Семиотический базис творчества М. К. Чюрлениса Карипова А. Ф

Семиотический базис творчества М.К. Чюрлениса

Карипова А.Ф.

Студентка

Петрозаводской государственной консерватории им. А.К. Глазунова,

теоретико-дирижерский факультет, Петрозаводск, Россия

E-mail: [email protected]

Одним из неисчерпаемых источников глубины и разнообразия смысловых трактовок оказывается творчество литовского художника и композитора Микалоюса Констанинаса Чюрлениса. Его музыкальные, живописные и поэтические произведения застланы разноуровневыми семиотическими сообщениями, в совокупности образующими полномасштабный символический текст.

Произведения Чюрлениса, представляя собой источник информации, имеют высокую степень семиотической концентрации. Например, фортепианный цикл Чюрлениса из пяти вариаций ор.18 носит замысловатое название «Besacas». Означающим в данном случае является лишь комбинация букв. Означаемое — неспонтанный заложенный образ — латинское название нот, используемых в теме вариаций. Именно оно является зерном, породившим все фортепианное произведение. По мнению В.Ландсбергиса, в монограмме «Besacas» также заключено имя Болеслава Чарковского (BolESlAw CzArkowSki), сына варшавского приятеля Чюрлениса [1, 56].

Закодированная информация, имеющая обозначение и значение, предназначена адресату, владеющему тем же языком знаковых систем, что и автор. То есть последний, создавая произведение, изначально проводит социокультурную дифференциацию воспринимающих. Приближение к воплощенной идее предполагает у адресата Чюрлениса умение распознать и раскодировать (полностью или частично) текстовое сообщение, не требуя дополнительного вербального объяснения. Следовательно, насыщенность и наслоение семиотических принципов сужает круг адресатов. По воспоминаниям сестры Ядвиги, Чюрленис не любил пояснять свои произведения и считал, что «долг художника выразить в картине то, что он хочет, а долг зрителя – понять его» [2, 268]. Жена Чюрлениса София, упоминала о его реакции на посетителей вильнюсской выставки: «Почему люди не смотрят? Почему не напрягают свою душу – ведь каждый по-иному подходит, иначе воспринимает произведение искусства» [2, 268].

Среди сочинений Чюрлениса, относящихся к различным видам искусства, можно выделить ряд устойчивых семиотических сообщений, представляющих:

синкретичность религиозных и философских воззрений (в частности, влияние теософии Е.Блаватской, проявленное в апелляции к античности, Древнему Египту, Древней Индии и т.д., равновесие христианских и языческих мотивов, занятия спиритизмом и др. — например, картины «Арка Ноя», «Соната звезд. Аллегро», «Соната пирамид. Аллегро», кантата «De Profundis»);

оригинальное видение времени и пространства (отсутствие опоры на материалистичность и всецелая поглощенность духовностью бытия в визуальном искусстве — например, картины «Прошлое», «Весть» — и, наоборот, строгая «педантичность» в метроритмических вопросах музыки — стройная форма прелюдий, канонов и др.);

мифологические образы (обилие мультикультурных сказочных и фантастических мотивов в поэзии и живописи Чюрлениса — картина «Сказка королей», триптих «Сказка» и др.);

ментальность и национальные литовские истоки (культивирование Чюрленисом литовской культурной традиции в произведениях всех жанров, особенно музыкальных — обработки народных песен, хоровая музыка, а также замысел первой литовской национальной оперы «Юрате»);

полифонию как «идеальный» принцип организации произведения (линейность и равноправие линий и пластов как особенность строения музыкальных и живописных композиций — картины «Покой», «Фуга», а также как высокая концентрация контрапунктических приемов в музыкальных сочинениях, не имеющих полифонические названия — Постлюдия ор.12 №2, Прелюдия ор.30, №3 и др.);

натурализм как философский подход к жизни, непосредственно проявленный в творчестве (например, циклы картин «Сотворение мира», «Соната весны», «Соната моря», симфонические поэмы «В лесу», «Море» и др.).

Приведенные выше сообщения в многогранном творчестве Чюрлениса постоянны и закономерны. В той или ином сочетании они встречаются практически в любом его произведении. При этом улавливается четкая связь с учением Ars combinatoria, в котором используется техника пермутаций и комбинаций, подразумевающая работу с ограниченным составом неизменных этих элементов. Именно «полифония» этих элементов, гармонично отраженная в произведениях Чюрлениса, создает уникальную мистическую атмосферу.

Литература

Ландсбергис В. Творчество Чюрлениса (Соната весны). М., 1975.

Чюрлените Я. Воспоминания о М.К. Чюрленисе. Вильнюс, 1975.