Рональд Рейган 40-ой президент США (1981-1989) 4

Содержание

TOC \o «1-3» \h \z \u HYPERLINK \l «_Toc226993261» Введение PAGEREF _Toc226993261 \h 1

HYPERLINK \l «_Toc226993262» 1. Рональд Рейган – 40-ой президент США (1981-1989) PAGEREF _Toc226993262 \h 4

HYPERLINK \l «_Toc226993263» 2. «Рейганомика» или «консервативная революция» PAGEREF _Toc226993263 \h 15

HYPERLINK \l «_Toc226993264» 3. Внешняя политика Соединенных Штатов Америки при президенте Р.Рейгане PAGEREF _Toc226993264 \h 22

HYPERLINK \l «_Toc226993265» Заключение PAGEREF _Toc226993265 \h 31

HYPERLINK \l «_Toc226993266» Список использованной литературы PAGEREF _Toc226993266 \h 33

Введение

Американское государство, используя имеющиеся в его распоряжении рычаги, осуществляет перераспределение материальных, финансовых и иных ресурсов страны, принимает меры по укреплению международных экономических позиций США и по расширению экспансии американских монополий. Обострение противоречий в экономике страны способствовало усилению экономической роли государства, что выразилось в развитии системы государственно-монополистического регулирования экономики. На протяжении ряда десятилетий формировались теоретические концепции и практические методы государственного регулирования экономики США, разросся и принял огромные размеры государственный механизм экономической политики.

В своей эволюции система государственно-монополистического регулирования в США превратилась в органический элемент воспроизводственного процесса. Она состоит из многих звеньев, включает в себя прежде всего регулирующий механизм федерального правительства, а также механизм штатов и местных органов власти, соединяет в себе государственный инструментарий экономического регулирования (федеральный бюджет, налоговая система, механизм кредитно-денежной политики Федеральной резервной системы) и аппарат административно-правового регулирования (регламентирования) деятельности различных отраслей экономики.

Сложившаяся в б0-е годы официальная доктрина «новой экономики» исходила из возможности с помощью государства избавить американскую экономику от кризисов и обеспечить ей процветание. Однако уже 70-е годы были отмечены резким нарастанием кризисных процессов в экономике США — усилением ее внутренней нестабильности, скачкообразным развитием инфляции,— перед лицом которых сложившаяся система государственно-монополистического регулирования оказалась несостоятельной.

Никогда ранее экономика США и экономическая политика государства не сталкивались со столь острыми дестабилизирующими процессами, выразившимися в соединении циклических и структурных кризисов, в стагфляции (одновременном падении темпов экономического роста и крутом усилении инфляции), в обострении международных экономических и валютно-финансовых проблем, проявившимися одновременно и в концентрированной форме на протяжении одного десятилетия.

Именно в этих условиях в начале 80-х годов появилась на свет программа «экономического возрождения Америки», явившаяся попыткой правящих кругов справиться с острыми проблемами в экономике и преодолеть кризис государственно-монополистического регулирования. Вопреки утверждениям о «радикальном ограничении» экономической роли государства речь шла, по существу, о перестройке государственной регулирующей политики с целью более эффективного использования государственных рычагов для усиления капиталистической конкуренции как «двигателя» экономики, для стимулирования процессов структурной перестройки экономики страны. Речь идёт об экономической политики администрации Рейгана, получившая название «рейганомика».

Целью моей курсовой работы является изучение рейганомики.

Задачами курсовой работы является изучение:

— биографии Рональда Рейгана;

— понятия «рейганомики» и «консервативной революции»;

— внешней политики США при президенте Р.Регане.

Глава I .

Рональд Рейган – 40-ой президент США (1981-1989)

1.1. Юность Рейгана

Рональд Рейган родился 6 февраля 1911 в Тампико (шт. Иллинойс). Окончил Юрика-колледж близ Пеории (шт. Иллинойс).

В 1947 г. Рейган стал президентом Гильдии киноактеров. Решающим фактором в избрании его на этот пост явилось то, что в голливудских кругах он все еще продолжал слыть либералом, хотя такое мнение о нем сложилось скорее на основе его собственных заявлений о себе и своих взглядах, чем в результате каких-либо конкретных действий с его стороны. Тем, кто только понаслышке знал о политических симпатиях и убеждениях Рейгана, казалось естественным и закономерным, что именно он, либерал и демократ, должен отстаивать интересы своих коллег-киноактеров в руководящем органе гильдии. Не обладавший еще в те годы прочными личными, а тем более финансовыми связями с кинопромышленниками, Рейган казался вполне подходящей фигурой на пост президента гильдии. Его поддержали многие из его коллег, числившиеся в местных “левых”. Однако эта репутация Рейгана как либерала просто ввела в заблуждение многих людей. С самого начала он не испытывал никаких сомнений по поводу того, с кем будет он сам. Рейган был “источником” — консультантом для антипрофсоюзных журналистов и прессы, снабжая их конфиденциальной информацией, полученной им в ходе закрытых собраний. Взамен Рейгану оказывались особые услуги и поддержка со стороны как правой прессы, так и хозяев студий. Став президентом гильдии, Рейган решительно и безоговорочно принял сторону хозяев голливудской киноиндустрии и, объединившись с другими ярыми антикоммунистами в руководстве гильдии, принял решение о вступлении в тесный союз с Межнациональным альянсом работников театральной сцены против Конференции студийных профсоюзов. Под давлением объединенных сил Гильдии киноактеров и Межнационального альянса Конференция студийных профсоюзов, обвиненная в прокоммунистической деятельности, вскоре прекратила свое существование. Рейган не только не скрывал свое участие в создании условий, приведших к ее ликвидации, но даже бравировал своей ролью. Чем глубже он проникал в мир профессиональной политики, тем консервативнее и жестче становилась его позиция. Его все чаще и чаще видели в обществе сильных мира сего, могущественных хозяев голливудской киноиндустрии, с которыми он уже на равных обсуждал меры по обузданию излишне активной, по мнению владельцев киностудий, деятельности отдельных профсоюзов и решал судьбу тех из своих коллег-актеров, которые не понимали всей важности борьбы с “засильем коммунистов в Голливуде”.

В 1962 г. среди немногочисленной, но весьма влиятельной в штате Калифорния группы состоятельных дельцов, тесно связанных финансовыми узами с военно-промышленным комплексом, зародилась мысль выдвинуть Рейгана кандидатом на пост губернатора штата от республиканской партии. Фактором, объединившим эту группу промышленников и финансистов Калифорнии, был единый подход к оценке роли наиболее состоятельной части предпринимателей в жизни американского общества. В самых общих чертах объединявшая их всех идея сводилась к убеждению, что огромные состояния, накопленные незначительным меньшинством американских граждан, являются убедительным свидетельством и результатом неординарной талантливости и предприимчивости этих людей и что стоит предоставить им полную свободу действий и оградить их общественно полезную деятельность от государственного вмешательства, как будут решены все стоящие перед Соединенными Штатами экономические и социальные проблемы. Позиция этой группы по вопросам разоружения и контроля над вооружениями была предельно проста: чем сильнее США в стратегическом плане и чем страшнее и мощнее оружие, которым они обладают, тем больше шансов создания и сохранения отвечающей американским политическим и экономическим интересам ситуации в мире.

1.2. Политика Рейгана

Но тогда Рейган уклонился от заманчивого предложения попробовать свои силы в борьбе за губернаторский пост, заявив, что видит свое предназначение не в занятии высокого политического поста, а в оказании содействия, в частности своими выступлениями, другим претендентам на эти посты и в поддержке выдвигаемых теми благородных целей. На самом деле Рейган, видимо, уже в те годы строил планы выхода на национальную политическую арену.

Первым настоящим выходом Рейгана в политику следует считать его известную речь (вошедшую в американскую историю под названием “Спич”) в поддержку кандидатуры Голдуотера на пост президента США 27 октября 1964 г. В своем “Спиче” Рейган говорил, что американцы должны прекратить называть тех, кто разделяет его взгляды, правыми экстремистами, поскольку именно они сами проявляют политическую слепоту, отказываясь видеть, что на их глазах идет война с самым опасным врагом, которого когда-либо знал человек. Америка, говорил он, стоит перед выбором между свободным предпринимательством и разросшимся правительством, между свободой личности и “муравьиной кучей тоталитаризма”, между необходимостью проявления стойкости в сложившейся опасной международной обстановке и капитуляцией перед “ наиболее злобным врагом, которого когда-либо знало человечество на своем долгом пути восхождения из топких болот к звездам”. Рейган не щадил тех, кто осмеливался призывать к проявлению разумности и дальновидности во внешней политике, и тех, кто пытался осуждать опасный экстремизм при выработке подходов к решению современных международных проблем. “Наши прекраснодушные либеральные друзья отказываются признать, что их политика приспособления к сложившейся ситуации есть не что иное, как политика умиротворения, а умиротворение не предоставляет выбора между миром и войной, оно предоставляет выбор лишь между борьбой и капитуляцией… Те, кто осуждает использование терминов “розовые” или “леваки”, сами виновны в навешивании ярлыка “правый экстремист” на тех, кто противостоит их либерализму”.

К 27 октября 1964 г., когда вышел в эфир телевизионный “Спич” Рейгана, исход предстоявших через неделю президентских выборов был практически предрешен: ожидалось сокрушительное поражение Голдуотера (и действительно, тогда за Линдона Джонсона, кандидата демократов, проголосовало около 43 млн избирателей; Голдуотер получил немногим больше 27 млн голосов). “Спич”, как, по всей видимости, и предполагалось, не сыграл никакой роли в исходе президентской предвыборной кампании 1964 г., хотя самым непосредственным результатом телевизионного выступления Рейгана было поступление в казну республиканской партии взносов на общую сумму 8 млн долл. Но это выступление сделало для консолидации правоэкстремистских и консервативных сил Америки вокруг имени Рейгана больше, чем что-либо другое из того, что он говорил и делал раньше. В черные дни поражения на президентских выборах для американских консерваторов блеснул лучик надежды — у них появилась новая политическая звезда.

В 1966 г. предстояли выборы губернатора штата Калифорния, а у калифорнийских республиканцев не было перспективных кандидатов, чтобы противостоять на этих выборах собиравшемуся выдвинуть свою кандидатуру на новый срок губернатору — демократу Эдмунду Брауну. Между тем, в конце 1964 — начале 1965 г. в жизни Рейгана появились новые “крестные отцы” в лице нефтепромышленника — миллионера Генри Сальватори и столь же состоятельного дельца, владельца сети магазинов и контор по продаже автомашин производства компании “Форд мотор” Холмса Таттла. Оба были, как и пристало быть преуспевшим в жизни людям, истыми республиканцами, и оба придерживались весьма определенных взглядов на систему свободного предпринимательства и роль государства в этой системе. Именно Таттл, внимательно следивший за Рейганом в годы его работы на “Дженерал электрик” и имевший возможность в личных беседах выяснять позицию Рейгана по интересующим его проблемам, вместе со своими влиятельными друзьями принял решение о выдвижении кандидатуры Рейгана на пост Губернатора Калифорнии от республиканской партии, а для начала об организации его телевизионного выступления со знаменитым “Спичем”. Поражение Голдуотера, на которого делали ставку Сальватори, Таттл и их друзья — единомышленники, уже в начале 1965 г. поставило их перед необходимостью составления тщательно разработанного плана по завоеванию их избранником губернаторского особняка в столице штата г. Сакраменто.

После согласия Рейгана баллотироваться в губернаторы была создана новая общественная организация “Друзья Рональда Рейгана”, активно приступившая к политической рекламе своего выдвиженца и сбору средств на предстоящую борьбу за губернаторский пост. Подготовка предвыборной кампании была поручена Уильяму Робертсу и Стюарту Спенсеру, основателям и совладельцам лос-анджелесской компании по ведению политической рекламы, которым предстояло играть важную роль в жизни Рейгана на всем протяжении его политической карьеры. Для успешного достижения цели Спенсер и Робертс задумали создать Рейгану новый образ, который был бы способен завоевать симпатии и доверие рядовых калифорнийских избирателей. (О том, что поддержка деловых и финансовых кругов ему обеспечена, свидетельствовали 440 тыс. долларов, поступивших в казну Рейгана из корпоративных источников.) Кроме того, необходим был многозначительный и по возможности расплывчатый лозунг предвыборной кампании, который, не обязывая ни к чему конкретному самого Рейгана и поддерживающих его лиц, воплощал бы вместе с тем связываемые с его именем ожидания. Результатом усилий Спенсера и Робертса стал отвечавший этим требованиям лозунг “Созидательное общество”, противопоставленный известному лозунгу президента Джонсона “Великое общество”, а также образ Рейгана как “гражданина — политика”, т.е. движимого общественными интересами человека, не коррумпированного контактами с миром профессиональных политиканов. В условиях, когда американская общественность не испытывала особого доверия и уважения к профессиональным политикам, такое решение было поистине находкой.

Победив в напряженной борьбе со своим соперником в республиканской партии, бывшим мэром г. Сан-Франциско Джорджем Кристофером, с преимуществом в 700 тыс. голосов, Рейган стал официальным кандидатом калифорнийских республиканцев на пост губернатора штата. В оставшиеся до дня выборов недели Рейган целеустремленно закреплял в сознании избирателей представление о своей непохожести на тех, кто был им знаком по прошлым выборам. И надо признать, он был на них не похож хотя бы тем, что многие его высказывания скорее шокировали, чем убеждали. Он называл получателей государственных социальных пособий “безликой массой, ожидающей милостыню” (“Мы не должны требовать от работающих мужчин и женщин, чтобы они несли на своих плечах дополнительную тяжесть ответственности за ту часть общества, которая может заботиться о себе, но предпочитает полностью полагаться на социальное вспомоществование, бездельничая за счет более сознательных граждан”); призывал начать “пожар в прериях, который охватит всю страну и восстановит в полной мере доверие к правительству”; отвергал необходимость принятия закона о так называемом “справедливом распределении жилого фонда”, который в случае его утверждения помог бы черному населению штата при приобретении недвижимой собственности и несколько умерил бы аппетиты домовладельцев (“Я против того, чтобы указывать людям, что они могут и что они не могут делать со своей собственностью”), призывал покончить с “проявлением слабости” перед лицом “патологической вульгарности” студентов, требуя от них либо соблюдать официальные установления, либо “убираться” из университетов (“Было бы крайне наивным с нашей стороны исключать влияние коммунистов на эти демонстрации”). Но наряду с риторикой подобного рода в его высказываниях фигурировали и действительно сложные и неотложные проблемы, волновавшие большинство избирателей: “Улицы наших (калифорнийских) городов после наступления темноты превращаются в тропинки в джунглях, где число преступлений и случаев насилия превышает их число в штатах Нью-Йорк, Пенсильвания и Массачусетс, вместе взятых”.

8 ноября 1966 г. Рейган одержал убедительную победу над Эдмундом Брауном, получив большинство почти в 1 млн голосов (3 742 913 против 2 794 174 голосов, поданных за Брауна). За Рейгана проголосовало немало калифорнийских избирателей, принадлежащих даже к тем слоям населения (рабочие, национально — этнические группы), которые до этого традиционно поддерживали демократов. 3 января 1967 г. Рональд Рейган в зале калифорнийского Капитолия принес торжественную присягу на пост губернатора штата.

Уже в первые недели своего губернаторства Рейган призвал на помощь “отряд особого назначения” — более 200 ведущих бизнесменов штата, которым был официально придан статус консультантов по вопросам разработки будущих социально — экономических и административных реформ в штате. Но главными советниками Рейгана, особенно на первых порах, и в том числе в период формирования будущей администрации штата, продолжали оставаться члены бывшей “рейгановской команды”, образовавшие “кухонный кабинет” губернатора. “Друзья Рональда Рейгана” собирались для решения возникавших проблем и выработки единой, отвечавшей их общим интересам линии либо в загородном клубе, либо же в гостиной или рабочем кабинете губернаторского особняка.

В 1970 г. Рейган победил на выборах своего соперника из демократической партии Джесси Унру с внушительным перевесом и остался губернатором на второй срок. На фоне поражения республиканских кандидатов в других штатах победа Рейгана оценивалась как неординарное событие в политической жизни страны. Оказалось, что при всех своих недостатках и промахах, при всей своей непопулярности среди умеренных, а тем более либерально настроенных политических деятелей и избирателей Рейган пользовался достаточной поддержкой и авторитетом, чтобы выиграть сражение за губернаторский пост в явно невыгодно складывавшейся для его партии политической обстановке в стране.

Но при всем этом в преддверии к президентским выборам 1972 г. Рейган не представлял сколько-нибудь серьезной угрозы надеждам президента Никсона на переизбрание. Помимо редко нарушаемого неписаного правила политической игры в США — не конкурировать в открытой форме с президентом, коллегой по партии, выдвигающим свою кандидатуру на второй срок, в качестве препятствия на пути Рейгана к Белому дому встала фигура более молодого вице — президента Спиро Агню, которого, видимо, прочили в будущие кандидаты республиканцев в президенты США. Обе кандидатуры — Никсона и Агню — были поддержаны на съезде.

В разгар уотергейтского скандала, после ухода в отставку Агню, уличенного в финансовых злоупотреблениях и махинациях, Рейган оказался в числе основных претендентов на пост вице — президента, но тут его постигла неудача: пост вице — президента был предложен Джеральду Форду. Еще больше ситуация осложнилась, когда Никсон ушел в отставку и Форд стал тридцать восьмым президентом США: теперь в случае вступления в борьбу за Белый дом в 1976 г. Рейгану предстояло бороться с коллегой по партии, к тому же пробывшим уже два года на президентском посту.

Ранней весной 1974 г., когда Рейган был еще губернатором Калифорнии, а Никсон — президентом США, несколько человек из окружения Рейгана предприняли в Вашингтоне неофициальный и скрытый зондаж перспектив и возможной реакции столичных политических кругов в случае повторного выдвижения кандидатуры Рейгана на пост президента страны от республиканской партии. Несмотря на строгую секретность проводившихся консультаций и зондажа, слухи о них достигали Белого дома и вызывали озабоченность у его хозяина и его ближайших советников. В начале декабря 1974 г. президент Форд созвонился с Рейганом и предложил ему войти в кабинет в качестве одного из министров, например, министра транспорта. Через несколько дней Рейган отказался от предложения, так как пост губернатора Калифорнии давал ему основание претендовать на более высокое положение в административной иерархии. Намек был яснее ясного: Рейган согласился бы только на пост вице — президента, все еще остававшийся вакантным. Прекрасно понимая, что назначение Рейгана на пост вице — президента поставит под угрозу его собственное будущее, Форд решил сократить до минимума контакты с Рейганом, а 19 декабря 1974 г. вице — президентом США был назначен губернатор штата Нью-Йорк Рокфеллер.

Незадолго до официального подключения Рейгана к борьбе за Белый дом шансы президента Форда на победу на съезде республиканской партии выглядели предпочтительнее шансов Рейгана. Абсолютное большинство опросов общественного мнения предсказывало ему убедительное преимущество в голосах делегатов съезда; финансовые средства, собранные в кассу его предвыборной кампании, чуть ли не вдвое превышали финансовые возможности сторонников Рейгана. В конце предвыборного марафона сторонники и советники Рейгана продолжали надеяться на то, что, несколько снизив воинственный накал выступлений Рейгана, им удастся отвоевать у Форда хотя бы часть голосов умеренно настроенных делегатов. С этой целью рейгановская команда пошла на беспрецедентный шаг: подобрала кандидатуру пользовавшегося репутацией либерала сенатора Р. Швейкера и уговорила Рейгана объявить его своим напарником, т.е. кандидатом на пост вице — президента США. Эта тактическая уловка не принесла ожидаемых плодов и даже осложнила взаимоотношения Рейгана с консервативными кругами. В результате 18 августа 1976 г. в первом же туре голосования с преимуществом всего лишь в 117 голосов кандидатом республиканской партии на пост президента США был назван Джеральд Форд.

Однако Рейган не оставил попыток попасть в Белый дом, так как результаты голосования на съезде продемонстрировали наличие достаточно внушительной политической базы для таких попыток в будущем. Решение добиваться выдвижения кандидатуры Рейгана на пост президента США в 1980 г. было окончательным и бесповоротным, и к созданию благоприятных условий для этого рейгановская команда приступила уже в сентябре 1976 г.

13 ноября 1979 г. Рейган сделал официальное заявление о вступлении в борьбу за Белый дом, став десятым и последним по счету претендентом на президентский пост от республиканской партии. Хотя к этому времени он захватил лидерство среди других кандидатов, многие по-прежнему отказывались принимать его кандидатуру всерьез.

Между тем приближалась дата созыва съезда республиканской партии, но у Рейгана не было еще четкой позиции в отношении того, кто будет предложен съезду в качестве кандидата партии на пост вице — президента США. Рейгановская команда перетасовывала многочисленные варианты. В преддверии сбора делегатов в Детройте остались лишь две фамилии — Форда и Буша. В последний момент Форд отказался, и реальной оставалась лишь кандидатура Буша, не вызывавшая особого энтузиазма у Рейгана из-за критических замечаний Буша в адрес Рейгана, его политической программы и социально — экономических прожектов, высказанные в ходе предвыборной борьбы. Но за Буша выступали многие члены рейгановской команды и целый ряд видных деятелей республиканской партии. В день открытия работы съезда республиканской партии, 14 июля 1980 г., выбор Рейгана остановился на кандидатуре Джорджа Буша, а уже 17 июля Рейган был выдвинут на пост президента США.

В результате президентских выборов 1980 г. Рональд Рейган одержал победу над кандидатом от демократической партии Картером. Но его победа не была убедительной. Из 160 с лишним миллионов американцев, имевших право голоса, за Рейгана и выдвинутую республиканской партией политическую и экономическую программу действий проголосовали всего лишь 43,9 млн человек. В числе 117 млн американских избирателей, отказавших Рейгану в поддержке, были 76 млн человек, попросту не явившихся на избирательные участки по той причине, что ни один из кандидатов на пост президента США не отвечал их требованиям. Сокрушительное поражение Картера нельзя было считать убедительной победой Рейгана, хотя оно и сделало его сороковым президентом США.

Глава II.

«Рейганомика» или «консервативная революция»

Ядро провозглашенной революции Рейгана составляла «рейганомика», ориентированная на предложение экономической программы, которая понималась как ответ на экономические проблемы 70-х годов. Согласно ей должны были быть значительно снижены налоги, предложены возможности амортизации и вычеркнуты или упрощены, препятствующие инвестициям государственные предписания, чтобы вызвать рост экономики. Потери доходов должны были быть краткосрочно предотвращены экономией на социальных программах, а долгосрочные — покрываться увеличением доходов из расширяющегося народного хозяйства — и все это при уравновешенном бюджете. Было совершенно ясно, что здесь возникнут целевые конфликты, тем более, что одновременно должны были значительно возрасти оборонные расходы.

Рейган действительно добился принятия основных положений своей экономической программы с утверждением бюджета на первое полугодие 1981 года. Было решено сократить налоги на 25%, 5% в первом и по 10% в два последующих года. С 1985 года налоги были индексированы с темпом инфляционного роста цен, так что за обесцениванием денег не следовало больше автоматически повышение реальных налогов. Налоговая квота действительно снизилась для большинства налогоплательщиков. Однако, не в последнюю очередь перед лицом угрожающе растущего дефицита бюджета, еще при

Рейгане было предпринято 13 повышений налогов, которые отменили почти четверть сокращений налогов. К этому прибавилось повышение взносов по социальному страхованию. В общем, налоговые поступления как процент совокупного общественного продукта снизились за время президентства Рейгана с 20 до 18,6%, что примерно соответствовало доле сразу после второй мировой войны.

То, что «консервативная революция» не состоялась, нагляднее всего демонстрирует тот факт, что объем федерального бюджета при Рейгане постоянно возрастал, а именно, с 699,1 миллиарда долларов в 1980 году до 859,3 миллиарда долларов в 1987 году (соответственно стоимости доллара в 1982 году). Если даже не принимать в расчет военные расходы, то бюджет в этот период вырос с 535,1 до 609,5 миллиарда долларов. При этом дефицит государственного бюджета временами полностью уходил из-под контроля и достиг в 1986 году рекордной высоты в 221 миллиард долларов. В этом дефиците государственного бюджета вследствие снижения налогов и одновременно повышения расходов был повинен сам президент, который, как консерватор, твердо придерживался принципа уравновешенного государственного бюджета и хотел его видеть закрепленным в конституции.

Сокращений социальных программ было давно недостаточно, чтобы удерживать разрастающуюся дыру в бюджете. Характерно, что сильнее всего сокращены были те программы, которые касались самых бедных и хуже остальных организованных групп населения, которые к тому же принимали наименьшее участие в выборах президента или в Конгресс. Продовольственные карточки были отменены, и пособия для матерей-одиночек значительно сокращены.

Одновременно социальные программы, полезные для среднего слоя, остались почти неизменными, так же как и пенсионное страхование и связанное с ним страхование на случай болезни. При Рейгане в американском обществе произошла поляризация между бедными и богатыми, перераспределение в пользу богатых, в то время как одновременно увеличилось число тех, кто жил ниже границы бедности.

Из-за протеста Конгресса потерпела неудачу самая крупная программа децентрализации в истории западной демократии, «новый федерализм» Рейгана, которая имела целью как значительное сокращение федеральных отчислений, так и «обратный» перевод социально-государственных задач и одновременно налоговых ресурсов на отдельные штаты. Сокращение федеральных субсидий штатам было, однако, значительным, в сфере жилищного строительства и городского развития почти драматическим. Темпы роста федеральных средств в штатах номинально замедлились уже при администрации Картера, реально же в результате высокого темпа инфляции даже снизились. Годы президентства

Картера поэтому могут рассматриваться как переходный период к «новому федерализму» Рейгана. Это также относится к сфере политики дерегуляции: здесь отмена предпринятых в федерально-государственном масштабе ограничений конкуренции в воздушном и автомобильном сообщении началась еще при Картере и была продолжена при Рейгане упразднением положений о защите окружающей среды и об охране труда.

Администрация Рейгана успешно боролась с инфляцией и безработицей.

Индекс инфляции снизился с 12,5% в 1980 году до 4,5% в 1988 году. Квота безработных в этот же период опустилась с 7 до 5,4%. Было создано 18 миллионов новых рабочих мест, хотя многие места приходились на группу с самым низким доходом. При этом не следует забывать о том, что экономический подъем следовал за тяжелым спадом 1981—82 годов (с квотой безработных в 10%) и что стремительно, почти драматически возрастал внешнеторговый дефицит.

Совершенно в духе консервативной политики было огромное повышение военных расходов, направленных против Советского Союза, вступление которого в Афганистан было соответственно инструментализировано. Также и здесь, еще при Картере, началась беспримерная программа вооружения, которой нужно было встретить советскую угрозу, поставить на место «империю зла» (так Рейган публично назвал Советский Союз). Президент предоставил также полную свободу действий секретным службам, особенно ЦРУ под руководством Уильяма Кейси, в стимулировании сопротивления в сфере советского влияния и в поддержке антикоммунистических партизанских сил в «третьем мире». В этой политике сначала, казалось, не было места для разоружения и контроля вооружений.

Только после того, как американский военный вес повысился по отношению к Советскому Союзу — прежде всего благодаря начавшемуся с 1983 года размещению ракет средней дальности в Западной Европе, Рейган смог во время своего второго срока пребывания на посту президента вести с Советским Союзом переговоры с позиции силы. Последовали 4 конференции на высшем уровне, заключение договора о РСМД, успехи в ограничении стратегических вооружений и в обоюдных внешних инспекциях. Однако уже в 1982 году в Конгрессе образовалась широкая коалиция, которая сначала урезала наполовину требуемый президентом темп роста в военном бюджете, а с 1984 года полностью исключила его. Из-за высоких темпов вооружения резко изменилось общественное мнение, и тревога за огромные дефицита бюджета, которые привели к взрывообразному росту государственных долгов, все больше определяла все области политики, в том числе и политику обороны. За другими исследованиями остается право выяснить, была ли программа вооружения администрации Рейгана действительно направлена первоначально против

Советского Союза или, как предполагает Э.-О. Чемпил, должна была сознательно служить рычагом для ликвидации американского социального государства.

Внешняя политика Рейгана являлась уклончиво антикоммунистической, как она проявилась не только по отношению к Советскому Союзу, но и в ее первоначальных идеологически-закоснелых чертах также и по отношению к

Центральной Америке и особенно к сандинистам в Никарагуа. То, что при Рейгане осуществлялась политика разрядки, относится к парадоксам его президентства. Борьба за власть с Советским Союзом была выиграна, потому что пришедший в 1985 году к правлению Михаил Горбачев закончил свою экспансионистскую мировую политику и, благодаря реформам, приблизил конец Советского Союза и Варшавского договора. Рейган прикрепил, правда, эту победу на свой флаг, однако она была в большей степени подарена Горбачевым, чем завоевана. Остальные достижения во внешней политике происходили, в основном, посредством символических акций, как, например, вторжение на маленький остров Гренада в 1983 году, которое должно было положить конец влиянию Кубы на Карибском море, и воздушная бомбардировка Ливии в 1986 году как мера наказания обвиненной в терроризме страны. При этом американская внешняя политика в основном осталась гибкой и прагматичной, как показал быстрый вывод американских войск из Бейрута после покушения с применением бомбы, в котором было убито 200 американских солдат. Как раз в сфере внешней политики конкурировали различные политические институты, такие как

Совет Национальной Безопасности, министерство иностранных дел, министерство обороны, ЦРУ и сотрудники Белого дома. Именно эта ситуация сделала возможной аферу Иран—контрас, о которой стало известно в 1986 году благодаря иностранным сообщениям в прессе. Вопреки возражениям министра иностранных дел Джорджа Шульца и министра обороны Каспара Вайнбергера США тайно поставляли оружие и боеприпасы Ирану, который с 1980 года вел войну против Ирака. Целью было, таким образом, освободить американских граждан, которые удерживались Ираном в качестве заложников, что, однако, удалось в одном-единственном случае. Прибыли от сделки с оружием, очевидно по инициативе подполковника Оливера Норта, который был сотрудником Совета Национальной Безопасности в Белом доме, использовались ЦРУ для поддержки никарагуанских контрас, ведущих партизанскую войну против сандинистского правительства. Конгресс расследовал эти нелегальные и противоречащие конституции действия в 1986 и 1987 годах, но не смог доказать непосредственного участия в этом президента. Учитывая травматический опыт уотергейтской истории, Конгресс опасался процесса по смещению с должности все еще популярного президента, который восстановил веру Америки в себя.

Демократический депутат Шредер говорил в этой связи о «тефлоновом президентстве» Рейгана, с которого соскальзывают все плохие известия.

Характерным для политического прагматизма Рейгана было то, что он демонстративно держался в стороне от социально-моральных вопросов, как, например, допуск утренней молитвы в государственных школах или запрет абортов. Вопреки настоянию своих христианско-консервативных сторонников он ограничивался риторическими высказываниями, но не проявлял конкретной инициативы. Эмоции, таящиеся в этих конфликтных вопросах, могли бы легко привести к поляризации и поставить под угрозу экономическую и социальную политику в Конгрессе. В конкретной политике эти социально-моральные вопросы, которые характеризовали определенные консервативные позиции, не имели для Рейгана Приоритета.

Президентство Рейгана было отмечено парадоксами: как консерватор президент создал большую в американской истории гору долгов. Несмотря на принципиальный поворот «рейганомики» против заклейменного как «социалистическое» кейнсианства, с помощью вооружения была создана массивная инвестиционная программа, которая по своему экономическому воздействию сводилась к «военному кейнсианству». Если в начале своего президентства Рейган видел в Советском Союзе еще «империю зла», то в 1987—88 годах взаимопонимание с этой страной стояло на переднем плане. Хотя Рейган способствовал убеждению общественности в том, что федеральное правительство неспособно решать актуальные проблемы, он, однако, оживил институт президента и показал, что политическая система реагирует на президента.

Сами противоречия и целевые конфликты, заложенные в рейгановском консерватизме, содействовали его крушению. То, что консервативная претензия, как ее риторически блестяще представил Рейган, не осуществилась, проявляется во многих аспектах: социальное государство «нового курса» по- прежнему существовало, концепция Рейгана «новый федерализм», по существу, провалилась. Социально-моральные вопросы, стоящие на самом верху повестки дня «новых правых», не были приняты Рейганом. В вопросах гражданских прав, эмансипации женщин и контроле за рождаемостью американская общественность осталась либеральной.

Число федеральных чиновников с 1980 по 1987 год возросло на 3%. Если в предвыборной борьбе 1980 года Рейган обещал ликвидировать министерства энергетики и образования, то это обещание не только не было выполнено, но и было создано еще одно министерство по делам ветеранов. Вместо запланированных 11 министерств в конце президентского срока Рейгана существовало 14 министерств, федеральное правительство не сократилось, а увеличилось. Также и в партийной системе и в общественном мнении в 80-е годы не наблюдалось консервативного перелома: демократическая партия господствовала в палате представителей и в большинстве штатов.

Что изменилось при Рейгане и что создавало видимость «консервативной революции», так это темы, стоящие в центре политической дискуссии. Эти изменения, как метко пишет Курт Л. Шелл, были равны смене образцов. Что выставлялось для дискуссии, так это была экспансия социального государства, критически выяснялись его объем и его функции. Что политический дух времени изменился еще при Картере, видно по тому, как беззаботно прежде либеральные демократы присоединились к политике экономии и дерегуляции.

Глава 3.

Внешняя политика Соединенных Штатов Америки при президенте Р.Рейгане

Приход к власти администрации Рейгана, означал новый этап в политике США. Уже во второй половине пребывания у власти администрации Картера, в настроениях правящей элиты США появились тенденции к национализму и силовым решениям. Но то что произошло с первого дня пребывания администрации Рейгана в белом Доме, бросалось в глаза даже на таком фоне.

Конечно же, тон заявлений Рейгана и его администрации задавали так называемые «ястребы». Еще будучи кандидатом в президенты, Рейган встречался с группой своих внешнеполитических советников. Это была его встреча с членами «Комитета по существующей опасности» во главе с Ю. Ростоу и П. Нитце. В нем участвовали такие видные лица, как Р. Ален (личный секретарь Рейгана), Ф. Икле, У. Вэн Клив. Существо их советов сводилось к одной линии: «США должны проводить широкую программу перевооружения и продолжить усилия по восстановлению политики сдерживания в отношении Советского Союза».

Заявление Р. Рейгана по случаю его вступления в должность президента страны, как в зародыше, несет в себе основные черты проводящейся его кабинетом внешней и внутренней политики. Здесь был призыв к обновлению мощи США и угроза в адрес потенциальных противников, предупреждение что США не «капитулируют» ради мира, и, наконец, что США будут поддерживать достаточную силу, чтобы одержать вверх в случае необходимости. Через два дня, новый министр обороны США К. Уэйбенргер объявил, что его главной миссией будет перевооружение Америки. После победы республиканцев, взгляды «Комитета по существующей опасности», стали взглядами официального руководства США. Что такое «Комитет по существующей опасности»? По сути дела, это этот комитет объединяющий самых крайних и ультраправых деятелей, закрепляющий тенденции к сплочению сил реакции и милитаризма. Комитет существовал много лет, но теперь он получил непосредственную возможность проникнуть в самые верхние структуры администрации президента и от его имени проводить свою линию. Ярким подтверждением моих слов, служит следующая статистика: практически сразу после выборов, Комитет отправил в ряды администрации сразу 32 своих наиболее видных представителя. Если бы окружение президента США обладало более трезвым взглядом на жизнь, то по крайней мере существовал механизм корректировки их взглядов к действительности. На важнейших постах США оказались несколько десятков членов Комитета, во втором же эшелоне, несколько десятков деятелей ультраправых мозговых «центров», как Центр стратегических и международных исследований (поставил в администрацию более 30 сотрудников), Гуверовский Университет (не менее 40) и Университет Американского предпринимательства (где-то 40 своих выкормышей).

То есть получается что в администрации Рейгана произошел сильнейший перекос, диспропорция в концентрации у рычагов официального управления страной ультраправых элементов. Подлинные правители страны, магнаты с Уолл-Стрит, могли только радоваться, поскольку их планы оказались удачными. Средства, которые они потратили на «раскрутку» Рейгана, окупились с лихвой. В случае успеха «рейганизма» они были готовы руководствоваться тем, что победителей не судят. Однако, они все-таки прожженные бизнесмены и складывать яйца в одну корзину они явно не собирались. Они следовали за новым президентом ровно до тех пор, пока его силовая линия себя оправдывала. Анализ всей совокупности приобретенных «ястребами» позиций, показывает, что члены «Комитета по существующей опасности» и их единомышленники прочно захватили три главных направления формирования внешней политики США. Во первых, это механизмы связанные с проводимой США политикой силы и вмешательством во внутренние дела других государств. Острие политики было направленно прежде всего на СССР. Во-вторых, те органы правительственной структуры, позволяющие успешно блокировать администрации возможных тенденции — к миру, разоружению, сотрудничеству и разоружению. В третьих, это разворачивание «психологической» войны против коммунизма, войны где не гнушаются самых грязных потоков клеветы.

Следуя сверху вниз, начнем с Совета национальной безопасности. Аппарат этого совета, в качестве советника и личного секретаря, возглавил Р. Аллен. Главным экспертом в этом совете стал Р .Пайпс, имеющий в точности такие же связи как Ален, кроме того он был тесно связан с центристскими организациями — он был членом Совета по международным отношениям и сотрудником Гарвардского университета. Еще один член «Комитета по существующей опасности» и одновременно член Совета по международным отношениям, Дж. Кемп стал ответственным за политику США на ближнем Востоке. Р. Фонтейн, сотрудник Джоржтаунского центра и заодно Института американского предпринимательства, был назначен курировать в нем вопросы Латинской Америки, а член Совет по международным отношениям Г. Нау — вопросы международной экономической политики. На последок (так сказать, на сладкое) добавлю что один из видных членов «Комитета», У Клейси возглавил Центральное разведывательное управление. Восемь других членов этого комитета заполнили почти наполовину консультативный орган при президенте по вопросам иностранной разведки, состоявшей из 19 человек. Теперь вам ясна истинная подоплека «воинственных» заявлений и шуточек Рейгана? Самое смешное, что все эти нелюди страшно боялись настоящей войны. Хотя на словах они были жутко страшными и непримиримыми. Само собой, такое доминирование членов «Комитета по существующей опасности», могло не понравится очень большому количеству людей в окружении администрации. И это приводило к порой очень серьезным трениям. Однако, эти трения и разногласия внутри аппарата Рейгана не приводили к заметным противоречиям в политике США, на практике показывая, что разные группировки по сути дела одного класса, всегда договорятся с друг другом.

Основой в проведении новой внутренней и внешней политике, стал доклад фонда Карнеги «Вызовы национальной безопасности США», опубликованный 17 января 1981 года, за три дня до прихода к власти администрации Рейгана. Будучи подготовленный группой видных бизнесменов, военных и представителей академического мира, он отличался тем, что из 25 его основных авторов, 19 были членами, причем «центристскими», Совета по международным отношениям. Основная предпосылка доклада была на редкость проста и примитивна — администрация Рейгана резко увеличит военный бюджет и усилит гонку вооружений. Поэтому практическая задача доклада заключалась в том, что бы подсказать администрации возможные трудности на этом пути и способы их преодоления.

Первой трудностью являлось, состояние экономики США позволяет финансировать возрастание военного бюджета с громадным напряжением сил. Подчеркивалось, что средства придется черпать из урезания социальных программ. Что прямо скажется на благосостоянии тех слоев общества «чье положение и без того находится в ущемленном состоянии». Признавалось, что политически это будет нелегко. Выход предусматривался в двух направлениях. Во-первых, рекомендовалось для обеспечения крупных военных расходов, сознательно идти на повышение дефицита государственного бюджета. Во-вторых, рекомендовалось развернуть «дискуссию на политической арене» в обоснование роста военных расходов. Стержнем такой дискуссии предлагалось сделать тезис о «Советской угрозе», что позволит протолкнуть такие расходы на армию. Далее отмечалось, что переход США к «программам модернизации стратегических сил» может создать и иные трудности, прежде всего вызовет ответную реакцию Советского Союза. Как честные люди, авторы, признали что Советский Союз не превосходит США, напротив, он только приблизился к США, и сейчас находится в «положении примерного паритета». Недовольство авторов было вызвано тем, что «в конце 60-х, Советский Союз мог выдержать первый удар США и нанести в ответ сокрушающий», что привело к тому, что «Советский Союз действует в повышенной уверенностью». Именно в этом контексте появилось следующее заключение экспертов о том, что США «требуется нечто большее, чем гарантированная возможность ответного удара». Авторы считали, что «политические последствия стратегического паритета» являются нежелательными для США и что Вашингтону нужно попытаться склонить стратегический баланс решительно в свою сторону. Что Америка и делает по сей день. Иначе их программу по ПРО, представить просто не возможно. Единственно что боялись «эксперты» США, так это того, что Советский Союз, в ответ, может увеличить число ядерных боеголовок на стратегических ракетах.

Президенту предлагались четыре варианта решения этой проблемы. Согласно первому, это можно было сделать не нарушая напрямую ОСВ-2. Но «возможной военной проблемой» было развертывание некоторых видов крылатых ракет. Другой вариант предусматривал пересмотр ОСВ-2 так, что бы он стал «существенно выгоден США». Впрочем , сразу же признавалось, что сделать это было бы «трудно, если не невозможно». Третий вариант — заставить СССР односторонне сократить свои «тяжелые» ракеты (?). При этом признавалось, что США сможет выдвинуть такие требования только в случае существенного превосходства над СССР в области вооружений. Наконец, последний вариант — односторонне разорвать договор по ОСВ и переход США к «одностороннему» решению проблем, путем безудержной гонки вооружений. Общим пунктом в этих предложениях было предложение администрации Рейгана, в резком наращивании вооружений, а в трех из четырех, призывались прямые призывы к ликвидации договора ОСВ или игнорирования его условий. Самое главное, авторам было ясно: «послевьетнамский синдром закончился». Поэтому они брались проложить новый курс во внешней политике США. Его главная цель: «наиболее настоятельное внимание должно уделяться тому, чтобы произвести винтовки для солдат и корабли для моряков». На самом деле это была только метафора. На деле разрабатывался курс на разработку и размещение куда более изощренного и смертоносного оружия. Ф. Икле настаивал на обеспечении 10-процентного роста военного бюджета США, каждый год, на целое десятилетие. Дж. Кемп, со своей стороны, дополнял долгосрочные геополитические цели своего коллеги. Вплоть до 2000 года. Поскольку, считал он, СССР займутся разработкой в крупных масштабах естественных ресурсов Сибири, то США придется обеспечивать себя такими ресурсами только освоением с помощью новых технологий, океанов и космического пространства. Завравшись, Кемп начисто забывает реалии своего дня. Он не видит ни одной причины, которая помещала бы США «развить превосходящий военный потенциал в космосе». И на сладкое: «Коротко говоря, Соединенным Штатам нужно вновь обрести чувство божественной предназначенности. Если это звучит как нечто джингоистксое и имперское, так что же… Пора думать о новых военных доктринах, которые будут необходимы для длительных операций в космосе». Вот так. Не больше ни меньше. Говорят в теперешней России не мало людей которые грезят об имперском величии своей Родины. Их шпыняют, над ними издеваются в СМИ. Их обвиняют в неонацизме. Но, скажите мне, почему в этом никогда не обвиняют американских деятелей вроде Кемпа. Ведь в моем реферате я привожу только некоторые их высказывания 22 летней давности! И самое ужасное, анализируя сегодняшнюю обстановку в нашей стране и мире, я прихожу к выводу — «ястребы» все таки добились того чего хотели. Выход из ПРО, открывает им большую дорогу (возможный разрыв всех договоров ОСВ им только на руку. Особенно сейчас, когда СССР больше нет) в космос. Вы думаете он нужен им для мирного освоения? Ага, куда там. Мирное освоение не будет приносить финансовых прибылей еще лет 30. Да и сокращение бюджета НАСА, красноречиво говорит об обратном. «Ястребы» в администрации Дж. Буша-младшего, давно поняли — кто владеет космосом, владеет всей планетой. Но я отвлеклась.

Ядерные маньяки. Казалось бы что особенного было в том, что в правящих кругах США усилились милитаристические и даже авантюристические настроения? История США, особенно после периода Второй Мировой, знала несколько таких приливов, которые заканчивались для Америки большими внутренними и внешними осложнениями. Но теперь речь шла о качественно новых факторах. Первый из них, США располагали беспрецедентно большим количеством смертоносного вооружения. Второе, оружие попало в руки особенно, даже по меркам американцев, социально опасной группе людей. Например один из видных представителей этой группы, вице-президент Дж. Буш-старший, на полном серьезе утверждал «что если к ядерной войне как следует подготовиться, ее можно выиграть». Под этими словами может подписаться целая плеяда политических деятелей США того периода. Таких как К. Грей, Ч. Купперман, Т. Джоунс, Ю. Ростоу, который с частности добавил «что хоть в этой войне и погибнет 100 миллионов американцев, но это еще не все население». Когда Р. Пёрла спросили, зачем США нужно ядерное превосходство над СССР, он сказал: «для того, чтобы США снова могли угрожать пойти вверх по лестнице эскалации».

Действительно, республиканская камарилья начинала свою деятельность с самыми воинственными лозунгами. И потерпели свое первое поражение. СССР практически никак не отреагировал на их заявления. Конечно же, чиновники администрации были бы куда счастливее, если бы СССР удостоил их «запальчивым ответом». Это привело бы к обвинениям пропагандисткой машиной США, СССР и естественно дало бы администрации Рейгана без проблем протолкнуть увеличения военного бюджета в Конгрессе.

Кстати о бюджете. Администрация Рейгана собиралась потратить в первые пять лет 1.5 триллиона долларов, что в 7 раз больше тех средств, которые Америка потратила за пять лет активной войны во Вьетнаме и в три раза больше с учетом инфляции. США начали беспрециденное сверхвооружение. Но… С первых недель пребывания новой администрации у «руля» разгорелась острая борьба, подтверждать ли «двойное решение» НАТО 1979 года, перед размещением американских ракет. Ф. Икле боялся что давление на которое придется пойти, чтобы убедить западноевропейских союзников разрешить разместить 572 ракеты, окажется контрпродуктивным для НАТО. В мае 1981 года Хейг, собираясь в Рим, на заседание министров иностранных дел стран — участниц НАТО, хотел привезти с собой успокоительную пилюлю: обещание начать переговоры с СССР по ограничению ядерных вооружений в Европе (ОЯВП) к концу года. Однако шеф Пентагона К. Уайнбергер настаивал на том, что США не должны приступать к таким переговорам, пока программа перевооружения, которую президент только протолкнул, не продвинется вперед. Р. Перл в свою очередь доказывал, что начало переговоров с советской стороной должно зависеть «от завершения программы работ», в соответствии с которой, прежде чем соглашаться на любые новые переговоры с СССР, НАТО должно «осовременить» свою оценку «советской угрозы». Расчет прост: чем больше «раздувать» угрозу, тем лучше заявлять о том, что с СССР вообще нельзя вести переговоры. Однако Хейг был против. «Это же старая избитая практика затяжек. Западноевропейцев этим не купишь. Они могут заявить: «Теперь вы выдвигайте предварительные условия и пытайтесь уйти от переговоров»». В итоге администрация разрешила Хейгу дать «устокоительную пилюлю для западноепропейцев». Все испортил Рейган. 16 октября 1981 года, в своем интервью редакторам крупнейших американских газет, он пустился рассуждать на тему о том, что в Западной Европе может идти длительная «ограниченная» ядерная война, не перерастающая в войну глобальную. Даже союзники США и те американцы, которых, казалось, оглушил грохот милитаристических барабанов, были шокированы. От всего этого веяло такой безответственностью, что они не могли не задаться вопросом: что же будет дальше? Опросы общественного мнения показали, что подавляющее число американцев (76%) убеждены что их страна идет к войне. И что война будет ядерной. Что касается европейцев, то их серьезно испугали «рассуждения» Рейгана о том, как будет вестись ограниченная ядерная война в Европе, после первых залпов которой, собственно говоря, этот район в целом превратится в радиоактивные развалины. Однако не стоит недооценивать ястребов. Они умели неплохо мимикрировать.

Их «мгновенные превращения» происходили на глазах всей страны. В Западной Европе росло движение протеста и страх перед опасностью появления таких настроений в американском обществе, заставил ястребов мимикрировать под голубей. Но опять же по своему, «по-американски». Началось соревнование между Госдепартаментом США и Пентагоном, предметом которых было наиболее оригинальное решение, которое вынудит СССР пойти на одностороннее разоружение. Госдепартамент в лице Р. Бэрта выступал за то, чтобы после того как размещение ракет в Западной Европе будет завершено, «разрешить» СССР сохранить некоторое число ракет СС-20 «в обмен» на неразмещение дополнительного количества американских ракет. Поддерживал его Хейг. Пентагон пошел несколько дальше. Он предлагал СССР вообще ликвидировать СС-20 как вид, в обмен на те же условия. Предложение выглядело верхом безлогичности. Но именно за него уцепились Перл и Пентагон. В добавок ко всему Перл постарался «оснастить» предполагаемое предложение такими пунктами, которые сделают договор необсуждаемым в принципе. В итоге Рейган выступил именно с последним предложением. Он предложил СССР уничтожить все ракеты СС-20 не только в Европе, но и вообще. При этом около тысячи американских носителей средней дальности, оставались неприкосновенными. Считая, что цель оправдывает средства, президент заявил, что в настоящий момент в Европе нет не только паритета по этим видам вооружений, но что СССР «имеет превосходство порядка 6 к 1». Ложь уже давно поселилась в здании на Капитолийском холме, но до такой беспрецидентой наглости дело еще не доходило.

Заключение

Как видно из описанных выше событий политика США в годы правления 40-го президента Рональда Рейгана имела несколько направлений. В политике действовали как старые, так и новые направления.

Для отношений со странами Латинской Америки характерен нажим и диктат со стороны США. Это относиться к Гватемале, Сальвадору, оккупации Гранады. Впрочем, США всегда рассматривали Латинскую Америку как сферу сугубо своих американских интересов, и добивались ведения этих стран в русле американской политики. В Африке это было покровительство и попустительство военных действий со стороны ЮАР. Тоже самое относится и к Азии: США фактически санкционировали захватническую деятельность Израиля, при этом и сами не остались в долгу, намериваясь прибрать к рукам весь Персидский залив.

Политика, которую США проводили была не делом рук только президента, а плодом его администрации в проведении в жизнь которой он сыграл лишь малую исполнительную роль. Действительным плодом политики президента явилось Заявление между США и СССР заключенное в 1985 г. в Женеве. Хотя его личные, переговоры без помощников в Рейкьявике с М.С.Горбачевым ни к чему хорошему не привели – он находился без главного советчика, без жены (Нэнси Рейган), которым она стала во второй срок президентства мужа и помогала ему во всем, являясь достаточно умным и дипломатичным политиком. Собственно в последние годы своего президентства Рейган стал более эмоциональнее, человечнее, чем в начале, когда он слушал и выполнял все, что ему бы ни сказали. Хотя и его правление не лишено скандалов.

Скандал «ирангейт» или «Иран-контрас» наиболее сильный и затронувший не только коррумпированных чиновников Высшей власти из аппарата самого президента, но и самого президента. Скандал возник из-за денег со счета, на который Иран перечислял деньги за полученное оружие и военное снаряжение. Суммы с этого счеты должны были быть перечислены никарагуанским контрас в обход американским законам и решений конгресса. Поскольку главными исполнителями этих операций назывались ближайшие помощники президента, то черная полоса не могла миновать и самого президента. В связи с этим его рейтинг и доверие американцев к президенту падали, поэтому была создана специальная комиссия по расследованию данного инцидента. По итогам расследования «колами отпущения» стали ближайшие помощники самого президента, которых отправили в отставку, а сам президент был выбелен выражением о том, что ему плохо помогали и советовали коррумпированные и недостойные чиновники. В результате этого доверие к президенту по немного восстанавливалось. Так что к концу своего пребывания на посту президента американцы сохранили хорошие воспоминании о нем, и в принципе им было за что любить своего «душку-президента».

Список источников и литературы

Богданова Н.А. Влияние факторов на результаты производства в овощеводстве. Сборник научных трудов. Организационно-экономические основы хозяйствования на предприятиях АПК. Ульяновск, ГСХА, 2000, с. 100-106.

Бондина Н.Г. Основы повышения овощеводства и картофелеводства. Агропромышленные интегрированные формирования – путь выхода АПК из кризиса. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Стабилизация и экономический рост аграрного сектора экономики. Часть II Проблемы стабилизации аграрной экономики. Ульяновск, ГСХА, 2004.- 161с.

Борисов В.А. Стратегия и тактика развития овощеводства в России// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2000, №3, С. 32-35.

Буробкин И.Н., Попова Е.А. Экономические отношения в системе агропромышленной интеграции // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, №1, 2004, с. 21-24.

Волкова Н., Широкова Е. Формы хозяйствования и эффективность землепользования // АПК: экономика, управление, 2003, №5, с. 59-63.

Голубев А. Теоретические основы эффективного аграрного производства // АПК: экономика, управление, 2003, №12, с. 23-31.

Гусельникова М., Коваленко Н. Пути повышения эффективности производства овощей. //АПК: экономика, управление, 2000, № 11, с.33-35.

Денин И. Эффективность агропромышленной интеграции на микроэкономическом уровне // АПК: экономика, управление, №10, 2003, с. 44-51.

Дворядкин Н., Гаршина В. Совершенствование внутрихозяйственных экономических отношений в сельскохозяйственных предприятиях// Международный сельскохозяйственный журнал, 2000,№4. с. 20-23.

Дубровский С. Кризис сельского хозяйства и пути его разрешения // АПК: экономика, управление, 2002, №5, с. 63-67.

Ефременко А. Кооперация в системе агробизнеса // АПК: экономика, управление, 2003, №11, с. 51-55.

Жукова Н.В. Роль кооперации в развитии овощеводческого подкомплекса // АПК: экономика, управление, 2002, №11, с. 74-77.

Жукова Н.В. Овощеводческий подкомплекс России // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, 2002, №8, с. 18-20.

Залепухин А., Миронова Н. Кооперация и интеграция агропромышленного производства // АПК: экономика, управление, №2, 2002, с. 21-25.

Зарук Н.Ф., Фролов А.Ю. Агропромышленные интегрированные формирования – путь выхода АПК из кризиса. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Стабилизация и экономический рост аграрного сектора экономики. Часть II Проблемы стабилизации аграрной экономики. Ульяновск, ГСХА, 2004.- 161с.

Зверева Г.П. Состояние производства овощей в Саратовской области. Агропромышленные интегрированные формирования – путь выхода АПК из кризиса. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Стабилизация и экономический рост аграрного сектора экономики. Часть II Проблемы стабилизации аграрной экономики. Ульяновск, ГСХА, 2004.- 161с.

Злобин Е.Ф. Агропромышленная интеграция в условиях рыночной экономики. Региональный аспект. – М.: АгриПресс, 2003, 260с.

Кириленко А.С. Агропромышленная интеграция – путь к укреплению экономики сельского хозяйства // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, №10, 2002, с. 46-48.

Клочко Л., Захарченко Е. Развитие экономических отношений в овощном подкомплексе. //Международный сельскохозяйственный журнал, 2000, № 5, с. 43-47.

Михлеев А. Совершенствование внутрихозяйственных производственно-финансовых отношений в сельскохозяйственных предприятиях// АПК: экономика, управление, 2001, №2, с.47-51.

Организация сельскохозяйственного производства. Под ред. Ф.К. Шакирова, В.А. Удалова, С.И. Грядова и др. – М.: Колос, 2003, 504с.

Планирование и организация производства на предприятиях АПК (нормативно-справочные материалы). Под ред. М.М. Максимова, Ф.К. Шакирова. – М.: Издательство МСХА, 2000,293с.

Решетов А.А., Смирнов А.Р. Маркетинговые исследования рынка овощей // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, 2003, №7, с. 13-15.

Ресурсосберегающие технологии возделывания сельскохозяйственных культур (практическое руководство).- М.: ФГНУ «Росинформагротех». – 2001. – 96с.

Рунков В. Развитие хозрасчетных отношений в агропредприятиях // АПК: экономика, управление, №1, 2003, с. 69-72

Развитие интеграционных отношений в агропромышленном производстве. Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции. – М.: ВНИЭТУСХ, 2003.

Савицкая Г.В. Анализ хозяйственной деятельности предприятий АПК, учебник, 3-е издание, Минск. «Экоперспектива», 2002, 409с.

Сельское хозяйство России в 2004г. (экономический обзор)// АПК: экономика, управление, №4, 2004, с. 24-29.

Семенов М. Организационно-правовые формы хозяйствования в агропроизводстве Краснодарского края // АПК: экономика, управление, 2003, №6, с. 43-50

См. Михлеев А. Совершенствование внутрихозяйственных производственно-финансовых отношений в сельскохозяйственных предприятиях// АПК: экономика, управление, 2001, №2, с.47-51.

См. Савицкая Г.В. Анализ хозяйственной деятельности предприятий АПК, учебник, 3-е издание, Минск. «Экоперспектива», 2002, 409с.

См. Развитие интеграционных отношений в агропромышленном производстве. Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции. – М.: ВНИЭТУСХ, 2003.

См. Борисов В.А. Стратегия и тактика развития овощеводства в России// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2000, №3, С. 32-35.

См. Решетов А.А., Смирнов А.Р. Маркетинговые исследования рынка овощей // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, 2003, №7, с. 13-15.

См. Дворядкин Н., Гаршина В. Совершенствование внутрихозяйственных экономических отношений в сельскохозяйственных предприятиях// Международный сельскохозяйственный журнал, 2000,№4. с. 20-23.

См. Решетов А.А., Смирнов А.Р. Маркетинговые исследования рынка овощей // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, 2003, №7, с. 13-15.

См. Борисов В.А. Стратегия и тактика развития овощеводства в России// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2000, №3, С. 32-35.

См. Развитие интеграционных отношений в агропромышленном производстве. Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции. – М.: ВНИЭТУСХ, 2003.

См. Денин И. Эффективность агропромышленной интеграции на микроэкономическом уровне // АПК: экономика, управление, №10, 2003, с. 44-51.

См. Денин И. Эффективность агропромышленной интеграции на микроэкономическом уровне // АПК: экономика, управление, №10, 2003, с. 44-51.

См. Буробкин И.Н., Попова Е.А. Экономические отношения в системе агропромышленной интеграции // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, №1, 2004, с. 21-24.

См. Богданова Н.А. Влияние факторов на результаты производства в овощеводстве. Сборник научных трудов. Организационно-экономические основы хозяйствования на предприятиях АПК. Ульяновск, ГСХА, 2000, с. 100-106.

См. Бондина Н.Г. Основы повышения овощеводства и картофелеводства. Агропромышленные интегрированные формирования – путь выхода АПК из кризиса. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Стабилизация и экономический рост аграрного сектора экономики. Часть II Проблемы стабилизации аграрной экономики. Ульяновск, ГСХА, 2004.- 161с.