодежи. Кроме того, в пореформенный период наблюдалось активное распадение больших патриархальных семей, что способствовало увеличению количества молодых домохозяев в сельской общине. Происходило омоложение сходов, среди участников схода стали появляться и женщины.

Проведенное исследование показало, что в крестьянской среде изучаемого периода наблюдалось ослабление социального контроля общества, все большая часть жизни становилась личным или внутрисемейным делом, а вмешательство общины происходило только в случае, когда крестьяне сами обращались к миру с просьбой разрешить семейный конфликт. В силу меняющейся хозяйственной и правовой практики престижным становится не только возраст человека, но и степень его грамотности, осведомленности, предприимчивости. Уважаемыми характеристиками человека в крестьянском обществе становятся такие качества как практическая смекалка, находчивость, прагматизм, умение хорошо заработать. Имущественное разобщение способствовало уменьшению соседской солидарности.

Таким образом, на протяжении второй половины XIX – начала ХХ века происходят определенные изменения в системе общественных отношений, ценностей и норм поведения, особенно ярко проявившиеся в среде верхневолжского крестьянства.

Во второй главе рассматривается «Крестьянство и социокультурная деятельность земских учреждений в верхневолжской деревне второй половины XIX – начала ХХ века». Для понимания глубины эволюции культурных представлений крестьянства во второй половине XIX – начале XX вв. выясняется отношение крестьянства к социально-культурным нововведениям и характеризуются потребности крестьянства в культурных преобразованиях.

Первый параграф главы посвящен изучению «Медицины в верхневолжской деревне». Земские отчеты свидетельствуют о том, что поначалу медицина, образование и передовые сельскохозяйственные технологии оказались невостребованными крестьянами. Анализ источников показал, что доверие крестьян к официальной медицине сильно зависело от ряда обстоятельств: важным фактором была общая развитость населения данной местности; кроме того, популярность официальной медицины также зависела от близости врачебного пункта к больному и продолжительности его существования. Определенную роль играли особенности традиционного крестьянского сознания, благодаря которым знахарство весьма медленно сдавало свои позиции.

В начале ХХ века в крестьянском населении растет доверие к медицинской помощи, начинает проникать идея санитарных мер. В то же время, эти представления весьма неравномерно проникали в крестьянское общество. Врачебные пункты охватывали лишь проживающее в ближайшей округе население, оставаясь малодоступными основной массе сельских жителей, и в рассматриваемый период пользование ими не стало повседневным и привычным.

Второй параграф рассматривает «Отношение крестьян к школьному образованию». Во второй половине XIX века, благодаря деятельности земства, произошел настоящий «скачок» в развитии просвещения. В то же время, короткий срок обучения и очень ограниченная возможность применять полученные знания на практике порождали во многих случаях рецидив безграмотности.

Проведенное исследование показало, что степень грамотности детей убывала по мере увеличения расстояния от школы до дома, при этом особенно большое значение близость школы имела для девочек. Само назначение школьного образования весьма отличалось от представлений интеллигентной общественности: крестьянин ставил перед школой ряд практических задач, воспринимая обучение сугубо утилитарно. Основное требование состояло в том, чтобы дети научились читать, писать и считать, при этом как можно быстрее.

Изучение источников показало, что крестьянские требования к школьному образованию зависели от характера занятий местного населения. Крестьянство, занятое земледельческими занятиями особенно ценило грамотность за возможность читать духовную литературу, в то время как крестьяне, уходившие на заработки в крупные города, стремились извлечь практическую пользу от обучения, и относились к образованию более серьезно: степень грамотности отходника влияла на тот промысел, которым он был способен заниматься в городе.

Третий параграф посвящен «Формированию читательских интересов крестьян». Без приобщения крестьян к чтению не возможно было серьезное и планомерное развитие грамотности в деревне. Важнейшую роль в распространении книги в деревне сыграли земские народные читальни, появляющиеся в начале ХХ века.

В начале ХХ века наблюдался постепенный рост спроса на книги, особенно заметен рост интереса крестьян к периодике, который возник во многом благодаря отходническому населению. Кроме того, взрослые крестьяне хотели пользы от чтения: тех практических советов, которые крестьянин не находил в специализированной книге, дорогой, непонятной и непригодной для его нужд, он искал в газете или календаре.

Четвертый параграф рассматривает «Крестьянское общество и агрономические мероприятия земства». В начале 90-х годов начинается усиленное развитие земской агрономической помощи крестьянскому населению, что во многом было связано с неурожаями и голодом 1890-х гг. Однако, крестьянское население зачастую с недоверием, а иногда и недоброжелательностью относилось к новым мероприятиям. Негативное отношение к нововведениям в сельском хозяйстве во многом было связано с особенностями крестьянского сознания, в котором весьма сильна была установка на принятие старины за образец. Основными мероприятиями, на которых жизнь заставляла сосредоточиться уездных агрономов, было распространение полевого травосеяния, улучшенных орудий, машин и семян, сельскохозяйственных знаний. С конца XIX века в крестьянской среде развивается кооперативное движение – наблюдается рост кредитных и потребительских кооперативов.

Таким образом, реформы второй половины XIX века оказали значительное влияние на культурную жизнь верхневолжской деревни. В то же время, процесс приобщения крестьянства к социально-культурным институтам зачастую сталкивался с определенными трудностями. Немаловажными причинами этого являлись опасения крестьян в увеличении затрат на содержание культурных учреждений, а также страх перед неудачей, когда нововведения вторгались в область ведения хозяйства.

Медленное приобщение крестьянского населения к социальным и культурным нововведениям объяснялось также тем, что представление общественности о потребностях населения не всегда совпадало с крестьянскими устремлениями: крестьяне стремились не к общим целям просвещения, улучшения санитарно-гигиенической обстановки или устроения крестьянского хозяйства на рациональных принципах, а были нацелены на конкретный, утилитарный результат виде быстрого освоения грамоты, доступа к практически применимой, понятной и дешевой литературе, быстрого и недорогого лечения, и т.д. Однако степень приобщения населения к культурным и социальным благам неуклонно увеличивалась.

Третья глава исследования характеризует «Религиозное мировоззрение верхневолжского крестьянства во второй половине XIX – начале ХХ века». В первом параграфе главы «Православие и традиционные крестьянские верования второй половины XIX – начала ХХ века» рассматривается комплекс верований крестьянства в изучаемый период.

Как показывают источники, из всего комплекса религиозных представлений в большей степени крестьянством воспринималось то, что было нацелено на практические нужды, помощь в хозяйственной деятельности, и в меньшей степени – на духовное спасение. Говоря о крестьянском восприятии христианства необходимо отметить полное переосмысление христианской обрядности, которая была поставлена на службу хозяйственным интересам.

Изучение народных христианских легенд показало, что морально-этический аспект православия тесно переплетался с традиционной системой ценностей крестьянства, ведущего натуральное хозяйство.

Второй параграф затрагивает «Изменения в крестьянском религиозном сознании во второй половине XIX – начале ХХ века». Изменению религиозного мировоззрения крестьян способствовало проникновение городской культуры в сельскую среду, служба в армии, а также неземледельческий отход, надолго отрывавший крестьян от сельского мира. Влияние традиции и общественного контроля в городской среде существенно снижалось, а кругозор и объем информации значительно расширялся.

На рубеже XIX-XX веков священники отмечали уменьшение посещаемости паствой богослужений, а также растущее равнодушие и пренебрежение паствы к исполнению церковных обрядов. Наиболее заметно эти процессы прослеживаются в среде отходников, фабричных рабочих и молодежи.

В начале XX века следует отметить усиление влияния школьного образования. Начальное образование давало базовые религиозные знания, рост грамотности способствовал также уменьшению в народной среде различных суеверий, особенно в молодом поколении.

Анализ материалов окружного суда, заведенных по фактам богохульства и кощунства, позволил автору сделать вывод об усилении процесса переоценки традиционных религиозных представлений крестьянством. Источники показывают, что в крестьянской среде существовала определенная часть людей, являвшихся пассивными атеистами – они не отрекались от церкви, но фактически никак не соприкасались с ней. Судебные дела показывают также определенную категорию крестьян, сомневавшихся в религиозных догмах, а также крестьян, интересовавшихся религиозными вопросами, но направлявших свой духовный поиск вне православной традиции.

Переоценка традиционных понятий и стереотипов в народной среде, вызванная модернизационными процессами, застала Православную церковь неподготовленной. Одной из неудовлетворенных потребностей сельских прихожан был недостаток религиозной информации – духовных книг, внебогослужебных бесед; существовала потребность в более тесном сближении священников с паствой. Однако, ключевой проблемой приходской жизни следует признать столкновения причта и прихожан на почве материальных интересов.

Подводя итог свершимся в религиозном сознании крестьянства к началу XX в. изменениям, необходимо отметить, во-первых, тенденцию к постепенному ослаблению значения обрядов в религиозной жизни крестьянства, а во-вторых, определенную рационализацию сознания, которая приводила как к росту секуляризации мировоззрения некоторой части населения, так и, наоборот, к поиску ответов на актуальные вопросы в морально-этических принципах религиозных учений.

В четвертой главе «Семейные отношения в верхневолжской деревне второй половине XIX – начала XX века» изучается семья как центральный и важнейший институт крестьянского общества. В первом параграфе изучаются «Особенности крестьянской семьи как хозяйственного коллектива». Изучение источников показало, что отношения в традиционной крестьянской семье строились на подчинении младших старшим, господстве мужчин над женщинами и главы семьи над домочадцами. Поддержание жизнеспособности хозяйства, экономические интересы семьи укрепляли и поддерживали патриархальный иерархизм и способствовали тому, что интересы семейного коллектива являлись первоочередными по отношению к индивидуальным устремлениям ее членов.

Во втором параграфе изучаются «Новые явления в семейных отношениях верхневолжских крестьян в пореформенный период». Большое влияние на демократизацию семейных отношений оказала отмена крепостного права. Анализ решений волостных судов показывает, что в верхневолжской деревне крестьянское общество начинает учитывать права детей: суд проверяет обоснованность жалоб большака на членов семьи, обращает внимание на его репутацию, защищает членов семьи от физического насилия и произвола главы семьи. В то же время исследования, касающиеся черноземных губерний России, не обнаруживают сходных темпов в увеличении прав младших членов семьи.

Важным фактором в трансформации культурной традиции Верхнего Поволжья являлся неземледельческий отход крестьян. Источники показывают некоторые изменения в семейных отношениях большой семьи в местностях с развитым отходом или фабричным заработком. Глава семьи чаще прислушивается к мнению младших членов, согласовывает с ними важные хозяйственные решения и более склонен к компромиссам.

В рамках малой семьи существенно изменялось положение женщины-крестьянки. Увеличение ее экономического значения в малой семье, а также ограничение подчинения непосредственно мужу, способствовало росту прав и личной свободы крестьянки. Развитие неземледельческого отхода в Верхнем Поволжье еще более усиливало такое положение. Увеличились имущественные права женщины, поскольку из работницы, слабо связанной с большой семьей она превращалась в хозяйку малой семьи.

Таким образом, под влиянием модернизационных процессов, в верхневолжской деревне происходили изменения в традиционном семейном строе. По мере роста влияния на крестьянские представления городской культуры и активного распространения малой семьи, увеличения значения женщины в хозяйстве, наблюдалась гуманизация семейных отношений. Процесс демократизации семейных отношений был весьма неравномерен, однако в целом, смягчение патриархальной традиции в верхневолжской деревне наблюдалось явственнее, нежели в черноземных губерниях России.

В заключении были аккумулированы результаты проведенной научно-исследовательской работы. Наиболее существенной характеристикой социокультурного облика верхневолжской деревни изучаемого периода является традиционная основа крестьянской культуры и жизнедеятельности. Крестьянская культура основывалась на устной передаче опыта, коллективном и непрофессиональном опыте хозяйственной деятельности, традиционной организации повседневного обихода и семейной жизни.

Особенностью крестьянской культуры второй половины XIX – начала XX веков становится интенсивное влияние на крестьянский традиционный образ жизни модернизационных тенденций. В рассматриваемый период влияние городской культуры многократно усиливалось благодаря росту неземледельческих занятий и увеличению промышленного отхода верхневолжских крестьян, способствовавшего более независимому и активному положению молодежи в среде верхневолжского крестьянства.

Усиление контактов с городом, а также активное распространение школьного образования способствовало изменению религиозного мировоззрения крестьян Верхнего Поволжья. В изучаемый период происходили изменения в массовом сознании крестьян, усиливались тенденции рационалистического, абстрактного мышления. Это выражалось в снижении значения обыденной религиозности и ослаблении значения обрядов и религиозных запретов. Уменьшение роли традиции в крестьянском обществе и постепенная рационализация мышления отчасти приводили к росту секуляризации. В целом, крестьянство продолжало существовать в рамках религиозной культуры.

Отходничество, фабричные заработки, игравшие важную роль в крестьянской экономике Верхнего Поволжья, способствовали восприимчивости верхневолжских крестьян к иным ценностям и способам поведения. Наиболее заметно новые культурные явления проявлялись во внешнем облике и материальной культуре, в то время как процесс приобщения крестьянства к более серьезным социокультурным нововведениям зачастую сталкивался с определенными трудностями. Традиционно присущий крестьянству консерватизм и осторожность были причинами того, что крестьянское население с недоверием относилось к разнообразным нововведениям и земским инициативам. В то же время, необходимо отметить, что степень приобщения населения к культурным и социальным благам неуклонно увеличивалась.

В целом, верхневолжская деревня испытала серьезное модернизационное воздействие на крестьянский традиционный образ жизни. В рассматриваемый период происходила активная трансформация системы ценностей и норм поведения крестьянства. В представлениях крестьян усиливались тенденции индивидуализма и рационализации сознания, наблюдалось уменьшение давления традиции и влияния общественного мнения сельского сообщества на внутрисемейную жизнь крестьян. Эти изменения происходили на территории Верхнего Поволжья при сохранении традиционных основ крестьянской культуры, затрагивая наиболее глубоко местности с развитым отходническими промыслами либо близкие к центрам городской культуры. В то же время, процесс демократизации семейных отношений, развитие социально-культурного кругозора в крестьянской среде Верхневолжья наблюдалось значительно явственнее, нежели в черноземных губерниях России.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Нуждина, А.А. Отношение крестьян Верхнего Поволжья к школьному образованию во второй половине XIX – начале XX века // Вестник Поморского университета: серия «Гуманитарные и социальные науки». 2007. № 7. С. 16 – 19. (0,26 п.л.)

Нуждина, А.А. Книга в крестьянской среде Верхнего Поволжья во второй половине XIX — начале ХХ века // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Сер. «История. Политология. Экономика». – 2007. – 38 (39). Вып. 4 – С. 86 – 92. (0,6 п.л.)

3. Нуждина, А.А. Крестьянская семья в России в конце XIX – начале XX в. // Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2001. – Вып. 6. – С. 33 – 35. (0,13 п.л.)

4. Нуждина, А.А. О социально-психологическом облике российского крестьянина // Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2002. – Вып. 7. – С. 22 – 24. (0,13 п.л.)

5. Нуждина, А.А. О читательских вкусах русского крестьянства на рубеже XIX – XX веков // Х Золотаревские чтения. Материалы научной конференции, 19-20 октября 2004 г. Рыбинск: «Михайлов посад», Рыбинский музей-заповедник, 2004. – С. 155 – 157. (0,13 п.л.)

6. Нуждина, А.А. О положении крестьянки в русской деревне в конце XIX – начале XX века // Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета / Под ред. д-ра ист. наук А.М. Селиванова; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2004. – Вып. 9. – С. 95 – 99. (0,25 п.л.)

7. Нуждина, А.А. Крестьянин-читатель в Ярославской губернии в конце XIX века // Век нынешний, век минувший…: Исторический альманах. – Вып. 4. – Яросл. гос. ун-т. Ярославль: ЯрГУ, 2005. – С. 25 – 33. (0,5 п.л.)

8. Нуждина, А.А. Крестьянские представления о структуре российского общества XIX века // Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2005. – Вып. 10. – С. 106 – 111. (0,3 п.л.)

9. Нуждина, А.А. Санитарно-бытовое состояние деревни Верхнего Поволжья на рубеже XIX – XX вв. // ХI Золотаревские чтения. Материалы научной конференции, 16 ноября 2006 г. Рыбинск: «Михайлов посад», Рыбинский музей-заповедник, 2006. – С. 142 – 144. (0,14 п.л.)

10. Нуждина, А.А. Религиозность крестьян в глазах благочинных (на материалах Костромской Епархии во второй половине XIX века // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. 2007. — Серия ИСТОРИЯ, № 1. — С. 104 – 105. (0,24 п.л.)

11. Нуждина, А.А. Отношение к медицине крестьян Верхнего Поволжья на рубеже XIX – XX вв. // Путь в науку: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Яросл. гос. ун-т. – Ярославль: ЯрГУ, 2007. – Вып. 11. – С. 128 – 132. (0,3 п.л.)

12. Нуждина, А.А. Некоторые тенденции эволюции религиозного сознания верхневолжских крестьян в пореформенной России // Социальная история российской провинции: материалы Всероссийской научной конференции. Яросл. гос. ун-т. – Ярославль: ЯрГУ, 2007. С. 231 – 237. (0,4 п.л.)

13. Нуждина, А.А. Крестьянская реформа и трансформация внутриобщинных и межличностных отношений в русской деревне (на материалах Ярославской губернии) // Состояние и перспективы социально-экономического развития Северо-Запада России: материалы научной студенческой конференции: филиал Северо-Западной академии государственной службы в Выборге. – Выборг, 2007. С. 16 – 19. (0,18 п.л.)

14. Нуждина, А.А. Развитие русской крестьянской семьи пореформенной России (по материалам волостных судов Ярославской и Костромской губерний) // Состояние и перспективы социально-экономического развития Северо-Запада России: материалы научной международной межвузовской конференции аспирантов и студентов: филиал Северо-Западной академии государственной службы в Выборге. – Выборг, 2008. С. 91 – 95. (0,25 п.л.)

См.: Чехов, Н.В. Народное образование в России. / Н.В. Чехов. – М., 1912.

См.: Вахтеров, В.П. Всеобщее обучение./В.П. Вахтеров. — М, 1897.

См.: Пругавин, А.С. Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания / А.С. Пругавин. — СПб., 1895; Корф, Н.А. Народные библиотеки // Народная школа. — 1883. — № 9; Маракуев, В.В. Что читал и читает русский народ. Публичное чтение 3 марта 1884 г. в Политехническом Музее / В.В. Маракуев. — М., 1886; Рубакин, Н.А. Этюды о русской читающей публике / Н.А. Рубакин. — СПб., 1897; Ан-ский, С.Л. Народ и книга / С.Л. Ан-ский. — М., 1914; Алчевская, Х.Д. Что читать народу? / Х.Д. Алчевская. — М., 1884.

См.: Пахман, В. Обычное гражданское право в России: Юридические очерки: в 2 т. / С.В. Пахман. — СПб., 1879; Якушкин, Е.И. Обычное право: Материалы для библиографии обычного права / Е.И. Якушкин. — Ярославль, 1875 — 1909. — Вып. 1 -4.

См.: Чаянов, А.В. Крестьянское хозяйство: Избранные труды. / А.В. Чаянов. — М., 1989; Макаров, Н.П. Организация сельского хозяйства / Н.П. Макаров. — М., 1927; Челинцев, А.Н. Состояние и развитие русского сельского хозяйства. / А.Н. Челинцев. — Харьков, 1918; Кондратьев Н.Д. Особое мнение: Избр. Произведения. / Н.Д. Кондратьев: в 2 кн. — М., 1993. В 2-х т.

См.: Редфилд, Р. Большая и малая традиция // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. — М., 1992. — С. 200 — 202; Современные концепции аграрного развития // Отечественная история. — 1995. — № 4.

См.: Шанин, Т. Понятие крестьянства // Великий незнакомец… — С. 8 — 20.

См.: Дубровский, С.М. Столыпинская реформа. / С.М. Дубровский. — Л., 1925; Ефремов, П.Н. Столыпинская аграрная политика. / П.Н. Ефремов. — М., 1941; Карпов, Н.П. Аграрная политика Столыпина / Н.П Карпов. — Л., 1925; Лященко, П.И. История народного хозяйства СССР: в 2-х т. / П.И. Лященко. — М., 1947. — 1т.; П.И. Лященко. История народного хозяйства СССР: в 2 т. — М., 1956. – 2 т.; Першин, П.Н. Участковое землепользование в России. / П.Н. Першин. — М., 1922.

См.: Кочетковская, Е.Н. Национализация земли в СССР./ Е.Н. Кочетковская. — М., 1947; Любошиц, Л.И. Вопросы марксистско-ленинской теории аграрных кризисов / Л.И. Любошиц. — М., 1949; Карнаухова, С. Размещение сельского хозяйства России в период капитализма (1860 — 1914). / Е.С. Карнаухова. — М., 1951.

Анфимов, A.M. Земельная аренда в России в начале XX века. / А.М. Анфимов. — М., 1961.

Дубровский, С.М. Сельское хозяйство и крестьянство России в период империализма. / С.М. Дубровский. — М., 1975.

См.: Ковальченко, И.Д. Аграрное развитие России и революционный процесс // Реформы или революция? Россия 1861 — 1917: Материалы международного коллоквиума историков. — М., 1992.С. 246 – 263; Уортман Р. Николай II и образ самодержавия // Там же. — С. 18 — 30; .Фриз Г.Л. Церковь, религия и этическая культура на закате старого режима // Там же. — С. 31 – 32; Моисеенко, Т.Л. Крестьянское хозяйство на рубеже XIX — XX вв. // Россия в XX в.: Историки мира спорят. — М, 1994. — С. 77-83; Данилов, В.П., Данилова Л.В. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России (XIX — XX вв.): Материалы международной конференции. / 14 — 15 июня 1994, — М., 1996. — С. 22 – 39.

Современные концепции аграрного развития: теоретический семинар // Отечественная история. — 1992. — №5, Там же. — 1993. — №2, № 6; Там же. — 1994. — № 6; Там же. – 1995. — № 4; Там же. – 1996. — № 4; Там же. — 1997 — № 2, Там же. – 1998. — №1, № 6.

См.: Данилова, Л.В. Природное и социальное в крестьянском хозяйстве // Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ежегодник. 1997. — С. 21 —51; Левин, М. Деревенское бытие: нравы, верования, обычаи // Там же. — С. 84 — 127; Морозов, С.Д. Брачность и рождаемость крестьян Европейской России (конец XIX — ХХвв.) // Крестьяноведение… 1999. — С. 95 — 113.

Рефлексивное крестьяноведение. — М., 2002.

Милов, Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. / Л.В. Милов. — М., 1998.

Миронов, Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX в.): в 2 т. / Б.Н. Миронов. — СПб., 2000.

См.: Громыко, М.М., Буганов, А.В. О воззрениях русского народа / М.М. Громыко, А.В. Буганов. — М., 2000; Громыко, М.М., Кузнецов, С.В., Буганов, А.В. Православие в русской народной культуре: направление исследований // ЭО. — 1993. — № 6. — С. 60; Кузнецов, С.В. Религиозно-нравственные основания русского земледельческого хозяйства // Православие и русская народная культура. — М., 1994. — С. 31 – 53.

См.: Этнические стереотипы мужского и женского поведения — СПб., 1991; Секс и эротика в русской традиционной культуре. — М., 1996; Родины, дети, повитухи в традициях народной культуры. / Сост. Е.А. Белоусова; Отв. ред. С.Ю. Неклюдов. — М., 2001; Мужской сборник. Вып. 1. Мужчина в традиционной культуре. Социальные и профессиональные статусы и роли. Сила и власть. Мужская атрибутика. Мужской фольклор. — М., 2001; А се грехи злые, смертные… Русская семейная и сексуальная культура глазами историков, этнографов, литераторов, фольклористов, правоведов и богословов XIX – начала XX веков: в 3-х томах. — М., 2004.

См.: Бернштам, Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX – начала XX в. Половозрастной аспект традиционной культуры. / Т.А. Бернштам. — Л., 1988.

Иерусалимская, С.Ю. Развитие народного образования в российской провинции во второй половине XIX – начале XX вв. (по угличским материалам). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук /С.Ю. Иерусалимская. — Иваново, 2005.

Введенский, Е.С. Деятельность Русской Православной Церкви в области начального народного образования во второй половине XIX – начале XX вв. (по материалам Ярославской и Костромской губерний). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Е.С. Введенский. — Ярославль, 2004.

Оторочкина, А.Е. Народное образование в губерниях Верхней Волги в первой половине XIX в. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук./ А.Е. Отрочкина. — Ярославль, 2005.

См.: Соловьев А.А. Распространение книг в русской провинции 1861-1914 гг. (по материалам Владимирской и Костромской губерний). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / А.А. Соловьев. — Иваново, 2003.

Степанов, К.А. Открытие библиотек в г. Ростове и его уезде Ярославской губернии (вторая половина XIX – начало XX вв.) / К.А. Степанов. – Ярославль, 2006.

Леденева, Т.В. Читатель в русской провинции XVIII – XIX вв. // Ярославская старина: Исторический журнал. Вып. 3. 1996. С. 3 – 12.

См.: Ефременко, А.В. Земская агрономия и ее роль в эволюции крестьянской общины. / А.В. Ефременко. — Ярославль, 2002; Ефременко А.В. Земская альтернатива Столыпинской приватизации / А.В. Ефременко. — Ярославль, 1999.

Смурова, О.В. Неземледельческий отход крестьян в столицы и его влияние на трансформацию культурной традиции в 1861 – 1914 гг. (на материалах Санкт-Петербурга и Москвы, Костромской, Тверской и Ярославской губерний) / О.В. Смурова. — Кострома, 2003.

Смирнов, Я.Е. Жизнь и приключения ярославцев в обеих столицах Российской империи. Ярославль, 2002.

Лурье, Л., Хитров, А. Крестьянские землячества в российской столице: ярославские питерщики // Невский архив: Историко-краеведческий сборник. М; СПб, 1995. С. 307 – 354.

См.: Уварова, Н.А. Мировосприятие ярославского и нижегородского крестьянства в конце XIX – начале XX вв. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. / Н.А. Уварова. — Ярославль, 2004. С. 160 – 185;

Шустрова И.Ю. Очерки по истории русской семьи Верхневолжского региона в XIX – начале ХX века. /И.Ю. Шустрова; Яросл. гос. ун-т им. П.Г. Демидова. – Ярославль, 1998.

Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева. Т. 2. Ярославская губерния. В 2-х частях. СПб., 2006.

Быт великорусских крестьян-землепашцев. Описание материалов этнографического бюро кн. В.Н. Тенишева (на примере Владимирской губернии). СПб., 1993. 470 с.

Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева. Т. 1. Костромская и Тверская губернии. СПб., 2004. 568 с.

Сельский вестник. — 1882. — №№ 1 — 52. – 1904. — №№. — 1-52.

PAGE

PAGE 12