События русской истории в памятниках церковного зодчества

МОСКОВСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

Протодиакон Константин Лаптев

СОБЫТИЯ РУССКОЙ ИСТОРИИ В ПАМЯТНИКАХ

ЦЕРКОВНОГО ЗОДЧЕСТВА

Специальность: История Русской Церкви

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата богословия

Сергиев Посад

2013 год

Работа выполнена на кафедре церковной истории Московской духовной академии

Научный руководитель:профессор

архимандрит Макарий (Веретенников)

Официальные оппоненты:доцент

Квливидзе Нина Валерьевна

доктор искусствоведения, профессор

протоиерей Стефан Ванеян

Защита состоится «05» июня 2013 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета в Московской духовной академии по адресу: 141300, Московская обл., г.Сергиев Посад, Лавра, Академия, Малый актовый зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МДА.

Автореферат разослан «____» _____________ 2013 г.

Ученый секретарь

Диссертационного Советаигумен Адриан

Кандидат богословия(Пашин)

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена наблюдающимся в настоящее время повышенным интересом как к российской истории в целом, так и к истории Русской Церкви и к русскому церковному зодчеству, в частности, что находит свое отражение в процессе активного возрождения множества храмов и монастырей в России в наши дни, включая не только их реставрацию, но и всестороннее исследование и изучение их исторического прошлого. При этом в настоящее время, когда повсюду в нашей стране возводятся многочисленные новые церкви, соборы, часовни и монастырские комплексы, древняя традиция мемориального храмостроительства оказывается не только востребованной и актуальной, но и вновь переживает свой подлинный расцвет.

Объектом настоящего исследования являются храмы, часовни, монастырские комплексы – иными словами, памятники русского церковного зодчества, наделенные мемориальной функцией.

Предметом настоящего исследования является процесс наделения мемориальной функцией тех или иных храмовых построек, уже существующих или вновь созидаемых.

Целью настоящего исследования является выявление той глубокой и органической связи, которая существует между событиями отечественной истории и русским храмовым зодчеством и которая находит свое отражение в традиции мемориального храмового строительства, существующей на Руси в древнейших времен.

В соответствии с поставленной целью исследования формулируются и следующие основные задачи исследования:

1. Изучение источников и литературы, содержащих сведения о сооружении мемориальных храмов (монастырей, часовен) в пределах нашего Отечества.

2. Проведение анализа основных этапов мемориального храмостроительства в России на протяжении столетий, выявление характера и особенностей данного процесса в тот или иной исторический период.

3. Определение, наряду с этим, тех общих закономерностей, которые присущи процессу памятного храмоздательства в целом.

4. Рассмотрение отдельных тенденций, возникающих в русле памятного храмостроительства на русской земле (например, возведение храмов «на крови», и других).

5. Раскрытие ряда частных вопросов, имеющих непосредственное отношение к теме мемориального церковного зодчества в России, как, например, влияние мемориального статуса церковной постройки на особенности ее архитектуры или совершение в таком храме особых богослужебных последований, напрямую связанных с воспоминаниями о том историческом событии, в честь которого и был воздвигнут сам храм.

6. Выявление, на основании материала работы, той глубокой и органической связи, которая существует между российской историей, ее основными событиями, и русским церковным зодчеством на протяжении столетий, с древнейших времен и до наших дней.

При работе над диссертацией использован историко-сопоставительный и индуктивный метод, основанный на анализе источников и литературы, посвященной русскому церковному зодчеству, с последующим обобщением и систематизацией полученных данных.

В процессе написания диссертации были использованы следующие опубликованные источники:

1. Тексты русских летописей, опубликованные в разные годы в Москве и Санкт-Петербурге в составе Полного собрания русских летописей (ПСРЛ), а также вышедшие отдельными изданиями и содержащие древнейшие упоминания о возведении на русской земле памятных храмов и обителей.

2. Жития святых, в первую очередь «Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней Святителя Димитрия Ростовского», вышедшие в Москве в начале ХХ столетия и переизданные репринтным способом Введенской Оптиной пустынью совместно с Издательским отделом Московской Патриархии в 1991-1994 годах, а также другие издания Житий святых, содержащие хотя и немногочисленные, но весьма важные для настоящей работы упоминания о строительстве мемориальных храмов на Руси в древности.

3. Тексты отдельных великокняжеских и царских грамот и Указов, а также различные древнерусские повести, сказания и Похвальные слова, часто воспроизводимые в работах авторов более позднего времени, а также в изданиях Трудов Отдела древнерусской литературы института русского языка и литературы (ТОДРЛ). При этом надо заметить, что в опубликованных текстах старинных Писцовых книг, содержащих обширный фактический материал, касающийся, в основном, материально-экономического состояния храмов и обителей, практически отсутствуют сведения о связи той или иной церковной постройки с выдающимися событиями отечественной истории.

4. Ряд статей, затрагивающих в той или иной мере вопросы памятного храмостроительства и помещенные в различных журналах, а также сборниках научных трудов и материалах конференций. В качестве примеров здесь можно назвать, прежде всего, статью известного ученого Н.Н.Воронина «Архитектурный памятник как исторический источник» (1954 г.), специальный раздел в которой посвящен рассмотрению древней традиции возведения церквей, часовен и монастырских ансамблей в память о выдающихся событиях отечественной истории, а также появившиеся в недавнее время статьи Е.В.Петкау «Храмы воинской славы» (Ленинградская панорама. Л., 1990. № 10), Е.В.Исаковой «Храмы-памятники Русской воинской доблести» (Новое в жизни, науке, технике. История. М., 1991. № 11), М.В.Нащокиной «Храмы-памятники русской воинской славы» (Памятники Отечества. М., 1988. № 1 (17)), О.Г.Агеевой «Культовые памятники Москвы и Петербурга Петровского времени: к вопросу о традициях и новациях в русской культуре нового времени» (Актуальные проблемы истории русской культуры. Сборник научных трудов / Отв. ред. А.Н.Копылов. М., 1991), в которой специально рассматриваются особенности процесса храмового строительства, в том числе и мемориального, в эпоху императора Петра I, и ряд других работ. Из периодических изданий, содержащих публикации, в которых в той или иной мере может затрагиваться тема памятного храмоздательства в России, необходимо назвать, в первую очередь, «Журнал Московской Патриархии», а также такие издания как альманах «Памятники Отечества», журнал «Традиции и современность», «Московский журнал», местные периодические издания, посвященные краеведческой тематике.

Историография изучаемой проблемы включает в себя, прежде всего, обширную историческую и краеведческую литературу, относящуюся, в основном, к XIX и ХХ столетиям. И хотя большинство этих работ не посвящено специально раскрытию темы памятного храмового строительства в пределах нашего Отечества, тем не менее в них содержатся многочисленные сведения, более или менее подробные, о мемориальном характере той или иной церковной постройки. Первые же опыты подобного рода литературы появляются уже в XVIII веке. Это «Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга от начала заведения его, с 1703 по 1751 год» первого историка Северной столицы А.И.Богданова (СПб., 1779), «Историческое описание города Пскова и его древних пригородов с самого их основания, заключающее в себе многие достойные внимания происходимости, составленное из многих древних летописцев, надписей, записок и Российской истории» Н.Ильинского (СПб., 1790), путеводитель по Москве Л.М. Максимовича в четырех частях (М., 1792-1793) и другие. Надо отметить, что данные работы, представляющие собой фактически первый опыт создания подобного рода литературы, конечно же, не являются строго научными трудами и носят скорее описательный характер. Однако уже в них мы находим указания на мемориальный характер целого ряда храмовых построек. Из обширного перечня литературы, появившейся на протяжении всего XIX века и в начале XX столетия, посвященной, в частности, русскому церковному зодчеству и отражающей в той или иной степени вопросы мемориального храмового строительства в России, отметим, прежде всего, «Историческое известие о всех соборных, монастырских, ружных, приходских и домовых церквах, находящихся в столичных городах Москве и Санкт-Петербурге, с показанием времени построения их и того, когда бывают в них храмовые праздники, собранное из достоверных источников» (М., 1839) автора, скрывшего свое имя над инициалами Г.Е., а также «Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России» (М., 1852) А.Ратшина. В этих двух работах, представляющих собой систематическое описание наиболее известных соборов, церквей и монашеских обителей Российской империи, в первую очередь ее главных городов – Москвы и Санкт-Петербурга – можно найти уже достаточно полную информацию о мемориальном характере ряда описываемых храмов и монастырей, вместе с указанием на те исторические события, которые и послужили поводом к их основанию. В последующем появляются многочисленные труды, в которых традиция систематического описания храмовых построек того или иного города или епархии получает свое дальнейшее развитие. Это историко-статистические и археологические описания храмов и монастырей по епархиям, а также памятные книжки по российским губерниям, издававшиеся, в основном, в конце XIX и начале XX столетия. Традиция мемориального храмоздательства в России нашла свое отражение в трудах ряда выдающихся иерархов Русской Православной Церкви: митрополита Киевского Евгения (Болховитинова, 1767-1837 гг.), архиепископа Черниговского Филарета (Гумилевского, 1805-1866 гг.), митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова, 1816-1882 гг.). Так, митрополит Московский Макарий – автор многотомной «Истории Русской Церкви» — в своем труде, говоря о храмовом и монастырском строительстве на Руси в тот или иной исторический период, неизменно отмечает существование на Русской земле традиции мемориального храмостроительства и приводит примеры храмов и обителей, возводенных в память о различных значительных событиях отечественной истории. Описывает Выскопреосвященный автор и существовавшую в России традицию сооружения обыденных церквей. Особо следует отметить труды архимандрита (впоследствии – архиепископа Донского и Новочеркасского) Макария (Миролюбова, 1817-1894 гг.): «Памятники церковных древностей Нижегородской губернии» (1857 г.), «Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях» в двух частях (1860 г.) и «Путеводитель по Новгороду с указанием на его церковные древности и святыни» (1862 г.). Данные работы, особенно относящиеся к Великому Новгороду, содержат весьма значительный как по широте охвата, так и по глубине научной проработки материал, при этом в них особо оговаривается памятный характер тех храмов и обителей, которые были основаны в честь выдающихся исторических событий. Далее необходимо указать на труды таких замечательных отечественных исследователей, глубоких знатоков и ценителей русской старины и русского храмового зодчества как И.М.Снегирев, И.Е.Забелин, М.И.Пыляев, И.К.Кондратьев. В конце XIX – начале XX столетия выходит из печати большая группа работ И.Ф.Токмакова, посвященная описанию как отдельных храмов и обителей на территории Российской империи, так и некоторых старинных русских городов. В это же время публикуются работы таких авторов, как М.Т.Преображенский, А.А.Титов, В.И. и Г.И.Холмогоровы, В.К. и Г.К.Лукомские и многих других. Специально монастырям Русской Православной Церкви посвящены два фундаментальных труда: «Материал для историко-топографического изследования о православных монастырях в Российской империи» в трех томах (СПб., 1890-1897) В.В.Зверинского и «Православные монастыри Российской империи» (М., 1908) Л.И.Денисова. Неоходимо отметить, что практически все произведения вышеназванных авторов, опирающиеся на их обширные познания и глубокие исследовательские изыскания, представляют собой труды, имеющие серьезный научный характер. Одновременно в означенный период создаются многочисленные описания отдельных монастырей и святых мест России, представляющие собой своего рода путеводители для благочестивых паломников. Надо сказать, что эти книги, рассчитанные на самый широкий круг читателей, тем не менее также могут содержать сведения, относящиеся к памятному храмостроительству в России – в частности, в них могут найти отражение древние благочестивые предания (первоначально существовавшие в устной форме), в которых запечатлелись воспоминания о связи той или иной церковной постройки с выдающимися событиями прошлого.

Говоря далее о литературе, созданной в середине – второй половине XX века и посвященной памятникам русского церковного зодчества, следует сказать, что основной акцент в ней делался на освещении вопросов, касающихся собственно храмовой архитектуры и вообще древнерусского искусства, при этом вопросы, относящиеся к истории тех или иных храмов и монастырей и, в частности, их связи со знаменательными историческими событиями в ней затрагивались мало. Тем не менее и в этот период рядом выдающихся отечественных ученых создаются работы, в которых содержится глубокий и всесторонний научный анализ русской храмовой архитектуры вместе с исследованием путей ее исторического развития. Находит отражение в этих трудах, хотя и нечасто, и памятная функция, которой издревле наделялись на Руси многие храмы и монастыри. В качестве примеров назовем здесь многочисленные работы Н.Н.Воронина (в первую очередь его двухтомный труд «Зодчество Северо-восточной Руси XII-XV веков» (М., 1961-1962), а также труды таких авторов как М.А.Ильин, А.В.Варганов, Г.К.Вагнер, А.В.Ополовников, В.П.Выголов, А.И.Комеч и многих других. Среди работ, созданных в 70-е годы XX столетия, особо отметим книгу С.И.Масленицина «Муром» (М., 1971) и монографию В.П.Шильниковской «Великий Устюг. Развитие архитектуры города до середины XIX века» (М., 1973), в которых дана практически исчерпывающая информация как по храмовой архитектуре этих древнерусских городов, так и по мемориальным храмам и обителям Мурома и Великого Устюга. В эти же годы из-под пера доктора богословия протоиерея Р.Р.Лозинского выходит замечательная работа «Страницы минувшего» (1979 г.), представляющая собой наиболее полное и подробное описание храмов, монастырей и часовен города Тулы, вместе с указанием на мемориальный характер ряда из них и впервые увидевшая свет уже после смерти автора. В последней трети XX века в московском издательстве «Искусство» был выпущена серия книг под общим заглавием «Дороги к прекрасному», посвященная памятникам архитектуры нашего Отечества, в создании которой принимали участие такие известные авторы как В.В.Косточкин, В.Г.Брюсова, Ф.В.Разумовский, М.М.Дунаев и другие. Особая ценность книг этой серии состоит в том, что они часто рассказывают о малоизвестных памятниках церковного зодчества, расположенных в селах и малых городах России. Наконец, с конца 80-х годов XX века и по настоящее время выходит из печати большое количество фундаментальных трудов, посвященных русским храмам и монастырям, их истории и архитектуре, и отражающих, в той или иной степени, памятную функцию ряда описываемых церковных построек. Как примеры назовем здесь известную работу П.Г.Паламарчука «Сорок сороков» (в четырех томах, издана в Москве в 1992-1995 гг.), «Храмы Санкт-Петербурга. История и современность» С.С.Шульца (СПб., 1994), «Святыни Санкт-Петебурга» в трех томах В.В.Антонова и А.В.Кобака (СПб., 1994-1996), «Морские храмы России» В.Д.Доценко и В.В.Клавинга (СПб., 1995), «Православные храмы Иркутской епархии. XVII – начало XX века» И.В.Калининой (М., 2000), «История храмов Архангельска» Л.Д.Поповой (Архангельск, 2005), «Православные храмы Томска» протоиерея О.Безруких (Томск, 2005), «Храмы и святыни Ярославля» Т.А.Рутман (Ярославль, 2005), «Храмы города Тулы» Н.Кириленко (Тула, 2010) и многие другие.

Следует также отметить, что вплоть до начала 90-х годов XX столетия из научного оборота было практически полностью исключено изучение памятников церковного зодчества, созданных во второй половине XIX – начале XX века (в эпоху эклектики и модерна), что, в свою очередь, не могло не сказаться отрицательно на раскрытии темы мемориального храмового строительства в России, так как именно в этот период возведение многочисленных соборов, церквей, часовен и монастырских ансамблей в нашей стране было непосредственно связано с увековечением памяти о выдающихся исторических событиях. Появившиеся в последнее время работы, такие как монография Е.М.Кишкиновой «Византийское возрождение» в архитектуре России. Середина XIX – начало XX века» (СПб., 2007), Н.В.Бицадзе «Храмы неорусского стиля: идеи, проблемы, заказчики» (М., 2009) и многие другие призваны восполнить этот пробел. На рубеже XX-XXI веков в Москве вышли из печати материалы «Свода памятников архитектуры и монументального искусства России» по ряду областей, подготовленные коллективом авторов. Эти труды, характеризующиеся практически полным охватом храмовых построек в пределах описываемой области или района, тем не менее уделяют основное внимание собственно архитектуре церковных зданий, далеко не всегда фиксируя при этом их мемориальный характер. Немалый интерес представляет серия брошюр (выпуск которой продолжается по настоящее время), изданных также в конце XX – начале XXI века во Владимире и содержащая материалы краеведческих изысканий группы энтузиастов из числа прихожан Иоанно-Богословской церкви города Ликино-Дулево Московской области, осуществленных под руководством протоиерея О.Пэнэжко.

Наконец, говоря о литературе, непосредственно касающейся вопроса о самой традиции мемориального храмового строительства в России, следует назвать несколько работ:

1. Это, прежде всего, небольшая книга А.Долгова «Памятники и монументы, сооруженные в ознаменование достопамятнейших русских событий и в честь замечательных лиц», впущенная в Санкт-Петербурге в 1860 году. В отличие от многочисленной исторической и краеведческой литературы XIX столетия, посвященной, в основном, описанию памятников церковного зодчества различных российских городов и губерний, в данной работе автор ставит своей целью рассмотрение вопроса о самих способах увековечения исторической памяти русского народа и о тех формах, в которых оно осуществлялось. В этом труде описаны, прежде всего, скульптурные памятники, а также обелиски, стелы, колонны, мемориальные доски. Отдельный раздел в книге посвящен и мемориальному храмостроительству в России как одному из способов запечатления памяти о знаменательных событиях отечественной истории, причем способу наиболее древнему и традиционному.

2. Книга известной современной исследовательницы Е.И.Кириченко «Запечатленная история России» в двух частях (М., 2001) – фундаментальный труд, в котором представлена почти беспрецедентная по широте охвата и глубине научного анализа информация о способах и формах увековечения памяти о событиях отечественной истории в России. Третья глава этой книги специально посвящена мемориальной функции храмов, говорится о памятных храмах и в других разделах этой книги. При этом материал книги, в том числе и по памятному храмоздательству, ограничен временными рамками: с начала XVIII и по начало XX столетия. Поэтому о мемориальном храмовом строительстве в допетровской Руси в ней упоминается лишь вскользь.

3. Книга А.В.Святославского «Традиция памяти в Православии» (М., 2004) посвящена изучению способов и форм увековечения исторической памяти в рамках православной традиции. Кроме описания мемориальной функции храмов, автор рассматривает в своем труде также поклонные кресты, отдельные памятные надписи, надгробные памятники, некрополи, музейно-мемориальные комплексы. В качестве приложения к книге дается перечень памятных престолов храмов города Москвы (в перечне указаны также памятные часовни).

4. Книга Н.И.Баторевич и Т.Д.Кожицевой «Храмы-памятники Санкт-Петербурга. Во славу и память российского воинства» (СПб., 2008) содержит практически исчерпывающе полную информацию о ряде мемориальных храмов Северной столицы, при этом авторы не ставят целью выявить все петербургские храмы, наделенные памятной функцией, ограничиваясь описанием лишь некоторых наиболее известных.

5. Работы современного автора К.П.Михайлова, в первую очередь такие, как «Взорванная память. Уничтоженные памятники русской воинской славы» (М., 2007) и «Поруганная слава» (М., 2007), рассказывающие о мемориальных храмах Москвы (отчасти и других городов), частично или полостью разрушенных в XX столетии. При этом в указанных работах подлежит описанию, наряду с памятными церквами, также ряд гражданских зданий, а также большая группа храмов, так или иначе связанны с военной историей России, которые, тем не менее, в строгом смысле слова не являются мемориальными (приходские церкви московских стрелецких слобод и военных поселений).

Новизна настоящей работы, с учетом анализа историографии, заключается в том, что до настоящего времени не существовало, как кажется, ни одного специального исследования, целиком посвященного вопросу мемориального храмового строительства в России на протяжении всей ее истории (памятное храмоздательство в нашей стране рассматривалось лишь в контексте изучения других проблем, либо рассмотрению подлежали отдельные группы памятных храмов и в определенные исторические периоды).

Практическая значимость настоящего диссертационного исследования состоит в том, что оно может быть использовано в качестве дополнительного пособия при изучении истории в различных учебных заведениях, в краеведческих изысканиях, при организации паломнических поездок и в историческом туризме.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца X столетия (с момента Крещения Руси в 988 году) и по настоящее время. В работе подлежали описанию памятные храмы Центральной части России, Русского Севера, Восточной Украины и Восточной Белоруссии, а также Сибири и, отчасти, Юга России и Дальнего Востока. Описание их производилось в хронологическом порядке, то есть согласно той последовательности, в которой происходили сами исторические события, в память о которых они и были воздвигнуты (при этом, если даже храм сооружался спустя значительный промежуток времени после исторического события, увековечиваемого его постройкой, то его описание помещалось в рамках того столетия, когда данное событие произошло). Также ввиду большого количества фактического материала в работе подлежали рассмотрению лишь те храмы (монастыри, часовни), которые были возведены в честь наиболее значительных событий отечественной истории общенационального или местного характера. Отсюда следует, что настоящая работа отнюдь не претендует на исчерпывающую полноту информации и статистики по памятным храмам России (перечисление одних только соборов, церквей и часовен, воздвигнутых в честь чудесного спасения императора Александра III и членов его семьи во время железнодорожной катастрофы близ станции Борки 17 (30) октября 1888 года могло бы занять несколько страниц), ограничиваясь описанием лишь наиболее значительных из них. Не рассматриваются в работе и вопросы увековечения памяти о важнейших исторических событиях путем создания малых архитектурных форм – иконостасов, поклонных крестов и отдельных киотов с иконами, а также строительства храмов в честь небесных покровителей тех или иных выдающихся исторических деятелей (за редкими исключениями), как выходящие за рамки означенной темы работы. Особое место отведено в работе описанию воинских (полковых) храмов Российской империи XIX – начала XX века.

Апробация: текст диссертации обсуждался на заседании кафедры Церковной Истории Московской Православной Духовной Академии и был рекомендован к защите.

Структура и содержание диссертации.

Диссертация состоит из введения, шести разделов, поделенных на главы, заключения и библиографии.

I. Введение состоит из двух частей:

1) В первой части Введения определяется актуальность избранной темы диссертационного исследования, формулируется его цель и те задачи, которые необходимо последовательно решить в ходе работы над диссертацией, дается характеристика метода исследования, оговариваются хронологические рамки изучаемой проблематики, а также приводятся основные данные о структуре работы и особенностях изложения материала.

2) Во второй части Введения дается обзор источников и литературы, использованных при работе над диссертацией, вместе с краткой характеристикой тех трудов, которые представляются наиболее значимыми для настоящего исследования.

II. В первом разделе основной части работы идет речь как о зарождении самой традиции памятного храмостроительства на Руси в X веке, так и о тех древнейших событиях русской истории, в память о которых создавались мемориальные храмы. Раздел состоит из пяти глав.

1) Первая глава данного раздела открывается рассмотрением ряда общих положений, касающихся мемориального храмового строительства в пределах нашего Отечества на протяжении столетий. Здесь, в частности, отмечается, что памятной функцией могли наделяться как собственно церкви – соборные или приходские, так и часовни, и даже отдельные киоты с иконами. Часто в память тех или иных событий устраивались иноческие обители, возникали монастыри. Памятные храмы возводились непосредственно после событий, послуживших поводом к их основанию, или спустя значительный промежуток времени после них. Они могли создаваться в любом месте, где того пожелал бы тот или иной храмоздатель, либо ставились непосредственно на самом месте увековечиваемого исторического события. При этом традицию отмечать построением храма не только то или иное событие отечественной истории, но и самое место события можно наблюдать на Руси с древнейших времен. Иногда строился не один, а сразу несколько храмов, отмечающих ряд мест, связанных с тем или иным историческим событием или с отдельными этапами данного события. Так формировалась своеобразная пространственная священная, или сакральная топография – возведением памятных храмов на карте нашего Отечества отмечались места увековечиваемых событий прошлого, при этом самое расположение памятных храмов воспроизводило на местности последовательные этапы воспоминаемого исторического события. Часто и само посвящение этих храмов было напрямую связано и обусловлено теми историческими обстоятельствами, которые совершились на этом месте в прошлом и в память о которых собственно храм и был воздвигнут. Можно сказать, что священная топография, возникающая и оформляющаяся в ходе мемориального храмостроительства на месте воспоминаемого исторического события, обретает как свои видимые пространственные ориентиры в виде памятных храмов, так и озвучивается в их посвящениях. Примеры формирования подобной сакральной топографии на Русской земле неоднократно приводятся в тексте работы.

Далее в этой же главе говорится о наиболее ранних событиях отечественной истории, запечатленных впоследствии памятным храмозданием – это проповедь на Русской земле святого Апостола Андрея Первозванного в I веке по Рождестве Христовом и убиение киевских князей Аскольда и Дира князем Олегом в 882 году. Говорится здесь и о тех мемориальных храмах, которые были созданы в память об этих событиях: это, прежде всего, Андреевский собор в Киеве и Андреевский собор в новгородской усадьбе Грузино (до наших дней не сохранился), а также Никольская церковь на Аскольдовой могиле в Киеве.

Далее здесь говорится о великом событии Крещения Руси в 988 году и о связанном с ним памятном храмостроительстве. По преданию, первая памятная церковь на берегу Днепра – на месте крещения киевлян – была поставлена самим святым Равноапостольным Великим князем Владимиром. До наших дней она не сохранилась и сведения о ней крайне скудны. При этом празднование 900-летия и 1000-летия Крещения Руси положило начало процессу самого активного возведения мемориальных храмов и часовен по всей России, что нашло отражение на страницах работы. Здесь же приводится ряд данных о храмах Киева, Мурома, Ростова Великого и его окрестностей, основание которых так или иначе связано с непростой историей принятия жителями этих мест веры Христовой.

В заключение данной главы приводятся сведения, основанные на летописных данных, о постройке обетной Преображенской церкви в городе Василёве в 990 году святым Равноапостольным князем Владимиром в память о битве с печенегами и о чудесном спасении самого святого князя от неминуемой гибели и о сооружении обетной Успенской церкви в Тмутаракани около 1022 года князем Мстиславом, сыном святого Великого князя Владимира, в честь победы на касогами и их князем Редедей. Упоминание об этих двух храмах представляется особенно важным, так как это наиболее древние документально зафиксированные примеры созидания на Русской земле памятных (обетных) церквей, стоящих у истоков традиции мемориального храмоздательства в нашем Отечестве (памятные храмы, описанные ранее в этой же главе, были сооружены, как правило, значительно позже увековечиваемых их постройкой событий).

2) Во второй главе данного раздела рассматривается мемориальное храмовое строительство на Руси в XI-XII столетиях. В основном это храмы, воздвигнутые в память о событиях военного характера. Среди приводимых в тексте главы конкретных примеров следует особо выделить строительство Софийского собора в Киеве Великим князем Ярославом Мудрым в честь победы над печенегами в 1037 году, возведение храма Покрова Пресвятой Богородицы на Нерли святым благоверным князем Андреем Боголюбским в честь победы над Волжской Болгарией в 1164 году, мемориальное храмовое строительство в Великом Новгороде, осуществлявшееся в память об осаде этого города объединенными силами русских князей в 1170 году и о чудесной помощи Божией Матери новгородцам, одержавшим славную победу над врагом. Особо рассматриваются в данной главе храмы и обители, основанные в память о страдальческой кончине святых благоверных князей и страстотерпцев Бориса и Глеба – первых святых Русской Церкви.

3) Третья глава данного раздела посвящена мемориальному храмовому строительству, связанному с событиями XIII столетия – княжескими междоусобицами, татаро-монгольским нашествием и славными военными победами святых благоверных князей Александра Невского и Довмонта-Тимофея Псковского. Так, нашествие на Русь полчищ хана Батыя, военное противостояние с завоевателями, а затем и отдельные попытки с оружием в руках оказать сопротивление поработителям запечатлелись в последующем построением ряда памятных церквей и часовен, описанных в настоящей главе. Здесь же приводится пример вторичного, или позднейшего присвоения мемориальной функции ранее основанной обители – Кирилловскому монастырю близ Великого Новгорода (до наших дней не сохранился). Известно, что полчища Батыя, опустошившие почти всю Русскую землю, двигались на Север, к Великому Новгороду, однако неожиданно повернули обратно и направились в Южно-русские пределы. Произошло это, по преданию, 9(22) июня 1238 года, в день памяти Святителя Кирилла, Архиепископа Александрийского, вследствие чего сами новгородцы чудесное спасение своего города от разорения приписали особому молитвенному заступничеству этого святого. Поэтому и расположенный в окрестностях Великого Новгорода монастырь, посвященный Святителю Кириллу Александрийскому, стал впоследствии связываться с воспоминаниями о данном историческом событии. И хотя обитель эта была основана еще в XII столетии (первое летописное упоминание о ней относится к 1196 году), однако, благодаря своему посвящению, она обрела в дальнейшем мемориальный характер. Примеры позднейшего присвоения мемориальной функции храмам и монастырям, выстроенным порой задолго до увековечиваемых исторических событий, приводятся в работе и в дальнейшем.

Особое место в главе занимает описание памятного храмостроительства, осуществлявшегося в связи с победой, одержанной святым благоверным Великим князем Александром Невским над шведами 15 июля 1240 года, а также храмоздательская деятельность святого князя Довмонта-Тимофея Псковского, призванная увековечить ряд его славных военных побед над врагами.

4) В четвертой главе первого раздела рассматривается памятное храмостроительство, посвященное великому событию русской истории – победе над Куликовом поле в 1380 году. Описанию подлежит мемориальные храмоздательство, осуществлявшееся святым благоверным Великим князем Димитрием Донским, его супругой святой благоверной Великой княгиней Евдокией (в иночестве Евфросинией), его соратниками – серпуховским князем Владимиром Андреевичем Храбрым, воеводой Димитрием Михайловичем Боброком-Волынцем и другими. Среди многочисленных храмов и обителей, посвященных победе над ханом Мамаем, упоминаются Успенский собор в Коломне, церковь Рождества Пресвятой Богородицы «на Сенях» в Московском Кремле, Николо-Угрешский и обетный Успенский Дубенский монастыри близ Москвы, церковь Всех святых на Кулишках в Москве, Высоцкий монастырь в Серпухове, Старо-Голутвинский и Бобренёв монастыри близ Коломны, храм-памятник во имя преподобного Сергия Радонежского на Куликовом поле и многие другие. Здесь же приводится еще один пример вторичного присвоения мемориального статуса ранее построенному храму — церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове близ Москвы. Храм этот, выстроенный в 1370 году, то есть за десять лет до Куликовской битвы, стал впоследствии местом упокоения героев сражения на Куликовом поле – преподобных воинов–иноков Александра Пересвета и Андрея (Родиона) Осляби, при этом его посвящение совпало с тем Богородичным Двунадесятым праздником, в день которого была одержана историческая победа над татаро-монголами. Все это дало основание считать Рождественскую церковь в Старом Симонове памятной по отношению к Куликовской победе 1380 года. Говорится в настоящей главе и о формировании сакральной топографии описываемого исторического события (мемориальные храмы и обители возводятся на пути следования русского воинства к месту битвы и обратно, а также на самом Куликовом поле). Упоминается здесь и об учреждении святым благоверным князем Димитрием Донским особого дня поминовения вождей и воинов, убиенных в Куликовской битве – Дмитриевской родительской субботы. Этот пример показывает, как память о том или ином выдающемся историческом событии одновременно увековечивается в созидании мемориальных храмов и монастырей и в установлении особых богослужебных последований, связанных с этим событием.

5) Заключительная глава данного раздела посвящена храмам и обителям, запечатлевшим воспоминания о других событиях XIV столетия. Среди этих событий, в основном военного характера, особо выделяется спасение Москвы и всей Русской земли от нашествия Тамерлана в 1395 году, осуществившееся чудесным заступничеством Божией Матери через принесение Ее чудотворного образа из Владимира в Москву. В память об этом событии в Москве был основан Сретенский монастырь, а также выстроены храмы и несколько часовен в городах Переславле-Залесском и Ельце. Тогда же в Русской Церкви было установлено новое празднование в честь Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы во граде Москве, совершающееся ежегодно 26 августа (8 сентября). Данный пример еще раз показывает, что часто то или иное историческое событие давало одновременно повод как к основанию памятных храмов или обителей, так и к учреждению особого богослужебного чина или нового праздника, с ним связанного.

Значительное место отведено в главе храмам и обителям, основанным в память о событиях, связанных с процессом постепенного объединения русских земель вокруг Москвы и формирования единого централизованного Русского государства, начало чему было положено именно в XIV веке. Среди упоминаемых здесь мемориальных церковных построек – Феодоровский монастырь в Пересавле-Залесском, основанный на месте битвы москвичей с тверской ратью в 1304 году (интересна дальнейшая судьба этой обители – в последующем ее стали воспринимать как основанную в память о рождении у царя Иоанна Грозного сына и наследника – царевича Феодора в 1557 году), а также церковь во имя преподобного Иоанна Лествичника в Московском Кремле, придел в честь поклонения Веригам святого Апостола Петра в Успенском соборе Московского Кремля, другие храмы. Усиление власти московских Великих князей в описываемый период сказалось также в упразднении должности тысяцкого в 1372 году. На месте казни сына последнего московского тысяцкого И.В.Вельяминова в Москве, на Кучковом поле, в 1385 году была поставлена церковь во имя преподобной Марии Египетской (вошла впоследствии в комплекс построек московского Сретенского монастыря). Это один из ранних примером сооружения памятного храма «на крови» — на месте совершения казни. Вообще же традиция создания мемориальных храмов, монастырей и часовен на местах казней, сражений, убиения тех или иных лиц – словом, там, где проливалась человеческая кровь – известна с древнейших времен и продолжает существовать на протяжении всей истории нашей страны. Примеры подобного рода приводятся в работе неоднократно. Отмечена в рассматриваемой главе и видная роль великих святых Русской Церкви XIV столетия – Святителей Петра и Алексия, митрополитов Московских, а также преподобного Сергия, игумена Радонежского – в деле собирания русских земель и объединения их вокруг Москвы. Их святая жизнь и созидательная деятельность на благо Русского государства нашла отражение в ряд созданных ими мемориальных церковных построек: это описанные в настоящей главе Спасо-Андроников и Чудов монастыри в Москве, Благовещенский монастырь в Нижнем Новгороде, а также Троицкий монастырь на реке Павловке близ Рязани, основанный рязанским князем Олегом в честь заключения вечного мира с Московской, чему немало способствовало посольство к этому князю преподобного Сергия Радонежского (по преданию, обитель была сооружена на том месте, где останавливался преподобный Сергий по прибытии своем в Рязань).

III. Второй раздел диссертации посвящен дальнейшему развитию традиции мемориального храмового строительства на землях нашего Отечества в XV-XVI веках. Важно отметить, что именно в этот период (к середине XVI века) данная традиция переживает свой подлинный расцвет. Раздел включает в себя четыре главы.

1) В первой главе данного раздела говорится о событиях русской истории XV столетия, увековеченных возведением мемориальных храмов и обителей. Важнейшим среди этих событий является, несомненно, окончательное падение татаро-монгольского ига в 1480 году, что нашло свое отражение в памятном храмоздательстве. Однако до этого татарские набеги на Русь продолжаются, и Святитель Фотий, митрополит Московский, едва не захваченный в плен отрядом царевича Талычи, в честь своего спасения строит памятный храм в Святоезерской пустыни на Сенга-озере, а Святитель Иона, митрополит Московский, освящает в Московском Кремле на своем дворе церковь в честь Положения Риз Пресвятой Богородицы во Влахернах – в память о набеге на Москву войска царевича Мазовши в 1451 году, а позднее, в 1459 году, пристраивает к Успенскому собору Московского Кремля придел Похвалы Пресвятой Богородицы – в честь успешного отражения от стен Москвы войска хана Седи-Ахмата. Возводятся памятные храмы и в связи с событиями междоусобной войны между Великим князем Василием Васильевичем Темным и его дядей – звенигородским князем Юрием Димитриевичем и его сыном Дмитрием Шемякой, терзавшей Русь в середине XV столетия. При этом растущее и набирающее силу Русское государство со столицей в Москве в означенный исторический период неизменно прирастает новыми территориями. Особо важное значение имело присоединение к Москве Великого Новгорода и его владений, что запечатлелось созданием ряда памятных храмов Великим князем Московским Иоанном III и его воеводами. В русле этого мемориального храмостроительства были сооружены приделы Архангельского собора Московского Кремля, церкви Гребневской иконы Божией Матери и мученика архидиакона Евпла в Москве, воздвигнут новый каменный соборный храм московского Златоустовского монастыря.

В рассматриваемый исторический период памятные храмы и обители возводятся в Звенигороде, Вятке, Кашине, Великом Устюге. Особое внимание обращено здесь на великустюжские памятные церкви: это были величественные деревянные пятишатровые сооружения, самый характер архитектурного решения которых призван был подчеркнуть их высокий мемориальный статус.

2) Военные столкновения с многочисленными врагами, посягавшими на Русские земли, происходят на границах нашего Отечества и в начале следующего, XVI столетия. Многие из них отмечены памятным храмостроительством, осуществлявшемся, в частности, в Нижнем Новгороде, на псковской и пермской земле. Описанию этих мемориальных церковных построек посвящена вторая глава настоящего раздела. Но особое внимание уделено в ней выдающемуся событию начала XVI века – возвращению города Смоленска в состав Русского государства в 1514 году и связанному с ним мемориальному храмовому строительству, осуществлявшемуся Великим князем Московским Василием III. И, в первую очередь, это – основанный Василием III обетный Новодевичий монастырь в Москве – замечательный памятник русского церковного зодчества, сохранившийся до наших дней. Описывается в данной главе и интенсивное храмовое строительство, предпринимавшееся Великим князем Василием III в связи с его молением о чадородии – ввиду угрозы возникновения на Руси династического кризиса – и в честь рождения долгожданного сына и наследника, будущего царя Иоанна Грозного.

3) Подлинным расцветом традции мемориального храмоздательства отмечена середина XVI столетия. И связано это было с выдающимся событием отечественной истории – взятием Казани войском царя Иоанна Грозного в 1552 году. Множество памятных храмов и обителей было создано тогда на Руси по почину самого государя и его воевод. Их описанию посвящена следующая, третья глава настоящего раздела. Это, прежде всего, памятные храмы Казанского Кремля, казанский Успенский Зилантов монастырь, основанный в память о всех вождях и воинах, убиенных при штурме Казани, а также знаменитый храм – памятник во имя Нерукотворенного Образа Христа Спасителя, воздвигнутый над местом их братского захоронения. Мемориальные храмы и обители возводятся в Ростове Великом, Коломне, Рязани, Муроме, на Владимирской и Нижегородской земле. Особого внимания заслуживает памятное храмостроительство в Муроме: здесь в период с 1555 по 1565 год Иоанном Грозным по обету было выстроено сразу несколько белокаменных церквей и соборов, посвященных «Казанскому взятию» и кардинально изменивших самый облик этого древнерусского города, все постройки которого до этого были деревянными. Можно сказать, что Муром становится своеобразным древнерусским городом–мемориалом, посвященным победе над Казанским ханством. Основание многих храмов, особенно в нижегородских пределах, народное предание также связывает с походом Иоанна Грозного на Казань в 1552 году. И хотя предания эти часто носят легендарный характер, важно, что в них отразилась сама тенденция запечатления воспоминаний о наиболее важных исторических событиях путем созидания храмов, часовен и монастырей. Храмы и обители в память о Казанском походе возводятся также ближайшими соратниками и воеводами Иоанна Грозного, такими как А.Д.Басманов и князь Владимир Андреевич Старлицкий. В частности, А.Д.Басмановым в своей вотчине – селе Елизарове близ Переславля-Залесского – была выстроена каменная Никитская церковь, в главном алтаре которой, над жертвенником, по желанию храмоздателя были начертаны имена ратников, бывших под его началом и убиенных при штурме Казани, для их вечного поминовения. Возможно, что князем Владимиром Андреевичем в городе Старице был воздвигнут величественный пятишатровый Борисоглебский собор, до наших дней не сохранившийся. Совершенно особое место среди мемориальных храмов, выстроенных в честь взятия Казани, занимает знаменитый собор Покрова Пресвятой Богородицы «на Рву» в Москве, сооруженный в 1555-1561 годах Иоанном Грозным. Его уникальная композиция включает в себя несколько столпообразных церквей-приделов, посвящение каждого из которых связано с тем или иным знаменательным эпизодом «Казанского взятия», при этом все здание собора символизирует собой образ райского града – небесного Иерусалима – куда попадут по смерти души праведников и, в первую очередь, вождей и воинов, отдавших свои жизни в войне с врагами веры Христовой. С памятным храмостроительством, посвященным взятию Казани, связано также возникновение двух новых направлений в русском церковном зодчестве – строительство белокаменных шатровых храмов, представляющих собой явление в отечественной архитектуре сколь уникальное и самобытное, столь же и совершенное в художественном отношении, а также строительство многопридельных храмов, когда через характер посвящения каждого из приделов раскрываются те идеи и исторические ассоциации, которые были заложены при возведении храма его создателями.

Помимо взятия Казани, нашли отражение в памятном храмоздательстве и другие события рассматриваемого периода: осада Тулы войском крымского хана Девлет-Гирея в июне 1552 года, закладка новых крепостных стен Вологды в 1566 году, поход Иоанна Грозного на Великий Новгород зимой 1569/1570 года, события Ливонской войны, а также некоторые другие события.

4) Памятному храмостроительству, осуществлявшемуся на Русской земле в конце XVI и в самом начале следующего, XVII столетия – в период правления царей Феодора Иоанновича и Бориса Годунова – посвящена заключительная, четвертая глава настоящего раздела. В этот период был основан Донской монастырь в Москве – в честь победоносного отражения от стен столицы войска крымского хана Казы-Гирея в 1591 году, выстроено несколько храмов в память о трагической кончине сына Иоанна Грозного – святого благоверного царевича Димитрия, при этом один из храмов был поставлен в Угличе «на крови» — на самом месте смерти царевича. В интенсивном храмовом строительстве, осуществлявшимся царем Феодором Иоанновичем и его супругой царицей Ириной, нашло отражение их моление о чадородии и даровании сына и наследника. В память о бескровной победе, одержанной над крымскими татарами под Серпуховым в 1598 году, когда хан, устрашенный силой многочисленного русского войска и благодаря умелой дипломатии русских послов, не начиная боевых действий, запросил мира, царем Борисом Годуновым предпринимается активное каменное строительство в серпуховском Владычнем монастыре. Сооружением памятных храмов позднее были отмечены и места ссылки некоторых представителей боярского рода Романовых, подвергшихся в годы правления Бориса Годунова опале.

IV. В следующем разделе говорится о возведении мемориальных храмов на Русской земле в XVII веке и дается общая оценка характера мемориального храмостроительства на Руси за рассмотренный период – с конца X по начало XVIII века. Раздел состоит из трех глав.

1) Многочисленные храмы, обители и часовни были воздвигнуты на Русской земле в память о событиях Смутного времени. Их описанию посвящена первая глава настоящего раздела. Среди них – Успенская («Дивная») церковь Алексеевского монастыря в Угличе, две часовни, отмечающие места сражений с интервентами и Вознесенский девичий монастырь в Кинешме, Казанский монастырь в Ярославле и Знаменский монастырь в Курске, часовни в Костроме и в Толгском монастыре близ Ярославля, храм Покрова Пресвятой Богородицы в селе Медведкове под Москвой (ныне – в черте города) и Казанский собор на Красной площади в Москве, Архангельский собор нижегородского Кремля и ярославская церковь Николы Надеина, обители, основанные князем Д.М.Пожарским: Николаевская Борковская пустынь близ села Холуй (Ивановской области) и во имя преподобного Макария Унженского в нижегородском селе Пурех, а также многие другие. Рассматриваются в настоящей главе и храмы, возведенные в память о подавлении восстания под предводительством И.Болотникова и об избрании и венчании на царство первого российского государя из дома Романовых – Михаила Феодоровича.

В память об успешном отражении от стен Москвы в 1618 году войска польского королевича Владислава, претендовавшего на российский престол, в столице было выстроено несколько храмов, посвященных Покрову Пресвятой Богородицы – так как в день именно этого праздника данное событие и произошло.

Наконец, в честь заключения перемирия между Россией и Польшей, положившего конец военным действиям между двумя державами, в селе Деулине близ Сергиева Посада был выстроен памятный храм. Ряд мемориальных храмов и обителей было основано и в память о возвращении на Родину из польского плена отца царя Михаила Феодоровича Романова – Святейшего Патриарха Филарета.

2) Другие события XVII столетия, послужившие поводом к основанию мемориальных храмов и обителей, рассматриваются в следующей главе настоящего раздела. Это и победоносная война с Польшей, завершившаяся присоединением к России Левобережной Украины, и перенесение в Москву мощей святого Митрополита Филиппа, и подавление восстания под предводительством С.Разина, и Стрелецкие бунты в Москве 1682 и 1689 годов, и война с Турцией 1673-1681 годов, и взятие Азова в 1696 году.

3) В заключительной главе настоящего раздела дается общая характеристика процесса мемориального храмостроительства на Русской земле за рассмотренный период – с конца X по начало XVIII столетия. Дело в том, что в означенное время то или иное значительное историческое событие действительно часто становилось поводом к созданию мемориального храма или обители. Однако необходимо помнить, что в глазах благочестивого человека Древней Руси такой храм или монастырь отнюдь не являлся памятником или монументом в современном значении этого слова, ибо прославления заслуживает не событие само по себе и не тот или иной исторический деятель, но Промыслитель и Податель всяческих благ – Бог. Поэтому для людей той эпохи, сознание и весь уклад жизни которых были глубоко церковными, каждая такая мемориальная церковная постройка были молитвой, благодарением или покаянием, обращенным к Богу и воплощенным в дереве или камне. То или иное историческое событие воспринималось не столько как предмет увековечения, сколько как еще один повод к тому, чтобы вновь прославить Господа, его Пречистую Матерь, святых ангелов и угодников Божиих, к которым наши благочестивые предки обращались с молитвой во всех – скорбных и радостных – обстоятельствах своей жизни. Это, в свою очередь, явилось причиной того, что в летописях и других древних источниках содержится довольно мало указаний на связь возводимой церковной постройки с тем или иным историческим событием, давшем повод к ее строительству. В связи с этим возникает определенная сложность атрибуции мемориального характера значительной части древнерусских храмов. При отсутствии прямых письменных указаний на их мемориальную функцию о последней можно судить лишь по ряду косвенных данных, взятых в совокупности. Это и связь церковной постройки (временная или топографическая) с тем или иным значительным событием отечественной истории, и характер посвящения храма, и личность храмоздателя, и устойчивое устное предание, усваивающее данному храму мемориальную функцию.

Однако не следует думать, что понятие о мемориальном характер многих древнерусских храмов зиждется исключительно на догадках и предположениях. В ряде источников, в частности, в русских летописях за рассматриваемый период имеются хотя и не столь многочисленные, но вполне конкретные указания на создание церквей и монашеских обителей в память о тех или иных выдающихся исторических событиях, примеры чего приводятся в настоящей главе и что подтверждает непрерывность существования традиции мемориального храмостроительства на Русской земле, начиная с древнейших времен. И хотя, как уже говорилось, памятные храмы созидались во славу Господа, не были забыты и люди – участники самих событий. В данной главе приводятся примеры того, как в мемориальных храмах творилось о них молитвенное поминовение, а их имена сохранялись в храмовых синодиках или специальных настенных надписях, как, например, в уже упоминавшейся ранее Никитской церкви в селе Елизарове Пересавль-Залесского района.

V. Четвертый раздел содержит описание памятных храмов, сооруженных на протяжении XVIII столетия и в начале XIX века. Здесь также содержатся сведения о тех изменениях, которые претерпевает традиция мемориального храмоздания в означенный период. Раздел включает в себя три главы.

1) В первой главе настоящего раздела говорится о памятных храмах, воздвигнутых в годы правления императора Петра I. Это, прежде всего, петербургский Троицкий собор, выстроенный в честь основания Северной столицы, а также многочисленные храмы, возведенные в честь побед, одержанных русской армией в ходе Северной войны со Швецией и в честь некоторых других событий. Здесь же приводится текст Указа Петра I об основании на месте Полтавского сражения монастыря – в память об одержанной здесь победе над неприятелем – с повелением поставить в этом монастыре памятник самому Петру I, при этом на гранях этого памятника разместить изображения Полтавской битвы с соответствующими пояснительными надписями. И хотя указ этот реализован не был, сам текст его весьма показателен: он ярко характеризует те изменения, которые происходят в мемориальном храмовом строительстве в России в рассматриваемый период. Теперь, начиная с эпохи правления императора Петра I и в последующее время мемориальные храмы принимают на себя несвойственную им ранее функцию прямого, непосредственного прославления и сохранения памяти о мирских делах и событиях, как таковых, о тех или иных выдающихся исторических деятелях, причем достигается это часто средствами светской, мирской мемориальной культуры (так, в храмах начинают размещать знамена, награды, ключи от покоренных городов, другие военные трофеи, устраивают почетные захоронения, устанавливают мемориальные доски и т.д.). Возникновение данной тенденции в мемориальном храмовом строительстве в России в начале XVIII столетия представляется явлением весьма характерным и далеко не случайным. Оно свидетельствует о том процессе обмирщения, секуляризации всех сторон жизни русского общества в рассматриваемый период, когда главенствующее место в общественном сознании начинают занимать светские идеалы и мирские ценности. Однако это не повело к угасанию или какому-либо существенному искажению благочестивой традиции памятного храмоздательства, известной на Руси с древнейших времен. Напротив, можно отметить дальнейшее развитие и даже подлинный расцвет этой традиции на протяжении XVIII, XIX и начала XX веков. При этом упомянутые новые тенденции в мемориальном храмовом строительстве не отвергаются (хотя и являются по своей сути чуждыми подлинно церковному мировоззрению), но, будучи восприняты Церковью, включаются в ее благодатную жизнь, богословски и литургически осмысливаются и в результате наполняются новым содержанием, становясь наглядным выражением процесса освящения исторической памяти. В дальнейшем это приведет к возникновению нового типа мемориального храмового сооружения – «храма-памятника».

2) Ряд событий середины – второй половины XVIII века, ставших поводом к сооружению мемориальных храмов, описан в следующей главе настоящего раздела. Из этих событий особо следует выделить восшествие на престол императрицы Елисаветы Петровны в 1741 году, в честь которого в Петербурге был воздвигнут Спасо-Преображенский собор и победу в русско-турецкой войне 1768-1774 годов, особенно же разгром турецкого флота в Чесменской бухте в 1770 году, в честь чего также было выстроено несколько мемориальных храмов. Примечательно, что победа в русско-турецкой войне дает начало строительству в России ряда храмов с двумя колокольнями – редкого архитектурного типа, характерного более для церковного зодчества Западной Европы.

3) Начало XIX столетия ознаменовано одним из самых ярких событий отечественной истории: войной 1812 года и разгромом армии Наполеона с последующим освобождением не только России, но и всей Европы. И именно в ходе обсуждения вопроса о сооружении мемориала в честь победы в этой войне в российском общественном сознании окончательно выкристаллизовывается и находит свое практическое воплощение идея создания нового типа мемориального церковного сооружения – собственно «храма-памятника», то есть такого храма, мемориальная функция которого сугубо подчеркивается и отображается всеми возможными способами и средствами. Это и традиционные, известные еще со времен глубокой древности, возведение храма на самом месте увековечиваемого события и характер посвящения его престолов; это и возникшая позднее традиция размещения в храме мемориальных досок, а также военных трофеев, знамен, наград, ключей от покоренных городов и крепостей и даже оружия, осуществление в нем почетных захоронений. Наконец, мемориальная функция храма-памятника отображается в тематике его росписей, в подборе находящихся в нем икон, а также в его архитектурном облике, воспроизводящем, как правило, образцы древней архитектуры и тем самым подчеркивающем связь данной церковной постройки с историческими воспоминаниями, с прошлым, символизирующем идейную обращенность данного храма-памятника к этому историческому прошлому. И одним из первых и наиболее известных храмов-памятников в России стал Храм Христа Спасителя в Москве, выстроенный в честь победы над Наполеоном по проекту архитектора К.А.Тона в 1839-1883 годах. Помимо всех характерных признаков храма-памятника, перечисленных выше, московский Храм Христа Спасителя воспринял на себя еще и фнукцию храма-музея: зодчему удалось за счет значительного увеличения центрального подкупольного пространства превратить боковые нефы собора в обходную галерею, на стенах которой на мраморных досках был представлен беспрецедентный по своему объему фактический материал, относящийся к истории Отечественной войны 1812 года.

Другим известным мемориалом Отечественной войны 1812 года стал Спасо-Бородинский женский монастырь, основанный на месте Бородинского сражения М.М.Тучковой – вдовой генерал-майора А.А.Тучкова, погибшего в этом бою. В целом же можно сказать, что победоносное окончание войны с Наполеоном дало мощный импульс к самому широкому мемориальному храмостроительству, развернувшемуся по всему лицу Русской земли. Имели место случаи, когда в память о войне 1812 года возводился не храм, а лишь придел при уже существующем храме, как это было, например, в Дмитрове, где к древнему Успенскому собору был пристроен мемориальный Покровский придел.

Имело место также и вторичное присвоение мемориальной функции ранее построенным храмам. Самый известный пример здесь – Казанский собор в Санкт-Петербурге, освященный в 1811 году, еще до начала войны с наполеоновской Францией, вследствие захоронения в нем праха фельдмаршала М.И.Кутузова и размещения в нем военных трофеев русской армии обретший значение мемориала Отечественной войны 1812 года.

VI. В следующем, пятом разделе описывается дальнейшее развитие традиции мемориального храмового строительства в России в XIX – начале XX века. Раздел состоит из трех глав.

1) Помимо Отечественной войны 1812 года, поводом к возведению мемориальных храмов стали и другие войны, которые вела Россия в XIX и в начале XX столетия. Так, события Крымской войны 1853-1856 годов были увековечены строительством целого ряда памятных храмов в городах Крыма, в первую очередь – в Севастополе. Это Князь-Владимирский Адмиральский собор (в его крипте были захоронены адмиралы В.А.Корнилов, П.С.Нахимов, В.И.Истомин и М.П.Лазарев), Никольский храм-памятник на Братском кладбище, некоторые другие храмы и часовни. Можно сказать, что благодаря, в том числе, и памятному храмостроительству, Севастополь обрел черты города-мемориала, посвященного Крымской войне. Церкви и часовни в память о событиях Крымской войны возводятся и в других городах России.

Поводом к созданию мемориальных церквей и часовен становится и победоносное окончание русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Наиболее известна из них Знаменская часовня в Москве, сооруженная в память о воинах Гренадерского корпуса, убиенных при взятии Плевны 28 ноября 1877 года.

Говоря о памятном храмовом строительстве в России в XIX столетии, осуществлявшимся в связи с событиями военного характера, нельзя не вспомнить и о такой категории церковных построек, как храмы при воинских подразделениях или, иными словами, полковые церкви. Церкви эти существовали при каждом воинском подразделении со времен появления в России регулярной армии при Петре I. И хотя первоначально они создавались из чисто практиеских потребностей – для духовного окормления военнослужащих того или иного соединения, впоследствии, с конца XVIII- начала XIX века они, будучи теснейшим образом связаны с жизнью определенной воинской части, приобретали мемориальное значение и становились подлинными средоточиями и хранилищами исторической памяти, призванными увековечить воспоминания о словном боевом прошлом того подразделения, к которому они относились. Можно констатировать, что к концу XIX столетия полковые храмы русской армии становятся храмами-памятниками русской воинской славы и превращаются в центры возникающих при них храмово-мемориальных комплексов, сочетающих функции собственно храма, полкового музея и усыпальницы, где погребали наиболее отличившихся военнослужащих данного соединения.

Здесь же следует отметить, что именно в русле памятного храмостроительства, осуществлявшегося в России в XIX столетии, зарождается, оформляется и получает затем самое широкое развитие новое направление в русской архитектуре – «русско-византийский» стиль.

2) Поводом к возведению многочисленных мемориальных храмов и часовен стали и другие события российской истории XIX столетия, такие как отмена крепостного права в 1861 году, чудесное спасение жизни императора Александра II во время неоднократных покушений на него (4 апреля 1866 года, 25 мая 1867 года и других) и, наконец, трагическая кончина этого государя в результате покушения 1 марта 1881 года. Среди многочисленных мемориальных храмов и часовен, воздвигнутых в этот период, особое место занимает величественный храм Воскресения Христова в Санкт-Петербурге, сооруженный на набережной Екатерининского канала – на самом месте смертельного ранения Александра II 1 марта 1881 года – и более известный как храм «Спаса-на-крови».

Многочисленные мемориальные храмы и часовни сооружаются в рассматриваемый период и в память о чудесном спасении жизни императора Александра III и членов его семьи во время железнодорожной катастрофы близ станции Борки 17(30) октября 1888 года, а также в память о чудесном спасении жизни наследника престола царевича Николая (будущего императора Николая II) во время покушения на него в Отсу (Япония) 29 апреля 1891 года.

Находят отражение в мемориальном храмостроительстве в описываемое время и юбилейные даты, связанные с основанием различных городов Российской империи. При этом часто мемориальная функция некоторых храмов в данный период не ограничивается только лишь запечатлением памяти о каком-то одном конкретном историческом событии, но мыслится гораздо шире, так что такие храмы становятся памятными по отношению ко всей российской истории, либо к ее отдельным наиболее героическим этапам.

5) Памятному храмостроительству, осуществлявшемуся в России в начале XX века, посвящена заключительная глава настоящего раздела. Мемориальным храмоздательством были увековечены события русско-японской войны 1904-1905 годов (в первую очередь здесь описывается знаменитая церковь «Спаса-на-водах» в Санкт-Петербурге, не сохранившаяся до нашего времени), события первой русской революции 1905 года (здесь, прежде всего, описывается храм-памятник Русской Скорби в честь иконы Божией Матери «Отрада, или Утешение» на Ходынском поле в Москве), празднование 300-летия царствующего дома Романовых и события Первой Мировой войны. С увековечением памяти о событиях Первой Мировой войны связано учреждение Братского кладбища в селе Всехсвятском близ Москвы с храмом-памятником в честь Преображения Господня на нем. При этом следует отметить, что, начиная с середины XIX столетия и в последующее время часто не просто возводится храм-памятник, но создаетс целый мемориальный комплекс, в котором памятный храм занимает центральное место и является его смысловым и композиционным ядром. Разновидностью такого мемориального комплекса являются Братские кладбища. При этом сама мемориальная функция не ограничивается только стенами памятного храма, но, раскрываясь вовне, определяет организацию и художественное оформление всего окружающего пространства, где сооружаются памятные часовни, а также колонны, обелиски, стелы, скульптурные памятники, осуществляются почетные захоронения, организуются музейные экспозиции, выставляются трофейные орудия, создаются садово-парковые ансамбли.

VII. В заключительном разделе диссертационного исследования, состоящем из трех глав дается общая характеристика мемориального храмостроительства в России в наши дни, а также приводится ряд дополнительных сведений о памятниках церковного зодчества, наделенных мемориальной функцией.

1) Возобновление традиции мемориального храмостроительства в России, после вынужденного перерыва, наблюдается с конца 80-х годов XX века, когда в нашей стране сооружается ряд памятных храмов и часовен, посвященных тысячелетнему юбилею Крещения Руси (описаны в первой главе работы). Это положило начало процессу подлинного возрождения древней традиции мемориального храмоздательства в пределах нашего Отечества, причем традиция эта возрождается во всем своем смысловом многообразии, с учетом всего богатства духовного, художественного и строительного опыта, накопленного нашими благочестивыми предками за минувшие века. Страдальческая кончина святых Царственных Страстотерпцев и репрессии 30-х годов XX века, Великая Отечественная война и локальные войны современности, героическая история российских Вооруженных Сил и авария на Чернбыльской АЭС – все эти события отечественной истории увековечены строительством памятных храмов и часовен.

2) Необходимо упомянуть и о целой группе храмовых построек, воздвигнутых в связи со столь частыми на Руси «морами» — эпидемиями особо опасных инфекционных заболеваний, уносившими в могилу порой тысячи человеческих жизней. Известно, сколь значительную роль играли эти «моровые поветрия» в жизни древнерусского человека. какое важное место занимали они порой в российской истории, почему и храмы, выстроенные во время этих «моровых поветрий», хотя и не являются в строгом смысле слова мемориальными, все же по своему характеру близки к ним, будучи связаны с воспоминаниями об этих трагических страницах прошлого нашей страны. Часто во время мора сооружались «обыденные» церкви – они строились в течение одного дня с тем, чтобы в тот же день в них была совершена Божественная Литургия. Этот уникальный обычай известен только на Руси. Близки по характеру к этим храмам и храмы, выстроенные в память о различных стихийных бедствиях (пожарах, наводнениях, оползнях, а также неурожаях, засухах, голоде).

3) В заключительной главе данного раздела помещены некоторые дополнительные сведения, относящиеся к мемориальному храмовому строительству в России.

Так, здесь отмечается, что памятные храмы возводились не только в честь наиболее значительных исторических событий общегосударственного или общенационального масштаба, но и в честь событий, малозначащих с точки зрения истории, но, тем не менее, важных и значимых для самого храмоздателя, к какому бы сословию он ни принадлежал. С древнейших времен русскому человеку было присуще отмечать что-либо особо важное в своей жизни, в жизни своей семьи, города или села путем построения памятного храма или часовни, что свидетельствует, в свою очередь, о том, сколь близка и понятна была русскому народу во все времена традиция мемориального храмового строительства, показывает, что традиция эта имела свои истоки и свое основание в самих глубинах народного сознания и народной жизни.

Упоминается здесь и о целой группе храмов, мемориальная функция которых до сих пор окончательно не выявлена. Наиболее ярким примером подобного рода является церковь в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи в селе Дъякове под Москвой (ныне – в черте города Москвы).

Наконец, часто историческое событие, послужившее поводом к основанию храма, давало начало и особому чинопоследованию, которое впоследствии в этом храме регулярно совершалось. Памятный храм отнюдь не являлся только безмолвным свидетелем великих событий прошлого, в честь которых он и был выстроен – исторические воспоминания оживали и молитвенно сопереживались в этих особых, подчас уникальных, богослужебных последованиях. Мемориальный характер храма воплощался не только в самом факте его возведении, но и в особенностях его литургической жизни.

VIII. В заключении подводятся итоги исследования, делаются основные выводы по теме диссертации.

На основании данных диссертационного исследования можно констатировать существование на Русской земле благочестивой традиции увековечения памяти о различных выдающихся событиях отечественной истории путем построения храмов, часовен, основания монастырей. Иными словами, ряд храмовых построек на Руси наделялся особой, мемориальной функцией. Традиция эта возникает вскоре после Крещения Руси в 988 году и продолжает существовать вплоть до наших дней.

Часто памятные храмы ставились непосредственно на тех местах, где происходили исторические события, увековечиваемые их постройкой. Так формировалась священная, или сакральная топография на карте нашего Отечества. Часто с увековечиваемым историческим событием было связано и посвящение памятного храма.

Нередко имело место позднейшее, или вторичное присвоение мемориальной функции храму, выстроенному порой задолго до увековечиваемого исторического события. Имели место случаи, когда храмы или обители, основанные в честь одного исторического события, впоследствии, в силу различных обстоятельств, оказывались связанными с воспоминаниями о совершенно другом событии отечественной истории, становясь одновременно памятниками сразу двум, а иногда даже нескольким знаменательным событиям прошлого.

В особую группу можно выделить храмы, воздвигавшиеся на полях сражений, на местах совершения казней или убиения тех или иных лиц – словом, там, где проливалась человеческая кровь. Такие храмы традиционно именовались «храмами-на-крови».

Уникален обычай сооружения обетных церквей за один день. Такие церкви, именовавшиеся «обыденными», известны только на Руси.

Возможно констатировать, что на протяжении столетий претерпевает определенные изменения самый тип мемориального храма: если до конца XVII века благочестивыми жителями Древней Руси возводится «храм в память», то, начиная с XVIII столетия, в связи с происходившей в тот период общей секуляризацией жизни русского общества, мемориальные храмы начинают воспринимать несвойственную им ранее (и чуждую самому духу церковного благочестия) функцию прямого, непосредственного просавления тех или иных исторических событий или государственных деятелей, причем достигается это средствами светской, нецерковной мемориальной культуры. Однако это не повело к угасанию или какому-либо серьезному искажению древней традиции мемориального храмоздательства в России. Напротив, будучи включены в благодатную жизнь Церкви и богословски осмыслены, все эти новые тенденции способствовали появлению в России на рубеже XVIII-XIX веков нового типа мемориального церковного сооружения – собственно «храма-памятника», то есть такого храма, мемориальная функция которого выражается всеми возможными способами и средствами. Часто мемориальное назначение таких храмов мыслится шире, чем прославление только того события, в честь которого они были воздвигнуты, и они становятся памятниками российской истории вообще.

Значение воинских мемориалов, сочетающих в себе функции воинского музея и воинской усыпальницы, приобретают в XIX – начале XX века полковые храмы русской армии.

Начиная со второй половины XIX столетия многие памятные храмы становятся центрами возникающих при них мемориальных комплексов.

На протяжении столетий отчетливо прослеживается влияние мемориальной функции тех или иных церковных построек на особенности их архитектурного решения и оформления.

К особенностям литургической жизни некоторых памятных храмов следует отнести совершавшиеся в них особые, подчас уникальные богослужебные последования, возникновение которых непосредственно связано с теми историческими событиями, в память о которых и был воздвигнут сам храм.

После вынужденного прерывания традиции памятного храмоздательства в России в XX столетии, ныне мы являемся свидетелями как ее возрождения (начиная с конца 80-х годов XX века), так и ее подлинного расцвета в наши дни.

ПСРЛ. СПб., 1846. Т.1. С.53-54.

ПСРЛ. Т.1. С.63.

PAGE

PAGE

PAGE 26