Роект «Этнокультурный потенциал регионов как фактор формирования

ВВЕДЕНИЕ (В.А. Тишков)

По заказу Министерства регионального развития Российской Федерации в апреле – сентябре 2008 г. двумя экспертными организациями – «Этноконсалтинг» и «ЛимаКонсалтинг» с участием Института этнологии и антропологии РАН и общественной организации Сеть этнологического мониторинга был выполнен исследовательский проект «Этнокультурный потенциал регионов как фактор формирования российской нации». Цель исследования состояла в том, чтобы выявить отношение россиян к политике консолидации российского общества и утверждения российской гражданской идентичности.

В 14 регионах (по два в каждом федеральном округе) был проведен опрос взрослого населения (в возрасте 18 лет и старше), охвативший более 5 тыс. человек. Было также изучено региональное и местное законодательство, реализуемые проекты и программы, отражающие региональные варианты общественного управления. Наконец, были разработаны методы оценки и предложены рекомендации по использованию этнокультурного потенциала регионов Российской Федерации. В итоге были получены новые знания, и хочется надеяться, что эти знания будут способствовать эффективному осуществлению государственной национальной (этнической) политики.

Почему важно знать мнение россиян о самих себе как о народе и как нации? Как известно, высшим руководством страны формулируется новое понимание российского народа как гражданской нации, а значит и России – как национального государства. В этом случае сразу же встают на место и обретают свои точные смыслы такие категории и понятия, как национальная безопасность, национальные интересы, национальные проекты, национальные системы образования и здравоохранения и т.п. Выступая 12 июня 2007 г. в Кремле по случаю Дня России, В.В. Путин сказал следующие замечательные и точные слова: «Получилось так, что по воле судьбы, Всевышнего, в силу сложения огромного количества исторических обстоятельств на огромной территории, но на единой территории, под одним небом живут представители самых разных этносов, культур, религий – в то же время, несмотря на всю свою самобытность, ощущают себя единым народом и единой нацией». Эта важнейшая позиция нашла подтверждение и в высказываниях действующего президента В.А. Медведева. В храме Христа Спасителя в связи с началом празднования 1020-летия крещения Руси 29 июня 2008 года Медведев сказал следующее: «Уже на стадии своего зарождения российская нация, как и сама государственность, стала складываться как полиэтничная и реально сформировалась на базе синтеза восточных и западных традиций» .

Политический класс в целом воспринял позитивно эту важнейшую государственно-идеологическую новацию, осознавая, что без этого фактически невозможна легитимность государственного управления, да и самого государства. Но возник ряд трудных проблем с точки зрения реализации этих программных установок. Сторонники сугубо этнического понимания категории «нация» высказывают опасения насчет судьбы «настоящих наций» – русской, чеченской, татарской, чувашской и других, которых у нас в стране около сотни. Им представляется, что российская нация (или россияне) – это искусственная конструкция, и что-то подобное уже было в нашей стране с «советским народом», канувшим в лету. В нашем исследовании мы даем ответ на этот вопрос, раскрывая понятие гражданской нации как формы идентичности граждан страны – россиян.

Общероссийское исследование ясно показало, что гражданская нация не противоречит существованию этнических наций. Более того, мы делаем фундаментальный вывод, что поддержка и укрепление региональных и этнических сообществ россиян есть одно из важнейших условий формирования российского народа – исторической и социально-политической общности, которая представляет собой «единство в многообразии».

Среди оппонентов идеи единого российского народа как гражданской нации находятся и те, кто считает, что в России недостаточно равных гражданских прав, существует своего рода авторитарный режим власти и в этой ситуации речи о гражданской нации быть не может, коли в стране нет «свободных граждан». Исследование показало, что это абсолютно неверное утверждение. Кроме того, хорошо известно, что даже развитые страны Запада имеют проблемы с обеспечением равенства и свобод, но это не означает, что там нет гражданских наций.

Наконец, есть своего рода культурные фундаменталисты, которые полагают, что в России существуют цивилизационно-генетически настолько разные этнонации с разными культурами и мировидением, что категория «россияне» — это всего лишь эвфемизм для обозначения носителей одинаковых паспортов. Эта точка зрения также опровергается нашим исследованием. При всем этнокультурном и религиозном многообразии, население России представляет собой не только в гражданском, но и в историко-культурном смысле единое целое. Вряд ли можно с серьезных позиций доказывать обратное.

Наше исследование охватывало все категории населения, не только интеллектуалов. Оно показало, что нынешние россияне в большинстве своем воспринимают более сложное понимание слова «нация» и «национальность», чем это предусматривала прошлая советская идеология. Уже миллионы россиян, выезжая за рубеж и заполняя консульские анкеты, не впадают в смятение и пишут в графе «национальность» слово «Россия», «россиянин», а не свою этническую принадлежность. Такова общемировая практика, и нет смысла ее отвергать. К сожалению, противники сложного понимания нации встречаются больше среди политиков, интеллигенции, медийного сообщества и некоторых религиозных деятелей, которые были выучены по старым советским прописям или же которые забыли постулаты мировых религий о единстве последователей одной веры и о веротерпимости. Отметим, что православное христианство в России объединяет не только русских, но и представителей многих других народов, равно как и среди последователей ислама находятся представители разных российских национальностей. Поэтому православная церковь в России хотя и называется Русской, но само по себе православие – это доминирующая и традиционная российская религия.

Как считают авторы исследования, среди множества идей и проектов по поводу того, что есть Россия, наиболее актуальной и адекватной является стратегия утверждения российской идентичности среди граждан страны, прежде всего, в форме воспитания патриотизма, обретения знания о стране, ее истории и культуры. В этом и состоит исходная предпосылка формирования российской нации.

Конечно, наше исследование по данной проблеме не является единственным, хотя первые идеи нового российского проекта были высказаны мною еще в начале 1990-х годов. Так, Институтом социологии РАН при поддержке Фонда имени Фридриха Эберта были проведены социологические обследования в 1998, 2004 и 2007 гг. и подготовлен доклад «Российская идентичность в социологическом измерении», выводы которого оказались созвучны во многом и нашим заключениям. По-мнению руководителя этого исследования члена-корреспондента РАН М.К. Горшкова, «роль россиянина, гражданина России является сейчас самой распространенной «я-идентификацией». И житель определенной местности, и представитель конкретной национальности отстают от нее в разы. Это, безусловно, отрадный факт, так как свидетельствует о достаточно высокой степени внутренней интегрированности российского общества и даже возможности в обозримой перспективе формирования в России гражданской нации». Однако наше исследование, а также данные многолетнего этнологического мониторинга показывают, что процесс формирования гражданской нации достаточно давно и успешно идет в России, а в каком-то смысле или в какие-то событийные моменты следует говорить о российской нации как свершившемся факте общественного сознания.Несколько слов о программе и методе исследования. В соответствии с пожеланиями Министерства регионального развития РФ, в техническом задании на проведение исследования предусматривалось решение следующих задач: анализ сущности и содержания этнокультурного потенциала регионов как социально-политического феномена; анализ и обобщение объективных предпосылок становления российской нации; анализ общественного мнения жителей регионов по вопросам гражданской идентичности.

Программа исследования включила четыре логических блока-этапа (рис. 1). На начальном этапе исследования решалась задача формулирования исходных гипотез о сущности этнокультурного потенциала российских регионов, возможных предпосылках становления российской нации, возможных препятствиях для развития этого феномена. Изучались факторы напряженности этнических отношений. Эти предварительные исследования были выполнены для разработки инструментария социологических опросов и подбора представительных регионов Российской Федерации.

Исходные гипотезы об этнокультурном потенциале регионов и становлении российской нации формировались на основе специализированного банка данных Сети этнологического мониторинга (ИЭА РАН), который мы создали в середине 1990-х годов и постоянно обновляем. Кроме того, при сохранении единого подхода, исследовательская концепция должна была учесть специфику регионов опроса, поскольку в выборку, по условиям технического задания, попадала только часть субъектов Российской Федерации. Концепция исследования базировалась на представлении об этнокультурном потенциале российских регионов как динамической ситуации, которая формируется под воздействием государственного управления в правовой, социально-экономической, информационной и культурно-образовательной сферах. Для оценки этого потенциала мы также учитывали уровень развития институтов гражданского общества, этнодемографическую и миграционную ситуацию, направления общественного дискурса по ключевым историко-политическим вопросам. Концепция исходила также из того, что выраженность предпосылок становления российской нации обусловлена достигнутым на сегодняшний день в регионах Российской Федерации уровнем политической и организационно-правовой культуры государственного и местного управления. По прошлым исследованиям известно, что недостатки управленческой культуры стимулируют напряженность этнических отношений и формируют препятствия в развитии общероссийской идентичности.

Первоначально список регионов исследования содержал альтернативные варианты. Выборка регионов на тот момент осуществлялась по формальным критериям. Эти критерия следующие: общая численность жителей регионов исследования должна составлять не менее 10% населения страны; один из пары выбираемых регионов не должен резко выделяться на фоне своего федерального округа по базовым социальным показателям; как минимум один регион из каждой пары должен характеризоваться проблемными этническими отношениями.

Дополнительным критерием отбора являлось наличие в регионе соответствующих научных кадров, прежде всего исследователей, которые занимаются изучением проблем, близких к теме проекта, и способных провести опросы и проанализировать полученные результаты.

Усиление системных свойств общей концепции исследования, уточнение гипотез осуществлялось по мере получения результатов пробного опроса экспертов. Пробный опрос экспертов предварялся составлением листа интервью, который послужил прототипом анкеты формализованного опроса экспертов. Суммирование результатов проведенных со специалистами интервью и бесед реализованы в разработке специализированной анкеты формализованного опроса экспертов. Анкета разработана таким способом, чтобы специалисту в равной мере предоставлялась возможность дать формализованный ответ и выразить личную точку зрения в произвольной форме.

На том же подготовительном техническом этапе исследования решались задачи разработки инструментария для сбора социологических первичных данных, который включал опросный лист (анкету) и методические инструкции для региональных координаторов проекта. Исходя из целей и технического задания проекта, на базе сформированной системы гипотез исследования осуществлялась разработка логической схемы опросного листа:

1). Актуализация восприятия социального окружения респондента в системе «свои — чужие» и «здешние — нездешние».

2). Актуализация отношений респондента к этнической проблематике, в т.ч. выяснение позиции по поводу значения слова «национальность»

3). Восприятие респондентом отличительности окружающих людей, т.е. какой подход доминирует – различение по личностным качествам или групповым.

4). Отношение респондента к «другим» — национальностям, выходцам из других регионов и государств, представителям иных религиозных общин.

5). Выявление личного опыта межкультурного взаимодействия. Вопросы о ксенофобии и дискриминации. Отношение к факторам этнокультурного потенциала и этнической политике в регионе.

6). Какие ресурсы используются для решения жизненных проблем – «групповые» или «гражданские».

7). Структура самосознания респондента

(а) Актуализация чувства Родины у респондента

(б) Напоминание о языковых (культурных) различиях

(в) Ключевые вопросы о чувстве гражданской принадлежности и иных формах идентичности. Выявление доминантных источников, рождающих чувство принадлежности к России.

(г) Отношение к термину «российская нация».

(д) Отношение к политике гражданского единения.

8). Выяснение позиции респондента в отношении этнокультурного развития региона; выявление факторов этнокультурного потенциала, оказывающих воздействие на формы самосознания.

9). Сведения об опрашиваемом. Эти сведения не включают фамилию, имя, отчество, адрес и иные персональные данные, сбор которых ограничен российским законодательством. Вместе с тем, респонденту заданы вопросы об используемых им в повседневной практике языках, о его этнической принадлежности с уведомлением опрашиваемого о том, что он может не давать какого-либо ответа на эти вопросы.

Анкета составлена на русском языке, предназначена для опроса взрослого населения – лиц 18 лет и старше без ограничений по гражданской принадлежности, полу, этнической принадлежности (см. анкету в приложении). Иные социальные параметры опрашиваемых были регламентированы согласно требованиям исследования, которые указаны в инструкции по формированию выборки и организации проведения соцопроса. Этот документ, был разработан для региональных координаторов проекта. В документе было определено, что опрос проводится в том городе, где проживает эксперт. Для определения выборки региональные координаторы использовали статистические сведения о населении города по следующим параметрам: численность жителей по районам города, численность мужского населения по возрасту (в целом по городу), численность женского населения по возрасту (в целом по городу). По условиям опроса, соотношение респондентов по городским районам должно было соответствовать соотношению численности жителей этих районов. Для расчета выборки в исследовании использовалась упрощенная группировка возрастных категорий, одинаковая для мужчин и женщин.

Таблица расчета выборки с примером

Численность жителей населенного пункта в возрасте 18 лет и старше

Выборка

Человек

%

формула

Следует опросить, чел.

[1]

[2]

[3]

[4]

Доля мужчин

47,72%

рассчитывается как доля от численности жителей населенного пункта (мужчин и женщин) 18 лет и старше!

515/100*[2],

где 515 – количество анкет для опроса мужчин и женщин

246,

итог расчета количества респондентов мужчин

Все мужчины

561406

100,00%

246

В том числе:

18 – 24 лет

114138

21,31%

246/100*[2],

где 246 — рассчитанная величина количества респондентов мужчин

52

25 – 39 лет

159027

29,69%

246/100*[2]

73

40 – 59 лет

187718

35,05%

246/100*[2]

86

60 л. и старше

74656

13,94%

246/100*[2]

34

Эксперт-координатор, руководящий опросом, планировал выборку и распределял интервьюеров по районам города. В конце рабочего дня исполнители сообщали о количестве опрошенных респондентов по полу и возрастной группе. Руководитель опроса суммировал итоги, сверялся с расчетной выборкой. На следующий день каждый исполнитель получал инструкцию по поводу того, скольких лиц в зависимости от пола и возрастной категории следует опросить.

Исполнители опроса были предупреждены о том, что не следует опрашивать людей, работающих на одном предприятии или в одной организации (хотя это допускалось в течение одного дня опроса в расчете на одного опрашивающего). Также инструкция запрещала намеренно подбирать в качестве респондентов лиц определенной национальности. Указывалось на недопустимость предварительно задавать вопрос о национальности.

Всего было опрошено 7 344 респондента. В каждом регионе было опрошено не менее 515 респондентов. Выборка квотировалась по полу и возрасту в соответствии с половозрастной структурой населения городов. Опрос проводился в мае – июне 2008 года.

Параллельно разрабатывается инструментарий для ввода и обработки первичных данных. Прежде всего, составлялись форма ввода данных опроса экспертов и форма ввода данных соцопроса. Разрабатывался также словарь кодирования данных, полученных по открытым вопросам. Эта процедура осуществлялась в два этапа: вначале экспертам-аналитикам предоставлялись списки неповторяющихся ответов респондентов для осуществления адекватных группировок, затем производилось финальное кодирование открытых вопросов.

Также на этом этапе были разработаны первичные формы вывода итоговых материалов опросов: вначале – таблицы на базе одномерных распределений, которые предоставлялись аналитикам для формирования пакета запроса итоговых таблиц, диаграмм и иных обобщающих материалов. Решалась задача объединения региональных итогов соцопроса в единый «общероссийский» массив посредством применения весовых коэффициентов, учитывающих неодинаковое соотношение населения и его демографических параметров по различным российским регионам.

Как уже было сказано, в каждом из городов, в которых проводился опрос, было опрошено примерно равное число респондентов. Подобное построение выборки позволяет проводить корректное сравнение изучавшейся ситуации по различным городам. В то же время указанные города значительно различаются между собой по численности населения. Таким образом, обобщенные данные по всему массиву было некорректно получать простым суммированием данных по всем городам. Для того чтобы представить интегральные данные по всем городам использовалась методика перевзвешивания массива. Суть данного метода состоит в следующем. Анкетам из городов с большим населением присваивается большая значимость (или весовые коэффициенты), чем анкетам из меньших по численности городов. Например, численность населения г. Балаково в четыре раза больше, чем численность г. Горно-Алтайск, соответственно, и весовой коэффициент для г. Балаково (0,39) в четыре раза больше, чем весовой коэффициент для г. Горно-Алтайск (0,10).

Интегральные данные по всему массиву рассчитывался с учетом указанных весовых коэффициентов.

Таблица расчета весовых коэффциентов

Численность населения (чел.)

Количество анкет

Весовой коэффициент

г. Москва

10 126 424

518

19,55

г. Тула

481 216

515

0,93

г. Архангельск

356 051

549

0,65

г. Сыктывкар

230 011

518

0,44

г. Пятигорск

140 559

515

0,27

г. Грозный

210 720

523

0,40

г. Оренбург

549 361

545

1,01

г. Балаково

200 470

516

0,39

г. Екатеринбург

1 293 537

522

2,48

г. Сургут

285 027

544

0,52

г. Омск

1 134 016

516

2,20

г. Горно-Алтайск

53 538

537

0,10

г. Якутск

210 642

516

0,41

г. Хабаровск

583 072

524

1,11

На основе обобщающего анализа «общероссийского» массива было разработано инструктивное письмо для изучения результатов региональных опросов. Руководствуясь согласованными критериями, осуществлялся анализ данных по регионам. Параллельно, по вспомогательным данным, анализировался региональный контекст – правовая и управленческая ситуация в сфере этнической политики. Посредством электронной почты участники исследования обменивались идеями, обсуждали полученные итоги, формировали общие и частные концептуальные положения. Затем было составлено финальное инструктивное письмо по разработке в адрес органов государственной власти рекомендаций, способствующих принятию обоснованных управленческих решений в сфере этнической политики. Инструктивное письмо ориентировало экспертов-аналитиков на разработку критериев и способов позитивного использования этнокультурного потенциала регионов в процессе становления и упрочения российской нации.

Программа исследования, по согласованию с Минрегиона России, разработана Институтом этнологии и антропологии РАН. Программа опроса экспертов составлена В.А. Тишковым и В.В. Степановым. При участии А.В. Журавского (директор департамента межнациональных отношений Минрегиона России) и А.П. Зенько (начальник отдела межнациональных отношений Департамента межнациональных отношений) анкета социологического опроса разработана В.А. Тишковым, В.В. Степановым, Н.И. Новиковой. Опросы в регионах осуществлялись при сотрудничестве ООО «ЛИМА-Консалтинг» и ООО «Этноконсалтинг» с Сетью этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов (EAWARN).

В целом это была ответственная работа по законам строгой социологии и этнологических наблюдений. Мы благодарны тому обстоятельству, что именно федеральные власти в лице Министерства регионального развития стали инициаторами инновационного по своему замыслу задания. Я надеюсь, что взявшиеся за этот труд отечественные ученые с этим заданием справились.

См.: Вестник Российской нации, №1, 2008.

Российская идентичность в социологическом измерении. Аналитический доклад, М., 2007, препринт (Институт социологии РАН)

PAGE

PAGE 7