Социокультурная адаптация мордвы на дальнем востоке историко-эт

На правах рукописи

Савка Виталий Профирович

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ МОРДВЫ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ:

ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 07.00.07 – этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Чебоксары 2011

Работа выполнена в отделе археологии и этнографии Государственного учреждения «Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Никонова Людмила Ивановна

Официальные

оппоненты:

Доктор исторических наук, профессор кафедры археологии, этнографии и региональной истории ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова»

Таймасов Леонид Александрович

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела этнографии, этнологии и антропологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Ермак Галина Геннадьевна

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Ульяновский государственный университет».

Защита состоится 22 апреля 2011 г. в 10 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.301.05 при Чувашском государственном университете имени И.Н. Ульянова по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38 (учебный корпус № 1), ауд. 513.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38; с авторефератом на официальном сайте ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова», www.chuvsu.ru.

Автореферат разослан «18» марта 2011 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Н.А. Петров

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Мордовский народ является крупнейшим представителем финно-угорской семьи. В силу исторических событий мордва расселилась по всей территории России. Согласно данным переписи 2002 г., ее численность составила 843,3 тыс. человек, из них в границах Республики Мордовия проживает лишь треть всего мордовского населения страны. В связи с этим вопросы миграции мордвы, ее переселения в другие регионы страны, адаптации к новым условиям, сохранения традиций, уклада жизни на новом месте не могут не волновать ученых-исследователей. Переселение порождает множество проблем, связанных с жильем, трудоустройством, ак-климатизацией в новой и во многом непривычной для переселенцев социокультурной среде, требующей от них установления новых этнокультурных и социальных связей, поиска своего места в новых для них условиях профессиональной реализации. Встраивание себя в систему уже сложившихся отношений – это сложный и длительный процесс, требующий огромных внутренних затрат и перестройки всей личности. Одним из мест переселения мордвы является Дальний Восток. Для изучения были избраны области на самой дальневосточной границе – близлежащие к Тихому океану, где численность мордвы, согласно переписи 2002 г., составила в Хабаровском крае – 3 399, Приморском крае – 4 307, Сахалинской области – 2 943, Камчатской области – 1 170 человек.

Актуальность изучения социокультурной адаптации мордвы на Дальнем Востоке объясняется необходимостью анализа миграционных процессов народа с выявлением инноваций в хозяйственной деятельности и материальной культуре, как основополагающих факторов адаптации в новых условиях жизненного пространства в полиэтничном дальневосточном регионе. Этнографическое изучение мордвы на Дальнем Востоке дает возможность для воссоздания и сохранения культурного прошлого мордовского народа как на территории Республики Мордовия, так и за ее пределами.

Объектом исследования является мордовское население на Дальнем Востоке.

Предмет исследования – хозяйственная деятельность и материальная культура мордвы, переселившейся в Дальневосточный регион.

Целью диссертационного исследования является анализ социокультурной адаптации мордвы на Дальнем Востоке с выявлением инноваций в хозяйственной деятельности и материальной культуре.

Исходя из цели исследования, решаются следующие основные задачи:

– проанализировать миграционные процессы и выявить ареалы проживания мордовского населения на Дальнем Востоке;

– проследить динамику численности мордвы на Дальнем Востоке;

– рассмотреть факторы адаптации мордвы в иных условиях проживания;

– охарактеризовать хозяйственную деятельность и промыслы мордовских переселенцев;

– изучить жилищно-хозяйственный комплекс, сложившийся в новых условиях проживания;

– выявить степень сохранности и процесс трансформации в традиционной пище.

Хронологические рамки исследования включают конец XIX – начало XXI в. Нижняя граница определена фактом фиксирования первых мордовских переселенцев на территории Дальнего Востока в конце XIX в.; верхняя – наличием мест компактного проживания мордовской диаспоры в районах современного Дальневосточного региона.

Территориальные рамки диссертации охватывают территорию современного Дальнего Востока. Для выявления социокультурного пространства и организации жизни мордвы изучаемого региона были исследованы районы, где проживают мордовские переселенцы: в Хабаровском крае Совгаванский и Ванинский районы; в Приморском крае – Октябрьский, Уссурийский, Анучинский, Хасанский районы и г. Владивосток; в Сахалинской области – г. Александровск-Сахалин-ский и пос. Ноглики, в Камчатской области – г. Петропавловск-Камчатский, Быстринский, Елизовский и Соболевский районы.

Степень изученности проблемы. Круг литературы о Дальнем Востоке достаточно обширен. В него входят работы самого различного плана – описания мореплавателей, книги и статьи о геологических изысканиях, богатстве недр, о флоре и фауне, путевые заметки, работы исторического характера и т.п. Практически во всех публикациях о Дальнем Востоке и Камчатке затрагивается вопрос о заселении и хозяйственном освоении этих территорий русскими людьми, рассматривается жизнь и культура коренного населения. Что же касается пересе-ления мордвы, то эта тема относится к малоизученным. Географичес-кое положение районов Дальнего Востока, хозяйство и культура, этнические процессы народов региона рассматривались С. П. Крашенинниковым, А. И. Алексеевым, Л. В. Веремчук, А. М. Нечаевым и др.

При рассмотрении вопросов о социокультурном пространстве и организации жизни мордвы на Дальнем Востоке значимыми оказались работы исследователей, занимающихся этноэкологией и применением в быту растительных средств – К. Д. Степанова, Ф. С. Анкудинова, Г. И. Сухомирова, Н. К. Фруентова, В. Л. Морозова, Г. В. Гукова, А. Измоденова, Н. А. Ефремовой, Л. В. Веремчук, Г. С. Поповкиной и др.

Процесс освоения территории Дальнего Востока аграрным населением Европейской России, в том числе мордовскими крестьянами, положение переселенцев в определенной степени позволяют охарактеризовать работы М. Г. Лаврененко и А. А. Мамон «Население и тру-довые ресурсы Амурской области», В. М. Кабузан «Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII – начало XX в.)», В. И. Козлова «Национальности СССР. Этнодемографический обзор», В. Чесалина «Здесь начиналась история», Л. Л. Рыбаковского «Население Дальнего Востока за 150 лет».

Административное деление, национальная политика, история заселения, этномиграционные процессы освоения исследуемого региона описываются в работах обобщающего характера, в трудах по истории края А. М. Гребнева, М. И. Ищенко, А. И. Костанова, Н. А. Козлова. Материал по современному социально-экономичес-кому развитию Приморского края содержится в докладе губернатора С. М. Дарькина (Владивосток, 2003).

С начала 1990-х гг. широкое распространение получило этнографическое изучение народов Дальнего Востока, в том числе некоренных этносов, заселивших край в XVII – начале XX в. В. В. Подмаскин, Г. Г. Ермак, Ю. В. Аргудяева и др. освещают такие вопросы, как быт, народное творчество, прошлое народов Дальнего Востока и Камчатки. Основные этапы истории мордвы анализируются в трудах ученых Республики Мордовия, к которым относятся работы В. Ф. Ра-зживина, Н. Ф. Мокшина, Е. Н. Мокшиной, В. А. Ломшина, В. А. Юрченкова, а также в качестве теоретической базы и сравнительного материала рассматривались труды ученых Чувашской и Удмуртской Республик, Марий Эл, Ульяновской области и др.

Источниковая база исследования. В процессе работы были задействованы различные источники: материалы Центрального государственного архива Республики Мордовия (ЦГА РМ), Государственного архива Сахалинской области (ГА СО), архивов поселковых сельских администраций, Научного архива Научно-исследовательского института гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия (НА НИИГН), полевые материалы автора, данные периодической печати и статистики.

В ЦГА РМ были рассмотрены фонды Ф. Р-133 и Ф. Р-473, содержащие документы о деятельности Переселенческого управления при Совнаркоме СССР и Переселенческого отдела при Совнаркоме Мордовской АССР (МАССР). В них содержатся сведения о мероприятиях по обеспечению переселения в восточные районы СССР, указания по организации и отправке переселенцев, о плане перемещений из Мордовии.

В делах 16, 17, 18, 43, 75, 90 архивного фонда Р-473 наиболее значимыми оказались планы миграционных потоков; указания и инструкции СНК РСФСР и СНК МАССР по отбору и снабжению переселенцев, составлению статотчетов и сведений об их численном составе, жизни и деятельности. В документах архива (Ф. Р-473. Дд. 92, 93, 101, 113, 131 и др.) содержатся указания Главного переселенческого управления при СМ СССР и Переселенческого управления при СМ РСФСР, относящиеся к деятельности того же отдела при СМ МАССР, а также постановления и распоряжения СМ МАССР, сведения о выполнении плана переселения. Акты-списки на рабочих, переданных предприятиям, за 1964 г. извлечены из дела 179. Контрольные цифры по подбору и направлению специалистов, а также статистические таблицы содержатся в деле 183, отчеты о выполнении планов переселения и организационного набора рабочих сосредоточены в деле 205; сметы и штатные расписания (1967 г.) – в деле 201. О проведенной работе по вопросам трудовых ресурсов, перераспределения, трудоустройства населения и отчеты за 1968 г. находятся в деле 213.

В делах 236, 250, 268, 274, 296, 304, 335, в архивных данных за 1971-1979 гг., обнаружены сведения о социалистических соревнованиях, показывающих развитие разных отраслей в исследуемом регионе, отчеты о выполнении планов по переселению населения и организованному набору рабочих за 1972 г., использованию трудовых ресурсов по производственной деятельности за 1973-1977 гг. и т.д.

Кроме ЦГА РМ рассмотрены документы, хранящиеся в ГА СО. Так, в Ф. 59 содержится ценная информация по проблеме исследования, например, план деятельности Мгачинского поселкового Совета и постоянно действующих комиссий, статистические отчеты и докладные записки по организационно-массовой работе, переписка с организациями по хозяйственным вопросам, протоколы заседаний исполнительного комитета (исполкома) Совета. В Ф. 80 находятся материалы постоянных комиссий по здравоохранению, бюджету, народному образованию Владимирского сельского Совета, а также статистические отчеты по организационно-массовой работе в Агневском сельском Совете Сахалинской области.

Кроме того, использовались архивы поселковых сельских администраций, в которых сосредоточены данные, характеризующие отдельные стороны материальной и духовной культуры мордвы-переселенцев. Так, по Приморскому краю использованы материалы по социально-экономическому развитию Октябрьского и Уссурийского районов, история, обряды и обычаи с. Заречье, хроника освоения Приморья в XIX в. По Хабаровскому краю изучены документы по г. Советская Гавань, пос. Майский и Заветы Ильича, по Сахалинской области – историческая справка г. Александровск-Сахалинский, отчёты отдела культуры и др.

По истории и этнографии мордовского населения исследуемого региона проанализирована информация, добытая В. П. Тумайкиным и хранящаяся в Научном архиве НИИГН. Важным источником явились также периодическая печать и статистика.

Одним из основных источников стали полевые материалы, собранные автором в пос. Майский, Лососина, Заветы Ильича Совгаванского района и пос. Ванино Ванинского районов (Хабаровский край), в с. Заречное Октябрьского и с. Доброполье Уссурийского района, с. Анучино Анучинского района (Приморский край), г. Александровск-Сахалинский и пос. Ноглики Сахалинской области (о. Сахалин). В Камчатской области была исследована мордва, проживающая в г. Петропавловск-Камчатский, пос. Эссо Быстринского района, г. Елизово, пос. Сокоч, Николаевке Елизовского района, пос. Соболевка Соболевского района. Этнографические экспедиции позволили выявить и проанализировать обширный первозданный материал, ценные вещественные источники, сделать аудиозаписи и фотографии – все то, что легло в основу диссертации.

Таким образом, при подготовке диссертационного исследования были использованы разные по характеру и назначению источники, что позволило в полном объеме решить поставленные задачи.

Методологическая основа исследования. В работе были использованы труды таких ведущих отечественных исследователей в области этнографии, культуры и истории, как С. А. Арутюнов, А. К. Байбурин, Ю. В. Бромлей, В. Л. Левкович, Э. С. Маркарян, С. А. Токарев, А. С. Лузгин, Л. И. Никонова и др., послуживших теоретико-методологической базой данного исследования.

В процессе работы над диссертацией применены не только общенаучные (сравнительно-исторический, структурно-функциональ-ный и др.) методы, но и методы этнографических исследований (опросы, анкетирование, индивидуальное интервью, непосредственное наблюдение). Использование в совокупности различных научных методов и принципов позволило тщательно проанализировать миграционные процессы и формирование ареалов мордовского населения на Дальнем Востоке, динамику численности мордвы, факторы ее адаптации в иных условиях проживания, хозяйственную деятельность и промыслы в повседневной жизни, жилище и пищу, а также выявить степень сохранности и процессы трансформации традиционной материальной культуры мордовского народа.

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что в ней впервые исследованы вопросы переселения мордвы на Дальний Восток в обозначенные хронологические рамки, выявлены основные причины, факторы и этапы формирования мордовской диаспоры, охарактеризована степень сохранения в новом этническом окружении материальной культуры переселенцев в районах изучаемого региона.

Начиная со второй половины XIX века, под воздействием различных экономических и социальных факторов происходила массовая миграция населения, в том числе и представителей мордовского народа, из перенасыщенной европейской части России в ее восточные районы.

В работе впервые изучено территориальное рассредоточение и динамика численности мордвы на территории Дальнего Востока, ее этническое сближение с другими народами.

Для научного анализа происходивших процессов выявлен широкий круг неапробированных источников, типа архивных документов и авторских полевых материалов, большинство из которых впервые введено в научный оборот, всесторонне и комплексно охарактеризованы многогранные факторы, повлиявшие на формирование ареалов мордовского населения на Дальнем Востоке.

Диссертационное исследование позволяет в значительной степе-ни составить объективное представление об историко-этнографичес-ком аспекте социокультурной адаптации мордвы на Дальнем Востоке.

Практическая значимость диссертации обусловлена использованием комплекса историко-этнографических методов исследования, позволивших осуществить анализ процессов, характеризующих миграционные движения мордовской диаспоры и динамику численности мордвы изучаемого региона. В работе сделаны выводы о миграционных процессах, формировании ареалов и динамике численности мордовского населения на Дальнем Востоке, факторах адаптации мордвы в иных условиях проживания, хозяйственной деятельности и промыслах в повседневной жизни, выявлены взаимовлияния и процессы трансформации в традиционной пище.

Материалы и выводы исследования могут быть использованы при подготовке лекций и спецкурсов по этнографии, отечественной истории и культурологии в высших и средних специальных учебных заведениях.

Особенно востребована данная работа может быть как в учебных заведениях Республики Мордовия, так и в Дальневосточном регионе в преддверии празднования 1000-летия единения мордвы с народами России в 2012 году. Возрастающий интерес к народной культуре способствует росту национального самосознания наряду с пониманием принадлежности к единой Великой Родине – России.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Миграционные процессы мордовского населения на Дальнем Востоке начались в середине XIX в. По характеру они были разнообразными: добровольными, организованными, стихийными, сезонными и др. Многообразие форм и методов заселения в ХХ в. создали благоприятные условиях для освоения и заселения Дальнего Востока. Основными причинами миграций стали аграрное перенаселение центральных районов России и безработица. Малоосвоенная территория Дальнего Востока привлекала разнонациональных экономически активных жителей страны, в результате чего сложились ареалы проживания различных народов, в том числе и мордовского.

2. Динамика численности мордвы на Дальнем Востоке находилась в прямой зависимости от социально-экономических и политических процессов, происходивших в России. Согласно статистическим данным, численность переселявшейся на Дальний Восток мордвы до 1959 г. повышалась, а с 1970 г. начала снижаться. По переписи 1989 г., она вновь увеличивается, что было связано с освоением природных ресурсов восточных районов страны. Согласно переписи 2002 г., численность мордвы в исследуемых районах сократилась почти вдвое. Одной из основных причин этого является этническая ассимиляция.

3. На адаптацию переселенцев из Мордовии в новых условиях проживания на Дальнем Востоке в значительной степени оказывали влияние различные факторы (природно-климатические, экономические, социальные и др.), отражающиеся на их укладе жизни. Этнотерриториальные группы становились иными, тем не менее, мордва-переселенцы сохранили некоторые из своих этнических традиций. Важнейшим фактором в жизни переселенцев являлось хозяйственно-бытовое устройство на новых местах.

4. Хозяйство мордвы Дальнего Востока было комплексным. Основу его составляли земледелие, скотоводство, рыболовство, охота и в меньшей степени – промыслы. Мордва приспособила традиционную хозяйственную деятельность к новым природно-экономическим условиям, что происходило при взаимодействии, с одной стороны, локальных вариантов хозяйственной культуры, принесенных переселенцами из разных регионов России, а с другой – культур коренных народов.

5. Не являясь автохтонным населением, мордва перенесла с родины на новые места определенные навыки и культурные традиции, прослеживающиеся в жилище и хозяйственных постройках, их планировке и т.д., в то же время здесь обнаруживаются локальные особенности, обусловленные местными условиями.

6. Наиболее консервативной оказалась традиционная пища, в которой определись два направления в развитии модели питания: восстановление традиционного питания и пополнение рациона за счет местных производительных ресурсов и кулинарного опыта народов, населяющих Дальний Восток. В рационе мордвы преобладают зернобобовые, кисломолочные, растительные и мясные продукты. В связи с богатством водных ресурсов выросло употребление продуктов рыболовства. Переселенцы заимствовали новые способы переработки и хранения рыбных продуктов, что существенно расширяет основу традиционного питания.

Апробация работы. Основные положения диссертации, ее выводы и обобщения обсуждались на Международной научно-практической конференции, посвящённой 520-летию вхождения Севера Удмуртии в состав Московского княжества «Материальная и духовная культура народов Урала и Поволжья: История и Современность» (Глазов, 2010), Международной научной конференции студентов и аспирантов «Сравнительное правоведение в России, Монголии, Китае и Японии-II» (Улан-Удэ, 2010), XI Всероссийской научной конференции молодых исследователей «Диалог культур и цивилизаций» (Тобольск, 2010), IV Всероссийской научной конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир «Урал – Алтай: через века в будущее» (Уфа, 2010), научно-практической конференции «Диалог финно-угорских языков и культур» (Республика Мордовия, Рождествено, 2010), а также опубликованы в 12 статьях и одной коллективной монографии.

Структура диссертации выстроена в соответствии с задачами исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка и приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, анализируется степень ее изученности, определяются цель и задачи, объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, характеризуется его источниковая база, раскрывается методология, показываются научная новизна и практическая значимость диссертации, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения об апробации результатов исследования и его структуре.

Глава первая «Социокультурное пространство и организация жизни мордвы на Дальнем Востоке» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Миграционные процессы и формирование ареалов мордовского населения на Дальнем Востоке» рассматриваются миграционные процессы, прослеживается формирование ареалов проживания мордовского населения на Дальнем Востоке. Важным теоретическим аспектом является выделение этапов переселения мордвы в Дальневосточный регион, с привлечением архивных материалов дается характеристика каждого из них. Анализ государственной переселенческой политики показывает, что миграционные процессы шли с определенными трудностями, но, несмотря на это, мордва переселялась на Дальний Восток на протяжении всего исследуемого периода.

Во втором параграфе «Динамика численности мордвы Дальнего Востока: прошлое и современное» прослеживается динамика численности мордвы на Дальнем Востоке, выделяются социально-экономические, политические и др. причины (аграрная реформа начала XX в., Октябрьская революция, индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, Великая Отечественная война и послевоенное восстановление экономики, освоение целины и т.п.), оказавшие влияние на переселение представителей этноса. Как показывает исследование, динамика численности мордвы в Дальневосточном регионе на протяжении изучаемого периода постоянно изменялась: согласно статистическим данным, количество мордовского населения за счет миграционных процессов до 1950-х гг. увеличивалось, а, начиная с 70-х гг. XX в., снижалось. Согласно переписи 2002 г., численность мордвы в исследуемом регионе сократилась почти вдвое. Одной из причин этого процесса является этническая ассимиляция.

Третий параграф «Факторы адаптации мордвы в новых условиях проживания» диссертационного исследования рассматривает факторы адаптации мордвы в новых условиях проживания. Приспосабливаемость прибывающего в регион населения происходит в разных сферах жизнедеятельности, и в конечном итоге в условиях полиэтничного состава мигрантов становится результатом взаимодействия двух тенденций: интеграции в общую культурную среду и сохранения национальной идентичности.

Наряду с природно-географическими условиями, одним из основных факторов успешного приспособления переселенцев к новым условиям проживания являлась система льгот и экономическое стимулирование. Для организации планового переселения и хозяйственного обустройства мигрантов в районах Дальнего Востока государство использовало различные формы экономического стимулирования, что способствовало привлечению новых миграционных потоков для заселения «малообжитых районов». Анализ свидетельствует о том, что государство было заинтересовано в переселенцах: за счет них стабилизировались обстановка с рабочей силой и освоение необжитых районов Дальнего Востока, что одновременно предполагало возможность мордовскому населению обустроиться на новом месте проживания.

Вторая глава «Хозяйственная деятельность и материальная культура как основополагающие факторы адаптации мордвы в Дальневосточном регионе» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Хозяйственная деятельность и промыслы в повседневной жизни» рассматриваются хозяйственная деятельность и промыслы мордвы-переселенцев после переезда в новые условия обитания. Хозяйство мордвы Дальнего Востока было комплексным. Основу его составляли земледелие, скотоводство, рыболовство, охота и в меньшей степени другие промыслы. В своей хозяйственной деятельности мордва ориентировалась на тот комплекс традиций, который был выработан предшествующими поколениями и сложился на местах выхода этноса. Так, его основным жизнеобеспечивающим занятием издавна считался земледельческий труд, который являлся основой материального благосостояния, что сыграло свою роль в ходе переселения, так как вся история Дальнего Востока во второй половине XIX – XX вв. связана с освоением переселенцами новых земель.

Освоение территорий для хозяйственной деятельности проходило в специфических географических, природных, климатических и, что не менее важно, социальных условиях. Отсутствие озимых посевов, широко развитого садоводства объяснялось суровой малоснежной зимой, промерзанием на большую глубину почвы. Влажное короткое лето делало неудобными сенокос, жатву и сбор урожая, поэтому переселенцы искали и находили эффективные методы земледелия, отвечавшие местным условиям. Вторым по важности занятием мордвы-переселенцев на новых землях было скотоводство, которое зависело от развития земледелия. Ведущее место в животноводстве занимало разведение крупного рогатого скота, лошадей, свиней. В отличие от исконных мест проживания рыболовство у мордовских переселенцев Дальнего Востока, в связи с богатыми водными ресурсами, по-прежнему является важным промыслом.

Второй параграф «Жилище в новых условиях проживания» посвящен жилищу мордвы, переселившейся на Дальний Восток. Специфика жилищ и хозяйственных построек, тип расселения определялись природно-климатическими условиями, семейным строем, хозяйственно-культурным укладом, традициями. Основным типом селений в Хабаровском крае и Сахалинской области является поселок, в Приморском крае – село, а в Камчатском крае – и поселок, и село; если говорить о городах, то их всего три – Петропавловск-Камчатский, Вилючинск и Елизово. Населенные пункты располагались преимущественно по морскому побережью и берегам горных небольших рек, а также среди сопок. Это было связано с тем, что по речным долинам находились пригодные для земледелия участки земли; в морях и реках в изобилии водилась разнообразная рыба, что играло существенную роль в питании населения, а реки становились естественными источниками питьевой воды. Как показало исследование, для мордовских поселений на территории Дальнего Востока был характерен прибрежный тип расселения в форме прибрежно-морского. В ходе истории локальные типы жилища, непосредственно адаптированные к окружа-ющей среде, сменялись новыми культурными комплексами: от бесплановой застройки – к рядовой и уличной; от простой избы – к избе с сенями, пятистенку и крестовику. Часто переселенцам предоставляли готовые свободные квартиры в государственных домах, либо вселяли во временное жилье и ставили на очередь для получения квартиры или строительства дома.

В третьем параграфе «Пища: традиции и инновации» рассма-тривается традиционная пища мордвы, ее сохранность и инновации под влиянием адаптационных процессов. Для мордовских переселенцев характерна стабильность пищевого комплекса. В результате переселения в традиционном питании мордовского этноса определись два направления в развитии модели питания: восстановление традиционного питания и пополнение рациона за счет местных производительных ресурсов и кулинарного опыта народов, населяющих Дальний Восток. При контактном проживании заимствования в традиционном питании проходили тем легче, чем более сходны были хозяйственно-культурные типы, при этом в первую очередь воспринимались блюда, имевшие некоторое сходство с мордовской национальной кухней.

Традиционная пища мордвы сохранилась с преобладанием зернобобовых и кисломолочных продуктов, а также растительных и мясных, но при этом увеличилось употребление продуктов рыболовства. Мордовский народ обучался и новым для него приемам переработки и хранения рыбных, молочных и мясных продуктов. В свою очередь кухня народов, проживающих на Дальнем Востоке, обогатилась ранее неизвестными им мордовскими блюдами, богатыми по содержанию в них жиров, белков и углеводов. Верность культурным традициям народа, их сохранность на протяжении более сотни лет в новых природных условиях и иноэтническом окружении являются ярким свидетельством высокого уровня адаптации и сохранения материальной и духовной культуры мордвы.

В заключении подведены основные итоги исследования.

Изученный материал позволяет сделать вывод, что формирование мордовской диаспоры на территории Дальнего Востока в период с конца XIX по начало XXI в. явилось следствием социально-экономических процессов, происходивших в это время в России. Основным типом миграции являлась трудовая, в виде крестьянских (сельскохозяйственных) и рабочих (промышленных) переселений. Одновременно с организованными формами переселения существовала и стихийная миграция: значительные массы населения перемещались с целью повышения заработка, улучшения жилищных условий и т.п. Динамика численности мордвы, переселившейся на Дальний Восток, на протяжении всего периода не была постоянной, что объясняется совокупностью причин.

В основном заселялась южная часть Дальнего Востока – Амурская область, Приморский и Хабаровский края – с более благоприятными природно-климатическими условиями и выгодным транспортно-географическим положением. Адаптация мордвы-переселенцев шла по модели интеграции в общую среду, которая формировалась на базе российской субкультуры. Особенности адаптации были связаны с социально-экономическими, культурными характеристиками, различными установками на продолжительность пребывания мордвы в Дальневосточном регионе. Важное адаптивное значение имели такие факторы, как психологические (настрой на длительный или окончательный разрыв с родными местами, сознательное стремление обрести в незнакомых местах новую родину), демографические (стремление к сбалансированной половозрастной структуре), социально-хозяйствен-ные (возможность получить большие земельные участки и продолжить традиционные занятия, взаимопомощь в становлении хозяйства), духовные и культурные (следование традициям народа). Не являясь автохтонным населением, мордва на Дальнем Востоке подвергалась ассимиляции, сопровождавшейся взаимовлиянием культур, причем параллельно шли консолидационные процессы, которые способствовали складыванию относительно единых форм культуры и языка у переселенцев-новоселов при сохранении их локальных вариантов.

Перед мордвой Дальнего Востока стояла сложная задача приспособления традиционного хозяйственного уклада к новым природно-экономическим условиям, что происходило при взаимодействии, с одной стороны, традиционных типов хозяйственной культуры, привнесенных переселенцами из разных регионов России, а с другой – культур коренных или иных переселенческих народов.

Необходимо отметить, что на начальных этапах миграционных процессов на Дальний Восток мордовское население сохраняло свои традиции в хозяйственной жизни, постройке жилищ, пище и др. Однако, постепенно, под влиянием межэтнических контактов произошло заимствование отдельных элементов материальной культуры соседних народов, что привело к частичной утрате этнокультурной специфики.

Основные положения диссертационного исследования

отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации

1. Савка В. П. Жилище мордвы на Дальнем Востоке: традиции и инновации // Известия Уральского Государственного университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры. – Екатеринбург, 2010. – № 5 (84). – С. 260-266 (0,2 п. л.).

2. Савка В. П. Связующая нить прошлого и настоящего: к истории переселения мордвы на Дальний Восток / Л. И. Никонова, В. П. Савка, А. И. Карьгин // Регионология: Научно-публицисти-ческий журнал. – Саранск, 2010 – № 2 (71). – С. 230-244 (0,5 п. л.).

3. Савка В. П. Динамика численности мордвы на Дальнем Востоке: история и современность / В. П. Савка // Известия Уральского Государственного университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры. – Екатеринбург, 2010. – № 6 (85). – С. 217-223 (0,4 п. л.).

4. Савка В.П. Традиционная культура мордвы на Дальнем Востоке: к степени изученности проблемы / В. П. Савка // Известия Уральского Государственного университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры. – Екатеринбург, 2010. – № 6 (85). Часть 2. – С. 289-294 (0,4 п. л.).

Коллективная монография

5. Савка В. П. Мордва Дальнего Востока / Л. И. Никонова, Л. Н. Щанкина, Н. Н. Авдошкина, В. П. Савка; под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова; НИИ гуманитар. наук при Правительстве РМ. – Саранск, 2010. – 312 с. + 80 л. илл. (14,2 п. л.).

Другие научные издания:

6. Савка В. П. Мордва на Дальнем Востоке: историко-культурное исследование / Л. И. Никонова, В. П. Савка, Л. Н. Щанкина // Диалог финно-угорских языков и культур / Сост.: Т. С. Пискайкина, редкол.: Н. И. Фабричнова [и др.]. – Рождествено, 2010. – С. 3-9 (0,2 п. л.).

7. Савка В. П. Миграционные процессы в формирование ареалов мордовского населения на Дальнем Востоке / В. П. Савка // Диалог финно-угорских языков и культур / Сост.: Т. С. Пискайкина, редкол.: Н. И. Фабричнова [и др.]. – Рождествено, 2010. – С. 79-91 (0,1 п. л.).

8. Савка В. П. Мордва в диалоге культур народов Сибири и Дальнего Востока / Л. И. Никонова, В. П. Савка // Диалог культур и цивилизаций. Материалы XI Всероссийской научной конференции молодых исследователей. – Тобольск, 2010. – С. 22-24 (0,1 п. л.).

9. Савка В. П. Социально-экономическая история народов Урало-Поволжья: на примере миграций мордвы на Дальнем Востоке / В. П. Савка // Материальная и духовная культура народов Урала и Поволжья: История и Современность: Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой 520-летию вхождения Севера Удмуртии в состав Московского княжества. – Глазов, 2010. – С. 261-266 (0,2 п. л.).

10. Савка В. П. Мордва Дальнего Востока: к истории вопро- са / В. П. Савка // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. – Саранск, 2010. – № 1 (13). – С. 157-166 (0,4 п. л.).

11. Савка В. П. Хозяйственная деятельность и промыслы в повседневной жизни мордвы, проживающей на Дальнем Востоке / В. П. Савка // Урал – Алтай: через века в будущее: Материалы IV Всероссийской научной конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир. – Уфа, 2010. – С. 215-219 (0,3 п. л.).

12. Савка В. П. Жизнь прожить – не поле перейти: к истории миграции мордвы на Дальний Восток / Л. И. Никонова, В. П. Савка // Центр и периферия: культура российской провинции / гл. редактор В. А. Юрченков ; Институт российской истории Российской академии наук, НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордо-вия. – № 2. – Саранск, 2010. – С. 86-95 (0,3 п. л.).

13. Савка В. П. Истоки правовой культуры: на примере обычного права в культуре мордвы, проживающей в Азиатско-Тихо-океанском регионе / В. П. Савка // Сравнительное правоведение в России, Монголии, Китае и Японии: материалы международной научной конференции студентов и аспирантов (16 апреля 2010 г.). – Улан-Удэ, 2010. – С. 80-83 (0,1 п. л.).

Подписано в печать 15.03.2011 г. Объем 1,2 п.л.

Бумага офсетная. Заказ № . Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии «Новое время».

Национальный состав и владение языками, гражданство. Итоги Всесоюзной переписи населения 2002 г. М., 2004. Т. 4. Кн. 1-2. С. 1876-1887; Национальный состав населения Республики Мордовия. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года: стат. сб. Саранск, 2005. № 932. С. 93-94.

Никонова Л. И., Щанкина Л. Н. Мордовская диаспора Дальнего Востока (по материалам этнографической экспедиции 2004 г.) // Мордовия: наука, инновации, новые технологии. 2005. № 2. С. 40-46.

Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки, сочиненное Степаном Крашенинниковым, Академии Наук Профессором; изд. Императ. Академии Наук. СПб., 1775. Т. 1. Ч. 1; Он же. Описание земли Камчатки. М.; Л., 1948; Алексеев А. И., Морозов Б.Н. Освоение русского Дальнего Востока. М., 1989; Веремчук Л. В. Природно-экологические условия жизнедеятельности населения Приморского края. Владивосток, 2000; Нечаев А. П. Зеленые стрелы: рассказы амурского ботаника. 2-е изд., испр. Хабаровск, 1980; Нечаев А. М. Камчатка. М.: Логата, 2003.

Степанова К. Д. Луга полуострова Камчатки. Владивосток, 1965; Анкудинов Ф. С., Ведницкий В. А. Сахалин – Курилы: природа, здоровье, жизнь. Южно-Сахалинск, 1992; Веремчук Л. В. Природно-экологические условия жизнедеятельности населения Приморского края. Владивосток, 2000; Фруентов Н. К. Лекарственные растения Дальнего Востока. Хабаровск, 1987; Гуков Г. В. Чье имя ты носишь растение? (Из истории ботанических исследований на Дальнем Востоке). Хабаровск, 1989; Измоденов А. Лесная самобранка: Мед, овощи и соки уссурийских лесов. Хабаровск, 1989; Кожан С. П. Лесные ягоды. Петропавловск-Камчатский, 1991; Ефремова Н. А. Заветные травы: Дикорастущие и культивируемые растения Северо-Восточной части России и их лечебные свойства. Петропавловск-Камчатский, 1992; Подмаскин В. В., Котельников В. Н. Медицина аборигенов Приморья в XIX – начале XX в.: По материалам этнографических исследований // От шаманского бубна к лучу лазера: очерки по истории медицины Приморья. Владивосток, 1997. Ч. 1. С. 55-101; Он же. Народные знания удэгейцев: историко-этногр. исследования по материалам XIX-XX вв. Владивосток, 1998; Он же. Этнические особенности сохранения здоровья народов юга Дальнего Востока: проблемы типологии врачевания и питания (середина XIX-XX вв.). Владивосток, 2003; Поповкина Г. С. Знахарство восточных славян юга Дальнего Востока России: автореф. дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2006; Сметанин А. Н. Природа Камчатки в ее прошлом и настоящем. Владивосток, 1993; Сметанин А. Н., Богоявленский В. Ф. Примечательные растения из природной флоры Камчатки. Петропавловск-Камчатский, 2000.

Лаврененко М. Г., Мамон А. А.Население и трудовые ресурсы Амурской области. Благовещенск: ДВНЦ АН СССР, 1974; Кабузан В. М. Дальневосточный край в XIX – начале XX вв. (1640-1917): ист.-демогр. очерк. М.: Наука, 1985, Кабузан В. М. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII – начало XX в.). Хабаровск, 1976; Козлов В. И. Национальности СССР. Этнодемографический обзор. М., 1982; Козлов В. И. Расселение мордовского народа в середине XIX – начале XX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1956; Рыбаковский Л. Л. Население Дальнего Востока за 150 лет. М.,1990.

Гребнев А. М. О переселенческой политике царизма в период столыпинской аграрной реформы // Ученые записки. Саранск, 1959. № 9. С. 59-60; Административно-территориальное деление Сахалинской области : док. и матер. Южно-Сахалинск, 1986; История крестьянства СССР. История советского крестьянства. Т. 3. Крестьянство СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны 1938-1945. М., 1987; История крестьянства СССР. История советского крестьянства. Т. 4. Крестьянство СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны 1938-1945. М., 1987; Аксенов Ю., Улюкаев Н. О простых решениях непростых проблем // Коммунист. 1990. № 6. С. 15; Ващук А. С. Этномиграционные процессы в Приморье в XX веке / А. С. Ващук, Е. Н. Чернолуцкая, В. А. Королева, Г. Б. Дудченко, Л. А. Герасимова. Владивосток, 2002; Ищенко М. И. Дом и двор русских Сахалина конца XIX – начала XX века // Краеведческий бюллетень. 1993. № 4. С. 3-25; Он же. Досуг русского сельского населения Сахалина // Краеведческий бюллетень. [Южно-Сахалинск]. 1992. № 2. С. 3-12; Он же. Историография истории заселения и хозяйственного освоения Сахалина русскими людьми. Южно-Сахалинск, 1984. С. 3-26; Он же. Русские сельские поселения на Сахалине (конец XIX – начало XX века) // Краеведческий бюллетень. [Южно-Сахалинск]. 1993. № 2. С. 36-63; Он же. Сахалин в 1880-90-е годы (проблемы народонаселения): матер. межд. науч. конф. Южно-Сахалинск, 1992. С. 86-91; Он же. Формирование постоянного русского населения Сахалина (конец XIX – начало XX века) // Совет. этнография. 1991. № 3. С. 102-111; Козлов Н. А. Островная анкета (из истории первых переписей на Сахалине и Курильских островах) // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1998. № 2. С. 38-48; Итоги и тенденции социально-экономического развития Приморского края в 2002 году и стратегические задачи на 2003-2005 годы // Доклад губернатора края С. М. Дарькина. Владивосток, 2003. С. 1-18.

Подмаскин В. В. Духовная культура удэгейцев XIX-XX вв.: историко-этногра-фические очерки. Владивосток, 1991; Он же. Народные игры аборигенов Нижнего Амура и Сахалина как историко-этнографический источник // Интеграция археологических и этнографических исследований. Владивосток; Омск, 2000. С. 94; Он же. Пища и утварь // История и культура орочей. СПб., 2001. С. 65-70; Аргудяева Ю. В. Семья и семейный быт у русских крестьян на Дальнем Востоке во второй половине XIX – начале XX в. Владивосток, 2001; Ермак Г. Г. Семейный и хозяйственный быт казаков юга Дальнего Востока России. Вторая половина XIX – начало XX века. Владивосток, 2004.

Разживин В. Ф. Динамика сельского населения Мордовской АССР (1926-1979гг.) // Сельское хозяйство и крестьянство Среднего Поволжья в условиях развитого социализма. Чебоксары, 1982; Мокшин Н. Ф. История формирования мордовского этноса // Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа. Саранск, 2004; Мокшина Е. Н. Этническая ситуация в Мордовии на современном этапе. Саранск, 1998; Ломшин В. А. Крестьянство Мордовии в послевоенный период // Власть и общество: XX век: тр. НИИГН при Правительстве РМ. Саранск, 2002. Т. 1 (118). С. 98; Мордовия в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Саранск, 2005. Т. 1. Мордовия: энцикл. В 2 т. Саранск, 2003. Т. 1; Юрченков В. А. Мордовский народ: вехи истории. Саранск, 2007; Чуваши: история и культура. Чебоксары. В 2-х т. / Отв. ред. В. П. Иванов. Чебоксары, 2009; Димитриев В. Д. Вопросы этногенеза, этнографии и истории культуры чувашского народа: сб. ст. Чебоксары, 2004; Он же. Чувашские исторические предания. Очерки истории чувашского народа с древних времен до середины XIX века. Чебоксары, 1993; Минеева Е. К. Чувашская диаспора в трудах исследователей конца XIX – начала ХХ ве-ков // Вестник Чувашского университета. Чебоксары. 2006. № 6. С. 58-73; Матвеев Г. Б. Чувашское народное зодчество: от древности до современности. Чебоксары, 2009; Иванов В. П., Димитриев В. Д., Николаев В. В. Чуваши: этническая история и традиционная культура. М., 2000; Иванов В. П. Этническая география чувашского народа. Историческая динамика численности и региональные особенности. Чебоксары, 2005; Таймасов Л. А., Тянгов Л. Я. Отечественная история. Чебоксары, 2009; Таймасов Л. А. Христианское просвещение нерусских народов и этноконфессиональные процессы в Среднем Поволжье в последней четверти XVIII – начале XX века: автореф. дис. … док. ист. наук. Чебоксары, 2004; Молотова Т. Л. Марийский народный костюм. Йошкар-Ола, 1992; Загребин А. Е. Финно-угорские этнографические исследования в России (XVIII – первая половина XIX в.). Ижевск, 2006; Чуканов И. А. Советская экономика в 1920-е годы: новый взгляд, на материалах Среднего Поволжья. М., 2001; Чуканов И.А., Ситников В. В. Реализация экономической программы большевистской партии в период становления Советского государства (1917-1930-е годы). Самара, 2008; Этническая экология: теория и практика. М., 1991; Энциклопедия Хабаровского края и Еврейской автономной области: Опыт энцикл. геогр. слов. Хабаровск, 1995; Садохин А. П. Этнология. М., 2000. Традиционная пища как выражение этнического самосознания / отв. ред. С. А. Арутюнов. М., 2001; Тавадов Г. Т. Этнология. М., 2004.

Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 1. Приказы Переселенческого Управления при Совнаркоме СССР, касающиеся деятельности Переселенческого Отдела при Совнаркоме МАССР (на 86 лл.); Д. 3. Планы формирования и погрузки переселенческих эшелонов на 1940 г. Отчеты о численности семей и переселенцев, отправленных из Мордовии в 1939-1940 гг. (на 109 л.); Д. 5. Договоры Переселенческого управления при СНК СССР с центральным врачебно-санитарным управлением НКПС и Главным управлением железнодорожных буфетов НКГ СССР об обслуживании переселенцев. Инструкция о порядке привлечения, отбора и направления переселенцев из малоземельных в многоземельные районы СССР (на 83 лл.).

Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 16. Постановления экономического Совета при СНК СССР от 28 мая 1940 г. № 856 «О мероприятиях по обеспечению плана переселения в восточные районы СССР». Указания Переселенческого управления при СНК СССР по организации и отправке переселенцев (на 25 лл.); Д. 17. Постановления СНК СССР о плане переселения из республики. Доклад о работе Переселенческого Отдела при СНК МАССР за период с 1 октября 1939 г. по 5 мая 1940 г. Планы переселения из районов на 1940 г. и приложение с ним. Заявки на подвижной состав и график отправки переселенческих эшелонов на II и III кварталы 1940 г. (на 406 лл.); Д. 18. Протоколы заседаний коллегии Переселенческого управления при СНК СССР и приложения к ним (на 157 лл.); Д. 22. Переписка с Переселенческим управлением при СНК СССР, СНК МАССР, райисполкомами и другими учреждениями по вопросам организации переселения колхозников из районов республики; Д. 43. Постановления СНК СССР и МАССР. Приказ Переселенческого управления при СНК СССР от 25.06.41 г. № 5 «О временной приостановке отбора и переселения колхозников. Планы сельскохозяйственного переселения и переписка с райисполкомами о их выполнении (на 114 лл.); Д.75. Постановления СНК РСФСР и МАССР о сельскохозяйственном переселении. Планы переселения. Указания и инструкции СНК РСФСР и МАССР по отбору и снабжению переселенцев, составлению статотчетов и сведений о переселенцах и по другим вопросам деятельности (на 60 лл.); Д. 89. Постановления и распоряжения СНК МАССР. Планы переселения хозяйств в Иркутскую, Камчатскую и Архангельскую области и сведения об отборе переселенцев. Экономические характеристики Ненецкого автономного округа (на 44 лл.); Д. 90. Документы о ходе отбора и отправки переселенцев в Амурскую, Иркутскую и Камчатскую области (решения, планы, сведения, сводки, справки, ведомости, акты, переписка). Том 1 (на 263 лл.); Д. 91. Документы по отбору и отправке переселенцев в Амурскую, Иркутскую и Камчатскую области (решения, планы, сведения, списки, справки, переписка). Списки переселенцев. Том 2 (на 215 лл.).

Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 92. Указания Главного переселенческого управления при СМ СССР и Переселенческого управления при СМ РСФСР, касающейся деятельности переселенческого отдела при СМ МАССР. Протокол совещания при начальнике Главного переселенческого управления от 15-16 июня 1951 г. (на 232 лл.); Д. 93. Указания и директивы Переселенческого Управления по вопросам отбора и отправки переселенцев. Выписки из протоколов заседаний коллегии Переселенческого Управления. Сведения о ходе отправки переселенцев и о выполнении планов переселения на 1950 г. (на 288 лл.); Д. 101. Приказ Главного переселенческого управления при СМ СССР № 143 от 2 декабря 1952 г. «О плане переселения на 1953 г. и мероприятия по обеспечению его выполнения» (на 47 лл.); Д. 102. Постановления и распоряжения СМ МАССР, касающихся деятельности переселенческого отдела, сведения о выполнении плана переселения в 1952 г. и проект плана переселения колхозников на 1953 г. (на 77 лл.); Д. 113. Журнал учета глав семей переселенцев, прибывших в районы вселения (на 108 лл.);Д. 124. Годовой бухгалтерский отчет (на 137 лл.); Д. 127. Акты-списки на рабочих, переданных предприятиям (на 414 лл.); Д. 129. Приказы Главного переселенческого управления при СМ РСФСР по вопросам переселения и организационного набора рабочих (272 л.); Д. 131. Сметы и штатные расписания (на 145 лл.); Д. 129. Приказы Главного Управления за 1958 г. (на 267 лл.); Д. 136. Приказы и постановления коллегий Главного управления переселения и организационного набора рабочих по вопросу переселения и набора рабочих (на 239 лл.); Д. 138. Сметы и штатные расписания (на 86 лл.); Д. 142. Приказы и распоряжения Главного управления переселения и организационного набора рабочих по вопросам переселения и набора рабочих (на 70 лл.).

Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 179. Акты-списки на рабочих, переданных предприятиям (на 191 лл.); Д. 183. Отчеты о выполнении планов переселения и организационного набора рабочих и контрольные цифры по подбору и направлению специалистов и статистические таблицы по этим вопросам (на 159 лл.); Д. 193. Приказы, постановления коллегии и директивные указания Главного управления переселения и организационного набора по производственной деятельности (на 75 лл.); Д. 201. Сметы и штатные расписания (на 63 лл.); Д. 205. Утвержденные планы и контрольные цифры по переселению населения, организационному набору рабочих (на 57 лл.); Д. 213. Приказы, информации и доклады Управления, представленные в государственный комитет о проделанной работе по вопросам трудовых ресурсов, перераспределения, трудоустройства населения и отчеты по трудоустройству (на 288 лл.).

Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 236. Материалы по итогам выполнения социалистических обязательств за 1970 г. (на 61 лл.); Д. 250. Постановления Государственного комитета СМ РСФСР по вопросам трудовых ресурсов, перераспределения и информационной работы (на 323 лл.); Д. 251. Доклады, справки, отчеты, информации Управления (на 312 лл.); Д. 268. Отчет о выполнении планов по переселению населения и организованному набору рабочих за 1972 г. (на 66 лл.); Д. 274. Постановления, приказы Государственного комитета Совета Министров РСФСР по использованию трудовых ресурсов за 1973 г. (на 250 лл.); Д. 296. Доклады, справки, отчеты, информации Управления (на 434 лл.); Д. 304. Постановления, приказы Гос.комитета СМ РСФСР по использованию трудовых ресурсов; Д. 335. Приказы Управления по производственной деятельности за 1977 г. (на 66 лл.).

Государственный архив Сахалинской области. Ф. Р-59.

Архив поселк. сельской администрации Приморского края; Архив поселк. сельской администрации Хабаровского края; Архив поселк. сельской администрации Сахалинской области.

НА НИИГН. И-905. Тумайкин В. П. Отчет об этнографических экспедициях сектора археологии и этнографии НИИЯЛИЭ, проводимых в 1975 г. науч. сотрудником сектора Тумайкиным В. П.

Толоконников Ю. О работе администрации муниципального образования рабочий поселок Майский за 2003 год // Советская звезда. 2004. 1 июня. С. 3; Всесоюзная перепись населения 1926 г. М., 1926. Т. 9; Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. РСФСР. М., 1963; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. М., 1973. Т. 4; Национальный состав населения РСФСР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. М., 1990; Национальный состав населения и владение языками, гражданство. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. М., 2004. Т. 4. Кн. 2.

Никонова Л. И., Щанкина Л. Н. Мордовская диаспора Дальнего Востока (по материалам этнографической экспедиции 2004 г.) // Мордовия: наука, инновации, новые технологии. 2005. № 2. С. 40-46.

Маркарян Э. С. Вопросы системного исследования общества. – М., 1972; Левкович В. П. Обычай и ритуал как способы социальной регуляции поведения // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 36-51; Токарев С. А. Обычаи и обряды как объект этнографических исследований // СЭ. 1980. № 3. С. 26-37; Арутюнов С. А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М., 1989; Бромлей Ю. В. Этнографическое изучение этнографических функций культуры // Традиции в современном обществе. Исследование этнокультурных процессов. М., 1990. С. 5-17; Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре. СПб., 1993; Лузгин А. С. В тесном соседстве: Хозяйство и материальная культура русского населения Мордовии. Саранск, 1987; Никонова Л. И. Тайны мордовского целительства. Саранск, 1995; Она же. Адама и Евы до наших дней (очерки народной медицины мордвы). Саранск, 2000; Она же. Традиционная медицина финно-угорских народов Поволжья как часть системы жизнеобеспечения. Саранск, 2000; Она же. Традиционная медицина тюркских народов как часть системы их жизнеобеспечения. Рузаевка, 2000; Никонова Л. И., Кандрина И. А. Баня в системе жизнеобеспечения народов Поволжья и Приуралья. Саранск, 2003; Никонова Л. И., Кандрина И. А. Как лечились народы Поволжья и Приуралья. Саранск, 2005. 281 с.; Мордва юга Сибири. Саранск, 2007; Никонова Л. И. Мордва Саратовской области. В 2 ч. Часть 1. Петровский район / Л. И. Никонова, Л. Н. Щанкина, Т. Н. Охотина, С. А. Махалов. Саранск, 2009; Она же. Мордва Западной Сибири. В 2 ч. Часть 1. Село Калиновка: сибирская история и мордовские традиции / Л. И. Никонова, Л. Н. Щанкина, Ж. В. Шерстобитова. Саранск, 2009; Мордва Дальнего Востока / Л. И. Никонова, Л. Н. Щанкина, Н. Н. Авдошкина, В. П. Савка. Саранск, 2010; Никонова Л. И., Щанкина Л. Н., Гармаева Т. В. Мордва циркумбайкальского региона и Республики Хакасия. Саранск, 2010; Никонова Л. И., Кандрина И. А., Щанкина Л.Н. Традиционная культура сохранения здоровья народов, проживающих в Республике Мордовия: историко-этнографический аспект. Саранск-Пенза, 2011.

PAGE

PAGE 23

PAGE