Съезды горно- и золотопромышленников урала в конце XIX начале XX

На правах рукописи

Рукосуев Евгений Юрьевич

СЪЕЗДЫ ГОРНО- И ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННИКОВ УРАЛА

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА:

ОРГАНИЗАЦИЯ И НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность – 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора исторических наук

Екатеринбург – 2013

Работа выполнена в Отделении истории федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Корнилов Геннадий Егорович

Официальные оппоненты:

Алеврас Наталия Николаевна

доктор исторических наук, профессор,

профессор кафедры дореволюционной России

Челябинского государственного университета

Поршнева Ольга Сергеевна

доктор исторических наук, профессор,

профессор кафедры истории России Уральского федерального университета им. первого Президента РФ Б.Н. Ельцина

Степанов Валерий Леонидович

доктор исторических наук,

ведущий научный сотрудник Центра методологических и историко-экономических исследований ФГБУН Институт экономики Российской академии наук

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО Пермский государственный национальный исследовательский университет

Защита состоится «25» декабря 2013 г. в 10-00 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБУН Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук (620990, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской, д. 16).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУН Институт истории и археологии УрО РАН (620990, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской, д. 16, к. 1101).

Автореферат разослан «___»____________2013 г.

Учёный секретарь

Диссертационного совета

доктор исторических наук

Е.Г. Неклюдов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы состоит в том, что историческое исследование позволяет выявить особенности и закономерности деятельности представительных организаций предпринимателей России в конце XIX – начале XX вв., направленных на развитие промышленности страны в целом и Урала, в частности. Анализ модернизационных процессов в их ретроспективном освещении является особенно важным в современных условиях, когда происходят процессы консолидации широких кругов предпринимателей в организационные сообщества, выражающие и отстаивающие свои корпоративные интересы перед правительственными органами, что является одним из способов формирования гражданского общества.

Интерес к истории общественных организаций оправдан, так как ими был накоплен опыт объединения интересов отдельных предпринимателей и акционерных обществ ради выработки единой позиции по наиболее значимым вопросам, имевшим значение для развития экономики региона, новых отношений общества и власти. Этот опыт может быть использован сегодня, когда проблемы развития гражданского общества в России вновь становятся в число первоочередных. Результаты исследования имеют значение не только в узкоспециальном смысле, как изучение истории деятельности представительной организации на рубеже XIX–XX вв., но и дают возможность выработать рекомендации для ныне действующих объединений предпринимателей, что позволит им избежать ошибок при взаимоотношениях с правительственными учреждениями.

Съезды предпринимателей получили в России широкое развитие потому, что именно им было предоставлено право «представлять» интересы и проблемы отрасли перед государственными учреждениями. Правительство относилось к ней как к деловому общению предпринимателей, съезды не выходили за рамки одной отрасли и на них не обсуждали политических вопросов, созывались они самими промышленниками, что позволяло закрыть в них доступ посторонних лиц.

Объектом исследования являются организации горно- и золотопромышленников Урала – Съезд горнопромышленников Урала, Съезд золото- и платинопромышленников Урала, Съезд золото- и платинопромышленников Пермской губернии и Съезд золотопромышленников Оренбургской и Уфимской губерний.

Предмет исследования – структура и функции представительных организаций уральских предпринимателей в конце XIX – начале XX вв. как форма их сплочения в рамках съездовских организаций, формирование региональных сообществ, способных объединить интересы, выявить общие для всей промышленности региона проблемы и предложить властям наиболее приемлемые варианты решения этих вопросов.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1880 г. по 1918 г., то есть время деятельности на Урале съездов горно- и золотопромышленников, от утверждения закона о разрешении созывать в Екатеринбурге Съезды горнопромышленников Урала до постановлений Советского правительства о роспуске этих общественных организаций.

Территориальные рамки включают в себя районы, которые в конце XIX – начале XX вв. входили в состав Уральской горной области – Пермская, Оренбургская, Уфимская и Вятская губернии, а также некоторые прилегающие уезды Вологодской и Тобольской губерний, Уральской и Тургайской областей. На этой территории находились промышленные предприятия, занимавшиеся добычей полезных ископаемых (руда, уголь, соль, асбест, золото и платина), выплавкой и обработкой черных и цветных металлов; имевшие различные формы собственности – частные и посессионные горнозаводские округа, акционерные общества, торговые дома и отдельные предприниматели, принимавшие участие в работе различных съездов уральских промышленников. Съезды золотопромышленников действовали на этой территории, за исключением Вятской губернии, где не было добычи золота и платины. На последнем этапе деятельности съездов горнопромышленников территория их ответственности расширяется, в состав их участников вошли предприятия расположенные в Западной Сибири, где в начале XX в. складывался новый промышленный центр, но, не имея представительной организации, местные предприниматели решили отстаивать свои интересы в рамках уже сложившейся структуры.

Цель диссертационной работы – исследование общественных объединений предпринимателей – Съездов горно- и золотопромышленников Урала, как особой формы представительских организаций, путём анализа их структурно-образующих компонентов, особенностей формирования, функционирования и влияния на процесс социально-экономической модернизации уральской промышленности в конце XIX – начале XX вв.

Задачи диссертации. Для достижения указанной цели предполагается решить следующие конкретно-исторические задачи:

выяснить причины создания и основные этапы развития представительских (съездовских) объединений на Урале, показать организационные принципы их существования;

определить различия в деятельности отраслевых съездов, формы и методы осуществления ими своей деятельности;

исследовать формы сотрудничества с властями и значение предпринимательских ассоциаций в формировании экономической политики;

выявить и охарактеризовать приоритетные направления и результаты работы съездовских объединений региона.

Методология исследования основывается на использовании основных научных принципов познания. В исследовании присутствуют элементы междисциплинарного подхода, который выражается в сочетании таких методов как: историко-сравнительный, статистический, просопографический и историко-генетический, позволяющие достаточно полно раскрыть предпосылки, содержание и направленность деятельности представительных организаций на Урале применительно к заявленному периоду. Автором используется также метод институционального анализа, в рамках которого съездовские организации рассматриваются как конкретная структура, действовавшая в соответствии с законами и правилами, а также определённый тип поведения, отношений и связей. Все эти методы позволяют получить новое, научно обоснованное и достоверное знание при соблюдении важного условия: исследователь действительно стремится к истине, при отказе от устоявшихся догм, идеологических и злободневных соображений, сопереживания той или иной стороне, либо тому или иному историческому лицу. «Задача историка состоит в том, чтобы выявить причины… и на этой основе более глубоко объяснить, что же произошло, а не просто делить современников на хороших и плохих, осуждать одних и восхвалять других, менять одни оценки прошлого на другие».

Степень изученности темы. Данная тема относится к числу малоизученных, история создания и направления деятельности съездов промышленников Урала не получили в полной мере рассмотрения в отечественной исторической науке.

Новизна поставленной задачи состоит в том, что впервые комплексно исследован процесс консолидации промышленной буржуазии Урала, в рамках представительных организаций и их совместная деятельность, направленная на решение проблем развития промышленности региона – строительство путей сообщения, перевод предприятий на использование новых видов топлива, расширения и совершенствование системы технического образования, изменение положения рабочего класса, решение проблем добычи благородных металлов, без чего было невозможно нормальное развитие экономики Урала. Проанализирован процесс развития взаимопонимания между предпринимателями и государством, направления сотрудничества и формы влияния общественных организаций на правительственные учреждения. В научный оборот вводятся документы Съездов горно- и золотопромышленников Урала. Работа подготовлена в рамках концепции модернизации, развитие промышленности края рассматривается с точки зрения предпринимателей, которые представлены как её акторы. Предложена периодизация деятельность съездовских организаций региона.

Апробация исследования. Ключевые положения и результаты данного диссертационного исследования изложены в 84 научных публикациях автора, в том числе в 5 монографиях и сборнике документов, общим объёмом 104,5 п.л.

Основные положения диссертации представлялись в виде докладов и сообщений на научных конференциях по проблемам российской и мировой экономической истории: международных в Стокгольме (1995), Гданьске (1995), Москве (2004), Екатеринбурге (2006), Гусь-Хрустальном (2006), Выксе (2007), всероссийских в Москве (2010, 2011, 2012), Екатеринбурге (2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012), Оренбурге (2010), Челябинске (1995, 2011), Нижнем Тагиле (2012), а также на региональных конференциях. Эти результаты нашли применение в реализации научных проектов, получивших поддержку в виде грантов РГНФ-Урал в 2004-2012 гг.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется тем, что состояние и уровень взаимодействия в рамках рассматриваемой системы функционального представительства находятся в прямой связи с характером и эффективностью модели государственного регулирования экономики, с процессом становления гражданского общества в России. Выводы, сделанные в результате исследования, могут оказаться полезными при выборе путей развития и совершенствования системы представительства интересов бизнеса в России, а также в исследованиях по истории экономики, экономической теории, институциональной экономике.

Рукопись диссертации обсуждена и рекомендована к защите на заседании Отделения истории Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук.

Структура диссертации. Исследование построено по проблемно-хронологическому принципу, состоит из введения, четырёх глав, разделённых на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы, шести приложений, таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении формулируется актуальность исследования, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, обосновываются хронологические и территориальные рамки, изложена методология, сформулирована научно-практическая значимость работы.

В первой главе «Историографические, источниковедческие и методологические аспекты истории представительных организаций» анализируется историческая литература по теме, характеризуется источниковая база исследования и методология изучения представительских организаций.

В первом параграфе рассматривается «Отечественная историография об объединениях предпринимателей». Представительные организации: биржи, общества, съезды, союзы – были элементом организационной структуры предпринимательства. Действуя в области экономической политики, добиваясь для буржуазии привилегий, они выполняли социальную функцию обеспечения условий для нормальной жизнедеятельности объединений, занятых в сфере производства и обмена. Специфика этого типа организаций, многообразие их форм затрудняли их исследование и способствовали возникновению сложной историографической ситуации.

Первые исследователи охарактеризовали состояние организаций «торгово-промышленного класса», показали отношение к ним власти, наметили программу их будущей деятельности. Дальнейшее развитие представительного движения способствовало оживлению исследовательской работы, появились работы о деятельности отдельных предпринимательских объединений. Их авторы были связанны с этими организациями, излагали историю становления и деятельности предпринимательских союзов, в первую очередь, бирж и торгово-промышленных палат.

Своеобразную программу-максимум по вопросу организации представительства интересов российской буржуазии: невмешательство государства во «внутренние дела», регистрация явочным порядком, лучшая форма правильного представительства (организованные по профессиональному принципу торговые палаты, областные и всероссийские отраслевые съезды для обсуждения общих нужд и принятия мер к их развитию), изложил в своих работах А.А. Вольский. Он разграничивал совещательные и представляющие организации и делил последние на профессиональные и публично-правовые.

В трудах по экономическому развитию страны нашли отражение и некоторые аспекты деятельности предпринимательских объединений. Общую характеристику системы организаций буржуазии России, их классификацию предложил Е.С. Лурье. Используя два основных критерия – отношение к власти, официальное и частное представительство, и целевое назначение, он отметил переплетение функций организаций различных групп, а также предпочтение, которое они оказывали крупным предприятиям. Начальным этапом оформленного предпринимательского движения он считал время после 1905 г. И.Ш. Коган (под псевдонимом «А.О. Гушка») провёл анкетные обследования предпринимательских объединений в России. Им дана классификация союзов предпринимателей, хронология и география их возникновения. Генезис и состав, организации он оценивает, как финансово мощные, с широкой сферой деятельности, с выигрышной позицией по большинству ходатайств. Исследователь систематизирует их по объекту воздействия – потребитель, государство, рабочие. Представительные организации и союзы работодателей, по его мнению, вели общественную борьбу с другими классами, причём союзы работодателей он считал организациями непосредственной, а представительные – «посредственной», классовой борьбы, так как она ведётся путём давления на государственную власть и общественное мнение в общенациональном масштабе. В другой своей работе И.Ш. Коган (под псевдонимом «А. Ерманский») отмечает высокую степень организованности и фактическое господство этого класса в обществе, хотя и без формально-правовых гарантий. Крупная буржуазия держалась в стороне от общественно-политического движения, извлекая для себя групповые выгоды, такова, по определению автора, особенность политической эволюции торгово-промышленного класса России.

В 1905 г. появился доклад Н.Ф. фон Дитмара, посвящённый юбилею Съездов горнопромышленников Юга России. В книге П.И. Фомина были подведены итоги деятельности этой организации, которая рассматривается как совещательное учреждение, обсуждающее общие нужды и вырабатывающее ходатайства правительству, призванное говорить от имени всей промышлености и потому включающее всех горнопромышленников региона.

Литературу по истории предпринимательской деятельности на Урале в конце XIX – начале XX вв. можно разделить на несколько групп. Общее состояние горнозаводского хозяйства Урала и сведения по истории предпринимательства содержатся в работах горных инженеров и экономистов. Их интересовала проблема кризиса уральской горнозаводской промышленности и пути выхода из него. Большая часть авторов выступала за отмену дореформенных порядков и активное внедрение свободы предпринимательской деятельности. Этой свободе мешало присутствие государства в виде казённых заводов, а также то, что земля на Урале принадлежала горным заводам, представлявших собой огромные латифундии, находившиеся в посессионном и частном владении.

Ряд авторов выступали за активизацию правительственной политики поощрения частного предпринимательства. По поручению С.Ю. Витте в 1899 г. была организована экспедиция под руководством Д.И. Менделеева для изучения уральской промышленности. Её целью было выяснить причины медленного развития и определить мероприятия, которые могли бы содействовать увеличению производства чугуна, железа и стали. Д.И. Менделеев считал перспективным интенсивное промышленное развитие «Восточного края» (Пермской, Оренбургской, Уфимской губерний), опирающееся на природные богатства Урала и сооружение новых железных дорог, указывал на значение местных железных руд, призывал к их рациональному использованию, высказывался за сочетание древесноугольной металлургии с коксовой, который предлагалось получать из месторождений Кизеловского бассейна на Западном Урале, а также из Западной Сибири. Итогом этого изучения стала работа «Уральская железная промышленность в 1899 году».

К юбилею уральской промышленности появляются работы «горных администраторов», которые провели реконструкцию истории государственных органов, осуществлявших общее руководство уральскими заводами с петровского времени и до конца XIX в.

К отдельной группе следует отнести работы о развитии золотой и платиновой промышленности на Урале. Авторы ставили перед собой цель выявления перспектив и вариантов её развития, чтобы этот промысел приносил пользу не только государству, но и всем занятым в нем людям. Рассматривая организацию труда рабочих и старателей, они предлагали конкретные меры для улучшения их положения. Развитие данной отрасли происходило на основах частного предпринимательства, государство продало или передало в аренду все месторождения золота и платины, но сохранило за собой контроль над добычей и скупкой благородных металлов.

Большая группа исследований посвящена анализу вопроса о соотношении государственного и частного предпринимательства в улучшении путей сообщения. Признавая несомненную значимость и важность железных дорог на Урале, современники отмечали наличие высокого потенциала развития пароходства на местных реках, достаточно критически ими оценивалась как политика правительства, так и деятельность российских предпринимателей в сфере железнодорожного строительства. Авторы отмечали, что работа только формально финансировалась акционерными обществами, в действительности же подавляющая часть средств предоставлялась казной. Сведения по истории частного предпринимательства на Урале можно обнаружить в работах о других отраслях экономики.

О Съездах горнопромышленников Урала говорится только в статье Н.П. Штейнфельдта, по его словам после создания съездов «политика одиночества и эгоизма в горном деле должна уступить место единению на почве общих интересов и взаимных уступок». Опыт работы Съездов золото- и платинопромышленников Урала в это время практически не изучался.

В годы Первой мировой войны российская буржуазия выдвинула себя на роль общественного организатора мероприятий по обороне, по её инициативе в 1914 г. были созданы Всероссийский земский союз и Всероссийский союз городов, а в 1915 г. Главный комитет по снабжению армии и военно-промышленные комитеты (ВПК). Литература по данной проблематике начала создаваться сразу же по ходу происходивших событий. Руководители Центрального и Московского комитетов, приняли решение о создании собственных архивов. В начале 1917 г. создана специальная комиссия по сбору информации и отдел историографии, куда присылались наиболее важные документы.

Советская историческая наука, используя накопленный дореволюционными авторами фактический материал, критиковала большинство оценочных положений своих предшественников о роли представительных учреждений. Вследствие слабой изученности проблемы говорить об этапах её исследования можно лишь приблизительно.

В 1920-1930-е гг. на первом плане стояло изучение отношения буржуазии к рабочему движению. Этой теме посвящены работы, в которых торгово-промышленный класс рассматривался как исторический феномен в единстве всех социальных составляющих, затрагивался и вопрос о системе организаций буржуазии, причём исследователи подчёркивали их классовый характер. В эти же годы вышли работы, авторами которых являлись члены Московского ВПК, которые считали, что комитеты заложили фундамент общественной работы в деле обороны государства и устроения народного хозяйства, называя это явление «общественным предпринимательством». Отличительной чертой этих работ является их общая положительная оценка работы комитетов, симпатия, с которой авторы характеризовали их деятельность.

История ВПК не представляла большого интереса для советских историков, только в работах, посвящённых экономике в годы Первой мировой войны, содержатся некоторые оценки, как правило положительные, их деятельности. Эти работы отличает то, что авторы рассматривали деятельность представительных организаций в контексте сугубо хозяйственно-экономических проблем, почти не уделяя внимания их общественно-политической деятельности. Я.М. Букшпан считал комитеты организациями, «всерьёз конкурирующими с правительственными органами», способными брать на себя «задачи наблюдения и регулирования». Центральный комитет он называл «ходатаем организованной промышленности». Е.О. Черменский, рассматривал вопрос об организациях промышленников в связи с решением проблемы политического положения буржуазии в русском обществе, её роли в революции 1905-1907 гг. Особый интерес к истории этих организаций возник в 1940-е гг., когда появилась необходимость обобщить исторический опыт участия общества в работе мобилизованной промышленности. По мнению А.П. Погребинского, в лице ВПК буржуазия стремилась создать самодовлеющую хозяйственную систему и поставить в зависимость от неё правительство. Признавая своевременность появления ВПК, он считал их политическими организациями буржуазии, которые сыграли незначительную роль в решении экономических проблем в годы войны.

Разработке вопроса о представительных организациях посвятил статью Л.И. Лившин. Это первая в советской историографии публикация, где автор попытался беспристрастно рассмотреть систему представительных организаций предпринимателей. Автор рассмотрел социальную структуру организаций, историю их возникновения и развития с конца XIX в. и до Первой мировой войны, их роль и место в системе российского монополистического капитализма, дал общую характеристику представительных организаций, как средства воздействия крупной буржуазии на аппарат государственной власти.

В 1950-1970-е гг. стала разрабатываться социально-экономическая проблематика, в том числе – проблема места и роли буржуазии и созданных ею организаций. В центре внимания исследователей стояли монополии, в связи с которыми рассматривались и предпринимательские организации. Монополии рассматривались как необходимое и решающее условие развития предпринимательских организаций, в деятельности которых ими отмечено переплетение разнородных функций – монополистических, представительных, антирабочих. В.Я. Лаверычев считал, что под оболочкой отраслевых «представительных» и «профессиональных» организаций скрывались в ряде случаев простейшие объединения картельного типа. В то же время он предостерегал против автоматического отнесения каждой такой организации к монополистическим объединениям и указывал на сложность изучения монополий в такой «оболочке». Представительские функции предпринимательских организаций находили выражение, по его мнению, в стремлении защищать коммерческие интересы фабрикантов в их отношениях с ведомствами. В этом же ключе исследователи анализировали деятельность отдельных предпринимательских организаций. Большинство из них придерживалось той точки зрения, что происходило сращивание монополий с государственным аппаратом через предпринимательские союзы, а не подчинение. Были предприняты попытки охарактеризовать представительное движение, разобрать деятельность некоторых предпринимательских ассоциаций. Д.И. Шполянский говорит о зависимости представительных организаций от иностранного капитала. Т.О. Крупина утверждала, что монополистические объединения и компании использовали постоянные совещательные конторы и съезды представителей промышленности отдельных отраслей для обхода закона с целью легализации своего существования, так называемые «негласные монополии», что там велась работа по устранению конкурентов, регулированию цен, распределение рынка и заказов.

В 1970-1980-е гг. расширился спектр проблем, предпринимательство стали изучать в динамике. В исследованиях по истории отдельных организаций выделены этапы их развития, показаны изменения сферы деятельности, условия возникновения и специфика функционирования, роль в социально-экономической жизни страны, механизм закрепления господства в них монополий. В.В. Крутиков исследовал Съезды горнопромышленников Юга России. Н.Д. Овсянникова, изучив различные организации золотопромышленной буржуазии, пришла к выводу, что узость круга их интересов определялась условиями, в которые правительство поставило эти организации. Л.Е. Шепелёв избрал предметом исследования проблемы торгово-промышленной политики, отношение правительства к буржуазии. Он проследил историю складывания системы предпринимательских организаций, связывал этапы их развития с этапами проведения экономической политики. По характеру отношения к власти автор выделил совещательные и предпринимательские организации. Под совещательными он понимал официальные правительственные органы с участием предпринимателей, а под предпринимательскими – все разрешённые правительством общественные организации.

К истории Съездов горнопромышленников на Урале обращались только Ю.А. Буранов и К.Н. Бочкарев, которые рассмотрели только организационные вопросы их деятельности. О съездах золото- и платинопромышленников были опубликованы статьи Л.В. Сапоговской, в которых говорится о значении документов съездов при изучении экономических процессов в горнозаводской промышленности Урала, а также показана их деятельность по созданию завода по очистке сырой платины в Екатеринбурге и защиты рынка от иностранных конкурентов.

В советской историографии получила освещение политическая деятельность ВПК. Общим для этих исследований является мнение, что создание комитетов способствовало обогащению буржуазии, а также было «ширмой» для ведения борьбы за власть. Появился ряд исследований посвящённых деятельности рабочих групп, созданных при комитетах, а также борьбе большевиков с этими группами и комитетами.

Изучению истории съездов золотопромышленников Сибири посвящены кандидатские диссертации И.Г. Мосиной и Ю.П. Колмакова, главным образом политической стороне их деятельности, а также работы С.Ф. Хролёнка и Г.Х. Рабиновича по истории добычи золота. Представительным организациям местной буржуазии, посвящена коллективная работа А.А. Говоркова, И.Г. Мосиной и Г.Х. Рабиновича. В статье Т.Л. Пушкиной был рассмотрен опыт административного контроля правительственными учреждениями съездовских организаций предпринимателей на примере съездов золотопромышленников и углепромышленников. И.Г. Мосина рассматривает представительные организации Сибири в совокупности с политическими. Параллельное освещение истории их возникновения, сферы интересов, направлений деятельности позволило автору показать специфику тех и других, более точно определить их сущность.

В советской исторической наукой представительские организации предпринимателей преимущественно рассматривались в системе фактов, характеризующих другие процессы и явления. Мы согласны с мнением Е.А. Воронцовой, что работы по истории отдельных организаций редки и не образуют системы, дают лишь представление о сущности и особенностях этого типа организаций. Ряд направлений их деятельности не получил освещения. Предлагавшиеся классификации не всегда базировались на детальном исследовании организаций, действовавших в социально-экономической сфере. Механизм воздействия на правительство не был исследован, не раскрыта роль официальных каналов и личных контактов, роль представителей ведомств в этих организациях и степень влиятельности предпринимателей в правительственных органах, не изучен механизм воздействия на общественное мнение, не затронута проблема отношений социально-экономических организаций с политическими партиями, не выявлены особенности организаций и степень их своеобразия.

Новый импульс проблема изучения предпринимательской деятельности в России получила в 1990-е гг., когда возникла потребность в обращении к опыту прошлого, истории организации и деятельности совещательных и представительных организаций на рубеже XIX-XX вв. Б.В. Ананьич и Р.Ш. Ганелин выпускают монографию о жизненном пути и деятельности С.Ю. Витте, который уделял внимание представительным организациям, сам принимал участие в работе отраслевых съездов. А.Н. Боханов посвятил свои работы крупной буржуазии, процессу её становления, способам накопления капитала, роли в политической системе страны. М.Н. Барышников издал работы по истории предпринимательства, в них он отразил историю купеческих династий, промышленных и торговых фирм, компаний, банков, бирж, общественных организаций предпринимателей. Опубликован ряд исследований, в которых на новом уровне рассматривается макроэкономическое развитие страны, вопрос о роли и значении иностранного капитала в обеспечении хозяйственного подъёма, проблемы взаимодействия государства и бизнеса. Однако, деятельность предпринимательских союзов не ставилась в качестве объекта изучения. Главное внимание авторы уделяют политической стороне вопроса, попыткам столичной буржуазии участвовать в революционных событиях 1905-1907 гг. и выборах в Государственную Думу. И.Н. Шапкин пришёл к выводу, что в начале XX в. в стране сформировалась многоуровневая система представительства торгово-промышленной буржуазии, поддерживаемая правительством, а предпринимательские объединения, являлись важным звеном в системе прямой и обратной связи между капиталом и правительством.

Взгляды многих исследователей обращаются к биржам. В работе А.С. Сироткина объектом изучения стали торгово-промышленные организации Среднего Поволжья. А.А. Бессолицын исследовал деятельность предпринимательских организаций в Нижнем Поволжье. В работах Н.Н. Алеврас изучен один из фрагментов деятельности Съездов горнопромышленников Урала – наделение землёй горнозаводского населения. С.В. Лысов охарактеризовал деятельность Совета Съездов представителей промышленности и торговли и его влиянии на проводимую государством экономическую политику. В работе А.С. Качаляна и А.В. Лубского объектом изучения стали горнопромышленники Юга России в конце XIX – начале XX в., как особая «группа интересов», сформировавшаяся в регионально-отраслевом масштабе.

Таким образом, отечественными исследователями проделана определённая работа по изучению отдельных категорий представительных организаций предпринимателей, а также вопросов прямо или косвенно связанных с их деятельностью.

Второй параграф «Источниковая база исследования», даёт обзор исторических источников, которые можно объединить в четыре группы по видовой классификации.

Основу первой группы представляют нормативно-правовые документы – законы, регламентировавшие деятельность предпринимателей и различных общественных организаций, в первую очередь акты, входившие в состав Полного собрания законов Российской империи. Законы, принятые в 1914-1917 гг., взяты из «Собрания узаконений и распоряжений правительства». Этот комплекс документов позволяет получить данные о времени принятия решений об учреждении съездов и других представительных организаций, а также правительственных органов, с которыми съезды сотрудничали и в состав которых делегировали своих представителей. После Октябрьской революции публиковать законодательные акты стали в «Собрании узаконений и распоряжений рабочего, и крестьянского правительства». Впоследствии наиболее важные из них были опубликованы в различных сборниках. Издавались также сборники документов о национализации промышленности в СССР и на Урале.

Вторая группа – это делопроизводственная документация: материалы самих съездов, после каждого из них издавались «Труды…», в которых были опубликованы программы, списки участников, стенограммы заседаний, кассовые отчёты и отчёты ревизионных комиссий. Публиковались доклады Советов Съездов, специальных комиссий и отдельных участников, особые мнения, запросы и ходатайства, отправленные в правительственные учреждения. Анализ этих материалов даёт возможность проследить, как ставился тот или иной вопрос на съездах и как менялось, с течением времени, отношение к нему со стороны промышленников и правительства под влиянием экономического положения и политической обстановки в стране. Опираясь на материалы съездов можно выяснить персональный состав; проследить ход дискуссий и споров; приоритетные и второстепенные проблемы; какие варианты предлагались правительству по тем или иным вопросам; с чем участники съездов соглашались, и против чего были настроены отрицательно; какие подавались ходатайства, и какие решения по ним принимались. К этой же группе относятся архивные фонды, созданные администрацией Пермской и Оренбургской губерний, на территории которых проходила деятельность съездов и которым съезды отчитывались о своей работе – канцелярии Пермского (Ф. 65 ГАПК) и Оренбургского (Ф. 10 ГАОО) губернаторов, губернские присутствия (Ф. 36, Ф. 38 и Ф. 267 ГАПК и Ф. 15 ГАОО), а также появившиеся в годы Первой мировой войны, Уполномоченные по Уральскому району председателей Особых совещаний по обороне государства и по топливу (Ф. 73 и Ф. 111 ГАСО); фонды, отражающие деятельность организаций управлявших уральской горной промышленностью – Горный департамент (Ф. 37 РГИА), Уральское горное правление (Ф. 24 ГАСО) и его структурные подразделения: канцелярия Главного начальника (Ф. 43 ГАСО) и Главного лесничего (Ф. 55 ГАСО), фонды окружных инженеров: Ф. 174 ГАПК; Ф. 46, Ф. 47, Ф. 50, Ф. 51 и Ф. 53 ГАСО; Ф. 37 и Ф. 39 ОГАЧО и Ф. 156 ГАОО; фонды, относившиеся к делопроизводству самих съездов: Ф. 32 и Ф. 48 РГИА; Ф. 5 и Ф. 588 ГАСО; Ф. 83 ОГАЧО и Ф. 157 ГАОО и фонды организаций, созданных съездами либо работавшими с ними в контакте: Постоянная Совещательная контора золото- и платинопромышленников (Ф. 49 РГИА), Уральский областной ВПК (Ф. 123 ГАСО), Екатеринбургский (Ф. 3 ГАСО) и Челябинский (Ф. 47. ОГАЧО) биржевые комитеты; делопроизводственная документация уральских промышленных предприятий, управлений, товариществ и акционерных обществ – это были участники съездов, в фондах которых отложилась переписка с Советами Съездов, различные вопросы и проекты, рассылавшиеся для предварительного обсуждения на местах, анкетные листы для сбора сведений о работе предприятий, раскладки сборов для финансирования текущей деятельности съездовских организаций.

Третья группа – статистические справочные издания, в которых публиковались сведения о добыче полезных ископаемых на всех рудниках и приисках, а также объёмы выпущенной продукции по каждому заводу, горному округу и акционерной компании. Съезды сами публиковали статистические сведения о развитии промышленности в специальных сборниках. Статистические материалы представляют комплекс сведений о многих аспектах развития уральских горнозаводских округов.

Четвертая группа – мемуары, написанные участниками или современниками событий на основе личного опыта, но осмысленного в соответствии с индивидуальностью и общественно-политическими взглядами времени написания. Это воспоминания высших государственных деятелей С.Ю. Витте и В.Н. Коковцова, позволяющие узнать, как на правительственном уровне понимались перспективы промышленного развития страны и принимались конкретные решения, а также воспоминания людей, живших на Урале и принимавших участие в изучаемых событиях – В.П. Аничкова, И.Ф. Кошко (в 1911-1914 гг. губернатор Пермской губернии) и Н.А. Ордовского-Танаевского (в 1906-1915 гг. управляющий Пермской казённой палаты, в 1915-1917 гг. губернатор Тобольской губернии).

Значительная часть исторических документов извлечена из фондов федеральных и региональных архивов: Российский государственный исторический архив (РГИА), Российский государственный архив древних актов (РГАДА), государственных архивов Пермского края (ГАПК), Оренбургской (ГАОО), Свердловской (ГАСО) и Челябинской (ОГАЧО) областей, а также выявлена в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Всего были использованы материалы из 114 фондов. Эти материалы позволяют создать репрезентативную картину становления и развития представительных объединений на Урале в конце XIX – начале XX в. В них сосредоточены сведения, характеризующие нормативно-правовую и практическую стороны деятельности уральских съездов, процесс подготовки заседаний, переписку Советов Съездов с членами съездов и различными правительственными структурами.

Основная часть архивных источников, характеризующих различные стороны деятельности съездов промышленников и в целом представительное движение на Урале, ранее не публиковалась и не использовалась в научной литературе. Привлечённый круг источников репрезентативен, отличается необходимым разнообразием информации и обеспечивает получение достоверных сведений по изучаемой проблеме.

В третьем параграфе рассматривается «Методологическая основа изучения представительских организаций». В основу работы положена теория модернизации с учётом её региональных особенностей, разработанная и обоснованная исследователями по руководством В.В. Алексеева и И.В. Побережникова. Развитие уральской промышленности рассматривается в контексте мирового и общероссийского процесса, который понимается как комплекс инновационных мероприятий при переходе от традиционного к современному обществу, как совокупность субпроцессов, охватывающих различные сферы общественной жизни, осознание местными предпринимателями своих общих региональных интересов, создание и деятельность созданных ими представительных организаций, действовавших в направлении развития горнозаводской промышленности Урала, находившейся в конце XIX – начале XX вв. на пути перехода от феодального к капиталистическому способу организации деятельности промышленных предприятий. Модернизационные процессы рассматриваются не только как уже реализованные мероприятия, но и как процесс обсуждения их на заседаниях съездов, и как работа по продвижению в правительственные структуры общих мнений предпринимателей о тех мерах, которое необходимы для дальнейшего поступательного развития экономики края. С одной стороны, страна шла по пути модернизации в русле мирового процесса, с другой – модернизация носила догоняющих характер (особенно для окраин) и, по мнению многих исследователей, «насаждалась сверху железной диктатурой», которая «не решала многих задач классической модернизации, таких как создание полноценного рынка товаров, капиталов и труда; не обеспечивала свободу личности».

Важными компонентами политической модернизации в России являлись: интеграция общественных элементов в систему управления, распределение властных полномочий и ответственности между ними и государственным аппаратом; создание промежуточных организаций, формирование «гражданского общества», то есть пространства, которое существует между индивидом и государством и состоит из частных учреждений, общественных организаций, рынка и сферы свободного выражения идей. Изучение российского общества конца XIX – начала XX вв. с точки зрения развития форм гражданского общества позволяет по-новому оценить устройство общественности, её носителей и институты, процесс самоорганизации граждан в рамках независимых общественных формирований, а также место последних в общественно-политической системе. Гражданское общество – это процесс и результат сложных взаимозависимых отношений человека, общества и государства, коллективной солидарности, обусловленной системой ценностей, которая господствует в данном обществе. Они состояли из деятельности самоорганизующихся негосударственных структур, объединяющих граждан и выражающих их разнообразные интересы. Связь между гражданским обществом и государством нам представляется как взаимопроникновение. Под общественным движением понимаются события, явления, процессы социально-экономического характера, влияющие на общественные отношения.

Сущность, структура, функции и история становления гражданского общества в России рассматриваются в работах зарубежных и отечественных авторов. Гражданские организации могут служить своего рода стартовыми площадками для оформления и выдвижения критических замечаний в адрес государства и проводимой им политики. Данное положение подтверждается и данными из истории российских общественных организаций, в том числе Съездов горно- и золотопромышленников Урала. По словам А. Ерманского: съезды «это организации промышленников определённой отрасли производства, определённого района. Они вмести приобретают компактный, деловой и боевой характер властных организаций с огромным удельным весом. Под этим названием действовали постоянные и стройные организации представителей капитала при режиме, вообще не знавшем никакого коалиционного права граждан». Съезды отстаивали общие интересы промышленников-предпринимателей, были подтверждением конструктивного взаимодействия государственных и предпринимательских структур.

Вторая глава «Горнозаводская промышленность Урала в конце XIX – начале XX вв.», состоящая из трёх параграфов, характеризует особенности государственной административной система управления и контроля горной промышленности Урала, а также экономические показатели её развития.

В первом параграфе «Органы управления горнозаводской промышленностью» рассмотрена система государственного контроля промышленных предприятий региона. Главным правительственным учреждением в России, контролировавшим добычу и обработку полезных ископаемых, был Горный департамент, учреждённый в составе Министерства финансов в 1806 г., для ведения всех дел, касающихся горного ведомства. За годы своего существования департамент прошёл ряд структурных преобразований. В 1882 г. ему были подчинены все металлургические заводы страны, казённые горные заводы, частные золотые, соляные и нефтяные промыслы. В 1892 г. учреждено Присутствие по горнозаводским делам, с представителями от министерств и горнозаводчиков. В 1898 г. на присутствие было возложено издание обязательных постановлений о мерах по охране здоровья, жизни и нравственности рабочих, занятых на горных работах. В 1904 г. учреждён Совет по горнопромышленным делам для рассмотрения, совместно с представителями частного капитала, перспектив развития горного дела. В 1905 г. Горный департамент передали в Министерство торговли и промышленности, которому было поручено осуществлять управление казёнными и контроль над частными промышленными предприятиями, надзор за исполнением положений фабрично-заводского законодательства. В 1912 г. образован Совет по делам страхования рабочих, который координировал деятельность больничных касс и губернских страховых присутствий.

Контроль за горнозаводской промышленностью на Урале осуществляло Уральское горное управление, образованное в 1806 г. в Перми, для управления горными заводами хребта Уральского, в его состав были включены Пермская, Вологодская, Вятская, Оренбургская и Казанская губернии, во главе с Берг-инспектором, который одновременно исполнял обязанности Пермского и Вятского генерал-губернатора. В 1830 г. управление переведено в Екатеринбург и названо Уральским. В течение всего своего существования оно оставалось структурным подразделением Горного департамента. В 1886 г. прошла реорганизация, превратившего его из органа государственного администрирования в отраслевое, осуществляющее государственный контроль за работой промышленных предприятий. Была образована Уральская горная область (центр Екатеринбург), включающая Пермскую, Вятскую, Оренбургскую, Уфимскую губернии, Никольский, Соль-Вычегодский, Яренский и Усть-Сысольский уезды Вологодской губернии, Тургайскую и Уральскую области, без Гурьевского и Эмбенского уездов. В 1892 г. в её ведение был передан Мезенский уезд Архангельской губернии, в 1903 г. Березовский и Тюменский уезды Тобольской губернии.

Административный контроль за деятельностью промышленных предприятий на Урале осуществляли окружные инженеры, возглавлявшие 8 горных округов, созданные в 1886 г. там, где имелись частные горные и горнозаводские предприятия, в 1899 г. их число увеличили до 12, в их подчинении были золотые и платиновые прииски, рудники, каменоломни, угольные копи, соляные промыслы и металлургические заводы. Они собирали и обрабатывали технические сведения, представляли отчёты по горнозаводской статистике. Каждый месяц все предприятия представляли данные об используемых ими машинах и механизмах, о количестве произведённой продукции, о численности рабочих, их жилищных условиях, питании и пр. для годового отчёта в Уральское горное правление.

Таким образам, в конце XIX в. на Урале действовала эффективная система государственного контроля за деятельностью предприятий горнозаводской промышленности, которая была освобождена от управленческих функций, лишена права вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий и вполне гармонично вписывалась в капиталистическую систему хозяйствования.

Во втором параграфе «Развитие горной и металлургической промышленности», исследованы общие направления и темпы развития уральской горнозаводской промышленности. В 90-е гг. XIX в. Россия переживала экономический подъем, захвативший и Урал. С 1890 по 1900 гг. на Урале выплавка чугуна выросла в 1,8 раза, производство стали – в 7,2, меди – в 1,5, каменного угля – в 1,5 раза. В 1900 г. из 120 действующих доменных печей только 15 (12,5%) продолжали работать на холодном дутье. Несмотря на увеличение абсолютных показателей, уральская металлургия начала сдавать свои позиции лидера в производстве чёрных металлов. В 1880 г. доля уральского чугуна в общероссийской выплавке составляла 70,8%, к 1890 г. она сократилась до 49%, в 1900 г. – до 28%, а на протяжении всего начала XX в. колебалась в районе 20-25%. Развивавшаяся промышленность Юга России, не отягощённая пережитками крепостного периода и строившая свои предприятия на основе современных технологий, догнала Урал и оставила его далеко позади по объёмам выпускаемой продукции.

В 1900-1903 гг. в России разразился экономический кризис, оказавшийся тяжёлым для уральской металлургии. Вместе с тем, именно в начале XX в. был сделан рывок в техническом оснащении металлургической и горной промышленности. Кризис более всего поразил заводы со старой техникой, которые были вынуждены сокращать или останавливать производство. Конкуренция южных заводов заставила заняться техническим переоборудованием, специализацией и концентрацией производства. На 1 июля 1916 г. на Урале действовало 58 доменных печей, 27 было в ремонте, на 8 заводах строилось 9 новых печей. Устаревшие способы получения железа, кричный и пудлинговый были вытеснены мартеновским и бессемеровским способами плавки стали. Число мартеновских печей с 42 в 1900 г. увеличилось до 58 в 1910 г. На многих заводах стали использовать электроэнергию для производственных целей. В начале XX в. заводы, выпускавшие листовое кровельное железо, увеличили его производство. В продукции заводов возрос удельный вес готовых изделий из железа и стали. Сложилась группа из 20-30 крупных, технически хорошо оснащённых заводов, по своему оборудованию не уступавших заводам Центральной России и Западной Европы.

Медеплавильная промышленность в меньшей степени пострадала от кризиса 1900-1903 гг., благодаря спросу на медь в машиностроительной и электротехнической промышленности. Переломом в развитии отрасли стало освоение новой технологии – пиритной плавки, позволившей использовать колчеданные месторождения медных руд, что обеспечило производство половины производимой в стране меди.

Техническая революция захватила и другие отрасли горнозаводской промышленности. Выжиг древесного угля вместо кучного способа на многих заводах стал производиться в углевыжигательных печах. На рудниках и угольных копях устанавливались паровые двигатели, электрические насосы и лебёдки. Крупные железные рудники были оборудованы железнодорожными путями, руду стали отвозить в вагонах с помощью паровозов. С развитием машинной техники асбест стали применять как теплоизоляционный материал при изготовлении паровых котлов. Организованные поисковые работы привели к обнаружению в 1884 г. богатой асбестовой жилы Каменской казённой даче, положившей начало разработке с 1889 г. Баженовского месторождения.

Первая железная дорога на Урале появляется в январе 1877 г. – линия Кинель – Оренбург прошла в стороне от районов деятельности промышленных предприятий. К концу XIX в. Урал оказался уже прорезанным тремя широтными железнодорожными магистралями и одной меридиональной. В 1890-е гг. на уральских реках Каме, Белой, Уфе, Вятке, развивалось пароходство. В начале XX в. строительство железных дорог продолжилось, начинается сооружение веток и подъездных путей от промышленных предприятий и рудников к магистральным дорогам. К 1917 г. были соединены рельсовыми путями между собой все крупные заводы, рудники, каменноугольные копи. Основной поток горнозаводских грузов перешёл на железнодорожный транспорт. Традиционный весенний сплав барок с железом по рекам стал играть значительно меньшую роль в региональном перемещении грузов. Общая длина железнодорожных путей на Урале в 1918 г. была равна 6480 вёрст, что составляло всего 8,5% от длины всех железных дорог России. Благодаря железным дорогам была ликвидирована оторванность Урала от других промышленных регионов.

Строительство железных дорог привело к появлению новой отрасли горной промышленности – добыче каменного угля. Железные дороги стали основными его потребителями. За последние 20 лет XIX в. объёмы добычи угля на Урале выросли более чем в 3 раза: с 7,2 млн в 1880 г. до 22,2 млн пудов в 1900 г., но доля Урала в общероссийской добыче не превышала 4%. С 1900 по 1914 г. объёмы добычи каменного угля на Урале увеличились в 4 раза, с 22,2 млн пудов до 84,2 млн пудов, доля в общероссийской добыче осталась прежней.

Изменения в технике и технологиях, в производственно-организационной и финансово-экономической деятельности предприятий, социальные и социокультурные трансформации, происходившие в регионе, существенно изменили его облик. Уральская металлургия в 1917 г. коренным образом отличалась от уровня технической вооружённости её в 1880-х гг. Вместе с тем, при общем поступательном развитии уральской горнозаводской промышленности и в техническом отношении и в объёмах производимой продукции, Урал утратил роль лидера в металлургической промышленности, уступив Югу России. На Урале была «догоняющая» система развития и, по сравнению с Югом, модернизация проходила на разных скоростях.

Третий параграф «Условия и объёмы добычи золота и платины на Урале», посвящён изучению развития золотоплатиновой промышленности региона. В 1857 г. был принят Устав горный и в 1870 г. Устав о частной золотопромышленности, которые взаимно дополняя друг друга, регулировали порядок разведки, разработки приисков и сдачи благородных металлов в казну до 1917 г. Благодаря разработке золотых месторождений на Урале и в Сибири Россия долгое время являлась крупнейшим поставщиком золота на мировой рынок. В 1860-х гг. в России добывалось около 13% золота в мире, в 1870-1875 гг. эта доля возросла до 20%, в 1900 г. снизилась до 10,6%, а в начале ХХ в. – до 5-7% мирового производства. Тем не менее, Россия входила в пятёрку крупнейших золотодобывающих стран. В конце XIX – начале ХХ вв. 95% мировой добычи платины давала Россия, вся она добывалась на Урале в Пермской губернии. Добыча золота в России производилась на Урале, в Западной и Восточной Сибири, доля Урала составляла от 20 до 30%, но использовалось для этого 55% рабочих, занятых добычей золота в России.

На Урале в 1860 г. было добыто 321 пуд 18 фунтов золота, главным образом на казённых промыслах в Березовском, Миасском, Богословском и Гороблагодатском округах. После реформы 1861 г. казна начала передавать золотые промыслы в частные руки. В 1861 г. были бесплатно розданы все прииски в Гороблагодатском округе, в 1877 г. прекратили работы казённые промыслы в Миассе. После принятия в 1870 г. Устава о частной золотопромышленности добыча золота и платины, начинает возрастать. Рост добычи золота на Урале продолжался до 1892 г., когда его было добыто 751 пуд, а платины до 1901 г., когда добыли 389 пудов. Позднее добыча золота снижалась, вплоть до начала Первой мировой войны и держалась на уровне 500-600 пудов в год.

В 1860-е гг. золото добывали отдельными очагами вдоль Уральского хребта от Богословска до Миасса. Платина добывалась главным образом в Нижне-Тагильском округе Демидовых. В конце XIX – начале ХХ вв. районы добычи золота располагались сплошной полосой вдоль Уральских гор. Промысел получил развитие на Северном Урале – в Верхотурском уезде Пермской губернии и в Березовском уезде Тобольской губернии. На юге региона добыча расширилась на земли Оренбургского казачьего войска вплоть до Орска и в Уфимскую губернию. С 1904 г. началась разработка золота из Джетыгаринского месторождения в Тургайской области.

Длительная добыча золота и платины на Урале была возможна благодаря выгодному положению региона. Здесь было многочисленное население, снабжавшее прииски рабочей силой и продовольствием; металлургические и механические заводы, поставлявшие необходимое оборудование, водные и сухопутные пути. Вместе с тем, многолетние работы привели к истощению месторождений. Для поддержания добычи на прежнем уровне приходилось перерабатывать большее количество золотоносных пород. Производительность труда уральских рабочих увеличилась, для получения такого же количества золота, как и их сибирским коллегам, надо было промыть большее количество золотоносных пород. Золото на Урале было россыпное и жильное. Добывали его открытым, подземным, химическим, дражным и гидравлическим способами. Золотоплатиновая промышленность на Урале продолжала существовать только благодаря внедрению новой техники и технологии. Только таким способом можно было противостоять тенденции сокращения объёмов производства. Кроме того, было необходимо объединить усилия всех промышленников занятых добычей благородных металлов, чтобы совместно предлагать правительству меры, которые помогут сохранить и развивать эту отрасль промышленности на Урале.

В таких административно-экономических условиях были созданы и осуществляли свою деятельность съездовские объединения уральских предпринимателей

В третьей главе «Организации предпринимателей Урала», состоящей из трёх параграфов, изучен процесс возникновения, становления и деятельности представительных отраслевых организаций, съездов в регионе, а также тех организаций, в работе которых съезды принимали участие, либо как коллективные члены, либо участвовали в их создании, для расширения своего влияния на правительство.

В первом параграфе «Съезды уральских горнопромышленников», рассматривается организация предпринимателей занятых добычей и переработкой полезных ископаемых и получением черных и цветных металлов.

В начале 1880 г. утверждено положение, которым министру государственных имуществ было дано право созывать в Екатеринбурге съезды уральских горнопромышленников (ГП), для обсуждения проблем касавшихся горной промышленности. Главный начальник Уральских заводов И.П. Иванов разослал письма-приглашения по всем управлениям заводов и составил программу первого съезда, который собрался в ноябре 1880 г. На съезде было создано несколько комиссий и составлены ходатайства, в которых были изложены проблемы, стоявшие перед уральской горной промышленностью. Общее мнение присутствующих сводилось к тому, что съезд был весьма полезен, необходимо проводить такие мероприятия и в дальнейшем. В 1882-1883 гг. прошли ещё два съезда, но они были очень плохо организованы, не было создано системы участия в съездах, постоянного органа, прохождение ходатайств в министерстве никем не контролировались, финансирование организации осуществлялось за счёт разовых пожертвований. Так как III съезд не представил отчёт о своей работе в Горный департамент, то IV съезд было решено не проводить. Он собрался через 12 лет, в 1896 г., но его заседания прошли в таком же формате, как и первые три съезда. Состоявшийся летом 1897 г. V съезд ГП Урала стал прорывным в системе подготовки и организации съездов. На этом съезде было положено существование настоящей, работоспособной организации уральских предпринимателей, способной не просто обсуждать проблемы, которые вставали на пути развития промышленности, но и оформлять их в соответствующие ходатайства и представлять их в вышестоящие инстанции, доказывать и отстаивать свои точки зрения. В работе съездов, как организации, согласились участвовать все 34 горнопромышленные предприятия Урала. Были проведены выборы исполнительного органа – Совета Съезда. Предприятия-участники должны были отчислять в бюджет Съезда определённые суммы в зависимости от объёмов производимой ими продукции. В 1898 г. было утверждено Положение о съездах ГП Урала. Теперь их работа получила чёткую структуру и регламентацию. Съезды должны были созываться ежегодно в Екатеринбурге, для обсуждения вопросов, касающихся интересов и нужд горной промышленности, получили право иметь своих уполномоченных в столице, для контроля за продвижением ходатайств и участия в совещаниях и комиссиях, созываемых правительством. В 1899 г. на съезде были проведены выборы представителей от промышленников: в местные губернские по фабричным делам присутствия, в Пермское губернское раскладочное присутствие и в общее присутствие местных казённых палат.

В 1904 г. возникла инициатива переноса Совета Съезда в Петербург, где находились управления почти всех уральских предприятий. Удалённость съездов не давала возможности заводчикам присутствовать на них, а, значит, принятые постановления на этих форумах не имели окончательного решения. Совет имел слабую связь с уполномоченными, те же не знали дел в Совете. Фактически с 1905 по 1910 гг. Съезд ГП Урала находился в переходном состоянии. Решение о переносе было принято в 1904 г. и осуществлено достаточно быстро, но происходившие в стране революционные события не позволили быстро наладить работу организации. Переезд в столицу негативно отразился на численности предприятий-участников. В 1897 г. в съездах выразили согласие участвовать 34 предприятия, в 1901 г. их численность увеличивается до 42, после переезда это число сократилось до 17-20 членов. Но это были предприятия действительно «преданные» организации, активно участвовавшие в работе съездов и Совета, регулярно платившие взносы. Только в 1913 г. численность членов съездов начинает увеличиваться. В это же время Съезд приобрёл достаточно высокий авторитет в правительственных сферах. Изменился характер обсуждения вопросов программ съездов, формулировки ходатайств стали более требовательные, в отличие от подаваемых первыми съездами, которые больше напоминали прошения. Доклады Совета стали объёмнее и содержательнее. В состав Совета Съездов входило 28 человек, что давало возможность каждому предприятию иметь в нем своих представителей и быть в курсе правительственных и общественных мероприятий имеющих значение для горной промышленности. В 1908 г. создан комитет, который занимался текущими вопросами, собирая Совет по мере накопления вопросов требующих пленарных решений. В феврале 1914 г., Совет предложил изменить систему сбора денежных средств участников съездов, которая рассчитывалась от объёмов производимой продукции, на более простую – от заработной платы выплачиваемой рабочим и служащим предприятия за год, размер её не должен был превышать одной трети процента зарплаты.

В годы войны преобладающее место в работе Совета Съездов получили вопросы, связанные с работой уральской промышленности на оборону – распределение военных заказов, предоставление рабочим отсрочек от призыва и помощь раненым и беженцам. По призыву Съезда представителей промышленности и торговли, о создании Центрального и местных ВПК, Совет Съездов решил образовать в Петрограде Уральский горнозаводской ВПК, с привлечением в него всех предприятий Урала. Образование комитета в Петрограде объяснялось тем, что здесь сосредоточена большая часть правлений уральских предприятий, руководящих отсюда их работой, почему и объединение уральской промышленности в рамках комитета, наиболее удобна именно в столице. Но, понимая, что мобилизация предприятий Урала возможна лишь при условии объединения их на местах, Совет связался с Екатеринбургским и Пермским биржевыми комитетами, предлагая организовать местные ВПК. Вскоре были образованы: Уральский областной в Екатеринбурге и местные комитеты в Перми, Уфе, Челябинске, Вятке и других городах. На Урале сложилась ступенчатая система ВПК – крупные предприятия, объединяясь в Уральский горнозаводской комитет, участвовали и в работе областного и местных комитетов. Председателем Уральского горнозаводского ВПК стал председатель Совета Съездов ГП Урала Н.Н. Кутлер. Промышленность Урала была вовлечена в работу на оборону, предприятия получали военные заказы. В 1915 г. Горный департамент передал Советам Съездов ГП Юга России и Урала обязанности по обеспечению и распределению динамита между предприятиями, занятыми добычей полезных ископаемых. В район ответственности Совета Съездов ГП Урала были включены все горнодобывающие и золотопромышленные предприятия Урала и Западной Сибири.

В годы Первой мировой войны наблюдалось расширение числа участников Съезда, в 1897 г. в Съезд входило 34 округа, а в 1913 – только 25, 6 июля 1916 г. в составе Съезда было 36 участников, в том числе все 22 частных металлургических предприятия, а на 7 марта 1917 г. – 45 членов, из них 5, или 11%, участников, представляли Западную Сибирь, в конце 1917 г. в состав организации входило 53 промышленных предприятия.

6 ноября 1917 г. на заседании Совета Съезда в Петрограде, было решено «принимая во внимание полное отсутствие достоверных сведений о положении дел на уральских заводах, а также общую неопределённость положения в стране, … придерживаться пока выжидательной тактики и не входить ни в какие сношения с так называемыми “народными комиссарами“». 14 ноября 1917 г. ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов принимает «Положение о рабочем контроле». 23 ноября 1917 г. Совет Съездов ГП Урала разослал всем правлениям заводов директивное письмо, в котором требовал не допускать создания рабочего контроля на предприятиях, закрытия заводов в случае его установления и не признания силы закона за декретами СНК. Фактически Совет Съездов возглавил движение уральских промышленников против мероприятий новой власти. Управления предприятий, на которых был введён рабочий контроль, прекратили финансирование, заводы остались без средств на текущие расходы и начали останавливаться.

В декабре 1917 г. – первой половине 1918 г. были национализированы большинство горнопромышленных предприятий на Урале и Алтае. После захвата Екатеринбургского Бюро, Совет Съездов ГП Урала 14 (1) февраля 1918 г. принял решение сократить бюджет и персонал. 28 (15) июня 1918 г. появляется декрет СНК о национализации крупнейших предприятий, после которого деятельность Съезда ГП Урала как самостоятельной общественной организации потеряла смысл. 8 июля 1918 г. Совет Съездов был поставлен под контроль ВСНХ, все сотрудники стали советскими служащими. 24 сентября 1918 г. на заседание Президиума ВСНХ Г.Д. Вейнберг и Б.В. Дидковский представили список 94 национализированных предприятий Урала, управление которыми было поручено Областному СНХ Урала. Было решено закрыть Совет Съездов ГП Урала, для его ликвидации создана специальная комиссия.

Таким образом, на Урале в конце XIX – начале XX вв. была создана и активно действовала организация предпринимателей, которая смогла объединить вокруг себя значительную часть предприятий осуществлявших свою хозяйственную деятельность в сфере добычи и переработки полезных ископаемых. Съезд ГП защищал интересы не только своих членов, но и отстаивал интересы всего региона в целом. Начиная как организация, способная только составлять ходатайства и препровождать их в правительственные учреждения без шанса на их рассмотрение, Съезд превратился в авторитетный орган координации совместных действий уральских предпринимателей. Все законодательные акты, касающиеся горной промышленности, направлялись в Совет Съездов для предварительного обсуждения и одобрения на заседаниях самих Съездов. В годы войны ему было доверено выполнение некоторых функций государственного распределения и регулирования.

Во втором параграфе «Съезды золото- и платинопромышленников Урала» изучены организации предпринимателей региона, занятых добычей благородных металлов. В 1895 г. было утверждено положение Комитета министров, согласно которому министру земледелия и государственных имуществ было предоставлено право созывать общие и местные съезды золотопромышленников. На съездах разрешалось обсуждать только вопросы «исключительно» касавшиеся нужд золотого промысла. В отличие от Съездов ГП Урала, которые начали свою деятельность в период роста горной промышленности, решение созывать Съезды золото- и платинопромышленников (ЗиПП) Урала появилось в то время, когда добыча золота в регионе начала сокращаться. Кроме того, эти съезды были необходимы не только для того, чтобы промышленники могли встречаться и обсуждать свои проблемы, но и для того, чтобы выбирать представителей в казённые палаты и особые раскладочные присутствия.

В 1897 г. было утверждено Положение об организации местных и общих съездов золотопромышленников, в котором отмечалось, что съезды созываются: общие – для всего района данной горной области и местные – для каждого горного округа. В этот же год собрался I общий съезд ЗиПП Урала. Инициатива его созыва также принадлежала Уральскому горному управлению, которое заранее распространило объявление о созыве в Екатеринбурге съезда, с целью выяснить проблемы, стоящие перед отраслью, и разработала программу. Право участвовать в работе съезда предоставлялось всем желающим, владельцам золотых и платиновых приисков на Урале или управляющими ими по доверенности. Всего состоялось 5 общих съездов ЗиПП Урала. Их работа проходила всегда с трудом, так как он считался состоявшимся только в том случае, если на открытие приехали предприниматели на приисках которых в год добывается не менее половины всего золота и платины края. Каждый раз перед открытием посылалась телеграмма в министерство с просьбой уменьшить квоту, чтобы начать заседания. На съездах избирался исполнительный орган Совет Съезда. Одной из причин «вялой» работы общих съездов следует признать то, что золотопромышленники не видели результатов деятельности этой организации. На последнем V общем съезде в 1910 г. в Екатеринбурге было решено – не избирать Совет общего съезда, а поддержать существование отдельных местных съездов – Съезда ЗиПП Пермской губернии и Съезда ЗП Оренбургской и Уфимской губерний.

Согласно закона «О Государственном промысловом налоге» на Урале были учреждены две казённые палаты: Пермская и Оренбургская. В 1901 г. принято решение об образовании двух раскладочных присутствий, представителей в них предполагалось выбирать на двух съездах и в связи с этим разрешили провести местные съезды для 7 горных округов Пермской губернии в Екатеринбурге и для 3 горных округов Оренбургской и одного Уфимской губерний в Миасском заводе. Открытие съездов назначили на 15 ноября 1901 г., была составлена общая программа. Съезды ЗиПП Пермской губернии собирались попеременно в Екатеринбурге и Кушвинском заводе, Совет Съезда находился в Екатеринбурге. Съезды ЗП Оренбургской и Уфимской губерний 8 съездов провели в Миасском заводе и 7 в посёлке Кочкарь Кособродской станицы Оренбургского казачьего войска. Совет Съезда до 1908 г. находился в Миассе, а потом также был переведён в Кочкарь. До 1905 г. местные съезды собирались на основании Положения от 20 октября 1897 г., и имели те же права, что и общие съезды. 28 февраля 1905 г. были утверждены временные правила о съездах сроком на 5 лет. Решения съездов были теперь обязательными для всех ЗиПП компаний, фирм и товариществ чьи прииски были расположены на территории деятельности съезда. Квоты добычи металлов для участия в работе местных съездов не было, отдельные компании имели для голосования на съезде не более 10 голосов. Местные съезды собирались под председательством окружного инженера. Съезды устанавливали денежный сбор для содержания Совета и деятельности самого съезда, а также финансирования намеченных и проводимых Советом мероприятий: устройство и содержание приисковых дорог, почтовых сообщений, врачебной помощи, приютов для рабочих и пр. На съезды возлагалась обязанность собирать особый сбор на содержание горнополицейской стражи на приисках, в качестве пособия казне. Действие этого положения о съездах золотопромышленников были продлены в 1911, 1914 и 1916 гг. Все законодательные положения о съездах ЗиПП принимались для регулирования деятельности всех 13 съездов действовавших на Урале и в Сибири, в отличие от съездов ГП, где для каждого съезда принимались отдельные положения. В марте 1918 г. Советы Съездов в Екатеринбурге и Кочкаре были закрыты, имущество национализировано.

В 1907 г. правительство разрешило проведение I всероссийского съезда ЗиПП в Санкт-Петербурге. На съезде было возбуждено 38 ходатайств. II всероссийский съезд собрался в 1915 г. Участник съезда А. Померанцев, подводя итоги участия в его работе уральских золотопромышленников, сообщил, что все ходатайства I всероссийского съезда не только не были удовлетворены, но даже не удостоены в течение 8 лет ответа. На 144 ходатайства и представления Постоянной Совещательной конторы, за 12 лет, последовал ответ только на 35, то есть на 24,3%. Из 714 ходатайств местных съездов, по-видимому, немногие были удовлетворены, так как 86,5% из них повторяются из года в год. Съезд ясно показал нежелание Горного департамента руководить процессом организации добычи золота и платины и вырабатывать меры для подъёма этой отрасли горного дела.

Незадолго до начала Первой мировой войны начал проявляться кризис в работе съездов ЗиПП, некоторые компании стали выходить из их состава и переходить в Съезд ГП Урала. Можно сделать вывод, что съезды ЗиПП не смогли стать организациями, способными сплотить своих членов и организовать защиту их интересов, несмотря на то, что в отличие от Съездов ГП Урала, решения которых были обязательны только для предприятий-членов, решения местных Съездов ЗипП были обязательны для всех предприятий, добывавших благородные металлы на территории, входившей в их зону ответственности. Это связано, в первую очередь, с большим количеством фирм и отдельных владельцев приисков, разбросанных на огромной территории, которые просто физически не могли принимать участие в работе съездов. Правительство часто откровенно игнорировало решения, принимавшиеся на съездах. Золотопромышленность не могла в полной мере развиваться в существовавшей тогда капиталистической системе, так как её продукцией являлся металл, лежавший в основе финансовой политики, цены на него определялись не столько рынком, сколько решением правительства, которому съезды ЗП были нужны в большей степени с фискальной точки зрения, для раскладки обязательных сборов в пользу государства.

В третьем параграфе «Организации-партнёры съездов» осуществляется реконструкция системы сотрудничества и влияния на власть, которая сложилась на Урале. За годы своего существования съезды горно- и золотопромышленников Урала, помимо собственно работы самих съездов и их советов, принимали участие в работе других организаций, с помощью которых можно было осуществлять дополнительное влияние на различные правительственные учреждения, высказывать общее мнение предпринимателей на те или иные действия министерств и ведомств, обсуждать и вырабатывать совместные действия отраслевых съездов по различным вопросам, оказывать помощь ведомствам в разработке государственной политики по отдельным отраслям и экономики в целом. Уральские предприниматели принимали участие в работе по созданию и деятельности таких организаций, которые можно разделить на три группы:

1) совещательные правительственные организации, созданные государственными учреждениями на всероссийском или местном уровне, в работе которых допускалось участие представителей съездовских организаций, к ним мы относим – Присутствие по горнозаводским делам (1892-1899 гг.), Главное по фабричным и горнозаводским делам присутствие (1899-1917 гг.), губернские по фабричным и горнозаводским делам присутствия (1899-1917 гг.), Совет по горнопромышленным делам (1904-1917 гг.), Комитеты по регулированию массовых перевозок грузов по железным дорогам (порайонные комитеты) (1906-1919 гг.), Совет по делам страхования рабочих (1912-1918 гг.), Присутствие по делам страхования рабочих (1912-1917 гг.), Торгово-промышленные палаты (1903-1917 гг.), Центральный комитет по снабжению топливом (1914-1915 гг.), Особые совещания по обороне государства, по топливу, по продовольствию и по перевозкам (1915-1918 гг.), Заводские совещания (1916-1917 гг.), Комитет по делам металлургической промышленности (1915-1918 гг.), Комиссия по золотопромышленности (1915-1918 гг.), Временный комитет Уральского горнозаводского района (1917 г.);

2) всероссийские представительские организации, созданные различными съездами для координации их совместных действий перед правительством, это – Постоянные Совещательные конторы железозаводчиков (1887-1918 гг.) и золото- и платинопромышленников (1902-1918 гг.), Съезды представителей промышленности и торговли (1906-1918 гг.);

3) региональные организации, созданные или предполагавшиеся к созданию уральскими предпринимателями, для решения различных экономических и организационных проблем, такие как Екатеринбургская товарная и горнопромышленная биржа (1904-1918 гг.), Горнопромышленный и Золотопромышленный банки, Уральские горнозаводский и областной военно-промышленные комитеты (1915-1918 гг.), Екатеринбургское бюро Совета Съезда горнопромышленников Урала.

В результате, за годы своего существования съезды горно- и золотопромышленников Урала создали широко разветвлённую и многоуровневую систему организаций, в какой-то степени дублировавшую друг друга и оттого более действенную и всеохватную, в составе которых представительные организации могли выступать консолидировано, объединяя свои усилия. С помощью такой многоуровневой структуры, через систему ходатайства, сформулированных на заседаниях съездов, можно было представлять свои мнения и предложения, как центральному правительству, так и в местные органы власти, присутствовать при обсуждении этих проектов, доказывая необходимость их принятия, тем самым защищая свои интересы. У правительства, таким образом, создавалось впечатление, что совершенно «разные» общественные организации и представительства имеют одинаковые или похожие мнения о существующих экономических проблемах и выдвигают «разные», но очень «похожие» предложения о путях преодоления этих проблем и дальнейшего развития отрасли. Подвергаясь такой массированной «обработке», правительство обязано было как-то реагировать, либо соглашаться, либо создавать комиссии и совещания для координации действий.

Работа всех съездов была построена на обсуждении определённых вопросов, касавшихся либо в целом развития промышленности на Урале, либо основных направлений отдельных отраслей промышленности.

Четвертая глава «Основные проблемы обсуждавшиеся на съездах» состоит из пяти параграфов, каждый раскрывает определённые проблемы рассматривавшиеся на съездах. Нами были изучены программ всех съездов, проходивших на Урале с 1880 по 1918 гг., это: Съезды горнопромышленников Урала – 22 очередных, 1 чрезвычайный и 3 экстренных, итого 26; Съезд горно- и золотопромышленников Оренбургского края – 1; местные окружные съезды золотопромышленников – 7; общие съезды золото- и платинопромышленников Урала – 5 очередных и 1 чрезвычайный, итого 6; Съезды золото- и платинопромышленников Пермской губернии – 17 очередных и 9 экстренных, итого 26; Съезды золотопромышленников Оренбургской и Уфимской губерний – 15. Всего за 38 лет состоялось или было подготовлено проведение 81 съезда. Для их работы было подготовлено и внесено в программы 650 различных вопросов. Контент-анализ этих вопросов позволяет понять степень важности той или иной проблемы для предпринимателей: что, по их мнению, имело определяющее значение для экономического развития региона и, соответственно, подробно обсуждалось в ходе работы съездов. Группировка вопросов определила темы параграфов этой главы.

В первом параграфе «Развитие путей сообщения» рассматривается вопрос о строительстве на Урале железных дорог, именно эта тема была указана как основная в положении о создании съездов ГП в 1880 г. Начиная с 1897 г. эта тема стала главной. К этому времени на Урале были построены только две дороги – Уральская горнозаводская, не имевшая выхода в общероссийскую сеть и соединявшая только речные бассейны Камы и Оби, и Самаро-Златоустовская. В течение последующих 20 лет проекты всех железных дорог, которые предполагалось построить в регионе, проходили обсуждение на съездах, где выдавались заключения об их экономическом значении и наиболее удобном направлении для сооружения линии. Предприниматели стремились к тому, чтобы железные дороги строились максимально близко к металлургическим заводам, месторождениям руд и угля, новым районам заготовки древесного топлива. Учитывая в первую очередь свои интересы, предприниматели действовали в интересах самых разных слоёв населения Урала, т.к. железные дороги облегчали и удешевляли поставки сырья на заводы и вывоз готовой продукции потребителям, но при этом весь регион оказывался вовлечённым в торговые связи страны, крестьяне получали возможность поставлять продовольствие в города, на заводы и другие районы страны, получая взамен необходимые им товары. Особое внимание уделялось вопросу о проведению дорог меридионального направления, вдоль Уральского хребта – это Западно-Уральская железная дорога от Чусовского завода через Дружинино и Бердяуш к Бакальскому железорудному месторождению, и Северо-Восточная Уральская железная дорога от Екатеринбурга через Ирбит до реки Тавда, что позволило бы создать постоянную связь с Ирбитской ярмаркой и получить доступ к нетронутым лесам Западной Сибири, которые могли бы снабжать заводы древесным топливом. От этой дороги Съезды рекомендовали построить ветку от Алапаевска до Богдановича вдоль Егоршинского каменноугольного месторождения, получив удобную возможность вывоза минерального топлива и дополнительный выход на железную дорогу Екатеринбург – Тюмень. Оба эти проекта были успешно реализованы. В 1913 г., на Урале были построены и действовали 9 железнодорожных линий. В стадии строительства и изыскания находилось несколько линий. Обсуждались проекты строительства дорог на Северном Урале – от Архангельска до Богословского завода с веткой к реке Обь, что позволило бы иметь прямой доступ к морским портам. На Южном Урале предлагалось несколько вариантов строительства дорог к металлургическим заводам, к горе Магнитной, через районы добычи золота, Южно-Сибирской железной дороги. С 1912 г. на съездах стали обсуждать проекты строительства подъездных путей к заводам и пристаням. В 1913 г. Совету Съездов ГП Урала было поручено стать организаторами создания Общества Уральских подъездных путей. В отдельных округах строились узкоколейные железные дороги местного значения.

Кроме железных дорог рассматривались проекты развития водных путей сообщения: улучшение существующих традиционных сплавов грузов по рекам Чусовой, Белой, Каме, и развития новых направлений по рекам Западной Сибири – Оби, Иртышу и их притокам, которые открывали новые рынки сбыта уральских товаров в Сибирь и Туркестан, и получение в обратном направлении продовольствия и каменного угля. С 1908 г. на съездах рассматривался проект Трансуральского водного пути – постройки канала между реками Чусовая и Исеть, который соединил бы бассейны рек Западного и Восточного склонов Уральского хребта. Выдвижение этого проекта, параллельного проектам по развитию железнодорожных путей, объяснялось тем, что с переходом уральской металлургии на минеральное топливо грузооборот между Уралом и Сибирью будет настолько большим, что окажется непосильным для одних только железных дорог. Считалось, что работа двух видов транспорта будет тесно увязана между собой, они будут служить дополнением друг другу, что позволит обеспечить максимальное снижение транспортных расходов на всех этапах прохождения грузов.

Второй параграф «Снабжение предприятий минеральным топливом» посвящён проблеме перевода уральских предприятий с древесноугольного топлива на минеральное, так как только в этом случае Уральский горнозаводской район мог выстоять в конкурентной борьбе с Югом России, где все предприятия использовали в качестве топлива каменный уголь и кокс, что давало им возможность производить большое количество продукции высокого качества с меньшей себестоимостью. Уральские месторождения каменного угля уступали по качеству донецкому углю и годились только для железнодорожного транспорта и вспомогательных производств. Кокс, необходимый для работы новых металлургических печей, приходилось завозить на Урал из Донбасса, Польши и Англии. В начале XX в. были открыты качественные угли на Восточном склоне Урала, по инициативе Съездов вдоль этих месторождений была построена железная дорога, были проведены геологические исследования этих месторождений, а также Экибастузского и Кузнецкого бассейнов. На рубеже веков, на Алтае были открыты угольные месторождения, которые и по мощности залежей, и по своим качествам превосходили донецкие. Каждый горный округ сам выбирал уголь какого бассейна применять для своего производства, но на съездах обсуждались и формулировались ходатайства о понижении тарифов на перевозку топлива и изучались наиболее удобные пути поставки угля на Урал. Строительство железных дорог в Сибири, развитие и расширение водного парового транспорта открывало перед Уралом новые горизонты развития качественной металлургии на основе уральских руд и сибирских углей.

В третьем параграфе изучен «Рабочий вопрос», к нему относятся проблемы, касающиеся условий труда и социального обеспечения рабочих. Уже на первых съездах обсуждался проект создания на предприятиях вспомогательных касс для рабочих, а также пересмотра существующих правил о найме горнорабочих, уравнения прав обеих договаривающихся сторон, продолжительность рабочего дня. Совет Съезда выработал и представил проект положения о вспомогательных кассах для горнорабочих. Основные положения этого проекта заключались в следующем: кассы учреждаются отдельно для каждого горнозаводского предприятия; для оказания временной помощи рабочим, потерявшим способность к труду вследствие увечий или болезни, а также их семьям в случае смерти рабочего; для выдачи пособий в случае стихийных бедствий. Обеспечение функционирования вспомогательных касс, по мнению Совета, должно было заключатся в равных взносах горнорабочих и владельцев предприятий в размере полпроцента заработка первых, вносимого каждой стороной. Кроме того сюда же предлагалось присоединить и все штрафы, уплачиваемые рабочими. Рассматривались так же вопросы предоставления медицинской помощи, создание спасательных артелей на рудниках, обучение рабочих оказанию первой помощи пострадавшим от несчастных случаев и т.д.

23 июня 1912 г. был утверждён пакет законов, касавшихся страхования жизни и здоровья различных категорий рабочих. Согласно этим законам создавался Совет по делам страхования рабочих как высший орган, отвечающий за развитие системы страхования и контролирующий эту систему. На местах создавались присутствия по делам страхования рабочих. Пособия и пенсии в связи с несчастными случаями выплачивались теперь страховыми товариществами. Организация Уральского страхового товарищества была поручена Совету Съездов ГП Урала. С 1916 г. оно официально открыло свои действия.

Сезонный характер работ способствовал тесному сотрудничеству владельцев золотых приисков и рабочих, доход одних и зарплата других находились в зависимости от непрерывного хода работ. Это была единственная отрасль горного производства Урала, где существовал социальный мир, забастовки были редким явлением. Что же касается горнозаводских предприятий края, то в среде участников Съездов горнопромышленников витал дух если не прямого сотрудничества с рабочими, то хотя бы принятия мер по смягчению классового противостояния.

В четвёртом параграфе «Техническое образование в регионе» основное внимание уделено проблеме обеспечения предприятий квалифицированными кадрами. Развитие промышленных предприятий на Урале было бы невозможно без инженеров, которые являлись организаторами и руководителями всего комплекса горнозаводского производства. В связи с развитием техники и модернизацией производства появилась острая необходимость иметь на заводах все больше квалифицированных кадров, причём не только мастеров и техников, но и знающих рабочих. Вопрос о горнотехнических школах стал предметом обсуждения на Съездах. Горно- и золотопромышленники обсуждали вопросы об увеличении числа начальных технических учебных заведений, для них были разработаны и представлены в министерство программы учебного процесса, которые после длительных проволочек были утверждены. Большое внимание было уделено реформированию учебного процесса в Уральском горном училище, готовившем основной контингент мастеров и штейгеров для предприятий края. Съезды приняли активное участие в мероприятиях по созданию в Екатеринбурге горного института, который должен был завершать систему подготовки технических специалистов для промышленных предприятий региона. Съезд ГП Урала регулярно выделял из своего бюджета средства на оказание материальной помощи студентам Горного института в Санкт-Петербурге и учредил две стипендии для воспитанников Уральского горного училища. К 1917 г. Урал имел уже основы для развития профессионального образования, что являлось одним из аспектов ускорявшихся процессов профессионализации общества. Во второй половине XIX в. в крае произошла структурная дифференциация образования, выделились специализированные формы подготовки по разным профессиональным видам деятельности. Потребности социально-экономического развития государства требовали расширения этой сферы и распространения её на широкие слои не только технических руководителей производства, но и рядовых рабочих.

В пятом параграфе анализируются «Проблемы добычи благородных металлов», которые, в первую очередь, волновали золотопромышленников. Главным для них был вопрос технического перевооружения отрасли. В 1898 г. по ходатайствам съездов правительство издало закон и утвердило список машин, которые разрешалось без уплаты пошлины ввозить из-за границы для сибирской и уральской золотопромышленности. Этот закон действовал 10 лет и оказал значительное влияние на развитие отрасли, открыл возможность знакомиться с употреблявшейся за границей техникой. Ввезённая машина служила образцом для русских машиностроительных заводов. С 1909 г. действие этого закона было прекращено. Благодаря принятым мерам, получила развитие добыча драгоценных металлов с помощью драг. Всего в России до революции было изготовлено и смонтировано на приисках 97 драг, в том числе на Урале – более 50. В 1916 г. был принят новый закон о беспошлинном пропуске машин для золотопромышленности. Срок его действия был также ограничен 10 годами.

Платинопромышленности на съездах уделялось особое внимание. Уже с первых съездов 1897-1898 гг. начались обращения к правительству с требованием проведения геологических исследований платиновых месторождений. Труднейшим был вопрос о причинах упадка платинового промысла. Урал не имел своих заводов по очистке сырой платины, в России действовали 3 завода, которые вместе очищали не более 5 пудов платины в год. За границей в 1897-1904 гг. ежегодно перерабатывалось до 540 пудов, из них 525 пудов поступало на рынок из России. В 1904 г. «Платинопромышленная компания» устроила аффинажный завод возле Парижа, в Сен-Дени. Съезды ходатайствовали, чтобы правительство издало закон, запрещающий вывоз неочищенной платины за границу и ввело монополию на её скупку и продажу. В 1908 г. было предложено создать «Союз платинопромышленников» и построить на Урале завод по очистке сырой платины. В 1914 г. правительство разрешило постройку такого завода в Екатеринбурге обществу Николае-Павдинского горного округа. Производительность завода была рассчитана на ежегодную очистку не менее 450 пудов сырой платины. В начале 1916 г. завод приступил к работам по аффинажу.

Одним из главных, обсуждавшийся почти на всех съездах ЗиПП, был вопрос о причинах упадка золотого промысла. Меры, рекомендуемые съездами, для поднятия промысла: разрешение создавать акционерные компании с акциями мелкого номинала (от 10 руб.) явочным порядком, регистрируя их у местного окружного инженера или горного исправника, а не в столице; установление мелких отводов для кустарей-старателей; пересмотр Устава о золотопромышленности; устройство удобных путей сообщения; упразднить сбор за сплав и опробование шлихового золота; беспошлинный ввоз машин и орудий, особенно тех, которые в России не производились или изготавливались низкого качества; понижение таксы за пользование лесом; освобождение от промыслового налога неработающие прииски и прииски, приносящие доход менее 250 руб.; льготный кредит для золотого и платинового промыслов; учреждение специального Золотопромышленного банка; государственное страхование рабочих; заселение золотоносных районов крестьянами-переселенцами; учреждение службы геологов-консультантов по золоту и платине при Уральском горном управлении; создание особых кафедр или отделений по золотопромышленности при Петроградском и Екатеринбургском горных институтах.

В Заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы по ключевым проблемам рассматриваемой темы. В пореформенный период общество претерпевало существенную трансформацию. Под влиянием модернизации шёл процесс перераспределения властных полномочий между государством и общественными объединениями, формировались – возможно, не так быстро, как хотелось бы современникам – элементы гражданского общества. Общественные организации оказывали воздействие на развитие экономики, способствовали рационализации методов хозяйствования, профессионализации, распространению научных знаний и культуры в обществе. Однако эти процессы в общественной и политической сферах, как и в области социально-экономических отношений, имели незавершённый характер.

Изучение и сравнение истории существования съездов горнопромышленников и золотопромышленников на Урале позволяет понять, как по-разному может развиваться деятельность организаций, созданных примерно в одно и тоже время и имевших изначально похожую задачу – всестороннее обсуждение проблем, стоявших перед своей отраслью, выработку общего мнения по наиболее выгодному направлению её развития, ходатайство об этом в министерство и совместная с правительством работа по претворению в жизнь выработанных решений. Но, создание съездов горнопромышлен-ников и золотопромышленников на Урале было вызвано совершенно разными причинами – модернизацией производства и увеличением объёмов выпускаемой продукции у первых, и истощением месторождений, снижением объёмов добычи и необходимостью проводить внедрение новой техники и технологии добычи металлов у вторых.

Представительные организации имели ряд особенностей. К ним относится контроль правительственных органов за их деятельностью. Ведомства ограничивали организации юридическими рамками и сохраняли за собой право вмешиваться в их работу. Отраслевые съезды и их исполнительные органы создавались и действовали на основе положений, утверждённых правительством. Кроме того, многие горнопромышленники Урала смотрели на свои Съезды как на законных представителей всей горной промышленности региона, имевших право выступать от их имени. Представительные организации использовали различные способы воздействия на органы государственной власти. Они направляли ходатайства, петиции и обращения, участвовали в работе различных междуведомственных совещаний, направляли отзывы на официальные документы, проекты законов, влияли на экономическую политику путём постоянных контактов с ведущими деятелями правительства, образовывали совещания по общим и частным хозяйственным вопросам, посылали представителей во все местные и общегосударственные учреждения, в которых полагалось представительство промышленности.

Анализ программ съездов, изучение представленных не съездах докладов, стенограммы заседаний позволяют по-новому взглянуть на развитие и трансформацию промышленности региона, это взгляд предпринимателей на те проблемы, которые стояли перед ними и их видение путей преодоления этих препятствий. Важнейшие направления деятельности съездов – рассмотрение вопросов, относящиеся к работе транспорта, расширению сети железных дорог, торгового судоходства, понижению железнодорожных тарифов способствовали выходу Урала из исторически сложившейся транспортной изоляции. Снабжение предприятий новыми видами топлива (уголь и кокс), переход на использование которых позволило бы выстоять промышленности региона в конкурентной борьбе. Совершенствование и расширение системы технического образования способствовало модернизации промышленности, где требовались квалифицированные кадры способные работать и обслуживать новые, быстро менявшиеся станки, оборудование и технологии. Большое внимание съезды уделяли рабочим, трудившимся на местных рудниках, приисках и заводах. Материалы съездов позволяют понять, что эти взаимоотношения основывались не на «классовой борьбе», а, в первую очередь, на принципах «социального партнёрства». Перед участниками съездов стояли две основополагающие цели – преодолеть пережитки, оставшиеся с крепостной эпохи, и сохранить историческую систему взаимозависимости и взаимопомощи между владельцами промышленных предприятий и рабочими. Это проявлялось в создании документов направленных на охрану труда и технику безопасности, создание спасательных артелей, системы оказания медицинской помощи и социального страхования. По некоторым позициям они достигли заметных успехов. Однако контроль правительства лишал представительные организации самостоятельности, всячески стараясь сохранить их совещательный статус.

Важные качественные сдвиги в структуре и финансово-экономической организации уральской горнозаводской промышленности в начале XX в., техническая реконструкция, концентрация и специализация производства, акционирование, приток инвестиций, привели к появлению грандиозных технико-экономических проектов: о переводе уральской металлургии на минеральное топливо, снабжении Урала углём из Сибири, о расширении уральской железнодорожной сети, о сооружении Трансуральского водного пути, о строительстве завода у горы Магнитной и др. Все это свидетельствовало, что формировалась новая модель экономического развития, основанная на коренном технико-технологическом перевооружении металлургии и всей уральской горнозаводской промышленности, на полной перестройке её организационно-экономической структуры, включении Урала в систему общемировых модернизационных процессов. Урал, в этом случае, вступал в новый более высокий по уровню, масштабам и глубине предстоящих преобразований этап модернизации. Перед регионом открывались большие перспективы.

В начале XX в. в России сформировалась многоуровневая система представительства торгово-промышленной буржуазии, каждое звено которой, дополняя друг друга, использовало различные приёмы и способы (от ходатайства до прямого участия в работе правительственных учреждений) для лоббирования корпоративных и профессиональных интересов капитала. Разнообразие представительных форм было обусловлено особенностями экономического развития страны: большой территорией, разрозненностью промышленных районов, спецификой отраслевой структуры, степенью организованности предпринимателей и т.д. В это время в России в значительной степени сложился механизм управления экономикой, соединивший государство и частный капитал. Представительные организации предпринимателей, являлись важнейшим звеном в системе прямой и обратной связи между капиталом и правительством.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1. Рукосуев Е.Ю., Тарская С.А. Съезды золото- и платинопромышленников Урала. 1897–1919. Екатеринбург: БКИ, 1997. 219 с. (авт. 6 п.л.).

2. Сапоговская Л.В., Рукосуев Е.Ю. Березовская золотопромышленная компания. 1874-1917 гг. Екатеринбург: Изд-во «Академкнига», 2001. 240 с. (авт. 7,5 п.л.); Изд. 2-е, перераб. и доп. Екатеринбург: БКИ, 2004. 233 с. (авт. 8,5 п.л.).

3. Брежицкий В.П., Рукосуев Е.Ю. Путь через века: От Богословского медеплавильного до Карпинского машиностроительного завода. Екатеринбург: БКИ, 2002. 88 с. (авт. 4,0 п.л.).

4. Рукосуев Е.Ю. Золото и платина Урала: история добычи в конце XIX – начале XX вв. Екатеринбург: БКИ, 2004. 196 с. (14,4 п.л.).

5. Ваганова Л.В., Рукосуев Е.Ю. Военно-промышленные комитеты на Урале в годы Первой мировой войны (1914–1918 гг.). Екатеринбург: БКИ, 2005. 108 с. (авт. 4,5 п.л.).

Сборник документов

1. Китайские рабочие на Урале в годы Первой мировой войны. Документы и комментарии (Российско-китайский научный проект) / сост. Е.Ю. Рукосуев, Г.Н. Шумкин, Мин Шен. Екатеринбург: УрО РАН, 2010. 326 с. (авт. 7,5 п.л.).

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях,

включённых в перечень ВАК

1. Рукосуев Е.Ю., Тулисов Е.С. «Историческая записка о составе горной администрации» в 1806–1861 гг. и реформа горного законодательства в начале 60-х гг. XIX в. // Уральский исторический вестник. 2001. № 7. С. 375–395. (авт. 0,75 п.л.).

2. Рукосуев Е.Ю. Уральские металлургические заводы и строительство Транссибирской магистрали // Уральский исторический вестник. 2003. № 9. С. 149–155. (0,5 п.л.).

3. Рукосуев Е.Ю., Хайрятдинов Р.К. «Добыча золота внутри страны приобретает очень важное значение». Доклад Совета рабочих депутатов на приисках Кочкарской системы Временному правительству. 1917 г. // Исторический архив. 2005. № 5. С. 94–107. (авт. 0,5 п.л.).

4. Рукосуев Е.Ю. Рецензия на монографию Саломатиной С.А. «Коммерческие банки в России: динамика и структура операций, 1864–1917 гг.» // Известия Уральского государственного экономического университета. 2011. № 4 (36). С. 162–164. (0,25 п.л.).

5. Рукосуев Е.Ю. Турьинское горное училище: Исторический опыт существования начального технического учебного заведения в составе частного горнозаводского округа в конце XIX – начале XX вв. // Известия высших учебных заведений. Горный журнал. 2012. № 8. С. 116–124. (0,75 п.л.).

6. Рукосуев Е.Ю. Организации предпринимателей в России в конце XIX – начале XX вв. // Уральский исторический вестник. 2013. № 3 (40). С. 99–109. (1,0 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалах конференций

1. Рукосуев Е.Ю. Фонды окружных инженеров как источник для изучения социально-экономического положения рабочих Урала в конце XIX – начале XX вв. // Методология, историография и источники изучения исторического опыта регионального развития: Докл. и сообщ. Всесоюз. науч. конф. Свердловск, 1990. С. 48–50. (0,25 п.л.).

2. Рукосуев Е.Ю. Государственный контроль за добычей золота и платины на Урале // Уральский исторический вестник. 1996. № 3. С. 110–120. (1,25 п.л.).

3. Рукосуев Е.Ю. История разработки коренных месторождений золота на Урале в конце XIX – начале ХХ в. // Уральский геологический журнал. 1998. №6. С.58-66.(0,25 п.л.).

4. Рукосуев Е.Ю. Грамотность и культурное развитие рабочих золотоплатиновой промышленности Урала в конце XIX – начале ХХ вв. // Вторые уральские ист.-пед. чтения. Сб. науч. труд. Екатеринбург: УрГПУ, БКИ, 1998. С. 96–100. (0,25 п.л.).

5. Рукосуев Е.Ю. Горнополицейская стража на золотых и платиновых промыслах Урала в конце XIX – начале ХХ вв. // Проблемы истории России. Вып. 2: Опыт государственного строительства XV–XX вв.: Сб. науч. тр. Екатеринбург: Волот, 1998. С. 244–253. (0,75 п.л.).

6. Рукосуев Е.Ю. Исторический опыт добычи и обработки железной руды на Урале в XVIII – начале ХХ вв. // Вторые Татищевские чтения. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 1999. С. 135–140. (0,25 п.л.).

7. Рукосуев Е.Ю. Съезды уральских промышленников в конце XIX – начале ХХ в. как особая форма взаимодействия правительства и предпринимателей // Уральский исторический вестник. 2000. № 5–6. С. 334–339. (0,5 п.л.).

8. Рукосуев Е.Ю. Окружные инженеры на Урале в конце XIX – начале XX века // Урал на пороге третьего тысячелетия. Мат-лы Всерос. науч. конф. Екатеринбург, 2000. С. 105–108. (0,25 п.л.).

9. Рукосуев Е.Ю. Деятельность горной администрации по охране жизни и здоровья рабочих золотоплатиновой промышленности Урала (конец XIX – начало ХХ вв.) // Четвертые Татищевские чтения. Докл. и сообщ. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 2002. С. 194–198. (0,25 п.л.).

10. Рукосуев Е.Ю. Заработная плата и питание рабочих на золотых и платиновых промыслах Урала в конце XIX – начале ХХ вв. // Проблемы отечественной и зарубежной истории, теории и методики обучения истории: Сб. науч. ст. Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2002. С. 31–40. (0,5 п.л.).

11. Рукосуев Е.Ю. Развитие техники и технологии добычи золота и платины на Урале в XIX – начале XX вв. // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат-лы V регион. науч. конф. Екатеринбург, 2003. С. 189–201. (1,25 п.л.).

12. Рукосуев Е.Ю. Динамика добычи золота и платины на Урале в конце XIX – начале XX веков // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат-лы VI Всерос. науч. конф. Т. 1. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2004. С. 280–289. (0,5 п.л.).

13. Рукосуев Е.Ю. Золотодобывающая промышленность Урала: вопросы периодизации // Россия в контексте мирового экономического развития во второй половине ХХ века: Докл. и сообщ. Междунар. науч. конф. М., 2004. С. 165–168. (0,25 п.л.).

14. Рукосуев Е.Ю. Технология разведки, добычи и обогащения железных руд на Урале в XVIII – начале XX вв. // Шестые Татищевские чтения. Докл. и сообщ. В 2-х т. Т. 1. Екатеринбург: УрО РАН, 2006. С. 125–130. (0,35 п.л.).

15. Рукосуев Е.Ю. Вопросы строительства железных дорог на Урале (по материалам съездов уральских золотопромышленников) // Промышленная политика в стратегии российских модернизаций XVIII–XXI вв.: Мат-лы Междунар. науч. конф. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 2006. С. 159–162. (0,25 п.л.).

16. Рукосуев Е.Ю. Банки и биржа на съездах золотопромышленников Урала // Урал индустриальный. Бакунинские чтения. Мат-лы VIII Всерос. науч. конф. Т. 1. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2007. С. 210–213. (0,3 п.л.).

17. Рукосуев Е.Ю. Модернизация технологии добычи благородных металлов на Урале в начале XX века // Культура Урала в XVI–XXI вв.: исторический опыт и современность. Кн. 2. Всерос. науч. конф. Екатеринбург: БКИ, 2008. С. 414–421. (0,5 п.л.).

18. Рукосуев Е.Ю. Жилищные условия и медицинское обслуживание рабочих на золотых и платиновых приисках Урала в конце XIX – начале XX в. // Экономическая история России XVII–XX вв.: динамика и институционально-социокультурная среда: Сб. ст. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. С. 281–288. (0,5 п.л.).

19. Рукосуев Е.Ю. Представительные организации российской буржуазии в отечественной историографии // Цивилизационное своеобразие российских модерни-заций: региональное измерение. Мат-лы Всерос. науч. конф. Екатеринбург: БКИ, 2009. С. 139–146. (0,5 п.л.).



Страницы: 1 | 2 | Весь текст