Следователя по возмещению материального ущерба

H. И. ГАЗЕТДИНОВ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬСЛЕДОВАТЕЛЯПО ВОЗМЕЩЕНИЮ МАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА

ИЗДАТЕЛЬСТВОКАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1990

Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Казанского университета Научный редактор докт. юрид. наук, проф. 3. 3. Зинатуллин Рецензенты: канд. юрид. наук Я. Н. Софии: начальник Следственного управления МВД ТАССР И. В. Вагизов

В монографии рассматриваются актуальные проблемы деятельности следователя по выполнению одной из важнейших задач уголовного процесса — возмещению причиненного преступлениями материального ущерба. Анализируются причины имеющихся в этом вопросе недостатков, рекомендуются конкретные меры, направленные на повышение эффективности работы следователя по возмещению ущерба, причиненного преступлениями. Для следователей, работников прокуратуры, судов, преподавателей и студентов юридических факультетов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

TOC \o «1-3» \h \z HYPERLINK \l «_Toc6566251» ПРЕДИСЛОВИЕ PAGEREF _Toc6566251 \h 3

HYPERLINK \l «_Toc6566252» ГЛАВА I СВОЕВРЕМЕННОЕ И ПОЛНОЕ ВОЗМЕЩЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА—ОДНА ИЗ ЗАДАЧ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА PAGEREF _Toc6566252 \h 4

HYPERLINK \l «_Toc6566253» § 1. Понятие материального ущерба, причиненного преступлением, формы и значение его возмещения PAGEREF _Toc6566253 \h 4

HYPERLINK \l «_Toc6566254» § 2. Юридические гарантии возмещения материального ущерба PAGEREF _Toc6566254 \h 15

HYPERLINK \l «_Toc6566255» ГЛАВА II ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЗМЕЩЕНИЯ ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ МАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА PAGEREF _Toc6566255 \h 31

HYPERLINK \l «_Toc6566256» § 1. Обеспечение следователем реституции в уголовном процессе PAGEREF _Toc6566256 \h 31

HYPERLINK \l «_Toc6566257» § 2. Деятельность следователя по обеспечению гражданского иска PAGEREF _Toc6566257 \h 44

HYPERLINK \l «_Toc6566258» § 3. Обеспечение следователем иных форм возмещения материального ущерба PAGEREF _Toc6566258 \h 58

HYPERLINK \l «_Toc6566259» ГЛАВА III ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ МАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА PAGEREF _Toc6566259 \h 68

HYPERLINK \l «_Toc6566260» ПРИМЕЧАНИЯ PAGEREF _Toc6566260 \h 86

ПРЕДИСЛОВИЕ

Суть современного курса Советского правительства— воплощение концепции ускорения развития страны, на основе которого намечено достичь качественно нового состояния нашего общества. В таких условиях борьба с любыми отступлениями от норм права и морали, негативными процессами продолжает оставаться одной из актуальных проблем. «Для борьбы с этими явлениями необходимо сполна использовать как авторитет общественного мнения, так и силу закона». От эффективности этой борьбы зависит дальнейшее укрепление социалистической собственности, упрочение демократических прав и свобод личности. Успешное решение задач, стоящих перед обществом, требует разработки научно обоснованных предложений по дальнейшему совершенствованию законодательства и практики его применения.

В настоящей работе рассматриваются проблемы полного возмещения причиняемого преступлениями материального ущерба, при этом уделяется особое внимание на принятие мер обеспечения возмещения такого ущерба. С учетом того, что настоящая работа рассчитана прежде всего на практических работников правоохранительных органов, в ней содержатся рекомендации по производству отдельных следственных действий, направленных на обеспечение полного возмещения материального ущерба применительно к отдельным его формам. Принятие мер по возмещению ущерба в работе рассматривается как обязанность специально уполномоченных должностных лиц — следователей. Хотя отдельные положения монографии нашли отражение в ранее опубликованных работах автора, она представляет итог исследования данной проблемы и может быть полезна как для науки, так и в деятельности правоохранительных органов.

ГЛАВА IСВОЕВРЕМЕННОЕ И ПОЛНОЕ ВОЗМЕЩЕНИЕМАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА—ОДНА ИЗ ЗАДАЧСОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. Понятие материального ущерба, причиненногопреступлением, формы и значение его возмещения

Результатом совершения большинства преступлений является наступление вредных изменений в охраняемых уголовным законом общественных отношениях. Такие изменения в теории уголовного права принято именовать преступным результатом 1. Последний по характеру может быть в виде морального, физического либо материального ущерба. Определение характера и размера причиненного преступлением ущерба в соответствии со ст. 15 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и ст. 68 УПК РСФСР является одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Кроме того, характер и размер ущерба, причиненного преступлением, имеет значение и для индивидуализации ответственности. В юридической науке нет единого мнения относительно понятия и характера ущерба. Например, В. Власенко считает, что под характером ущерба следует пониматьего вид и народнохозяйственную значимость2. Другиев понятие характера ущерба включают его вид, способпричинения и даже размер ущерба3. Большинство жеученых причиненный преступлением ущерб по характеру делят на моральный, физический и материальный4. Понятие морального ущерба связывается обычно с унижением чести и достоинства человека (физического лица), с опорочением его в глазах общественности, а связи с чем ему и причиняются нравственные страдания. Имеются достаточные основания полагать, что такого рода ущерб может быть причинен и юридическому лицу (например, при распространении клеветнических

сведений о нарушении социалистической законности в том или ином учреждении, о совершении в нем преступлений и т. д.) 5.Физический ущерб, выражающийся в лишении жизни,нанесении телесных повреждений и расстройстве здоровья причиняется только человеку. В случаях, когдавследствие совершения преступления уменьшается объемимущественных благ определенного гражданина, предприятия, учреждения или организации, речь идет о материальном ущербе. Но материальные лишения могут иметь место и тогда, когда, к примеру, имущество остается в прежнем, существовавшем до совершения преступления состоянии, однако вследствие причиненного физического ущерба потерпевший утрачивает ввиду своей нетрудоспособности часть заработка; он или егозаконный представитель вынуждены понести денежныерасходы на лечение, протезирование, усиленное питание,погребение и т. д. При наличии у погибших от преступления лиц нетрудоспособных членов семьи либо несовершеннолетних детей необходимые на их содержание денежные суммы также взыскиваются с соответствующих гражданских ответчиков 6.Отсюда нетрудн1о заключить, что употребляемыезаконодателем термины «имущественный вред» (ст. 53УПК РСФСР) и «материальный ущерб» (ст. ст. 29, 30,54 и др. УПК РСФСР), вопреки утверждению отдельных авторов7, не тождественны между собой. Понятиематериального ущерба шире понятия имущественноговреда, ибо им, как отмечает Э. Ф. Куцова, «охватывается умаление имущественных благ лица, как уженаступившее в результате преступления, так и то, которое неизбежно наступит в будущем». 8. Сделанный вывод ценен не только в теоретическом, но и в практическом отношении. Он, в частности, позволяет положительно решить вопрос о возможности рассмотрения в порядке уголовного производства так называемых «регрессных исков». По данному вопросупродолжают иметь место противоположные суждения.Если, к примеру, В. Я. Понарин 9 и С. А. Александров10являются сторонниками регрессных исков в уголовномпроцессе, то 3. 3. Зинатуллин11 и Е. С. Никулин 12 относятся к ним негативно. Однако в судебной практикев настоящее время вопрос о рассмотрении регрессныхисков разрешается положительно 13.

Нормативным обоснованием для этого может служить, в частности, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий» 14. Если проанализировать само основание такого иска, то в его фактическом составе нетрудно обнаружить все необходимые для искового производства в уголовном процессе элементы, такие, как наличие преступного деяния, наступления находящегосяв причинной связи с совершенным преступлением материального ущерба, правомерное, сделанное в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, волеизъявление соответствующего лица или органа о возмещении такого ущерба. При отсутствии хотя бы одного из названных элементов нельзя ставить и вопроса о наличии материального ущерба, который можно было бы возмещать в порядке уголовного судопроизводства. Сказанное, как нам представляется, относится,в частности, к установленному в соответствии с УказомПрезидиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.Положению «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц приисполнении ими служебных обязанностей» 15. Мы не считаем возможным и постановку вопроса о возмещении в уголовном процессе причиненного преступлением морального вреда (ущерба), хотя бы по одной лишь причине невозможности его денежного выражения 16. В этом отношении мы полностью согласны с дореволюционным прогрессивным юристом Г. Ф. Шершеневичем, гневно утверждавшем, что «переложениеморального вреда на деньги есть результат буржуазного духа, который оценивает все на деньги, который считает все продажным» 17. В силу отсутствия причинно-следственной связи с фактом преступления представляется невозможнымвозмещение в порядке уголовного судопроизводства итак называемой «упущенной выгоды», «неполученныхдоходов», исков лиц, понесших ущерб в результате покупки похищенных вещей, которые затем были возвращены их законным владельцам 18. В рассматриваемом порядке возмещению подлежит лишь наличный, действительный и реально существующий материальный ущерб. К нему приравниваются и

неизбежные в будущем расходы, которые должны бытьюридически доказаны (заключением экспертизы, документами и т. д.) 19. Таким образом, в понятие материального ущерба,о возмещении которого в уголовном процессе может идти речь, включаются, как мы полагаем, причиненный преступлением физическому или юридическому лицу непосредственный вред в его имущественном и денежном выражении, а также переложенные на деньги расходы на лечение, протезирование, восстановление здоровья потерпевшего, а в случае его смерти — на погребение и выплаты по поддержанию материального благополучия и воспитанию нетрудоспособных членов семьипотерпевшего и его несовершеннолетних детей.В уголовном судопроизводстве определенное значениеимеет и размер причиненного преступлениями материального ущерба. Размер ущерба характеризует степень общественной опасности совершенного деяния и лица его совершившего, тем самым оказывая влияние на квалификацию преступления и на ответственность лица, совершившего это преступление. Под размером ущерба следует понимать его денежное выражение.Установление характера и размера причиненногопреступлением ущерба является обязанностью следователя, лица, производящего дознание, и суда. Последние обязаны не только устанавливать характер и размер ущерба, но и принимать все меры к возмещению ущерба в полном объеме.Что касается самого процесса возмещения причиненного преступлением материального ущерба, он, на наш взгляд, характеризуется следующими признаками. Это. прежде всего, определенная деятельность по восстановлению материального положения пострадавшего от преступления лица или органа. Совершаемые при этом действия могут носить процессуальный, оперативно-розыскной и исполнительно-распорядительный характер. К тому же обращает на себя внимание то обстоятельство, что на возможность и необходимость их производства указывается непосредственно в уголовно-процессуальном законодательстве (ст. ст. 29, 30, 118, 175,359 УПК РСФСР и др.). Отсюда нетрудно заключить, что возмещение причиненного преступлением материального ущерба есть уголовно-процессуальная деятельность, и все возникающие

при этом вопросы должны разрешаться соответствующим законодательством. Именно на это постоянно ориентируются и судебные органы20. Что касается используемых в процессе возмещения материального ущерба конкретных правил и приемов, то указания на них содержатся преимущественно в ведомственных актах (в частности, в приказах, директивах и инструкциях Прокуратуры СССР и МВД СССР). В качестве другого наиболее характерного свойства возмещения причиненного преступлением материального ущерба выступает то, что на его осуществление уголовно-процессуальным законом уполномочены строго компетентные должностные лица органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, наделенные к тому же властными полномочиями. Их деятельность носит сугубо официальный характер и выполняется ими, прежде всего, в силусвоих служебных обязанностей, вне зависимости от волеизъявления потерпевших. Последние могут приниматьучастие в такой деятельности только в пределах предоставленных им уголовно-процессуальным законом полномочий и под контролем правоохранительных органов. В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством возмещение причиненного преступлением материального ущерба может осуществляться в форме гражданского иска (ст. 29 УПК РСФСР), реституции (ст.ст. 85 и 86 УПК РСФСР), возложенияобязанности загладить причиненный ущерб (ст. 32 УКРСФСР) и взыскания его по инициативе самих судебных органов (ст.ст. 29, 310 УПК РСФСР) 21. Все отмеченные формы возмещения причиненного преступлением материального ущерба находятся между собой в определенном отношении и взаимной зависимости. Наиболее простым и вместе с тем эффективным способом возмещения ущерба является реституция. Но если,к примеру, похищенную вещь не представляется возможным возвратить ее владельцу, то в свои права, какправило, вступают другие формы возмещения материального ущерба, чаще всего исковое производство. Причем инициатором последнего, наряду с лицом, понесшим материальный ущерб от преступления (ч. 1 ст. 29 УПК РСФСР), должен выступать и прокурор (ч. 3 ст. 29 УПК РСФСР). Две последние из указанных форм возмещения причиненного преступлением материального

ущерба могут иметь место лишь при отсутствии реституции и гражданского иска. Среди всех названных форм возмещения причиненного преступлением материального ущерба первенствонеизменно принадлежит гражданскому иску. По даннымнашего исследования именно в порядке искового производства по делам о хищениях (ст. 92 УК РСФСР)реально возмещается примерно половина причиненногоматериального ущерба. Значительная часть ущерба(до 16%) возмещается по инициативе самого суда впорядке п. 4 ст. 29 УПК РСФСР. В остальных случаяхвозмещение ущерба осуществляется путем розыска похищенного имущества и возврата его законным владельцам. Что касается возложения обязанности загладить причененный материальный ущерб, не превышающий пятисот рублей (ст. 32 УК РСФСР), то применение его как вида уголовного наказания возможно лишь в случаям умышленного уничтожения или повреждения государственного или личного имущества (ч. 1 ст. 98, ч. 1 ст. 149УК РСФСР) и умышленной потравы посевов и повреждений полезащитных или иных насаждений (ч. 1 ст. 168УК РСФСР) 22.В силу специфики данного исследования нет необходимости в подробном анализе существа гражданскогоиска23 в советском уголовном судопроизводстве. Отметим лишь, что даже относительно самого определенияпонятия такого иска в процессуально-правовой литературе до настоящего времени нет единства 24. Но в этомкак раз и заключается одно из свойств диалектики научного творчества.

«Иск,— указывает В. Г. Даев,— это проявление деятельности, направленной на возникновение процессуальных отношений и облеченной всегда в процессуальнуюформу» 25. Отсюда, считая исковое производство как одну из урегулированных уголовно-процессуальным законом форм деятельности по возмещению причиненногопреступлением материального ущерба, правильной представляется трактовка гражданского иска в уголовномпроцессе как «всей совокупности процессуальных действий и отношений уполномоченных законом субъектов,которые (действия, отношения) возникают при предъявлении, обеспечении и поддержании материально-правовых притязаний лица или органа, понесшего от преступления материальный ущерб, на его возмещение» 26.

Выраженные в исковом заявлении притязания (требования)есть движущее начало всей такой деятельности. Вместес тем оно в известной мере выступает в качестве своеобразного ориентира предстоящей деятельности следственно-прокурорских и судебных органов по возмещению причиненного преступлением материального ущерба, определяет ее цель, объем, характер и способ осуществления.В качестве одной из возможных форм возмещенияпричиненного преступлением материального ущербавыступает реституция в уголовном процессе. Эта формаизвестна советскому уголовно-процессуальному законодательству с момента его возникновения. Согласност. 58 Положения о военных следователях, утвержденного Приказом Реввоенсовета Республики за № 1595 от30 сентября 1919 г., «предметы, похищенные или отнятые, по отысканию их и оценке возвращаются под расписку тем, у кого были похищены или отняты, если вприложении их к делу не представляется необходимости» 27. В дальнейшем эта статья получила свое закрепление во всех принятых в последующем уголовно-процессуальных кодексах (ст.ст. 71, 73, 75 УПК РСФСР 1922 г., ст.ст. 67, 69, 71 УПК РСФСР 1923 г. и т. д.). В действующем уголовно-процессуальном законодательстве ей посвящен целый ряд правовых норм (ст.ст. 83, 86, 303, 317 и др. УПК РСФСР).Термин «реституция» в переводе с латинского означает восстановление, привод в первоначальное, исходное состояние28. До последнего времени рассматриваемая категория продолжает использоваться преимущественно применительно к сферам гражданского и международного права29. Между тем она уже давно завоевала свое признание и в области уголовно-процессуальных правоотношений (С. Александров, В. Даев, 3. Зинатуллин, А. Мазалов, В. Понарин, Н. Якубович и др.).В уголовном процессе реституция как раз и означаетвосстановление существовавшего до совершения преступления материального положения пострадавшего от него лица.Вопрос о том, что входит в содержание реституции,в процессуальной литературе является дискуссионным.По мнению А. Мазалова, реституция сводится толькок возврату вещественных доказательств, среди которыхосновное место занимают непосредственно похищенные

в результате преступления материальные ценности30.

В. Понарин содержание реституции расширяет, полагая,что она может заключаться не только в возврате потерпевшему похищенного у него имущества, но и в возможности замены такого имущества другим, в стоимостном выражении существенно не отличающимся от похищенного, а также денежной компенсацией 31. С. Александров определяет реституцию как «натурное восстановление материального состояния, нарушенного преступлением»32. При этом под «натурным восстановлением» подразумевается возвращение только утраченных в результате преступления материальныхценностей. При определении реституции следует, нанаш взгляд, учитывать преследуемую соответствующейдеятельностью по возмещению причиненного преступлением ущерба цель, какой является восстановление в полном объеме имущественных прав потерпевшего от преступления лица. Преимущества реституции перед другими формами возмещения ущерба как раз и видятся в быстроте восстановления уменьшенных преступлением материальных благ потерпевшего. Быстрое и полное возмещение материального ущерба позволяет использовать предметы по своему назначению и извлекать выгоду, получать определенные доходы, особенно, если материальные ценности являются собственностью государственных и кооперативных организаций, деятельность которых связана с выпуском продукции и выполнением народнохозяйственного плана.

Учитывая изложенное, мы полагаем, что под реституцией в уголовном судопроизводстве следует пониматьне только возврат непосредственно похищенного имущества, но и все случаи возмещения причиненного преступлением материального ущерба в его натуральном, естественном выражении. В одном из своих смысловых значений «натура», по С. И. Ожегову, означает «товары, продукты как платежное средство взамен денег» 33. Сказанное согласуется с действующим уголовно-процессуальным законодательством. В соответствии сост. 85 УПК РСФСР владельцу, в частности, могут бытьвозвращены сами вещественные источники доказательств, а также предметы такого же рода и качества, либо уплачивается их стоимость. Такое понимание реституции полностью отвечает интересам пострадавших от преступления. Потерпевший, как нам думается, больше заинтересован в том, чтобы его нарушенное правокак можно быстрее было восстановлено, чем ждать,чтобы ему возвращалось именно свое, то, что непосредственно вышло из его правомерного владения. Тем более, что если качество этой вещи, как это бывает часто,уже ухудшилось. Возмещение причиненного преступлением материального ущерба в советском уголовном процессе можетбыть произведено, как отмечалось, и по инициативе самого суда (п. 4 ст. 29 УПК РСФСР). Правовое закрепление такого положения обусловлено прежде всего тем, что деятельность всех органов Советского государства пронизана началом публичности, ибо «…для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное» 34. Известно, что любое преступление посягает на охраняемые социалистическим государством общественные отношения, в результате чего наступают общественно опасные последствия, в том числе и в виде материальногоущерба. В подобных случаях суд, как орган социалистического государства, должен защитить интересы государства, общества, отдельной личности. В отличие от ст. 29 УПК РСФСР, закрепляющей право суда по собственной инициативе решать вопрос о возмещении причиненного преступлением материального ущерба, уголовно-процессуальное законодательство ряда союзных республик (ст. 30 УПК Грузинской ССР, ст. 29 УПК Украинской ССР, ст. 24 УПК Узбекской ССР, ст. 30 УПК Киргизской ССР) закрепляют не право, а обязанность суда разрешить вопрос о возмещении причиненного преступлением материального ущерба в подобных случаях. Такое положение нам представляется более правильным, хотя бы с точки зрения осуществления принципа публичности в советском уголовном судопроизводстве, и в большей степени способствует возмещению причиненного преступлением материального ущерба.

Законодательство отдельных республик пошло попути прямого закрепления в законе тех случаев, когдасуды обязываются к возмещению причиненного преступлением материального ущерба по своей инициативе. Так, в силу ст. 24 УПК Узбекской ССР суды обязаны разрешить сами вопрос о возмещении такого ущерба, когда уголовное дело рассматривается без государственного

обвинителя и гражданский иск остался непредъявленным, если этого требует охрана государственных или общественных интересов, а также тогда, когдаматериальный ущерб причинен лицу, которое вследствиебеспомощного состояния, зависимости от обвиняемогоили иных причин не в состоянии защитить свои законные интересы. Такая принципиальная позиция заслуживает к себе определенного внимания. Как было подчеркнуто на XIX Всесоюзной конференции КПСС, «первостепенное внимание необходимо уделить правовой защите личности»35.

Рассматриваемая форма возмещения материальногоущерба может иметь место лишь в случаях, когда имелись все основания для предъявления соответствующими органами и лицами искового заявления и факт виновного причинения ущерба преступными действиями подсудимого доказан36.

Каждая из существующих форм возмещения причиненного преступлением материального ущерба имеет важное значение для успешного осуществления одноименной задачи советского уголовного судопроизводства 37. Причем выполнение данной задачи не ставится в прямую и полную зависимость от волеизъявления лиц, потерпевших от преступления, а проводится в порядке обязанности действующих в уголовном процессе специально уполномоченных лиц и органов. Ее содержаниехарактеризуют мероприятия, которые необходимо выполнить правоохранительным органам по возмещению причиненного преступлением материального ущерба38. Познание правовой природы возмещения причиненного преступлением материального ущерба предполагает ее анализ с позиции того, образует ли соответствующая деятельность уголовно-процессуальную функцию. Не останавливаясь на дискуссии относительно понимания существа и видов уголовно-процессуальных функций 39, в своем исследовании мы исходим из того, что они представляют собою основные направления деятельности органов и лиц, обеспечивающих ход и исход процесса, по решению стоящих перед уголовным судопроизводством задач и что их число, назначение и характердолжны определяться именно последними. Отсюда естьвсе основания полагать, что возмещение причиненногопреступлением материального ущерба как раз и образует одну из уголовно-процессуальных функций.

Осуществляется она на всех этапах уголовного судопроизводства, в том числе и в стадиях возбуждения уголовного дела и производства по нему предварительного следствия 40. В ее осуществлении принимают участие различные субъекты уголовно-процессуальной деятельности, включая потерпевших, гражданских истцов и ответчиков и других, но главная тяжесть приходится при этом на должностные лица правоохранительных органов41. При возмещении причиненного преступлением материального ущерба изъятые преступниками материальные и денежные средства возвращаются их законнымвладельцам и используются последними по своему прямому назначению. Полное возмещение причиненногопреступлением материального ущерба делает бессмысленным преступное завладение государственным, общественным и личным имуществом и является серьезным шагом на пути искоренения корыстных преступлений, таких, как кража, грабеж, разбойное нападение, хищения путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением и т. д. В июле 1985 г. Пленум Верховного Суда СССР принял Постановление «О практике применения судами законодательства по делам о приписках и других искажениях отчетности о выполнении планов», в котором, обратив внимание на то, что в результате приписок государству наносится значительный материальный ущерб, потребовал от судов принятия более решительных мер по обеспечению полного возмещения за счет виновных такого ущерба42.

Быстрое и полное возмещение причиненного преступлением материального ущерба способствует воспитаниюуважения и бережного отношения к социалистическойсобственности как неприкосновенной основе нашего общества и к личной собственности советских граждан, основанной на трудовом участии в общественном производстве. С процессуально-правовой точки зрения, возмещение причиненного преступлением материального ущербаспособствует также установлению по каждому уголовному делу объективной истины. Отметим, что определение характера и размера причиненного преступлением ущерба в соответствии со ст. 68 УПК РСФСР входит в число обстоятельств, образующих предмет уголовно-процессуального доказывания. В зависимости от этого решаются и вопросы квалификации совершенного

преступления, а также назначения виновному соответствующего вида и размера уголовного наказания.Возмещение причиненного преступлением материального ущерба вне зависимости от того, рассматриваютли его в качестве составной части задачи быстрого иполного раскрытия преступлений 43 или, как мы считаем,самостоятельной задачи уголовного процесса, всегдабыла и остается одним из главных направлений деятельности правоохранительных органов. Его значение особенно возрастает в период, когда все усилия направлены на создание передовой, отвечающей требованиям современного развития нашего общества материально-технической базы, а стало быть, на обеспечение качественно нового уровня благосостояния советского народа. «Главное сейчас,— указывает М. С. Горбачев,— мобилизация организационных, экономических и социальных факторов, наведение порядка, повышение ответственности и дисциплины, улучшение организации производства и труда с тем, чтобы обеспечить лучшее использование всего того, чем располагает страна»44.Успешному выполнению задачи возмещения причиненного преступлением материального ущерба в значительной степени способствует и существующая система юридических гарантий.

§ 2. Юридические гарантии возмещения материального ущерба

Полное возмещение причиненного преступлением материального ущерба, как было уже отмечено, является одной из задач советского уголовного процесса, на достижение которой направлена деятельность всех правоохранительных органов. Нарушенные в результате совершения преступления имущественные права лиц могут быть восстановлены путем реализации уголовно-процессуальных, уголовных, гражданских и гражданско-процессуальных норм в ходе осуществления восстановительной функции советского права. Восстановительная функция права более ярко проявляется в сфере имущественных отношений, регулируемых нормами гражданского права. Это обусловлено, тем, что имущественные правоотношения в случае их нарушения могут быть восстановлены, так как большинство их имеет товарно-денежныйхарактер. Исходя из этого, можно сделать вывод о том,что те нормы права, которые связаны с осуществлением восстановительной функции советского права, вслучаях причинения материального ущерба образуютправовые гарантии его возмещения. Уже само существование правовых норм, предусматривающих возможность возмещения причиненного преступлением материального ущерба, оказывает гарантирующее воздействие45.

В нашем исследовании правовые гарантии составляют лишь часть юридических гарантий, ибо без юридической деятельности, направленной на обеспечение возмещения материального ущерба, нельзя говорить о юридических гарантиях в целом.Исследованию юридических гарантий в литературеуделяется значительное внимание46. Одной, из разновидностей юридических гарантий, обеспечивающих полное возмещение причиненного преступлениями материального ущерба, являются уголовно-процессуальные гарантии, которые в широком своем понимании представляют собой «предусмотренные законом средства, направленные на обеспечение правильного осуществления задач судопроизводства по каждому уголовному делу»47.

Проявив в основном единодушие в части определения уголовно-процессуальных гарантий, процессуалисты до последнего времени высказывают различныесуждения относительно разновидностей их проявленияи классификации. Обстоятельный обзор этих высказываний дана <0черке развития науки советского уголовного процесса»48. Здесь, как нам представляется, мы должны исходить из того, что «все, что служит решению задач судопроизводства, обеспечиванию общественных интересов, служит также и обеспечению интересов личности»49. Отсюда, процессуальные гарантии, будучи едиными в плане того, что все они одновременно служат осуществлению социалистического правосудия охране интересов участников процесса, могут быть подразделены на отдельные виды в зависимости от их правовой природы и отношения к обеспечению достиженияотдельных задач советского уголовного судопроизводства.В данном исследовании такие гарантии видятся нампрежде всего в принципах уголовного судопроизводства,.процессуальной форме и процессуально-правовых нормах и институтах, регулирующих ту или иную форму

возмещения материального ущерба, в деятельностисубъектов соответствующих правоотношений, в том числе должностных лиц правоохранительных органов иотдельных участников уголовного процесса в соответствии со своими полномочиями, в возможности применения к последним в необходимых случаях определенных мер государственно-правового воздействия, в должной постановке прокурорского надзора за всем процессом возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Причем специфика работы предполагает аксиологический анализ указанных гарантий применительно лишь к досудебным стадиям советского уголовного процесса возбуждению уголовного дела ипроизводства по нему предварительного расследования.В процессуально-правовой литературе вопрос о сущности и содержании принципов советского уголовногопроцесса, хотя и подвергается достаточно обстоятельному всестороннему анализу50, но «не может быть когда-либо объявлен разрешенным, так как совершенствование процессуальной деятельности, дальнейшее развитие демократических форм социалистического правосудия требуют непрерывных изысканий в определении основных, руководящих начал судопроизводства»51. Сказанное не означает, однако, что при решении тех или иных вопросов теории и практики мы не можем исходить из существующего состояния разработанности вопроса о принципах судопроизводства в уголовно-процессуальной науке. Ведущее место в системе принципов советского уголовного судопроизводства принадлежит по праву социалистической законности. Не случайно в Программе КПСС говорится: «Предметом постоянной заботы партии были и остаются укрепление правовой основы государственной и общественной жизни, неуклонное. соблюдение социалистической законности и правопорядка, улучшение работы органов правосудия, прокурорского надзора, юстиции и внутренних дел»52. Как отмечает А. С. Кобликов, «социалистическая законность — есть строгое и точное соблюдение КонституцииСССР и советских законов, обязательных к безусловному исполнению в процессе осуществления всеми государственными органами, должностными лицами и гражданами, участвующими в уголовно-процессуальной деятельности» 53. Этот принцип в равной мере имеет

значение как в области правотворчества, так и в сфереправореализации.

Говоря об укреплении социалистической законности,обычно имеют в виду, с одной стороны, строжайшуюохрану прав граждан, недопущение в отношении нихкаких бы то ни было проявлений произвола, а с другой — строжайшее соблюдение всеми гражданами советских законов и правил социалистического общежития. Эти два аспекта социалистической законности получили свое закрепление и в Основном Законе нашего государства. «Советское государство, все его органы действуют на основе социалистической законности, обеспечивают охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан»,— гласит ст. 4 Конституции СССР.«Каждый гражданин СССР обязан соблюдать Конституцию СССР и советские законы» (ст. 59 КонституцииСССР). Любое, в том числе и единичное, нарушениезакона есть отступление от принципа социалистическойзаконности. Речь может идти лишь о разных уровняхее нарушений. В этом плане становится понятной мысльВ. М. Савицкого о том, что «объем, содержание, степеньреальности и охраны субъективных прав во всех основных сферах взаимоотношений государства и личности является «лакмусовой бумажкой» уровня законности и демократии в обществе» 54.

В целом же магистральная линия на укреплениесоциалистической законности представляет собой объективную закономерность дальнейшего развития нашегообщества. Подчеркивая данное обстоятельство на мартовском (1985 г.) Пленуме ЦК КПСС, М. С. Горбачев,в частности, указал на то, что «будут и впредь приниматься решительные меры по дальнейшему наведениюпорядка, очищению нашей жизни от чуждых явлений,от любых посягательств на интересы общества и eгограждан, по укреплению социалистической законности» 55.Укрепление социалистической законности есть «общепартийная, общегосударственная задача, имеющая строгую политическую направленность, без успешного решения которой невозможно дальнейшее повышение эффективности и деятельности всей политической системы»,— отмечает член-корреспондент АН СССР В. Чхиквадзе 56. Именно в дальнейшем укреплении социалистической законности трудящиеся нашей страны видят

надежную преграду на пути тех, кто склонен обогащаться за счет интересов других, вести паразитический образжизни. 1

Процесс возмещения причиненного преступлениемматериального ущерба не только сложен сам по себе,предполагает наличие надлежащего законодательстваи точное претворение его предписаний в жизнь, но изачастую связан со значительным ущемлением предоставленных советским гражданам по Конституции СССР демократических прав и свобод. Какое бы то ни было их стеснение, ограничение допустимо лишь в рамках закона. Как было подчеркнуто на XIX Всесоюзной конференции КПСС, «правовой защите личности необходимо уделить первостепенное внимание» 57.

Должностные лица правоохранительных органов(следователи, лица, производящие дознание и др.),производя выемки, обыски, другие следственные действия, налагая арест на имущество, которое может было обращено в возмещение причиненного материального ущерба, не должны забывать главное—забота о благе человека всегда остается стержнем всей социальной политики коммунистической партии и советского государства 58.

В ст. 4 Конституции СССР в наиболее общей форме выражен и публично-правовой характер деятельностивсех органов Советского государства, в том числе и тех,которые специально созданы для того, чтобы охранятьсоциалистическую законность, интересы общества, права и свободы граждан. Принцип публичности получилсвое яркое проявление и в положениях статей 57 и 58Конституции СССР, предусмотревших обязанность всехгосударственных органов и должностных лиц уважатьличность, охранять ее права и законные интересы, предоставив в случае причинения незаконными действиями какого-либо ущерба право на возмещение последнего.

Так же, как и применительно к социалистическойзаконности, в уголовно-процессуальном законодательстве нет специальной статьи, в которой четко закреплялись бы положения рассматриваемого принципа. Проявление принципа публичности здесь разноаспектно.

Мы видим ее, в частности, в формулировании задач уголовного судопроизводства (ст.2 УПК РСФСР), в обязанности суда, прокурора, следователя и органа дознания

в каждом случае обнаружения признаков преступлениявозбуждать уголовное дело и принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в его совершении, и к наказаниюпоследних (ст. 3 УПК РСФСР), установлению другихобстоятельств, входящих в предмет уголовно-процессуального доказывания (ст. ст. 68, 392 и др. УПК РСФСР)»в том числе и по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба (ст. ст. 30, 137»138. 167—168, 175 и др. УПК РСФСР).Как видим, во всех тех нормах уголовно-процессуального законодательства, в которых должностные лицаправоохранительных органов обязываются к определенной деятельности в интересах государственного обеспечения осуществления задач уголовного процесса, имеет место и выражение рассматриваемого принципа. Началами публичности пронизаны и сами другие принципы советского уголовного процесса. Реализация, к примеру, принципа обеспечения обвиняемому права на защиту (ст. 19 УПК РСФСР) возможна лишь в условиях четко сформулированного по уголовному делуобвинения, разъяснения его сущности обвиняемому»обеспечения последнему возможности использовать всеустановленные законом средства и способы защиты отпредъявленного обвинения и охране личных и имущественных прав (ст.ст. 46—51, 143—149 УПК РСФСР).Сказанное, однако, не означает, что принцип публичности как бы «растворяется» в других основных положениях (принципах) уголовного судопроизводства и не имеет права на самостоятельное существование. По мнению, к примеру, М. В. Кожевникова и Ю. П. Иванова, «выделение начала публичности в качестве самостоятельного начала советского уголовного процесса ограничивает содержание принципа законности и принижает его значение»59. В принципе публичности мыне видим ни «ограничения», ни какого-либо «принижения значения» принципа социалистической законности.Принципом публичности как бы оттеняется обязанностьсоответствующих должностных лиц и органов реагировать на каждый случай совершения преступления, принимать самые эффективные меры по установлению объективной истины по уголовному делу, выявлению и устранению преступных последствий. Причем действия принципа публичности имеют место по всем категориям

уголовных дел, в том числе и по так называемым «делам частного обвинения», ибо нарушенные права и интересы, пусть и по заявлениям потерпевших, но так или иначе защищаются в официально установленном уголовно-процессуальным законом порядке. Кроме того, при определенных обстоятельствах и такого рода дела в силу возбуждения их прокурором или вступления егов уже начатый процесс (п.п. 3 и 4 ст. 27 УПК РСФСР)приобретают ярко выраженный публично-правовой характер. В соответствии с ч. 3 ст. 29 УПК РСФСР прокурор должен по любому делу, а следовательно, и по делам «частного обвинения», предъявлять или поддерживать предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан. В части последних прокурор наделен отмеченным правом при условии, если «материальный ущерб причинен лицу, которое вследствие беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или иных причин не в состоянии защищать свои законные интересы» (ст. 24 УПК Узбекской ССР.)

В силу сказанного, принцип публичности применительно к нашей проблеме проявляется в обязанности органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда в пределах своей компетенции и на основе строгого соблюдения уголовно-процессуального законодательства, а также в полном соответствии с интересами Советского государства, социалистического общества и отдельной личности обеспечить успешное выполнение задачи возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Деятельность должностных лиц всех органов по возмещению такого ущерба,как правило, не ставится в зависимость от волеизъявления лиц, потерпевших от преступления, а осуществляется в порядке обязанности. Физические и юридические лица, понесшие от преступления материальный ущерб, принимают участие в этой деятельности в пределах предоставленных им уголовно-процессуальным законодательством прав и возложенных на них обязанностей.

Состояние дел с возмещением причиненного преступлением материального ущерба находится в прямойзависимости и от того, насколько должностные лицаправоохранительных органов согласовывают свою деятельность

с принципом всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела (ст. 20 УПК РСФСР).

Всесторонность исследования в уголовном процессепредполагает выяснение всех обстоятельств по делу, какуличающих, так и оправдывающих обвиняемого, а также отягчающих и смягчающих его ответственность. Приэтом обязательным условием является выдвижение ипроверка всех возможных следственных версий относительно подлежащих доказыванию по уголовному делуобстоятельств, в том числе и относительно виновностиопределенного лица в совершении преступления, характера и размера причиненного материального ущерба ит. д. Здесь всесторонность органически переплетаетсяс полнотой исследования, под которой как раз и понимается выяснение при производстве по делу всех входящих в предмет уголовно-процессуального доказывания обстоятельств и наличие подтверждающих их доказательств. В части причиненного преступлением материального ущерба должно быть установлено, в чем конкретно он выразился (в похищении ценностей, в уничтожении или повреждении имущества, строений), каковего размер в денежном (стоимостном) выражении и т. д.Требование объективности предполагает, чтобы лица,производящие дознание, следователи, прокуроры, судьив ходе собирания, проверки и оценки доказательствпроявляли беспристрастность, не допускали предвзятости, предубежденности.

Достижение объективности уголовного дела зависитот многих факторов, в том числе и от личных, субъективных качеств должностных лиц правоохранительныхорганов, а потому и обставлено рядом гарантий, включая уголовно-процессуальные. Среди последних весьмазначимое место занимает институт отвода (ст. 59—67 УПК РСФСР). Своеобразными гарантами всесторонне-го, полного и объективного исследования обстоятельствдела выступают и закрепленные в самой же статье 20УПК РСФСР положения о запрете перелагать обязанность доказывания на обвиняемых и домогаться у других участвующих в деле лиц показаний путем насилия,угроз и иных незаконных мер. Принцип обеспечения обвиняемому права на защиту (ст. 158 Конституции СССР, ст. 18 УПК РСФСР) в сочетании с презумпцией его невиновности (ст. 160 Конституции

СССР) оказывает также непосредственноевлияние на то, какие должны приниматься меры пообеспечению возмещения причиненного преступлениемматериального ущерба. Для этого обвиняемые наделяются достаточно широкими процессуальными правами(ст. 46 УПК РСФСР). Среди них особое место принадлежит праву иметь защитника с момента, предусмотренного ст. 47 УПК РСФСР. Оказываемая защитниками юридическая помощь гражданам должна состоять, как указывал В. И. Ленин, в том, чтобы «…научить их и (помочь им) воевать за свое право по всем правилам законной в РСФСР войны за права»60. Для этого защитники наделяются весьма действенными средствами защиты(ст. 51 УПК РСФСР), имеющими прямое отношение и квопросам, связанным с причиненным преступлением материальным ущербом (оспаривание вины в причиненииущерба, уточнение его размера, приведение доказательство том, что то или иное имущество не принадлежит обвиняемому или лицу, несущему материальную ответственность за его действия) 61.

Гарантирующую роль в деле обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба имеет и такой принцип, как участие общественностив уголовном судопроизводстве. Тесная связь органовдознания, следствия, прокуратуры и суда с общественностью, широкое привлечение ее к деятельности всехэтих органов есть одно из ярчайших проявлений демократизма советского уголовного процесса, подлинно народной его сущности. В деле обеспечения возмещенияматериального ущерба участие общественности можетбыть самым разнообразным: ее помощь может быть, вчастности, использована для розыска похищенного имущества, выявления возможных источников возмещенияпричиненного преступлением материального ущерба,обеспечения сохранности арестованного имущества и т. д.При использовании помощи представителей общественности следует учесть, что привлекать их к участию в производстве того или иного следственного действия можнотолько на началах добровольности, на них нельзя возлагать обязанности по самостоятельному производствупроцессуальных действий, необходимо принять меры к обеспечению их безопасности и к тому, чтобы они без разрешения и ведома соответствующих должностных лицправоохранительных органов не разглашали фактическихданных (доказательств), фигурирующих по расследуемому уголовному делу. Принципы уголовного судопроизводства во многом предопределяют и процессуальную форм. Если по своему существу уголовный процесс можно представить как«юридическую модель того, что органически сочетаетв себе правовую деятельность компетентных органови лиц и формирующиеся при этом отношения»62, то процессуальная форма определяет порядок проведения,процедуру такой деятельности и оформления ее результатов. Соблюдение процессуальной формы является непреложным условием обеспечения социалистической законности в сфере советского уголовного судопроизводства, достижения стоящих перед ним задач, важной гарантией прав и интересов участников уголовно-процессуальной деятельности. В силу таких обстоятельств, вопрос о процессуальной форме был и остается в поле зрения наших исследованийб3.

В названной проблеме следует четко выделять дваее аспекта. Первый из них относится ко всему уголовному судопроизводству в целом, второй — к порядкупроведения и оформления отдельных процессуальныхдействий. Оба эти аспекта процессуальной формы имеютсамое непосредственное отношение и к проблеме обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба.

В соответствии с Указом Президиума ВерховногоСовета РСФСР от 24 января 1985 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР» ныне значительно расширена сфера применения протокольной формы досудебной подготовки материалов64. В основном распространена она на «деяния, содержащие признаки преступления»65. Среди них мы находим и такие преступления, при совершении которых причиняется материальный ущерб (ст. ст. 96, 98 ч 1,149 ч. 1, 166 ч. 1, 169 ч. 1, 211 ‘, 211 ЗУК РСФСР). Требования закона о том, чтобы по такого рода деламобстоятельства совершенного преступления и личностиправонарушителя устанавливались в соответствии сост. 415 УПК РСФСР в более сжатые сроки, налагаетна соответствующих должностных лиц правоохранительных органов обязанность принимать в эти же сроки меры по обеспечению возмещения причиненного такимидеяниями материального ущерба. При этом надо учесть,

что коль скоро уголовное дело еще не возбуждено, тои проводить какие-либо следственные действия, за исключением осмотра места происшествия (ч. 2 ст. 178УПК РСФСР), невозможно. Следовательно, сами действия по обеспечению возмещения материального ущерба имеют ту специфику, что они, как правило, не должны носить характера, процессуальных и быть строго ограниченными во времени. И, как показывает практика, это не могло не сказаться на процессе возмещения ущерба. Участковые инспектора милиции, на которых в основном и возложено указанное производство, либо вообще не принимают мер по обеспечению возмещения материального ущерба, либо принимаемые ими меры оказываются явно недостаточными 66.

Протокольная форма производства по делам о мелком хищении государственного и общественного имущества, введенная в соответствии с Указом ПрезидиумаВерховного Совета РСФСР от 13 декабря 1977 г. «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР»67, существует по этим делам и в настоящее время. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 января 1985 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданско-процессуальный кодексы РСФСР» 68 не повлиял существенно на сложившуюся практику возмещения материального ущерба потакого рода хищениям. Это подтверждается данными(см. табл.), полученными в результате выборочного изучения 100 уголовных дел о мелких хищениях (ч. 1 ст. 96УК РСФСР), рассмотренных Советским и Приволжскимрайонными народными судами г. Казани и Елабужскимгородским народным судом до и после принятия вышеназванного Указа.

Сравнительно низкий процент возмещения причиненного преступлением материального ущерба по деламТаблица

г

Г

1

1

этой категории, на наш взгляд, объясняется тем, чтопри протокольной форме производства в результатезапрещения законом производства следственных действии, за исключением осмотра места происшествия, принятые меры обеспечения возмещения причиненного материального ущерба являются недостаточными. Исходя из этого предлагается, если при досудебной подготовке возникает необходимость в принятии мер обеспечения, связанных с производством следственных действий, возбудить уголовное дело 69.

Следует лишь иметь в виду, что по отмеченным категориям уголовных дел установлены более сжатые сроки для производства по ним дознания или предварительного следствия (ст. ст. 416 и 417 УПК РСФСР). Сказанное означает, что процессуальная форма в настоящее время не полностью совершенна. Определенные ресурсы в совершенствовании правового регулирования здесь имеются. Важно лишь констатировать, что уровень реального обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба во многом зависиткак от состояния отдельных утоловно-процессуальныхнорм и совокупности правовых образований (правовыхинститутов), так и от правореализующей деятельностисоответствующих участников уголовного процесса. Правотворческая, правореализующая (включая и правоприменение) формы деятельности находятся между собойв тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Правоотношения, правовая деятельность без правовых норм несуществуют.

Центральной фигурой во всей правореализующейдеятельности является, как известно, ее субъект, конкретный человек. Процесс обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба, его реальное состояние во многом как раз и предопределяется теми качествами, которыми прежде всего обладают должностные лица правоохранительных органов, а также теми полномочиями, которыми они наделены. На XXVII съезде КПСС отмечалось, что «с фигурой руководителя, прежде всего партийного, люди связывают всеплюсы и минусы той конкретной, реальной жизни, которой они живут»70. Должностные лица правоохранительных органов должны обладать всеми качествами современного руководителя. Они должны быть политически зрелыми, компетентными, обладающими высокими

организаторскими способностями, социалистическойпредприимчивостью людьми. Вот почему Коммунистическая партия и Советское правительство неуклоннопроводят в жизнь линию на повышение профессионального мастерства. Ныне мы добились того, что судьи,прокуроры и следователи имеют, как правило, высшееюридическое образование71. В стране существует широкая сеть .факультетов и курсов повышения квалификации. работников правоохранительных органов.

Имея необходимую профессиональную подготовку, дополненную практическим опытом, своей активностью и настойчивостью в достижении задач уголовного судопроизводства, используя предоставленные законом полномочия, следователь, в частности, имеет все возможностиприменять своевременные и правильные меры по обеспечению возмещения материального ущерба по расследуемому уголовному делу. В необходимых случаях онмажет прибегнуть и к мерам государственно-правовоговоздействия, включая и использование такого специфического средства, как уголовно-процессуальное принуждение 72. Всегда являясь не основным, а лишь вторичным, вспомогательным средством выполнения требований закона, правовое принуждение может применяться только «на основе убеждения, после воздействия убеждением, в единстве с ним» 73. Выступая на Х съезде партии, В. И. Ленин, в частности, указывал: «Преждевсего мы должны убедить, а потом принудить»74.В качестве одной из важных гарантий возмещенияпричиненного преступлением материального ущербавыступает должным образом организованный прокурорский надзор за соответствующей деятельностью следственных и судебных органов. В п. 8 ст. 23 Закона СССР «О прокуратуре СССР» от 30 ноября 1979 г. прокурорам прямо предписывается принимать меры к обеспечению в установленном порядке возмещения материального ущерба, причиненного нарушением закона. Аналогичные нормы мы находим и в действующем уголовно-пропессуальном законодательстве (см., например,п.9ст. 213 УПК РСФСР). Рассматривая деятельность прокурора по возмещению материального ущерба в системе правовых средств, обеспечивающих его возмещение, следует выделить двааспекта, вытекающие из основных направлений деятельности прокуратуры: надзор за исполнением законов

органами предварительного следствия и дознания по возмещению материального ущерба и надзор за исполнением законов органами государственного управленияпредприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами (общий надзор). Осуществляя надзор за производством предварительного расследования по делам о преступлениях, которыми причинен материальный ущерб, прокурор требует исполнения органом предварительного следствия процессуального законодательства о привлечении виновных к уголовной и материальной ответственности, своевременного принятия мер обеспечения возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества.

В этих целях прокурор истребует от органов предварительного следствия уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях,о ходе предварительного следствия, санкционирует производство таких процессуальных действий, в ходе проведения которых могут быть ограничены конституционныеправа граждан (обыска выемка почтово-телеграфнойкорреспонденции, отстранение от должности и др.), утверждает обвинительное заключение. В случаях, к примеру, непринятия следователем мер к обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба, прокурор в соответствии со ст. 214 УПК РСФСР вправе принять решение о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование.Весьма действенной формой контроля со стороны прокурора за деятельностью следователя является проводимое им обобщение практики расследования преступлений либо за определенный период времени, либо по отдельным категориям уголовных дел. Полученные при этом данные позволяют прокурору выявить характерные ошибки и недостатки в деятельности следователяпо возмещению материального ущерба. Осуществляянадзор за деятельностью органов предварительногоследствия по возмещению материального ущерба, прокурор проверяет отчет следственной работы. В такомотчете обычно указывается размер причиненного преступлениями материального ущерба государственным и общественным организациям и гражданам в денежномвыражении, сумма, возмещенная до направления уголовного дела в суд, стоимость арестованного имущества,

размер причиненного ущерба по прекращенным уголовным делам и сумма их возмещения. Проверка прокурором такой отчетности дает ему полное представление о состоянии выполнения задачи возмещения причиненного преступлением материального ущерба органами предварительного следствия и способствует повышению эффективности деятельности следователя по обеспечнию возмещения материального ущерба.

Эффективность деятельности прокурора по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба во многом зависит и от периодическихпроверок приостановленных уголовных дел с целью розыска скрывшихся преступников, несущих ответственность за причиненный ими вред.

Параллельно с розыском скрывшихся преступниковдолжен осуществляться и розыск похищенного имуществаили имущества, являющегося источником возмещения.В целом, характеризуя прокурорский надзор за деятельностью следователя при расследовании уголовныхдел, следует подчеркнуть, что он является действеннымсредством, обеспечивающим возмещение причиненногопреступлением материального ущерба, но вместе с темв надзоре за исполнением законодательств об обеспечении ущерба органами дознания и предварительногоследствия имеются существенные упущения. Нередкоарест на имущество обвиняемых налагается несвоевременно, не всегда проявляется инициатива и настойчивость в розыске похищенного, преступно нажитого, укрытого имущества.Деятельность прокурора по возмещению ущерба вПорядке общего надзора связана преимущественно с проведением проверок на предприятиях, в учреждениях,организациях, министерствах и ведомствах. При осуществлении их прокурор проверяет состояние возмещения материального ущерба, причиненного правонарушениями этим организациям, по материалам об отказе в возбуждении уголовных дел, о прекращении их по основаниям, не исключающим материальную ответственность причинивших вред. Например, состояние возмещения материального ущерба прокурор устанавливаетв ходе проверки исполнения решений и приговоров судов в части имущественных взысканий с администрацией государственных и общественных организаций с

гражданских ответчиков, работающих у них. С этой же.целью проводятся проверки хозяйственно-финансовой,деятельности предприятий, учреждений и организаций.При осуществлении общего надзора прокурор, проверяясостояние возмещения причиненного преступлением материального ущерба, использует документы и отчеты предприятий, учреждений и организаций, в том числеи контролирующих органов.

Для выявления недостатков в возмещении материального ущерба прокурор истребует от руководителей министерств, государственных комитетов, ведомств, исполнительных и распорядительных органов местных Советов народных депутатов, других учреждений и организаций, а также должностных лиц необходимые документы, материалы, статистические и иные сведения. В этих же целях используются им документы о проведенных проверках и ревизиях деятельности подконтрольных и подведомственных органов и должностныхлиц, в связи с имеющимися данными о нарушениях закона (ст. 23 Закона о прокуратуре в СССР от 30 ноября ,1979 г.). В случае обнаружения фактов хищения, бесхозяйственности прокурор при наличии к тому оснований возбуждает уголовное дело и привлекает виновных к материальной ответственности.Осуществляя общий надзор с целью возмещенияпричиненного преступлением материального ущерба,прокурор должен обращать внимание на возмещениерасходов, связанных со стационарным лечением граждан,потерпевших от преступных действий. При этом нужноиметь в виду, что в соответствии с Указом ПрезидиумаВерховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий»75 и Постановлением Совета Министров СССР от 31 августа 1973 г. № 636 «Об установлении ставки для исчисления средств, затраченных на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступных действий»76 с лиц, осужденных за умышленные преступления, взыскивается судом при постановлении приговора либо в порядке гражданскогосудопроизводства по 8 рублей за каждые сутки нахождения потерпевшего в лечебном учреждении. Строгий и повседневный надзор за исполнением законов при производстве предварительного следствия является залогом законного, обоснованного, а следовательно, и эффективного возмещения материального ущерба.

ГЛАВА IIДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЗМЕЩЕНИЯПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯМИМАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА

§ 1. Обеспечение следователем реституциив уголовном процессе

Под обеспечением возмещения причиненного преступлением материального ущерба необходимо понимать всю совокупность предпринимаемых действий и возникающих при их производстве отношений, призванных гарантировать выполнение соответствующей задачи советского уголовного процесса. В процессуальной литературе ныне доминирует основанное на законе, (ст. 30 УПК РСФСР) суждение о том, что такая совокупность включает в себя не только наложение арестана имущество, но и все иные процессуальные действияпо отысканию, изъятию, обеспечению сохранности имущества и материальных ценностей как возможных источников возмещения такого рода ущерба. Их разнообразие в каждом конкретном случае зависит от множества факторов, в том числе и от характера совершенного преступления и его последствий, стадии, этапа движения уголовного дела, личных качеств следователяи т. д. В данном исследовании такие средства рассматриваются применительно к отдельным формам возмещения причиненного преступлением материального ущерба, одной из которых является реституция. Реституция, как было отмечено, заключается в возврате законному владельцу вышедшего из его правомерного владения имущества или компенсации последнего.Похищенное имущество согласно ст. 83 УПК РСФСРпризнается вещественным источником доказательства.Обнаруживается оно обычно посредством следственныхдействий. Но такое имущество часто выявляется в результате оперативно-розыскных мероприятий. Последние

как известно, законодателем (ст. 69 УПК РСФСР)не рассматриваются в качестве источников доказательстви содержащиеся в них сведения не имеют доказательственного значения.

Для того, чтобы обнаруженные в ходе оперативно-розыскной деятельности ценности могли служить источником возмещения причиненного преступлением материального ущерба, они должны быть вовлечены в уголовное судопроизводство посредством определенной процессуальной формы (протокол осмотра предмета, постановление о приобщении в качестве вещественного источника доказательств). Путем производства как следственных действий, так и оперативно-розыскных мероприятий могут быть установлены и те ценности, которые могут компенсировать причиненный ущерб в натуральном или стоимостном выражении. Отсюда нетрудносделать вывод о том, что в обеспечении реституции основное место принадлежит розыску материальных ценностей и прежде всего непосредственно похищенного имущества.В зависимости от конкретной ситуации любое следственное действие, в принципе, может быть направленона обнаружение похищенного имущества (осмотр, задержание, обыск, выемка, опознание, экспертиза и т.д.). Информацию о месте нахождения предметов, подлежащих обнаружению, следователь может получить и в результате проведения допросов, очной ставки, проверки показаний на месте и т. д.

Среди следственных действий, направленных наобнаружение искомых предметов, особое место по праву занимает обыск. Под обыском понимается следственное действие, предпринимаемое следователем для отыскания и изъятия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, а также других предметов, могущих иметь значение для дела. Специфической особенностью обыска как меры обеспечения реституции в уголовном процессе является то,что цель его проведения заключается в обнаружениипохищенного имущества. Законодатель в ст.ст. 168—173, 176—177 УПК РСФСР довольно детально урегулировал вопрос об основаниях, процессуальном порядке производства обыска и оформлении его результатов.Здесь мы ставим задачу на базе проведенного исследования показать некоторые пути повышения эффективности

обыска в осуществлении реституции в советскомуголовном процессе.

Нами, в частности, установлено, что обыски в целяхрозыска похищенного имущества производились лишьло 46% из общего числа изученных нами дел, по которым производство обыска в этих целях было необходимо. Нередко обыски у подозреваемых и обвиняемых проводятся с большим разрывом во времени с момента возбуждения уголовного дела. Следует отметить, что законодатель обыск относит к неотложным следственным действиям (ст. 119 УПК РСФСР), и это не случайно.

Немедленное, сразу же после возбуждения уголовногодела, проведение обыска у лиц, у которых возможнообнаружение разыскиваемых предметов в целях возмещения материального ущерба, дает положительные результаты.Из изученных нами 600 уголовных дел о хищенияхи кражах, рассмотренных в народных судах Татарскойи Удмуртской АССР в 1982—1985 гг., обыски, проведенные сразу же после возбуждения уголовного дела,составили 19,5%, от двух до пяти дней—30,2%, а отпяти до десяти дней—23,2%, в более поздние сроки—27% случаев. В этой связи следует отметить, что почтиво всех случаях производства обыска непосредственнов день возбуждения уголовного дела искомые предметыбыли обнаружены. Все эти уголовные дела были возбуждены в день совершения преступления.

Сопоставляя результаты обысков, проведенных в начале расследования уголовного дела, с результатамиобысков, проведенных позднее, мы установили, что эффективность данного следственного действия находится впрямой зависимости от сроков его проведения. Чем раньше произведен обыск, тем выше его результаты, и наоборот. Если по указанным выше делам обыск, проведенный в суточный срок с момента возбуждения уголовного дела, оказался результативным на 95,7%, то при его производстве через 10 дней необходимые предметы удалось обнаружить лишь в 21%. При этом значительное число из них оказалось в той или иной степени видоизмененным по сравнению с тем состоянием, какое имели эти предметы до их похищения.

Практика свидетельствует также о полезности производства повторных обысков. Замысел проведения повторных обысков нехитрый. Он основан на том, что лица,

скрывающие разыскиваемые предметы, после проведения первоначального обыска несколько успокаиваются,утрачивают осторожность в обращении с таким имуществом 2. Внезапно проведенный повторный обыск, как правило, дает хорошие результаты. Несмотря на это, приходится, однако, констатировать довольно низкий процент подобных обысков в тех случаях, когда были основания для их проведения. Он составил, по нашим данным, 21,8%. В то же время отметим, что 77,6%. таких обысков оказались результативными.Эффективность обыска находится в прямой зависимости от других тактических приемов его проведения, таких, как внезапность, одновременное его производство сразу у всех соучастников преступления и лиц, несущих за действия обвиняемого материальную ответственность, а также от использования при этом научно-технических средств.Успешное применение научно-технических средствстановится возможным обычно лишь при участии впроизводстве следственного действия соответствующегоспециалиста. Последние обязаны на основе своих специальных знаний оказать следователю содействие вобнаружении, закреплении и изъятии разыскиваемыхпредметов, имеющих значение по делу, обращать внимание следователя на отдельные обстоятельства, заслуживающие внимания, давать пояснения по поводу выполняемых ими действий (ст. 133 ! УПК РСФСР). Так по делам о хищениях социалистического имущества помощь специалистов, в частности, проявляется в обнаружении искомого; в сборе информации, обеспечивающей доказывание принадлежности найденных объектов конкретной организации; в обнаружении, фиксации и изъятии следов, предметов и веществ, которые в дальнейшем будут объектом экспертного исследования. К сожалению, по полученным нами данным трудно судитьоб эффективности участия специалиста при производствеобысков. По ряду дел, хотя и осуществлялось фотографирование мест обнаружения и самих разыскиваемых предметов, но производилось оно непосредственно самим следователем.Результативность обыска зависит также и от степени подготовки к нему. Прежде чем приступить к обыску, следователь должен знать что искать, где, когда и как искать. Эти вопросы должны быть решены на

подготовительном этапе обыска, от их разрешения во многом зависит его результативность. Так, знание профессии, характера и привычек лица, у которого производится обыск, очень часто помогает следователю быстрообнаружить разыскиваемый объект. Закон не ограничивает круг лиц, у которых может быть проведен обыск. Поэтому, хотя в первую очередь обыск производится у подозреваемых, обвиняемых, но в необходимых случаях он может быть произведен и у третьих лиц при наличии достаточных оснований полагать, что разыскиваемое имущество находится у них.Причем это имущество может находиться у этих лицкак на хранении, так и в пользовании, но независимоот этого следователь, руководствуясь правилами ст. 171УПК РСФСР, должен изъять у них обнаруженные предметы.

Обыск, безусловно, является важным средствомобеспечения реституции в уголовном судопроизводстве.Вместе с тем необходимо помнить, что обыск всегдасвязан со стеснением прав и свобод граждан, закрепленных и гарантированных Конституцией СССР. «Никтоне имеет права без законного основания войти в жилище против воли проживающих в нем лиц»,—гласитст. 55 Конституции СССР.

В связи с этим огромную практическую значимостьприобретает вопрос об установлении законных оснований для производства обыска. Согласно ст. 168 УПКРСФСР основанием для производства обыска является наличие достаточных фактических данных о том, что в каком-либо помещении, или ином месте, или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а так же другие предметы или документы, могущие иметь значение для дела. Но, что понимать под «достаточными основаниями», на этот счет закон не дает разъяснений.

Мы полагаем, что достаточным основанием являетсятакая совокупность имеющихся в деле фактических данных (доказательств), которая свидетельствует о наличии в том или ином помещении или местности искомых предметов. В целях дальнейшего укрепления социалистической законности данное положение следовало бы отразить и в уголовно-процессуальном законодательстве.

Обыск может производиться лишь при наличии соответствующего мотивированного постановления,

санкционированного прокурором. В случаях, не терпящихотлагательств, он может быть произведен и без санкции,но с последующим сообщением прокурору в суточныйсрок о произведенном обыске. Здесь,, на наш взгляд,следует согласиться с предложениями отдельных авторов о необходимости законодательного установления техкритериев, при наличии которых подобный обыск являлся бы допустимым 3. Одним из таких примеров как разможет служить случай, когда в результате промедленияс обнаружением и изъятием предметов, они могут бытьповреждены существенно или есть реальная угроза ихутраты, уничтожения или повреждения4.Важное значение для обеспечения реституции в.уголовном процессе имеет и такое следственное действие»как выемка. Цель выемки, как меры, направленной наобеспечение реституции, заключается в том, чтобыизъять подлежащие возврату предметы, если точно известно, где и у кого они находятся. В отличие от обыска для производства выемки санкция прокурора не требуется, за исключением выемки почтово-телеграфной корреспонденции и документов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну. Выемка, по сравнению с другими следственными действиями, в большей степени способствует обеспечению сохранности имущества, подлежащего возвращению в порядке реституции,поскольку это имущество при выемке обязательно изымается.Похищенное имущество может быть обнаружено ив ходе осмотра места происшествия. В его производствемогут принимать участие самые различные участникипроцесса — подозреваемые, свидетели. Принимая во внимание, что местом происшествия является обычно место,где совершается преступление или обнаружены следыпреступления, в том числе похищенные вещи, осмотрудолжно быть уделено достойное место в системе меробеспечения возмещения причиненного преступлениемматериального ущерба. Своевременный и качественныйосмотр места происшествия приводит часто к обнаружению похищенных предметов, подлежащих возвращению их владельцам. Такие предметы могут находитьсяна объекте осмотра в результате сокрытия их на определенное время в специально приготовленных естественных укрытиях до транспортирования их к месту хранения или сбыта, или же вследствие того, что они были

обронены преступниками во время ухода с места преступления и т. д.

Осмотры места происшествия и местности могут способствовать и определению самих предметов преступления, а иногда и примет похищенных вещей. Эти данные используются следователем часто для раскрытия преступления по горячим следам. В этих же целях необходимо подвергнуть осмотру прилегающую местность. Однако с сожалением приходится констатировать, что, все отмеченные преимущества осмотра иногда должным, образом не учитываются. Так, по кражам из квартир, которые являются на сегодня одним из самых распространенных видов преступления, «осмотр места происшествия по каждой третьей из них был произведен лишь,на второй день, а по некоторым не производился,вообще» 5.

Различают первоначальный, повторный и дополнительный осмотры места происшествия. Необходимость,в повторном осмотре может; возникнуть в тех случаях когда первоначальный осмотр, проведен в неблагоприятных условиях (например, метеорологических) либо недоброкачественно, а также тогда, когда получены новые. данные, вызывающие необходимость повторного осмотра. Дополнительный осмотр проводится тогда, когда в ходе дальнейшего расследования выясняется, что при первичном осмотре отдельные объекты осматривались недостаточно полно или вообще не подвергались осмотру. Отмечая необходимость и эффективность повторных осмотров для следствия, в юридической литературе справедливо указывается, что они проводятся неоправданно.редко6.

Осмотр места происшествия является единственнымследственным действием, которое в случаях, не терпящих отлагательств, может быть произведено даже довозбуждения уголовного дела. Вряд ли можно согласиться с мнением о том, что осмотр места происшествияв стадии возбуждения уголовного дела может производиться только при условии, что он является единственным способом проверки основания к возбуждению уголовного дела, во всех же остальных случаях сообщения и заявления должны проверяться не следственными методами (В. И. Куклин). Мы полагаем, что данное следственное действие по смыслу закона (ч. 2 ст. 178 УПКРСФСР) может производиться в стадии возбуждения уголовного дела не только тогда, когда необходимостьв нем обусловлена проверкой основания к возбуждениюуголовного дела, но и тогда, когда есть основания полагать, что в случае непроведения его немедленно в последующем цели осмотра места происшествия не будут достигнуты (наличие реальной опасности утраты или порчи предметов, документов, следов, которые имеются или могут быть обнаружены на месте происшествия). Такая угроза может быть следствием снегопада, дождя, движения людей и т. д.

В настоящее время в целях своевременного прибытия на место происшествия и успешного производстваосмотра во многих населенных пунктах организованыдежурства следственно-оперативных групп для выездана место происшествия. В состав таких групп входятследователи прокуратуры и МВД, оперативные работники уголовного розыска, сотрудники научно-технических служб, судебно-медицинский эксперт, кинолог со служебно-розыскной собакой. В распоряжении дежурных следственно-оперативных групп имеются автомобили, снабженные необходимыми средствами для работы на месте происшествия.Высокая оперативность и своевременность проведения в сочетании с такими тактическими правилами, как активность, планомерность, объективность и полнота производства, сопровождаемые к тому же использованием научно-технических средств обнаружения и фиксации разыскиваемых объектов, в том числе и похищенного имущества, делает осмотр места происшествия весьма эффективным следственным действием.Следственным действием, обеспечивающим возможность обнаружения и возвращения похищенных вещей, выступает и уголовно-процессуальное задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления. Сущность последнего заключается в немедленном взятии такого лица под стражу для выяснения его причастности к совершенному преступлению и разрешения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. Данное действие при расследовании уголовных дел применяется довольно часто7. В законедостаточно четко регламентированы основания, условия и процессуальный порядок его проведения. Закон, кроме того, дополняется во многом специальным «Положением о порядке кратковременного задержания лиц,

подозреваемых в совершении преступления» от 13 июля1976 г. Процессуальное задержание относится к неотложным следственным действиям (ст. 119 УПК РСФСР).Его применение допускается только за преступления,наказуемые лишением свободы и при наличии одногоиз следующих оснований: 1) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление; 3) когда на подозреваемом или на его одежде, принем или в его жилище будут обнаружены явные следыпреступления. При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно можетбыть задержано лишь в том случае, если это лицо покушалось на побег или когда оно не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого. Перечень этих оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

При задержании может быть произведен и личный обыск подозреваемого без вынесения на то отдельного постановления и без санкции прокурора (ст. 172 УПК РСФСР). По данным специального исследования, такие обыски составляют 89% из всех произведенных личных обысков 8. Кроме того, личный обыск без вынесения о том постановления и без санкции прокурора может производиться при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или.ином месте, в котором производится выемка или обыск,скрывает при себе предметы и документы, могущиеиметь значение для дела. Указания закона на случаи, при наличии которых личный обыск производится без вынесения специального постановления и без санкции прокурора, относитсяк случаям, не терпящим отлагательств. Это объясняется тем, что фактические основания производства обыска возникли внезапно в ходе проведения другого следственного действия или при применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Практика свидетельствует об

эффективности личных обысков в плане обнаруженияразыскиваемых объектов. В большинстве случаев в результате их производства удается обнаружить не только подлежащие изъятию предметы (режущие и колющие предметы, наркотики),но и похищенные вещи, документы. Так, по подозрению в совершении грабежа был задержан гр-н Н., при личном обыске которого обнаружены и изъяты золотое кольцо и часы марки «Заря», принадлежавшие потерпевшему И.9 По изученным нами уголовным делам в ходе проведения личных обысков при задержании в 73,1% случаях, наряду с другими документами, были обнаружены и похищенные предметы и документы.При наличии достоверных сведений о совершенныххищениях с предприятий и из организаций задержаниеможет осуществляться специально для обнаруженияэтих предметов, но при этом обязательно с соблюдением требований закона. Кроме случаев обнаружения похищенных предметов, в ходе личного обыска также могут быть обнаружены различного рода записки, предметы, указывающие на место нахождения похищенного и соучастников преступления. Производство данного действия может привести и к обнаружению на одежде обыскиваемого так называемых «микрочастиц» (микровеществ, микроволокон и т. д.), связанных с обстоятельствами совершенного преступления. Ощутимую помощь в выявлении их оказывают специалисты.Одновременно с задержанием в целях обнаружения похищенного имущества и других предметов, могущих быть вещественным источником доказательства, кроме личного обыска, может производиться и осмотр места задержания. Данное следственное действие производится с целью обнаружения предметов, ценностей и документов, если есть основания полагать, что до задержания или в момент задержания лицу удалось выбросить или спрятать указанные вещи. В обнаружении имущества, подлежащего возвращению в порядке уголовно-правовой реституции, значимую роль играют и другие следственные действия.

В данном параграфе мы ограничимся лишь анализомтех из них, которые являются в розыске похищенногонаиболее эффективными. В то же время считаем

необходимым остановиться на оперативно-розыскных действиях, которые широко используются при розыскепохищенного имущества, а следовательно, способствуютуспешному осуществлению уголовно-правовой реституции.

Производство оперативно-розыскных действий естьпрерогатива органов дознания. Оперативно-розыскнаядеятельность регламентируется ведомственными актами и находится вне уголовного процесса, но она основанана законе и подзаконных актах. Поэтому ее можно определить как основанную на законах и подзаконных актахи регулируемую специальными ведомственными актамисистему оперативных и розыскных мер, направленныхна расследование и раскрытие совершенных или готовящихся преступлении.

Как и следственные действия, оперативно-розыскныемероприятия направлены на обнаружение следов преступления, похищенных предметов, собирание фактических данных, на установление лиц, совершивших преступление. Поданные, полученные в ходе проведения таких действий, доказательствами не являются. Чтобы данные имели такое значение, нужно их трансформировать в процессуальную форму. Следователь по расследуемым им уголовным делам дает органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий (ст. 127 УПК РСФСР). Эти поручения даются в письменной форме и являются для них обязательными.Давая поручение о производстве розыскных действий, следователь ставит перед ними только задачу,а способы ее решения определяет сам орган дознания,исходя из особенностей поручения и своих возможностей.Однако это не является препятствием для составленияединого согласованного плана следственных действийи оперативно-розыскных мероприятий, предусматривающего проведение их в тесном контакте для раскрытияи расследования конкретного преступления. Применение оперативно-розыскных действий в целях обеспечения возмещения ущерба в уголовном процессе преждевсего должно быть направлено на розыск имуществаи лиц. совершивших преступление.

Эффективность работы следственно-оперативныхгрупп во многом определяется участием кинологов, использование которых, как правило, дает хорошие

результаты. Так, в 21 ч. 30 мин. 4 декабря 1980 г. на улицеТекстильщиков г. Чебоксары ранее судимые за тяжкиепреступления К. и Г., будучи в нетрезвом состоянии, попредварительному сговору ограбили гр-на С. Сразу жепосле поступления в Калининский РОВД сообщения опреступлении ‘на место происшествия выехала оперативная группа со служебно-розыскной собакой, которая повела по следам преступников. Грабители были задержаны в находящемся неподалеку кафе «Ивушка» с поличным. Таким образом, тяжкое преступление было раскрыто в течение часа 10.

К розыскным мероприятиям также относится прочесывание местности, заградительные мероприятия, организация засад, наблюдения в местах возможного сбыта похищенного имущества. Такими местами являются рынки, скупочные пункты, комиссионные магазины. В последнее время преступники для реализации похищенного чаще стали использовать рестораны, гостиницы, общежития. О ходе и результатах этих мероприятий орган дознания должен информировать следователей. Кроме проведения оперативно-розыскных мероприятий органами дознания следователь должен в целяхобеспечения возмещения материального ущерба личноПроводить такие меры, как направление письменных запросов в сберкассы, ломбарды, комиссионные магазины,стоянки автотранспорта и т. д. В случаях получения положительного ответа на запросы следователь принимает решение о производстве необходимых процессуальных действий, каковыми могут являться наложение ареста на имущество, выемка и др. Успешное сочетание следственных и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на обнаружение иизъятие похищенного имущества, направленность и планомерность их проведения являются необходимыми условиями выполнения одной из важных задач уголовногопроцесса, каковой является полное возмещение причиненного преступлением ущерба. Обнаруженные и изъятые в ходе розыскных действий предметы, а также деньги и ценности, отвечающие требованиям ст. 83 УПК РСФСР, должны признаваться вещественными источниками доказательств и храниться, как правило, до вступления приговора в законную силу (ст. 85 УПК РСФСР). Правило это, приемлемое ковсем формам возмещения причиненного преступлением

материального ущерба, при реституции не всегда может быть соблюдено. Дело в том, что в соответствиис ч. 2 ст. 85 УПК РСФСР могут возвращаться владельцам обнаруженные и изъятые в ходе следственных действий предметы до рассмотрения дела судом, если этовозможно без ущерба для производства по делу. Реституция, способствуя быстрому и полному восстановлениюматериального положения потерпевшего, является важной и перспективной формой возмещения ущерба и требует более широкого своего применения. Процессуальный порядок возвращения похищенных вещей законным владельцам регламентируется ст. ст. 85, 86 УПК РСФСР и специальными ведомственными актами. Здесь, однако, возникает, на наш взгляд, ряд вопросов, требующих своего разрешения. Закон, к примеру, указывает лишь на возможность возвращения вещественных источников доказательств владельцам во время расследования уголовного дела. Что касается вопроса о порядке возвращения таких предметов, то действующее уголовное процессуальное законодательство его не устанавливает. Отсюда и различный подход к процессуальному оформлению этого процессуального действия на практике, где об этом составляется либо протокол возвращения предметов, либо расписка. Отсутствие единого подхода к содержанию и форме оформляемых при этом документов отрицательно сказывается на процессе возмещения материального ущерба в целом. Нам представляется, что во всех таких случаях, равно как и при отмене постановления о наложении ареста на имущество (ст. 175 УПК РСФСР),должно быть вынесено специальное об этом постановление11. О таком постановлении идет речь, в частности,в инструкции прокуратуры СССР и НКЮ СССР от17 ноября 1943 г. № 90/86 «О порядке изъятия, хранения и сдачи вещественных источников доказательств, ценностей и иного имущества органами расследования и судами» 12.

Постановление о возвращении законному владельцувещественных источников доказательств должно бытьмотивировано. В нем должен содержаться точный перечень и качество возвращаемых вещей. В силу того, что возможность возвращения имущества владельцу регламентируется уголовно-процессуальным законодательством, его процедура должна

облекаться в общую форму производства процессуальногодействия — решение получает отражение в постановлении, а сам процесс возвращения имущества — в специальном протоколе, оформленном в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РСФСР.

Как нам думается, в этом протоколе обязательнодолжны быть отражены вопросы о пригодности возвращаемого имущества к использованию, если качество егоухудшено в связи с совершенным преступлением, а также не имеет ли собственник имущества каких-либо притязании после возвращения ему похищенного к обвиняемому. Ныне распространенная практика процессуального оформления возврата имущества законному владельцу расписками о получении либо просто отметками в журнале учета вещественных источников доказательств приводит иногда к утрате такого имущества, его порче, видоизменению, что может в определенной степени повлиять и на установление по делу объективной истины.

§ 2. Деятельность следователя по обеспечениюгражданского иска

При наличии достаточных данных о причинении преступлением материального ущерба согласно ст. 30 УПКРСФСР следователь обязан принять меры обеспеченияпредъявленного или возможного в будущем гражданского иска13. Такая же обязанность возлагается на него ив тех случаях, когда за совершенное преступление можетбыть назначено наказание в виде конфискации и имущества. Следует обратить внимание и на то, что принятиеуказанных мер обеспечения является не правом, а обязанностью следователя 14. Исходя из этого, непринятие таких мер есть уже само по себе нарушение уголовно-процессуального закона.Возмещение материального ущерба, как отмечалось,в большинстве случаев осуществляется путем предъявления гражданского иска. Следовательно, вопросам обеспечения данной формы возмещения ущерба должно бытьуделено в теории и практике должное внимание. Подобеспечением гражданского иска следует понимать всюсовокупность действий (мер), направленных на возмещение причиненного преступлением материального ущерба. Относительно конкретного содержания в правовойлитературе высказаны различные суждения. Так,

авторы Комментария к УПК Молдавской ССР включаютсюда меры как по обнаружению необходимого имуществаи ценностей и наложению на них ареста, так и по строгому соблюдению правовых норм, регулирующих процессуальное положение гражданского истца и его представителя 15. Здесь, как видим, упускаются из поля зрения все розыскные меры. Что же касается строгого соблюдения прав участников процесса, то это, как известно, является общей предпосылкой советского уголовного судопроизводства. При всей своей правильности несколько ограниченной представляется и позиция тех, кто утверждает, что к таким мерам относятся только «розыск, арест, а в необходимых случаях изъятие и передача на ответственное хранение имущества обвиняемого» 16. Дело в том,что материальную ответственность за причиненныйущерб может нести не только обвиняемые, но и гражданские ответчики и их законные представители (ст.ст. 55—56 УПК РСФСР).

Действия, .направленные на обеспечение возмещенияматериального ущерба, должны быть дифференцированы в каждом конкретном случае в зависимости от видасовершенного преступления 17 и обстоятельств уголовного дела. Вместе с тем есть типичные уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные меры обеспечения, которые определяются и формой возмещения материального ущерба. Так, в случае возмещения материального ущерба путем гражданского иска принятие мер его обеспечения завершается, как правило, наложением ареста на имущество. Это объясняется тем, что задача следователя здесь заключается в том, чтобы сохранить до обращения взыскания по приговору суда то имущество,которое обнаружено в ходе предварительного следствиякак источник возмещения материального ущерба. Последнему как раз и способствует наложение ареста следователем на имущество лица, несущего за причиненный ущерб материальную ответственность. Независимо от вида преступления мерами обеспечения гражданского иска являются: обнаружение имущества, подлежащего аресту, и наложение ареста на имущество 18.

Казалось бы, в случаях принятия мер по возмещениюпричиненного преступлением материального ущербаего возмещение должно быть гарантировано. Однако

анализ практики свидетельствует о том, что исход такойдеятельности во многом определяется еще и мерами,направленными на установление факта причинения материального ущерба и необходимости его возмещения.Без установления этих обстоятельств практически никакая работа по обеспечению возмещения материальногоущерба не начинается. В юридической литературе этообстоятельство до сих пор не находило отражения и,естественно, специальному исследованию не подвергалось. По этой причине в деятельности следователя также имеются упущения, которые влекут за собой несвоевременное принятие других мер обеспечения возмещения материального ущерба. Так, по делу Комиссарова и других, совершивших ряд преступлений, связанных с хищениями социалистического и личного имущества, долгое время не принимались меры к обнаружению похищенного мотоцикла и возмещению ущерба потерпевшему. Лишь после завершения расследования перед тем как ознакомить обвиняемого с материалами уголовного дела (ст. 201 УПК РСФСР), следователь решил наложить арест на его имущество на сумму 400 рублей. Однако такого имущества у обвиняемого не оказалось 19. Поэтому, как нам представляется, в систему мер обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба должны быть включены и действия направленные на установление факта необходимости еговозмещения. В отдельных случаях необходимость в установлении характера и размера ущерба, в том числе материального, возникает в стадии возбуждения уголовного дела в связи с квалификацией совершенного деяния.В таких случаях одновременно выясняется и необходимость возмещения материального ущерба. Устанавливается это на основе справок, актов ревизии и инвентаризации, заявлений граждан и должностных лиц и иных документов, которые одновременно могут являться и поводами к возбуждению уголовного дела. Если эти меры будут указывать на необходимость безотлагательного обеспечения сохранности имущества, на которое может быть обращено взыскание для возмещения материального ущерба, то наложение ареста на имущество должно производиться сразу же после возбуждения уголовного дела. В стадии предварительного расследования в качестве таких мер могут выступать любые процессуальные

Действия, направленные на установление необходимостивозмещения причиненного преступлением материальногоущерба. В соответствии со ст. ст. 112 и 119 УПК РСФСРследователь одновременно с возбуждением уголовногодела обязан принять и меры по предотвращению и пресечению преступлений и закреплению следов преступления. Процесс этот связан с производством некоторых процессуальных, в том числе неотложных, следственных действий, которые одновременно могут быть направлены и на обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Так, например, в ходе обыска, проведенного в порядке неотложного следственного действия (ст. 119 УПК РСФСР), могут изыматься ценности, имеющие значение не только для раскрытия преступления и изобличения виновного, но и могущие быть источником возмещения материального ущерба.Однако принятие мер обеспечения возмещения материального ущерба в порядке производства только таких действий еще не в достаточной степени гарантирует выполнение задачи возмещения ущерба. Это объясняется тем, что проверка сообщения (заявления) о совершенном преступлении связана часто с получением объяснений от тех или иных лиц и других действий. Законодатель разрешает в определенных случаях в соответствии с ч. 2 ст. 178 УПК РСФСР проводить до возбуждения уголовного дела осмотр места происшествия. Узнав о таких действиях, заинтересованное лицо может принять меры к сокрытию следов преступления и имущества, на которое возможно наложить арест. В совхозе «Ошминский» Мамадышского района ТАССР в ходе ревизии хозяйственно-финансовой деятельности былавскрыта недостача товарно-материальных ценностей на 105 тыс. рублей. Директор совхоза К., который, как оказалось впоследствии, являлся организатором этого крупного хищения, был приглашен в РОВД до возбуждения уголовного дела для дачи объяснений по итогам ревизии. Узнав, что по данному факту будет вскоре возбуждено уголовное дело, он снял со сберкнижки деньги в сумме 15 тыс. рублей и спрятал. В ходе следствия этих денег обнаружить не удалось В результате этого возмещение причиненного преступлением материального ущерба оказалось должным образом не обеспеченным 20. Для нас является совершенно очевидным то, что чем раньше будет установлена необходимость возмещенияущерба, тем целенаправленнее будет осуществлятьсяработа следователем по обнаружению необходимых источников возмещения ущерба и принятию мер к их сохранности. В целях обеспечения такой возможности есть необходимость внесения дополнения в ч. 4 ст. 112 УПК РСФСР, которую предлагаем изложить в следующей редакции: «Одновременно с возбуждением уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания, судья обязаны принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления и обеспечению возмещения причиненного преступлением .материального ущерба». После установления необходимости возмещение причиненного преступлением материального ущерба следователь обязан приниматьмеры, направленные на выявление источников его возмещения. В качестве источников возмещения материальногоущерба по гражданскому иску выступает, как правило,,имущество обвиняемого, подозреваемого .или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или .иных лиц, у которых находится имущество,. приобретенное преступным путем (ст. ст. 175 УПК РСФСР).

Розыск похищенного имущества и имущества, являющегося средством возмещения материального ущерба,производится путем проведения процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление места нахождения, обнаружение и изъятие этого имущества. В этих целях в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть использовано любое следственное действие, особенно допросы,обыски, осмотры, наложение ареста на имущество и др.Следователь <в этих целях должен применять и оперативно-розыскные меры, которые проводятся по его поручению оперативными уполномоченными уголовного, розыска.Решая вопросы о розыске имущества, могущего бытьисточником возмещения материального ущерба, следователь сталкивается с вопросом о том, где искать и у когоискать такое имущество. Во многих случаях, решая вопрос о возбуждении уголовного дела, следователь еще незнает лица, совершившего преступление, и оно появляется лишь в ходе предварительного следствия. С появлением субъекта преступления розыск имущества,

являющегося источником возмещения ущерба, приобретаетцеленаправленный характер. Это объясняется тем, что,во-первых, появляется лицо, несущее ответственность заматериальный ущерб, во-вторых, следователю становится ясным, где искать необходимое имущество, у каких лиц.Уголовно-процессуальный закон предусматривает, что в целях обеспечения гражданского иска следовательобязан наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем (ст. 175 УПК РСФСР) 21. Данное процессуальное действие может быть произведено самостоятельно либо одновременно с обыском или выемкой. Во всех случаях оно направлено на обеспечение сохранности имущества, которое может быть обращено в возмещение причиненного преступлением материального ущерба. В случаях, когда оно производится самостоятельно, это следственное действие является и мерой выявления такого имущества, если это имущество в ходе проведения другихследственных действий ранее не было обнаружено. Поэтому мы полагаем неверной позицию авторов, которыесчитают, что наложение ареста на имущество являетсятолько мерой обеспечения сохранности обнаруженногоимущества (Н. А. Якубович). Это подтверждается и тем, что следователь при вынесении постановления о наложении ареста на имущество обвиняемого, как правило, не знает, имеется ли улица имущество, подлежащее аресту, или отсутствует.Вследствие этого в отдельных случаях в протоколе указанного процессуального действия следователь иногдавынужден делать такую запись: «Имущество, подлежащее аресту, отсутствует». В таких случаях наложениеареста на имущество является только мерой, направленной на обнаружение имущества и никак не может служить обеспечению сохранности имущества, которое не обнаружено. Однако в таких случаях наложение ареста на имущество ни в коем случае не может быть превращено в обыск. Если в ходе наложения ареста на имущество у следователя возникает обоснованное предположение о том, что отдельные вещи или ценности скрыты, тогда

должны быть приняты меры к их розыску путем проведениясоответствующих следственных и розыскных действий.Мы полагаем также неверным суждение тех авторов, которые наложение ареста на имущество сводят лишь к описи имущества и запрещению им распоряжаться22. При этом делается ссылка наст. 370 ГПК РСФСР. Сторонники этой точки зренияне учитывают то, что в ст. 134 ГПК РСФСР дается развернутый перечень видов мер обеспечения, характерныхдля гражданского процесса, где наложение ареста наимущество является только одним из них. Это объясняется особенностью гражданского судопроизводства, вызываемого имущественными и вытекающими из них неимущественными правоотношениями. Исходя из этого, данное в ст. 370 ГПК РСФСР положение о наложении ареста как меры обеспечения гражданского иска не может быть целиком принято в уголовном процессе.

На это же указывает и 3. Новичкова, которая, отмечая сходство мер обеспечения ‘иска в гражданском иуголовном процессах, состоящее в том, что в уголовномпроцессе применяется мера, известная и гражданскому•процессу, — арест имущества, подчеркивает, что это-сходство единственное23 (разрядка наша — Н. Г.).Следовательно, если нормы гражданско-процессуального права рассматривают наложение ареста на имущество только как меру обеспечения сохранности имущества, то нормы уголовно-процессуального права рассматривают его и как следственное действие, направленное на собирание доказательств, в ходе проведения которого принимаются меры к сохранности арестованного имущества и устанавливаются доказательства по уголовному делу в целом, а также в известной степениобеспечивается возможное в будущем по приговору суда наказание в виде возложения обязанности загладитьпричиненный вред, штрафа или конфискации имущества (ст.ст. 30, 32, 35 УК РСФСР). Такой вывод следуетиз анализа содержания ст. 175 УПК РСФСР, в которойуказывается не только на необходимость описи имущества, возможность его изъятия или передачи на хранение, но и запрещение пользоваться и распоряжаться таким имуществом. Лишь по указанию следователя может быть разрешено пользоваться этим имуществом, если нет угрозы потери или порчи его. Итак, под наложением ареста на имущество следует понимать процессуальное

действие, направленное на обнаружение и изъятие подлежащего аресту имущества, а также принятие меробеспечения его сохранности.

Уголовно-процессуальное законодательство отдельных союзных республик допускает возможность наложения ареста на имущество только обвиняемых и лиц, несущих материальную ответственность за их действия (ст. 166 УПК Армянской ССР, ст. 139 УПК Азербайджанской ССР, ст. 103 УПК Казахской ССР). По законодательству большинства союзных республик, в том числе и РСФСР, следователь имеет право наложить арести на имущество подозреваемого. Последнее представляется более правильным, ибо пресекает возможность скрыть имущество, могущее служить средством возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Наложение ареста на имущество лиц, подозреваемых в совершении преступления, способствует более успешному выполнению задачи возмещения такого ущерба.

С данным положением отдельные авторы связываюта момент, с наступлением которого должен решатьсявопрос о наложении ареста. По вопросу о том, когдаследует наложить арест на имущество, имеется ряд различных мнений. Одни считают возможным наложениеареста на имущество до возбуждения уголовного дела24,другие полагают—сразу же после возбуждения уголовного дела25. По мнению третьих, данную меру можноприменить только в отношении подозреваемого и обвиняемого26. Высказывалась и иная точка зрения, согласно которой данная мера может быть применена только после предъявления обвинения 27. Различные толкования по вопросу о моменте, с которого могут быть применены меры обеспечения возмещения материального ущерба, обусловлены различным подходом к самому понятию обеспечения.

Учитывая то, что в понятие мер обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба включаются действия, направленные на установление необходимости возмещения, на выявление необходимых для этого источников и на обеспечение сохранности имущества, являющегося источником возмещения, мы полагаем возможным применение мер по обеспечению возмещения материального ущерба одновре.менно с возбуждением уголовного дела. При таком

подходе к пониманию и определению содержания мер обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба вопрос о том, почему именно они.должны быть применены одновременно с возбуждениемуголовного дела, на наш взгляд, не вызывает сомнения,поскольку эти меры должны и могут быть приняты в стадии возбуждения уголовного дела. На практике определенные трудности возникают и .при решении вопроса о том, на какие предметы и ценности может быть наложен арест. Согласно уголовно-npoцессуальному законодательству РСФСР, арест может быть наложен на все имущество обвиняемого, подозре.ваемого, а также лиц, несущих за их действия материальную ответственность, за исключением имущества, перечисленного в приложении № 1 к ГПК РСФСР. Ареступодлежит имущество, приобретенное преступным путем,.находящееся у иных лиц. Статья 175 УПК РСФСР в этом плане сформулирована не совсем удачно и требует внесения изменений.При существующей редакции части 1 ст. 175 УПКРСФСР вытекает вывод о том, что у иных лиц можетгбыть арестовано не только имущество, добытое преступным путем, но и другое имущество. На это указывает\также В. Понарин, который предлагает изложить ч. 1-ел. 175 УПК РСФСР в следующей редакции: «В целяхобеспечения гражданского .иска или возможной конфискации имущества следователь обязан наложить арест наимущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также на имущество, приобретенное преступным путем, даже если оно находится у иных лиц»28.

Такая редакция, на наш взгляд, хотя в целом и удачна, но не безупречна. Во-первых, здесь речь идет толькооб имуществе обвиняемого, подозреваемого, а похищенное имущество, находящееся у других лиц, являетсяимуществом собственника или законного владельца, тоесть того, у кого оно похищено; во-вторых, имущество,подлежащее аресту и находящееся у этих лиц, можетбыть приобретено не только преступным путем. Например, Г. и Ю. путем взлома багажника машины «Жигули» у гр. К. похитили запасное колесо и продали его гр. И., который не мог знать, что оно похищено. В данном случае Г. и Ю. приобрели колесо преступным путем, а гр. И. приобрел хотя и не законным, но и не

преступным путем. По нормам гражданского права, собственником колеса является К., и только он по закону имеетправо продать его. Следовательно, приобрести можно ибез законного основания, а право собственности на вещьбез законного основания возникнуть не может.В таком случае этот вопрос регулируется ст. 473ГК РСФСР, которая гласит: «Лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрелоимущество за счет другого, .обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное имущество». Нампредставляется неверным мнение авторов комментарияк ГК РСФСР 1982 г. под редакцией С. Н. Братуся и О. Н. Садикова, которые полагают, что «приобретениеимеет место лишь тогда, когда у приобретателявозникает право собственности» (разрядка .наша — Н. Г.) на имущество» 29. Фактическое обладание чужим имуществом не создает приобретения. Это противоречит и .содержанию статьи 473 ГК РСФСР, где речь идет о приобретении «без установленных законом или сделкой оснований». На наш взгляд, понятие «незаконное приобретение» объединяет правомочия владения и пользования имуществом, но не порождает права распоряжения, которое принадлежит исключительно собственнику этого имущества. Кроме того, по смыслу ч. 1 ст. 175 УПК РСФСР делается вывод о том, что следователь обязан наложить арест на имущество в целях обеспечения гражданскогоиска или возможной конфискации. Но во многих случаях, особенно по хищениям социалистического имущества, может быть предъявлен и гражданский иск и осуществлена конфискация имущества (ст.ст. 89, 91, 92, 93, 93i УК РСФСР). С учетомэтих обстоятельств ч. 1 ст. 175 УПК РСФСР следовалобы изложить в следующей редакции: «В целях обеспечения гражданского иска и возможной конфискацииимущества следователь обязан наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущихпо закону материальную ответственность за их действия,а также на незаконно приобретенное имущество, дажеесли оно находится у иных лиц». При такой формулировке указанные замечания устраняются, и имущество,подлежащее аресту, независимо от того, у кого оно находится, в случае обнаружения подлежит аресту.

Дискуссионным является и вопрос о том, могут либыть .вещественные источники доказательств средствам возмещения причиненного преступлением материального ущерба3(). На этот вопрос следует ответить положительно. Это объясняется тем, что согласно закону ими являются предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на. себе следы преступления, или были объектами преступных действий, а также деньги и ценности, нажитые, .преступным путем и т. д.(ст.; 83 УПК РСФСР). Эти предметы и. ценности могутбыть одновременно и источником; возмещения, причиненного преступлением материального ущерба.

Согласно ст. 303 УПК РСФСР суд при постановлении, приговор а должен решить вопрос о возмещении материального ущерба и о том, как поступить с вещественными источниками доказательств. Поэтому в случае принятия решения о возмещении материального ущерба путем гражданского иска или по своей инициативе суд может принять решение возместить материальный ущерб полностью или частично за счет вещественных источников доказательств, если таковыми является имущество, на которое может быть обращено взыскание31. Здесь, однако, необходимо, на наш взгляд, сделать одну оговорку. Из содержания ст. 83 УПК РСФСР можно сделать вывод о том, что вещественными источниками доказательств могут быть любые предметы материального мира, отвечающие указанным в этой норме закона требованиям, предъявленным к таковым объектам, в том числе и представляющие материальную ценность.

Однако не все предметы материального мира, на нашвзгляд, могут быть источниками возмещения материального ущерба. Так, в частности, указанное в приложения№ 1. к ГПК РСФСР имущество не может быть источником возмещения. Таковым не может быть и имущество,принадлежащее гражданскому ответчику без законныхоснований, либо изъятое из гражданского оборота.Мы не согласны с В. Понариным в том, что автомашины, мотоциклы и иные транспортные средства лиц,привлеченных к уголовной ответственности за хищения,совершенные с использованием указанных средств, немогут служить средством возмещения ущерба, а должнырассматриваться орудиями преступления и по приговору суда конфисковываться по правилам, содержащимсяв п. 1 ст. 86 УПК РСФСР 32.

Согласно разъяснению Пленума Верховного СудаСССР, к вещественным источникам доказательств отно.сятся и личные транспортные средства, которые использовались при совершении преступления 33.

В тех случаях, когда в результате совершения преступления создается ситуация, при которой имеются основания для одновременного решения вопросов о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, и для применения конфискации имущества на основании санкции соответствующей статьи УК, приоритет должен отдаваться на устранение последствий преступления, на восстановление нарушенных прав потерпевшего, в том числе и имущественных.

Юридической основой для этого служит Постановление Верховного Суда СССР от 29 сентября 1953 г. «Осудебной практике по применению конфискации имущества». С изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 14 марта 1963 г. и от 24 июня 1968 г.34 и определения судебной коллегии Верховного Суда РСФСР от 29 ноября 1966 г., которое гласит: «Изъятое у осужденного имущество в первую очередь должно быть обращено в возмещение ущерба; конфискации подлежит оставшаяся после этого часть имущества» 35.

Определенные трудности возникают и при определении размера имущества, подлежащего аресту. Безусловно, правы те авторы, которые считают, что следователь производит наложение ареста на имущество в размере, необходимом для полного возмещения причиненного преступлением материального ущерба36. Но такой ответ является неконкретным, следовательно, неточным по той причине, что сложности возникают как раз при определении точного размера ущерба и при оценке и реализации имущества, являющегося источником возмещения. Здесь следователь, в первую очередь, сталкивается с трудностями при оценке стоимости каждой вещи в отдельности. Многие вещи не имеют указания на свою стоимость. Если же даже и имеют, то, как правило, это предметы, бывшие в пользовании, что вызывает необходимость их переоценки.

Указанные трудности могут быть преодолены, нанаш взгляд, путем привлечения для установления потребительской стоимости вещей к моменту наложения ареста специалистов, а в отдельных случаях путем назначения товароведческой экспертизы. Положительный

Эффект дает участие в этом действии судебного исполнителя 37. Сложными являются и вопросы сохранения обнаруженного имущества, на которое по закону может бытьобращено взыскание в целях возмещения причиненногопреступлением материального ущерба. Хотя наложениеареста, выемка, обыск, приобщение похищенного в качестве вещественных источников доказательств и направлены на обеспечение сохранности необходимого длявозмещения ущерба имущества, однако этого оказывается недостаточным. На практике еще нередки случаи, когда имущество, подвергшееся аресту и оставленное на хранение, растрачивается. Так, по делу по обвинению гр. С. в хищении путем злоупотребления служебным положением (ст. 92 УК РСФСР) аресту было подвергнуто имущество обвиняемого на сумму в 1200 руб., которое было оставлено на хранение родственникам. К моменту исполнения приговора имущества не оказалось 38. Поэтому отдельные авторы считают, что наиболее надежное средство сохранения имущества, котороеявляется источником возмещения, изъятие его39. Такоеутверждение нам представляется все же слишком категоричным, ибо вопрос о сохранности такого имуществав конечном итоге решается в зависимости от того, где иу кого хранится имущество, подвергшееся аресту. Порядок хранения денег, облигаций, изделий из драгоценных металлов, сберегательных книжек определяется инструкцией Министерства финансов СССР, согласованной с заинтересованными ведомствами. Согласно этой инструкции, они хранятся в учреждениях Государственного банка СССР, и это надежно обеспечивает их сохранность. Что касается другого имущества, здесь еще масса нерешенных проблем, и в первую очередь — отсутствие иногда специального помещения в судебно-следственных органах, предназначенных для этой цели.Как положительное в этом отношении можно лишьотметить появление в некоторых ОВД закрытых стоянокдля изъятого автотранспорта40. Даже при наличии таких стоянок в результате неправильной организации ихработы сохранность имущества в них обеспечивается невсегда. В результате отсутствия условий для храненияв отдельных случаях, когда даже есть необходимость визъятии имущества в ходе проведения оперативных действий, имущество не изымается, что влечет иногда их потерю. По этой же причине на практике имеются случаи

подмены вещей или, отдельных деталей предметов и утрату их как источника размещения.

Еще в соответствии с Постановлением от 25 марта1964, г. «О практике .исполнения судебных приговоровя решений в части возмещения ущерба, причиненногопреступлениями государственным и общественным организациям» рекомендовалось арестованное имуществохранить в специальных камерах, но до настоящего времени специализированные камеры хранения вещественных источников доказательств во многих органах предварительного следствия: и: дознания отсутствуют. Подвергшееся. аресту, имущество, как правило, хранится, в рабочем кабинете у следователя или в других для этой цели не приспособленных помещениях, не обеспечивающих их полную сохранность. Мы полностью поддерживаем предложение В. Понарина о создании специализированных межведомственных камер хранения вещественных, доказательста и арестованного имущества41.Как нам думается, наличие таких камер хранения небудет исключать возможности передачи имущества нахранение и другим лицам.. В законе указан довольно широкий перечень лиц, которым может быть поручено хранение такого имущества, что позволяет следователю в каждом конкретном случае решить этот вопрос в интересах дела.. В этой связи нам представляется необходимым в целях усиления гарантии и сохранности переданного им имущества закрепить в санкции ст. 185 У К РСФСР, предусматривающей ответственность за растрату, отчуждение или сокрытие имущества, подвергнутогоаресту, в качестве меры уголовного наказания еще ивозложение обязанности загладить .причиненный вред,что, на наш взгляд, больше гарантировало бы обеспечение сохранности этого имущества. Определенные разногласия имеются в литературе и по вопросу о процессуальном порядке наложения ареста на имущество и его оформлении. Отдельные авторы пишут о необходимости составления при наложении ареста на имущество постановления и протокола об этом42,другие весь, процесс наложения ареста на имуществосводят к одной лишь его описи43.

Мы обращаем внимание на тот факт, что наложениеареста на имущество может производиться как самостоятельное следственное действие и одновременно с другим. От этого будет зависеть и процессуальный

порядок его проведения. Если наложение ареста на имущество проводится как самостоятельное следственное действие, то при его производстве обязательно составляются постановление и протокол наложения ареста наимущество. Если будет передано имущество на хранение указанным в ч. 5 ст. 175 УПК РСФСР лицам, то обязательно должна быть от этих лиц отобрана сохранная расписка. Такой ‘процессуальный порядок установлен в действующем процессуальном законе (ст.ст. 175176 УПК РСФСР).Что касается описи, то ее составление зависит от конкретных обстоятельств, возникающих в процессе наложения ареста на имущество. Такая необходимость возникает, как правило, в случаях, когда арест налагается на большое число предметов. Если же последних немного, то нет необходимости в составлении отдельной описи, а достаточно ограничиться указанием на эти предметы протоколе наложения ареста. Даже в тех случаях, когдасоставляется отдельная опись, последняя является составной частью протокола наложения ареста и не можетподменить его. Наложение ареста на имущество естькомплексное процессуальное .действие, состоящее в обнаружении необходимого имущества, его описи и запрещении пользоваться им. Еще В. И. Ленин, будучи обеспокоенным случаями раскрадывания государственного имущества, в одном и своих писем к А. Д. Цурюпе указывал, что для обеспечения сохранности имущества, подвергаемого аресту,«…нужен, конечно, целый ряд мер, ибо описи мало»44. Своевременное и правильное применение следователем. всех необходимых мер по обеспечению гражданскогоиска является залогом успешного возмещения причиненного преступлением материального ущерба.

§ 3. Обеспечение следователем иных форм возмещенияматериального ущерба

Возмещение причиненного преступлением материального ущерба по инициативе суда может иметь место, как видно из содержания ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР, в тех случаях, когда преступлением причинен материальный ущерб, а гражданский иск до суда остался не предъявленным. Установление возможности взыскания причиненного

преступлением материального ущерба по инициативесамого суда является ярким примером реализации ленинских указаний о том, что государство должно вмешиваться в гражданские правовые отношения и всемерно защищать интересы общества VL отдельной личности. В письме Д. И. Курскому «О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики»» В. И. Ленин, в частности, писал: «Мы ничего «частного» не признаём. Для нас все в области хозяйства есть публично правовоё, а не частное»45.

Меры обеспечения рассматриваемой формы возмещения материального ущерба имеют свои особенности ииескЬлько отличаются от мер обеспечения других формвозмещения. Поскольку при такой форме возмещения причиненного преступлением: материального ущерба,ущерб возмещается только после разрешения дела судом, то меры, направленные на его обеспечение, могутприниматься не только следователем, но и непосредственно самим судом или судьей в стадии предания суду (ст. 233 УПК РСФСР) и при постановлении приговора OCT. 311 УПК РСФСР).

Нами уже было отмечено, что чем раньше будут приняты меры обеспечения возмещения материального ущерба, тем выше его эффективность. При данной форме возмещения это положение не является исключением, поэтому, как мы полагаем, если это происходит по инициативе суда, то меры, направленные на обеспечение возмещения материального ущерба, должны быть приняты прежде всего следователем в стадиях досудебного разбирательства. Суд обязан принять меры на основании ст. 233 УПК РСФСР только в случаях неприятия их следователем.Статья 29 УПК РСФСР, допуская возможность возмещения материального ущерба судом по своей инициативе, не указывает на конкретные случаи, когда оно должно иметь место. В УПК некоторых союзных республик на такие случаи прямо указано. Например, ст. 24 УПК Узбекской ССР обязывает суд разрешить вопрос о возмещении причиненного преступлением материального ущерба, если данное дело рассматривается без государственного обвинителя и гражданский иск осталсяне предъявленным, если этого требует охрана государственных и общественных интересов, а также тогда, когда материальный ущерб, причиненный лицу, которое

вследствие беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или иных причин не в состоянии защититьсвои законные интересы. Мы считаем необходимым законодательное закрепление такого положения и в Уголовно-процессуальном законодательстве РСФСР, более того, на наш взгляд, суд обязан разрешить вопрос о возмещении причиненного преступлением материального ущерба по своей инициативе во всех случаях, если такая необходимость возникла, но при условии, если к моменту рассмотрения дела судом установлены факты причинения преступлением материального ущерба, его размер и лицо, которому этот ущерб причинен. Как показывает практика, такая необходимость возникает часто.Например, по данным Прокуратуры ТАССР в 1987 г. до суда ущерб возмещен следователями МВД только на 58%, следователями прокуратуры—на 60%. Поэтому деятельность следователя по обеспечению возмещения материального ущерба по инициативе самого, суда должна быть направлена, в первую очередь, на установление этих обстоятельств, а также на создание других условий, обеспечивающих суду реальную возможность.разрешить вопрос по существу в части материальногоущерба.

Установление характера и размера ущерба, причиненного преступлением, является обстоятельством, подлежащим доказыванию по уголовному делу. Но для обеспечения возмещения материального ущерба по инициативе суда необходимо, кроме этого, установить необходимость возмещения и собрать доказательства, на основе которых суд должен решить вопрос конкретно, кому и в каком размере подлежит возместить материальный ущерб и с кого в каком размере следует взыскатьза причиненный преступлением материальный ущерб.Следователь, не имея полномочий решать эти вопросыв полном объеме, в то же время должен делать все длясоздания необходимых условий для окончательного решения их судом.

Учитывая, что характер и размер причиненного преступлением ущерба являются обстоятельствами, подлежащими установлению по каждому уголовному делу (ст. 68 УПК РСФСР), следователь должен собирать доказательства для установления этих обстоятельств путем проведения следственных и других процессуальных действий. Объем и содержание этих действий в каждом

конкретном случае будет зависеть прежде всего от вида преступления, в результате совершения которогонаступил материальный вред, но несмотря на эти особенности, следователь во всех случаях совершения преступления обязан собирать доказательства, подтверждающие характер и размер его. Эта обязанность следователя зачастую обусловлена тем, что обстоятельства, имеющие значение для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, устанавливаются доказательствами, на основе которых одновременно определяется характер и размер причиненного преступлением материального ущерба.

В установлении этих обстоятельств незаменимую рольиграют показания потерпевшего. Для того, чтобы лицо, которому причинен преступлением моральный, физический или имущественный вред, стало потерпевшим, необходимо, чтобы было возбуждено уголовное дело. установлен факт причинения вреда в той или иной форме и вынесено специальное постановление о признании его в качестве такового. Поэтому не правы те авторы 47, которые под потерпевшим понимают любое лицо, которому преступлением причинен вред.

Потерпевший, как никто иной, может дать ценныепоказания по вопросам, связанным с событием преступления и причиненным при этом ущербом. Если учесть,что во многих случаях он является очевидцем преступления, то его показания относительно похищенных вещей, лиц, совершивших преступление, и по другим обстоятельствам уголовного дела являются важным средством, обеспечивающим возмещение причиненного преступлением материального ущерба.

Потерпевшему закон отводит роль активного участника советского уголовного процесса, наделяя его широкими правами, которые, в свою очередь, являются и гарантиями обеспечения его интересов при производстве по уголовному делу. В практике органов предварительного следствия имеют место случаи, когда отдельные следователи затягивают акт признания лицапотерпевшим по делу, хотя условия для признания еготаковым возникли уже давно. Такая практика являетсянеправильной, так как существенным образом ограничивает права потерпевшего, в том числе представлятьдоказательства, давать показания относительно

причиненного ущерба. Считаем необходимым признавать-лицо потерпевшим и допрашивать его сразу же по установлении факта причинения преступлением вреда, в том числе и материального ущерба. Для установления факта причинения вреда, его характера и размера неоценимую роль играют показания свидетелей. Если потерпевший является лицом, заинтересованным в уголовном процессе, то свидетель обычноне является таковым. Но его показания относительнохарактера причиненного ущерба и его размеров могутиграть существенную роль в раскрытии преступленийи изобличении виновных, в возмещении материальногоущерба.

Особую сложность определения размера ущербапредставляют случаи, когда он причиняется в результате совершения хищения со складов, магазинов, баз и предприятий общественного питания. Затруднения эти связаны с тем, что наличие материальных ценностей на таких предприятиях устанавливается по документам. Однако между фактически причиненным материальным ущербом и его документальным отражением могут быть несовпадения.

Кроме того, встречаются случаи, когда материальноответственные лица умышленно пытаются списать недостачи за счет преступления. Так, несовершеннолетниеИ. и А. совершили кражу товаров из магазина на сумму около 30 рублей, акт был составлен на недостачу товаров на сумму 860 руб. 19 коп.48 В таких случаях неизменными способами определения точного размера материального ущерба являются проведение ревизии, инвентаризации, назначение судебно-бухгалтерских, судебно-товароведческих и других экспертиз. После того, как будут установлены факт причинения ущерба, характер и размер причиненного ущерба и лицо, которомупреступлением причинен ущерб, чтобы суд по своей инициативе мог возместить материальный ущерб, необходимо создать условия, делающие эту возможность реальной.

Поэтому в ходе расследования уголовного дела следователь обязан установить и лицо, которое по законунесет материальную ответственность за причиненныйущерб. В качестве такого лица выступает, как правило,обвиняемый. Закон предусматривает возможность привлечения в качестве таковых и других лиц (ст. 55 УПК

РСФСР). Когда материальную ответственность несетсам обвиняемый, то вынесение постановления о признании его гражданским ответчиком не требуется, а в тех случаях, когда по закону материальную ответственность несут другие лица, о привлечении их в качестве гражданского ответчика должно быть следователем вынесено специальное постановление. Кроме установления этих обстоятельств, при решении вопроса о материальной ответственности лица, совершившего некорыстноепреступление, суд должен учитывать материальное положение осужденного и условия его работы. Следовательно, чтобы суд имел возможность учитывать эти обстоятельства, они до суда должны быть установлены следователем. Кроме установления этих обстоятельств, следователем должны быть приняты меры, направленные на установление возможных источников возмещения и обеспечения их сохранности. Несмотря на то, что в законе речь идет о возможности принятия мер обеспечения судом только гражданского иска (ст.ст. 233, 311 УПК РСФСР), мы полагаем, что это правило полностью распространяется ина случаи, когда материальный ущерб возмещается ипо инициативе самого суда. Такой вывод можно сделать, исходя из содержания ст. 233 УПК РСФСР, хотя в названии статьи речь идет об обеспечении гражданского иска и конфискации. При такой формулировке названия имеется определенное несоответствие его с содержанием. Поэтому следовало бы ст. 233 УПК РСФСР называть «Меры обеспечения возмещения материального ущерба и конфискации имущества».Определенные коррективы должны быть внесеный в ст. 311 УПК РСФСР, которая, как нам представляется, должна быть изложена в следующей редакции: «В случае удовлетворения гражданского иска или разрешения вопроса о возмещении материального ущерба причиненного преступлением, по своей инициативе судобязан до вступления приговора в законную силу принять меры обеспечения материального ущерба, если таковые ранее не были приняты». Назвать статью целесообразно «Обеспечение исполнения приговора в части материального ущерба».Закон предусматривает возможность возмещенияматериального ущерба и в форме возложения обязанности загладить причиненный вред, которая является

видом уголовного наказания. Действующее уголовноезаконодательство предусматривает возможность назначения такого наказания лишь по нескольким составампреступлений. Среди них умышленное уничтожение илиповреждение государственного или общественного имущества (ч. 1 ст. 98 У К РСФСР), умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан(ч. 1 ст. 149 УК РСФСР), умышленная потрава посевови повреждение полезащитных и иных насаждений (ч. 1.ст. 168 УК РСФСР). Повеем таким составам преступлений такое наказание выступает и своеобразной формой возмещения причиненного преступлением материального ущерба.В соответствии с Указом Президиума ВерховногоСовета РСФСР от 24 января 1985 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданско- процессуальный кодексы РСФСР»49 по всемуказанным составам преступлений расследование проводится в форме дознания. Вопросы же дознания выходят за пределы темы данного исследования. Вместе с тем, следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 ст. 126 УПК РСФСР по этим составам преступлений может производиться и предварительное следствие, если .это признают необходимым суд и прокурор. В силу этого мы остановимся на некоторых вопросах обеспечениярассматриваемой формы возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Применение данной формы возмещения материального ущерба ограничено определенными рамками и зависит от наличия ряда условий. Среди них способность .виновного устранить ущерб, не превышающий 500 рублей, своими силами или своими средствами, если санкция статьи уголовного закона, по которой квалифицируется преступление, предусматривает возможность применения такого вида уголовного наказания. При отсутствии хотя бы одного из этих условий данная формавозмещения материального ущерба применена быть неможет и причиненный преступлением материальныйущерб подлежит возмещению иным путем 50.

Рассматриваемый вид наказания (и форма возмещения ущерба) не могут применяться к нетрудоспособным и несовершеннолетним. При этом нужно иметь в виду, что «необходимая сумма денег не всегда может

быть у осужденного в наличии и поэтому не исключеноее, позаимствование осужденным у других лиц»61.Условия для реального исполнения наказания в виде возложения обязанностей загладить причиненный материальный ущерб создаются в результате принятия мер его обеспечения. Возложение обязанностей загладить причиненный материальный ущерб может быть назначено судом, как уже было отмечено, если суд признает, что виновный способен непосредственно устранитьего. своими силами или своими средствами. Суд долженучитывать, в качестве какого—основного или дополнительного — может быть назначено такое наказание, принять во внимание возможность производить удержание из заработной платы осужденного в процессе отбытия и после отбытия такового. Кроме того, суд должен, на наш взгляд, сделать вывод о способности возместить причиненный ущерб своими средствами и в тех случаях, когда эта способность будет подкрепляться родственниками или другими лицами подсудимого. Например,за него указанные лица могут вносить необходимуюдля возмещения материального ущерба денежную сумму на депозитный счет суда. Но во всех случаях у суда для такого вывода должны быть определенные основания. Поэтому, расследуя уголовное дело, по которому причинен материальный ущерба и санкция статьи, по которой квалифицируется преступление, предусматривает применение такой меры уголовного наказания, как возложение обязанности загладитьпричиненный вред, необходимо собирать доказательстваи другие материалы, на основе которых устанавливаетсятакая возможность. Тем самым создаются условия, обеспечивающие реальное возмещение материального ущерба данным способом. Для установления способности обвиняемого загладить причиненный преступлением материальный ущерб своими средствами или своими силами лицо, расследующее уголовное дело, вправе производить допросы, осмотры, наложение ареста на имущество и т. д.Хотя наложение ареста на имущество направленопрежде всего на обеспечение сохранности обнаруженного имущества, но мы уже отмечали, что в отдельныхслучаях оно может выступать и в качестве средства обнаружения имущества, на которое может быть обращено взыскание. В таких случаях оно преследует и цель

установления имущественной состоятельности обвиняемого путем описи его имущества. Суд при назначении наказания в виде возложения обязанности загладить причиненный преступлением материальный ущерббудет опираться на такую опись имущества.Поскольку речь идет об имущественной состоятельности обвиняемого, то в случаях, когда наложение ареста на имущество производится в целях обеспечения возложения обязанности загладить причиненный вред, в опись должно включаться все имущество обвиняемого. В этой связи возникают определенные разногласия с положением закона. По смыслу ст. 175 УПК РСФСР наложение ареста на имущество обвиняемого производится в том объеме, в котором это вызывается необходимостью возмещения материального ущерба.

Но при таком подходе к производству данного процессуального действия задача установления имущественной состоятельности обвиняемого не будет полностью выполнена. Исходя из этого, мы считаем необходимым,что в тех случаях, когда наложение ареста на имущество производится с целью обеспечения такой формывозмещения, как возложение обязанности загладитьпричиненный материальный ущерб, то оно выходит зарамки ст. 175 УПК РСФСР и должно включать описьне только подлежащего аресту имущества, но и всегоостального, за исключением имущества, включенного вприложение № 1 ГПК РСФСР. В этот перечень включено имущество, являющееся первой потребностью, накоторое наложение ареста не допускается.Особый интерес вызывают меры, направленные наобеспечение добровольного возмещения материальногоущерба. Особенности этих мер связаны прежде всегос самим характером возмещения и с тем обстоятельством, что добровольное возмещение ущерба лицом, совершившим преступление, является по уголовному закону (ст. 38 УК РСФСР) обстоятельством, смягчающим его ответственность за совершенное преступление.

Добровольное возмещение может иметь место нарядусо всеми существующими формами возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Его реализация может быть обеспечена после установления размера ущерба при наличии желания лица на добровольное возмещение и средств на возмещение. Мы исходим из того, что добровольное возмещение причиненного

преступлением материального ущерба — право лица, совершившего преступление, использование которогосмягчает его ответственность. В соответствии со, ст. 58УПК РСФСР следователь обязан разъяснись лицам,участвующим в деле, их права и обеспечить их реализацию. Уголовно-процессуальное законодательство, предусматривая форму реализации этого права путем разъяснения, не регламентирует ее порядок. Думается, это право должно быть разъяснено подозреваемому и обвиняемому в ходе их допроса, здесь же они должны выразить свое желание или нежелание добровольно возместить ущерб. Все, это должно быть отражено в. протоколе допроса. Если будет выражено обвиняемым илиподозреваемым такое желание, то должно быть установлено наличие у него средств, за счет которых может быть возмещен ущерб. Эти средства должны быть определены самим лицом. Следователю лишь необходимо; удостовериться в наличии их. Если лицо, совершившее преступление, выразит желание одолжить средства для возмещения ущерба у других лиц, следователь должен обеспечить ему такую возможность, поскольку он имеет право заключить договор займа денег с любым лицом.

Таковы, на наш взгляд, основные направления деятельности следователя по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Ее успех находится в прямой зависимости от эффективности соответствующих правовых норм и правоприменительной деятельности.

ГЛАВА IIIПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯПО ВОЗМЕЩЕНИЮ МАТЕРИАЛЬНОГО УЩЕРБА

Проблема повышения эффективности правоприменительной деятельности в условиях развернувшегосяускорения социально-экономического развития страны,интенсификации всего нашего народного хозяйства приобретает свою особую актуальность. Разрешить ее применительно к теме нашего исследования — это значит найти наиболее оптимальные средства выполнения одной из важных задач советского уголовного судопроизводства, каковой и является возмещение причиненного преступлением материального ущерба. От ее состояния зависит в определенной степени и дело борьбы за сохранность социалистической собственности и реальнаягарантированность прав советских людей на материальное благополучие. В поисках возможных для этого путей нам помогают достижения советской правовой, втом числе и уголовно-процессуальной, науки в областиисследования эффективности права и правоприменительной (правореализующей) деятельности, осуществленные наиболее глубоко и всесторонне в последние два десятилетия 1.

Не ставя перед собою задачи обстоятельного анализа высказанных в правовой литературе различных суждений относительно понимания эффективности прававообще и правового явления в частности, мы считаемправильной позицию тех ученых, которые видят конкретное содержание эффективности таких феноменовпрежде всего в их внутренних, качественных свойствах,выражающихся в способности при минимальных социальных издержках обеспечить достижение тех целей,которые поставлены перед ними2.

Суть эффективности проявляется «в том, чтобы обеспечить решение поставленных задач в возможно короткий срок, при наименьших затратах трудовых, материальных и финансовых ресурсов»3. Такие «затраты»

могут быть и иного свойства, в том числе духовные,эмоциональные, социальные.

Сам же процесс достижения целей, стоящих передправовыми установлениями, есть не что иное, как правореализующая деятельность. Исходя из этого, проблемы эффективности права и его реализации нельзярассматривать в отрыве друг от друга. Сказанное здесьпредставляется особенно важным для процессуальныхотраслей права, реализация норм которых практическивсегда связана с видоизменением или созданием новыхправоотношений4. Отсюда, об эффективности уголовно-процессуальных норм, регулирующих возмещение причиненного преступлением материального ущерба, можносудить лишь в неразрывной связи с процессом их реализации. Эффективность же правоприменительной деятельности есть способность обеспечить при наименьших социальных издержках достижение стоящих перед нею целей6. В нашем случае в качестве такой цели выступает, прежде всего, восстановление существовавшего до совершения преступления объема материальных благ потерпевшего или гражданского истца.Показатели эффективности такой деятельности видятся нами в соотношении между: а) реально существовавшим до преступления объемом материальных благ названных лиц и органов; б) их уменьшенным в результате совершения преступления уровнем; в) достигнутым вследствие принятых правоохранительными органами мер состоянием имущественных отношений участников уголовного процесса, которое, как представляется, не должно превышать первоначального (пункт«а») уровня. Относительно двух первых величин достаточно одной лишь их констатации в общепринятых(обусловленных) выражениях и установления фактапрямой зависимости происшедшего уменьшения материального состояния потерпевшего (гражданского истца)от общественно опасного и противоправного деяния обвиняемого (наличие прямой необходимой причинной связи между криминальным деянием и преступным результатом) 6. Констатировать третью величину в достигнутом суммарном стоимостном или натуральном выражении также несложно. Но полученное при сопоставлении всех приведенных величин соотношение в действительности не отразит еще истинного состояния дел. Необходимо учесть, что действия по возмещению

причиненного преступлением ущерба требуют приложенияопределенных человеческих усилий, сопровождаемыхсоответствующими тратами материального, духовного,эмоционального, социального порядка. Сама такая деятельность осуществляется на протяжении какого-то промежутка времени, в течение которого социальные, условия, конечно же, не остаются неподвижными. Все эти моменты также должны учитываться при определении степени эффективности соответствующей правореализующей деятельности. Именно на это и сориентированы предложенные в литературе, методы, модели, математические уравнения и формулы измерения эффективности правовых явлений7.

Но, как известно, социальные процессы по своему.обыкновению быстро не меняются. Поэтому и воздействие всех таких реалий на эффективность правореализующей деятельности может быть вполне учтено в рамках «теории среднего уровня»8. В силу последней воздействие экономических, политических, идеологических, психологических, правовых и иных факторов на эффективность права в сравнительно небольшие периодывремени, которые подвергаются социологическому исследованию и в которые таковые проводятся, оценивается как относительно постоянная величина. Заметное отклонение уровня эффективности реализации отдельной нормы права (правового института) в каждом конкретном случае вызывает необходимость выявления возбуждающей силы вычленяемого фактора, что может породить в части, к примеру, совершенствования правового регулирования определенных общественных отношений рекомендации. Изложенные исходные позиции и были положены нами в основу проведенного изучения эффективности предпринимаемых исследователем действий по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Учтены здесь также и достаточнообоснованные в литературе рекомендации по методикепроведения социологических исследоваяий9. В основу данного исследования положены, в частности, данные интервьюирования 120 следователей прокуратуры и МВД, проведенного по специально разработанному вопроснику. Вследствие того, что большинство из полученных при этом данных в той или иной степени приводилось в предыдущих главах, а некоторые из них нами

Опубликованы10, здесь мы их приводить не будем. Вместес тем эти данные еще раз подтверждают, что эффективность правореализующей деятельности, в том числеи предпринимаемых следователем действий по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба, находится в прямой зависимости от целого ряда условий11. Последние могут быть подразделены на определенные группы на основе естественной и искусственной классификации12. При обращении к естественной классификации, основанной прежде всего на анализе таких существенных признаков, как характер и степень воздействия на механизм правореализации выявляется, что одна группа обстоятельств обусловлена внутренними качественными свойствами предпринимаемых следователем мер, их социальной значимостью (ценностью) по выполнению соответствующей задачи советского уголовного судопроизводства, другая же группа — внешним воздействием.

Такие внешние условия эффективности деятельностиследователя по обеспечению возмещения причиненногопреступлением материального ущерба в свою очередьмогут быть классифицированы по их отношению: а) кстепени совершенства законодательства, качеству соответствующих правовых норм и б) к совершенству (качеству) правореализующей деятельности. Анализ современного состояния правовых норм, регулирующих деятельность следователя по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба, приводит нас к выводу о необходимости законодательной корректировки некоторых из них.

В правовой литературе вот уже два десятилетия подряд ставится вопрос о необходимости выделения непосредственно в тексте закона (ст. 2 Основ, ст. 2 УПКРСФСР) возмещения причиненного преступлением материального ущерба в качестве самостоятельной задачисоветского уголовного судопроизводства 14. Пленум Верховного Суда СССР своим постановлением от 23 марта1979 г. «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненногопреступлением» 15 как само собой разумеющееся в очередной раз нацеливает суды на необходимость точногои. неуклонного выполнения законодательства о возмещении материального ущерба. Законодатель же все такие предложения до настоящего времени оставляет

без внимания. Между тем задача «быстрого и полногораскрытия преступления», в содержании которой включается и возмещение причиненного преступлением материального ущерба16, не всегда преследует цель установления всех обстоятельств, подлежащих доказываниюпо уголовному делу. В тех случаях, когда преступныепоследствия в виде материального ущерба входят врамки конструктивных признаков конкретного составапреступления (к примеру, дела о кражах, хищенияхпутем присвоения и растрат, халатности и т. д.), названная задача в определенной мере включает в себя инеобходимость разрешения отдельных вопросов возмещения причиненного преступлением материального ущерба. В тех случаях, когда преступные последствия в виде материального ущерба не охватываются конструктивными признаками состава преступления, задача «быстрого и полного раскрытия преступления» вообще не включает в себя задачу возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Четкое закрепление в уголовно-процессуальном законе отмеченной задачи, вне всякого сомнения, нацеливало бы следователя на принятие необходимых мер по обеспечению возмещения причиненного преступлением материального ущерба, создавало бы для этого более надлежащие и надежные правовые гарантии.В определенной законодательной корректировке нуждается, на наш взгляд, и норма существующего уголовно-процессуального закона в части отдельных форм возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Так, согласно ч. 1 ст. 29 УПК РСФСР, лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск,.который рассматривается судом совместно с уголовнымделом. По сложившейся практике многие следователислово «вправе» истолковывают как наличие у лица»понесшего от преступления материальный ущерб, «возможности» требовать его возмещения, а не как законное право таких лиц на предъявление иска, надежнуюреализацию которого следователь обязан стремитьсяобеспечить по каждому конкретному уголовному делу.Защита законных интересов лиц, пострадавших от преступления, для советского уголовного судопроизводства

— задача не менее важная, чем изобличение виновников совершения преступления и применения к нимсправедливого наказания 7.

Сказанное не означает, что в тексте закона непременно необходимо указать на обязанность лиц, понесших от преступления материальный ущерб, предъявитьк соответствующим лицам гражданские иски (такогомы не исключаем, тем более, что для юридических лицэто давно уже стало их обязанностью) 18. Но в самомзаконе есть, на наш взгляд, необходимость обратитьвнимание на то, что действия по разъяснению пострадавшим от преступления лицам права на предъявлениеиска должны получить отражение в соответствующемпротоколе, составленном в соответствии с требованиямист. 141 УПК РСФСР. При отказе от предъявления иска в таком протоколе должны были бы приводиться подробные основания и мотивы для этого. В этой же статье уголовно-процессуального закона (1 ст. 29 УПК РСФСР) вызывает определенное возражение положение о том, что гражданский иск предъявляется «к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого».

Ставя возможность предъявления иска в зависимостьот появления в уголовном процессе фигуры обвиняемого, закон тем самым ограничивает право лиц, понесшихот преступления материальный ущерб, на его возмещение. Кроме того, такое указание закона не согласуетсяс. принципом всестороннего, полного и объективногоисследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР),в известной степени тормозит реальное осуществлениетакого принципа. Нам представляется, что возможностьпредъявления гражданского иска должна быть предусмотрена в стадии возбуждения уголовного дела путемуказания просьбы о возмещении причиненного преступлением материального ущерба непосредсвенно в заявлении или сообщении о совершенном преступлении.В. .этой части соответствующие указания, как нам думается, необходимо внести в ст. 110 УПК РСФСР. Такое решение этого вопроса полностью будет согласовываться с содержанием ч. 2 ст. 29 УПК РСФСР, в соответствии с которой «гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного деладо начала судебного следствия» 19. Корректировка ст. 29УПК РСФСР необходима для ее согласования и с ч. 1

ст. 30 УПК РСФСР, в силу которой «при наличии достаточных данных о причинении преступлением материального ущерба орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны принять меры обеспечения предъявленного иливозможного в будущем гражданского иска». С позицияповышения эффективности возмещения причиненногопреступлением материального ущерба представляетсяудачным изложение ч. 3 ст. 29 УПК РСФСР в редакцииУказа Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР» о том, что «прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав граждан» 20.

В связи с изложенным представляется заслуживающим внимания предложение о необходимости созданияспециального государственного фонда для возмещенияпотерпевшему ущерба, причиненного преступлением,«если своевременное восстановление его имущественныхправ не представляется возможным из-за не розыска илинеплатежеспособности виновного» 21. Однако такой фонддолжен иметь лишь вспомогательное значение, поскольку основное взыскание должно быть получено за счетимущества обвиняемого (осужденного) либо лица, несущего материальную ответственность за его действия.

В соответствующей уголовно-процессуальной норме(к примеру, ст. 301 УПК РСФСР) должны получитьотражение источники формирования и назначения такого фонда, условия и порядок возмещения причиненного преступлением ущерба за счёт его средств, четкие запреты на использование фонда в иных, не связанных с восстановлением материального положения потерпевшего, гражданского истца, целях.В уголовно-процессуальном законе нет нормы, которая содержала бы прямое указание на возможностьвозмещения причиненного преступлением материальногоущерба путем реституции. Её наличие ныне мы практически выводим только из указаний ст. 85 УПК РСФСРо возможности возвращения вещественных источниковдоказательств их владельцам, если это возможно безущерба для производства по делу, а также если такиепредметы являются скоропортящимися. Но даже самаправовая процедура такого восстановления материальных благ потерпевшего законодателем не урегулирована

Между тем в процессуальной литературе уже сравнительно давно были высказаны в этой части конкретныепредложения, сводящиеся, в частности, к тому, что «если материальные ценности возвращаются в связи с прекращением производства по уголовному делу, то… о принятом решении достаточно указать в резолютивной частипостановления о прекращении уголовного дела. Возвращение материальных ценностей по приостановленномууголовному делу, а также по делу, по которому расследование продолжается или заканчивается и которое будет направлено в суд, возможно только на основе специального постановления о возвращении владельцу вещественных доказательств» 22. Сам процесс возвращения владельцу такого имущества должен оформляться протоколом. В законе, на наш взгляд, наряду с общей нормой об уголовно-правовой реституции (таковой, кпримеру, могла бы стать статья 29 УПК РСФСР), должны быть и такие, которые определяют правовую процедуру ее осуществления. В определенном совершенствовании нуждается и рядсуществующих норм уголовно-процессуального закона,связанных с правовом регулированием деятельностиследователя по обеспечению возмещения причиненногопоступлением материального ущерба. Учитывая, в частности, что наложение ареста на имущество часто сопряжено с производством таких неотложных следственных действий, как обыск и выемка, есть необходимость отнесения его к числу последних и дополнения в этой части ст. 119 УПК РСФСР. Говоря о таком специфичном процессуальном действии, какналожение ареста на имущество, призванном обеспечитьсохранность материальных ценностей для удовлетворении гражданского иска или возможной конфискацииимущества, следует отметить, что его эффективностьЗначительно повышается, если при производимой приэтом описи имущества принимает участие товаровед,инспектор по ценам либо даже судебный исполнитель,которому в будущем придется исполнять приговор вчасти имущественных взысканий. Думается, что возможность участия специалиста в наложении ареста наимущество следовало бы предусмотреть в ст. 175 УПКРСФСР 23. Эффективность рассматриваемого действия во многое предопределяется и принятием надлежащих мер обеспечения сохранности подвергнутого аресту имущества. Законодатель разрешает оставлять арестованноеимущество под сохранную расписку не только представителю исполнительного комитета поселкового или сельского Совета народных депутатов, либо жилищно-эксплуатационной организации, либо какому-то иному авторитетному лицу, но даже самому владельцу этого имущества или его родственникам. В печати уже приводились убедительные примеры того, что, пользуясь оставленным им на хранение имуществом, подозреваемые обвиняемые, их родственники разбазаривают его24.

Нам представляется, что из ст. 175 УПК РСФСР следует исключить указание на возможность оставления арестованного имущества на хранение всем таким лицам.Одновременно следует принять более энергичные мерык обеспечению надлежащих условий хранения имущества, подвергнутого аресту, вплоть до создания специальных хранилищ при каждом правоохранительноморгане.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст