Реферативно-исследовательская работа по истории на тему

Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение

гимназия № 399 Красносельского района

Санкт-Петербурга

Реферативно-исследовательская работа

по истории на тему:

«Взаимодействие этносов Евразии XII – XIII в.в.»

(по книге Л.Н.Гумилева «Древняя Русь и Великая степь»)

Авторский коллектив: Павлова Дарья и Яковлева Анастасия,

ученицы 9 класса гимназии №399

Красносельского района

Руководители: Абрамова Алина Аркадьевна, учитель истории,

Заслуженный учитель РФ

Санкт-Петербург

2012-2013 учебный год

Тезисы

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль…

Летит, летит степная кобылица

И мнёт ковыль…

А. Блок

1 октября 2012 года исполнилось 100 лет со дня рождения Л.Н.Гумилёва. Судьба этого человека символична во всех отношениях, т.к. через неё преломилось всё великое, драматическое и трагическое, что пришлось пережить России в XX веке – веке трёх революций, двух мировых войн, великих научных открытий и тяжелейших духовных и физических испытаний, выпавших на долю её сынов и дочерей.

За свою более чем нелёгкую жизнь, демонстрируя лучшие качества подлинного русского интеллигента: гражданское мужество, терпение, потребность бороться за правду и отстаивать своё мнение, способность духовно отделить в своём сознании Родину, свой многострадальный народ от «оседлавшего» его политического режима, написал и опубликовал более 200 статей, 12 монографий. Последней из его работ, вышедших после смерти великого русского учёного XX века, была книга «От Руси к России», которая была удостоена в 1995 г. премии «Вехи». Фрагменты этой книги и книги «Древняя Русь и Великая степь» легли в основу нашей реферативной работы.

Познакомившись с официальной историей на уроках в школе, мы заинтересовались, какие существуют мнения по поводу исторических процессов развития стран, народов. Теория Л.Н. Гумилёва необычна, непривычна, и тем она привлекательна. Мы захотели узнать больше о его взглядах, его понимании истории.

Основные условия возникновения этноса – общность территории и языка. Дополнительными условиями сложения этнической общности может служить единая религия, единая раса. В ходе развития этноса под влиянием хозяйственной деятельности, определённых природных условий, формируются специфические черты данного этноса: материальная и духовная культура, общие психологические характеристики. У членов этноса появляется общее самосознание, внешним проявлением которого является наличие общего самоназвания – этнонима, т.е. название наций, народов народностей.

Теория пассионарности, сформулированная Гумилёвым, указывает на определённые периоды развития этносов, когда они переживают состояние особой непреодолимой активности, направленной на изменение своей жизни, окружающей обстановки, ломки сложившейся традиции, благодаря появлению в их среде необходимо-достаточного количества пассионариев, то есть личностей способных на эту ломку. Трудно не согласится с теорией Льва Николаевича, если в настоящее время в средствах массовой информации политологи и социологи открыто говорят о пассионарном движении в государствах Востока, направленном против европейской цивилизации. Именно появление большого числа людей со специфической активностью, придаёт пассионарности смысл социально исторического явления.

Целостная теория этногенеза изложена Л.Н. Гумилёвым в произведениях

«Древняя Русь и Великая степь» (1989), «География этноса в исторический период» (1990).

Взяв за основу исследовательской работы труд Гумилёва «Древняя Русь и Великая степь», мы попытаемся рассмотреть взаимоотношения кочевых и оседлых народов Евразии как динамичную систему, в основе которой лежала не извечная вражда, а сложное взаимодействие этносов.

Цель работы: анализ версии возникновения и существования Руси

Задачи:

ознакомиться с биографией Л.Н.Гумилева;

познакомиться с концепцией этногенеза и теорией пассионарности;

сравнить версии развития славянского этноса известных историков с открытиями Л.Н.Гумилева;

создать компьютерную презентацию, иллюстрирующую реферат

Методы:  

теоретический анализ литературных источников;

сопоставление разных точек зрения по данной проблеме;

личная оценка

Введение

Началом нашей реферативно-исследовательской работы стало знакомство с биографией Л.Н. Гумилёва.

Лев Николаевич Гумилёв (1 октября 1912 — 15 июня 1992) — советский и российский учёный, историк-этнолог, доктор исторических и географических наук, поэт, переводчик с персидского языка. Основоположник пассионарной теории, этногенеза.

 Родился в Царском Селе 1 октября 1912 года. Сын поэтов Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. В детстве воспитывался у бабушки в имении Слепнёво Бежецкого уезда Тверской губернии.

С 1917 года жил в Бежецке, с 1930 года в Ленинграде (Коломенская ул.,1, кв.15)

В 1930—1934 годах работал в экспедициях в Саянах, на Памире и в Крыму.

С 1934 года начал учиться на историческом факультете Ленинградского университета, но в 1935 году был исключён из университета и арестован, через некоторое время освобождён и восстановлен в ЛГУ.

В 1938 году снова был арестован, и осуждён на пять лет. Срок отбывал в Норильлаге, где работал техником-геологом в медно-никелевой шахте, по отбытии срока был оставлен в Норильске без права выезда. Осенью 1944 года добровольно вступил в Советскую Армию.

В 1945 году был демобилизован, восстановлен в ЛГУ, который окончил в начале 1946 года и поступил в аспирантуру Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР, откуда был исключён.

В 1948 году защитил в ЛГУ диссертацию кандидата исторических наук, был принят научным сотрудником в Музей этнографии народов СССР.

В 1949 году был арестован на 10 лет, но в 1956 году реабилитирован по причине отсутствия состава преступления. C 1956 г. работал библиотекарем в Эрмитаже. В 1961 году защитил докторскую диссертацию по истории («Древние тюрки»), а в 1974 году — докторскую диссертацию по географии («Этногенез и биосфера Земли»). 21 мая 1976 года ему было отказано в присуждении второй степени доктора географических наук. До выхода на пенсию в 1986 году работал в Научно-исследовательском институте географии при Ленинградском государственном университете.

 В 1990 году вышли из печати 3 монографии Л.Н. Гумилёва: «Этногенез и биосфера Земли», «Древняя Русь и Великая степь», в последствие удостоенная премии им. Луначарского, «География этноса в исторический период».

В 1991 году был избран действительным членом Академии Естественных Наук.

Лев Гумилёв умер 15 июня 1992 года в Санкт-Петербурге, после отпевания в Церкви Воскресения Христова был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры.

Знакомясь с биографией Л.Н.Гумилёва, я обращаю внимание на события 1970-х годов, которые стали очередным периодом испытаний в его судьбе. Поссорившись с «патриархом» советской исторической мысли академиком Б.А. Рыбаковым из- за книги «Поиски вымышленного царства», Лев Николаевич подвергается жёсткой критике по поводу научности его взглядов. Приостанавливается публикация его статей и книг, и Гумилёв оказывается в «научной» изоляции. У учёного остаются только лекции и статьи из его докторской диссертации «Этногенез и биосфера Земли». И хотя Гумилёву отказано в присуждении степени доктора географических наук, его лекции вызывают неподдельный интерес в не ангажированных научных кругах страны. Его начинают приглашать для прочтения публичных лекций в Ленинграде, Академгородке Новосибирска.

В чем же суть теории этногенеза, которая так взбудоражила и в известном смысле напугала научное сообщество СССР, воспитанное на партийно-классовой идеологии? Пассионарная теория этногенеза – гипотеза, выдвинутая Гумилёвым, представляет исторический процесс как взаимодействие развивающихся этносов (от греческого-народ, племя) с окружающей природой и другими этносами.

Пассионарность – «это слово с его внутренним и многообещающим содержанием в марте 1939 г. проникло в мозг…как удар молнии, — писал позже Лев Николаевич. – Откуда оно взялось – неизвестно, но для чего оно, как им пользоваться и что оно может дать для исторических работ, было вполне понятно». Изобретённый учёным термин указывает на стремление и способность человека изменять окружающий мир. Пассионарность может усиливаться и ослабевать, что лежит в основе универсальной схемы развития любого этноса: каждый из них переживает фазы подъёма, перегрева, надлома и инерции.

Теоретические взгляды Гумилёва определили его подход к толкованию прошлого России. Центральным звеном в его трактовке стало евразийство – идейно философское течение. Для Гумилёва Евразия – не только континент, но и суперэтнос, единство которого объективно. В истории России он выделял два крупных периода: Древняя Русь с IX по XIII в. и Московская Русь с XIII века до наших дней.

(см. Приложение 1.Таблица «Этногенез Киевской и Московской Руси»)

I. Славяно — руссы и хазары

Л.Н. Гумилёв рассматривает нашу историю в контексте русско-хазарских связей. Истоки развития славянства и Руси Гумилёв обнаруживает в 1 веке н.э. В 4 начале 6 г0 славяне распространились до морей, а затем (до конца 8 го века) произошло их слияние с росами на Днепре и у озера Ильмень. Начинается создание славяно-русской этнической общности, которая окончательно сформируется в11-12 веках. Гумилёв убедительно доказывает, что русы и славяне это два этноса, выступавших как правило совместно.В этот же период пассионарного толчка, во 2-м, 3-м веках, в связи с изменением климата и природного ландшафта, в низовьях Волги расселились хазары, создав на удобных и богатых территориях естественную крепость. Дельта Волги не пригодна для кочевого скотоводства, в степи хазары не жили, следовательно, кочевниками не были. За несколько столетий здесь в Итиле, именно так называли в древности эти земли, появилось мощное государство — Хазарский каганат.

Хазария подчиняла себе оседлые племена, собирала дань и увеличение числа подданных, плательщиков дани было в интересах хазарского правительства. Гумилёв считает, что в 8 веке хазары и славяне вообще не сталкивались друг с другом и опасности друг для друга не представляли. Пройдя все начальные фазы пассионарного подъёма, и расселившись на территории Юго-Восточной и Восточной Европы, славяне в 7-8 веках вступают в фазу надлома. Славяне осваивают занятые территории, создаются предпосылки образования Древнерусского государства. Вот в этот период во второй половине 9-го века западной границей Хазарии стал Днепр.

Славянские племена – северяне, вятичи и радимичи – стали хазарскими данниками; тиверцы и уличи, видимо были союзниками в войне хазар с мадьярами. Князь Олег по летописи с уличами воевал и Хазарию считал врагом. Здесь Гумилёв отступает от официальной версии образования Древнерусского государства и высказывает собственную. «Совместная жизнь сплотила русов и славян в единый эпос, хотя процесс взаимной ассимиляции был не лёгким и занял более ста лет, весьма беспокойных, так как соседями славяно-россов были хитрые хазары и хищные варяги.» Русы перенимают славянские обычаи и язык и, несомненно, Древнерусское государство было славянским, получив от русов только этноним – РУСЬ «поляне яко ныне рекомые Русь». Гумилёв убеждён, что поляне в 9-м веке дани хазарскому царю не платили, а в Киеве сидели русские каганы Дир и Аскольд, прямые потомки Кия, а не сбежавшие от Рюрика конунги. Ранее, в 8-м веке хазары и славяне вообще не сталкивались друг с другом и опасности друг для друга не представляли. При удачной расстановке политических сил хазары примирились с мадьярами, продолжили союз с уличами и тиверцами, разгромили степняков печенегов и взяли под свой контроль и водные, и сухопутные караванные пути.

«Восточные славяне в 8-м веке были ещё на высоком уровне пасионарного напряжения… потомки антов 4 в., победивших совместно с россоманами и гунами готов, к началу 9-го века имеют свой «каганат», т.е. суверенное независимое государство с центром в Киеве и царя по имени Дир» Легенда о Рюрике, призванном в Новгород неким Гостомыслом для успокоения смут, тоже получила некоторые подтверждения.

Но если Рюрик не «легенда», то он скорее всего не швед и не немец, а потомок древнего народа ругов, представителей того витка этногенеза, который предшествовал Великому переселению народов. Ещё английский принц Эдуард (989 – 1017) сообщил про Ярослава Мудрого, что тот «король земли ругов, которых мы зовем Руссией». Киев дважды был захвачен русами. Первый раз Аскольдом, а второй Олегом, которому, по мнению Гумилёва, летописец приписал все заслуги предшественников, в том числе и знаменитый поход на Царьград, совершённый Аскольдом в 860 г.

Таким образом, по теории Гумилёва, на 9-й век падает фаза надлома, а на 10-й — инерции: плавное снижение пассионарности суперэтноса. В Восточной Европе возникает могучий Русский «каганат» Киевская Русь. К этому времени Хазария решила все свои внешнеполитические задачи, поставив под свой контроль все торговые пути Восточной Европы и даже путь из Итиля в Испанию. Единственной нерешённой задачей для хазарского правительства оставался Русский каганат с центром в Киеве. Начинается столкновение двух этносов, намёки на которое начались в конце 9-го века, в связи со строительством хазарами крепости Саркел против западных врагов.

Гумилёв доказывает, что Киевское княжество, проигрывая сражения хазарам, стало вассалом хазарского правительства, которое использовало славян в своих бесконечных войнах. В конце 9-го века Олег не побеждал в сражениях, а в начале Х-го, русский флот сражается на Каспии против врагов Хазарии. Очевидно, считает автор, киевские князья стали поставлять хазарскому царю «дань кровью». Они посылали, подчинённых им славяно-русов умирать за торговые пути хазар. В 939 году на обширной территории продуманно и целеустремлённо начинается и ведется война русичей против Хазарских войск, но война проиграна. Государство начинает терять свои территории. Уличи и тиверцы попали в руки степняков-печенегов, кривичи освободились и создали независимое Полоцкое княжество, северяне и родимичи так же ушли из Киевского княжества. Гумилёв считает, что известные походы князя Игоря на греков и их трагический исход, это тоже «дань кровью» хазарскому царю.

В 944г Игорь, получив приемлемые условия мира от греков, уводит войско домой. Но тут не совпадают даты. Двигать войско от Киева до Дуная можно было только осенью, чтобы войско кормилось на полях противника. А полюдье начиналось именно в это время. Поскольку время похода, было временем сбора дани, очевидно поход возглавлял кто – то из воевод, скорее всего Свинельд.

Отроки Свинельда набрали в Болгарии много добычи, а отроки Игоря решили наверстать упущенное путём грабежа древлян. Включённые в мировой рынок русские земли поставляли туда меха, олово и рабов, ничего не получая взамен, так как мировой рынок находился под контролем иудейской Хазарии и русские товары шли как уплата дани.

«Вот почему князь Игорь Старый, собирая дань в стране древлян, вынужден был отпустить часть своей дружины, после чего был убит древлянами. Дружину надо было оплачивать той же добытой данью, но из неё же надо было послать дань в Хазарию, чтобы полководец Песах не повторил свой поход. Игорь больше страшился хазар и решил собрать требуемую сумму с наименьшими затратами…и погубил не только себя, но и своих сторонников. Но жалеть его не стоит. Благодаря его оплошности Русь вернула себе свободу и славу».

Множество народов подчинило себе хазарское правительство умевшее рассчитать этнопсихологическую реакцию подчинённых народов. Оно умело управляло аланами, болгарами, печенегами и многими другими. Но древние славяно-русы в Х веке, в отличие от перечисленных народностей, были пассионарным этносом. Надлом, т.е. переход из акматической фазы в инерционную, унёс много жертв и принёс немало позора, но не полностью уничтожил пассионарный генофонд в стране.

В благодатном ландшафте, в устойчивом быте, не нарушаемом ни техническим прогрессом, ни европейским воспитанием, росли сироты, дети богатырей, погибших на Чёрном море от греческого огня и на Каспийском от эпидемий («Кровавая дань» хазарскому правительству) .Они знали, кто послал их отцов на гибель, отобрав предварительно заветные мечи. Они видели, куда уходили шкурки белок и куниц и отчего мёрзли их матери и сёстры. Они слышали грозные окрики из Киева, где уже с 9-го века власть узурпировали варяги, и где сидел князь, надёжно защищённый от своего народа хазарским царём, войско которое было всегда наготове. «На Руси в 9-м веке шёл надлом, переход от акматической к инерционной фазе. В это тяжёлое время варяги и проникли на Русь, как бактерии в открытую рану. Но «белые кровяные шарики» — местные пассионарии – ликвидировали инфекцию, следом которой осталось только название династии князей-воинов – Рюриковичи.»

В этой обстановке росли ровесники князя Святослава. Неясности в хронологии, которые подмечает Гумилёв, не позволяют воссоздать чёткую картину ни гибели Игоря (похоже на открытый заговор влиятельнейшего воеводы варяга Свинельда), ни отцовства князя Игоря (В год рождения первенца Святослава ему более70 лет). Возникают сомнения и по поводу даты крещения Ольги, а эта дата очень важна, так как в источниках отмечено, что Ольга хранила своё крещение в глубокой тайне до 955 г., после которого она «угождала Богу добрыми делами». В число последних входила война с Хазарией.

После переворота, когда наступило короткое междукняжение, после которого князем стал малолетний Святослав, регентшей его мать, псковитянка Ольга, а главой правительства воевода Свинельд, состав правительства говорит сам за себя: старшее поколение носит скандинавские имена, а младшее славянские. Это может означать, что вся фактическая власть сосредоточилась в руках славян. Уже при сыне Святослава Владимире, сыне древлянки Малуши, главой правительства будет его дядя Добрыня и, как только надобность в варягах исчезнет, от них избавляются: славянский элемент восторжествовал и над норманнским, и над россоманским, сохранив от последнего только название – Русь. Избавившись от варяжского руководства, Русь быстро восстанавливалась.

Хотя хазары были не довольны переходом власти в Киеве из рук варяжского конунга к русскому князю, внутренние конфликты и потеря контроля над торговыми путями не позволили хазарскому царю Иосифу начать поход на Русь, но отсрочка оказалась фатальной ошибкой. Ольга, собрав «великое посольство» в Константинополь, принимает там крещение, что означало заключение тесного союза с врагом иудейской Хазарии – Византией. Война, начавшаяся сразу после крещения Ольги, не принесла Хазарии успеха.

Дружба с Византией обеспечила Руси союз с печенегами, которые обеспечили безопасность торговли между Киевом и Херсонесом и снабжали русов саблями взамен тяжёлых мечей. Внутри каганата наступает разлад и удар по Хазарии наносит вступивший в княжение Святослав.

Разбив и фактически уничтожив Итиль, князь продолжил борьбу с остатками хазарского войска на северном Кавказе. Здесь более фигурирует печенежская конница, которая по высказыванию современников в войне русов с хазарами была «острием» и союзником русов. Иудейская власть в Хазарии была уничтожена, хазары язычники приняли ислам, а русы не сделали никаких территориальных приобретений ни в Поволжье, ни на берегах Каспийского моря. Наступает период христианизации Восточной Европы и между Западом и Византией начинается борьба за души славян. Византии нужны были славянские юноши, но ни как рабы, а как воины, их предпочитали нанимать, а не покупать. При кажущемся благополучии Византии, её очень беспокоил Север, где норманны возглавляли борьбу против православия, против нового мировоззрения. Византия рассчитывала на поддержку крещёной Ольги, но во главе этих противников православия, этих принципиальных язычников стоял наследник престола и победитель хазар — Святослав. Что оставалось делать Ольге? Самое простое — уйти в частную жизнь, передав сыну полноту власти. Но случилось обратное: сын ходил на врагов в дальние страны, а мать возглавляла правительство и воспитывала внуков, которые почти не видели отца. Таким образом, дела в государстве вершила христианская община, а язычники платили дань, которую собирали князь и языческая дружина. На этом фоне развернулись события, в которых решающую роль сыграл крохотный народ печенеги. Появившиеся в причерноморских степях только в 889 году из за очередной засухи, связанной с переносом циклонов на Север, печенеги ушедшие на Запад к Днестру и Дунаю, сумели поставить себя так, что внушили соседям уважение.

II Славяно-руссы и печенеги

Небольшой воинственный народ, дороживший дружбой с Византией, и ищущий контакты с православными, не налаживал связи с языческими россами. Но являясь их соседями, войн старался избегать, а предпочитал продавать им скот.

В 927 году византийцы убедили Святослава сделать набег на непокорную Болгарию, что одинаково устроило и Святослава и Ольгу. Киев Святослав не любил, там сидели не симпатичные ему христиане и охотно отправился в поход. Выполнив все обязательства перед Византией, и оккупировав Болгарию, с её одобрения, Святослав домой не торопился.

Бессмысленность возвращения в Киев была очевидна. Христианские недруги, в лучшем случае, постарались опять от него избавиться, а здесь в Перяславце перед ним отчетливо встали все перспективы грядущих перемен. Болгария примыкает к Русской земле – территории уличей. Присоединение к Руси Восточной Болгарии, выходившей к Черному морю, давало языческому князю территорию, где он мог быть независим от матери и ее окружения. Экономические возможности района были тщательно взвешены: из Фракии легко было привезти материи, из Венгрии – коней, из Чехии – серебро, из Руси – мед, меха и рабов. Святослав рассчитывал, что поскольку он не покушается на территории Византии, а хочет получить всего лишь часть Болгарии, врага Византии, войны с греками удастся избежать. Но такое соседство не входило в планы Византии, и помимо других предпринятых мер, греческие агенты побудили печенегов произвести набег на Киев.

Весной 969 г. Печенеги осадили Киев, но через некоторое время ушли в степь. Однако Византия получила желаемое – Святослав ушёл из Переяславля. Умирает Ольга, княжеские столы занимают её внуки, но для самого Святослава места на родной земле не нашлось. Он втягивается в войну с новым византийским императором Иоаном Цимисхием и проигрывает её.

Принято считать. Что Цимисхий договорился с печенегами о последующем их истреблении. Гумилёв опровергает это мнение. Печенеги сравнительно с русами были слабы. Их федерация, раскинувшаяся на большой территории, была практически беззащитна против дружин киевских князей. Однако известно, что весной 972 г печенеги напали на князя и истребили весь русский отряд. Гумилёв считает, что единственно, кто был в этом заинтересован – это сами киевляне, не желавшие возвращения своего князя-язычника. Последующие события очень важны для для формирования этноса. Русь меняет веру, происходит грандиозная ломка психики целого народа, с устоявшимися традициями культуры и быта. Решающим компанентом сложного процесса смены веры, была позиция города Киева третьего по богатству и значению в Европе. В 10-ом веке киевский престол грубой силой захватил сын Святослава и Малуши – Владимир. Фанатичный язычник, повелевший приносить Перуну человеческие жертвы, убийца своего брата Ярополка, безжалостный завоеватель совершает, казалось бы, невозможное: открыто обращается в православие, и более того, обращает в православие всё свое княжество. И теперь в Х веке православной Руси придется столкнуться с ветвью древнего этноса «канг», уже прошедшим свои этнические фазы становления и превратившиеся и х крошечного народа печенегов в могучий воинственный этнос, в 11 веке ставшего кошмаром для Византии, Болгарии и Руси. Если великий князь Ярослав сумел разбить печенегов и навсегда убрать их от русских границ, то Византии, отбивавшейся от турок сельджуков, грозила гибель. Спасли её только половецкие ханы, разгромившие печенежское войско

III Половцы. Русско-половецкий симбиоз

На арену истории выходит новый этнос – половцы. Этот этнос совсем не походил на печенегов и отношения с ними были совсем другими. В 11 веке Русь обрела на своих границах крайне беспокойных соседей. Систематические набеги половцев на русские города совпадают с началом фазы обскурации – снижения пассионарности и нарушения системных связей.

Угасание пассионарности не влечёт за собой уменьшение кровопролития Субпассионарии, избавившись от пресса пассионариев, ломают созданную теми жесткую систему и открывают дорогу своим доселе задержанным инстинктам. Киеву не угрожали внешние враги, богатая природа щедро кормила его население, которое быстро увеличивалось, но не повышало уровня пассионарнрсти. Наоборот пассионарии уходили в дружины князей – изгоев, а субпассионарии жили дома и вели себя тихо. Война с половцами, тяжёлая бесперспективная с обеих сторон угасла и наступил новый период русско-половецких отношений. По сути дела, в 12 -13 веках Половецкая земля и Киевская Русь составляли одно полицентрическое государство. Это было выгодно обоим этносам и вплоть до 1200 г. Русь была явно сильнее половецких союзов, но она удержалась от ненужного завоевания. В условиях почти ежегодно заключавшихся миров и брачных договоров многие половцы начали уже в 12 веке переходить в христианство. Интеграция этносов была никому не нужна, так как русичи не хотели жить в степях, а половцы в лесах. Обменная торговля связывала степняков и славян в экономико-географическую систему, что вело к оформлению военно-политических союзов. Этнический возраст или фаза этноогенеза, у русичей и половцев были различны: на Руси шло старение, а у половцев наступил гомеостаз. Русская земля была страной изобильной, культурной и не угрожаемой ниоткуда. Казалось, что благоденствие Руси будет продолжаться вечно, но уже к 13 веку сила инерции взрыва этногенеза была на излёте. Княжеские усобицы на Руси привели к трагическому исходу. Раскалывается этническое поле, славянство как этноисторическая целостность исчезает, оставив потомкам реликт – славяноязычие. Наряду с разделением славянской целостности, происходит сближение новых славянских субэтносов с инородцами. Так новгородцы против шведов выступали с ижорой и карелой, а полочане дружили с водью.

«Феодальная раздробленность являлась…результатом не столько дифференциации, сколько исторической интеграции».

Летописи Х11 века показывают нам, что Русь и завоёванная ею Степь составляли единое, хотя и не централизованное государство, находящееся в состоянии глубокого кризиса, выражавшегося в ожесточении междоусобных войн, принявших в конце 12-го начале 13-го веков характер межгосударственных конфликтов.

Таким образом, Лев Николаевич Гумилёв считает, все системы, возникшие при пассионарном толчке, распадаются, но каждая по- своему.

IV Монголы

В 11 веке происходит пассионарный толчок, коснувшийся монголов и их многочисленных соседей. Уже в 1122 г. Господство в Восточной части Великой степи делили монголы и татары. Пассионарность давит на них изнутри, заставляет приспосабливаться к этому давлению и создавать новые этносы. Начинается рождение государства. Появляются и пассионарии, среди которых выделяется Тэмуджин. Его пассионарность созвучна настрою его сверстников, и он быстро становится лидером у людей нового пассионарного склада. Мир получил Великого Чингизхана, а Русь «вереницу бед». Самой страшной бедой, несомненно, явился поход Батыя 1237 – 1240 гг. Русь и монголы – наиболее разработанная тема в работе Л.Н. Гумилёва «Древняя Русь и Великая степь». Автор обращает внимание на то, что источники, донёсшие до нас сведения о том, как складывались и развивались отношения русских княжеств с Великой Монгольской империей, довольно хорошо известны. Но используются обычно довольно тенденциозно: предпочтение явно отдаётся точке зрения покорённых, а не победителей. Для ответа на интересующий нас вопрос о взаимоотношениях Руси и Великой степи надо уяснить, что представляла собой в ХIII веке Степь, объединённая монгольским улусом. События там развивались стремительно, источники противоречивы, подробности многочисленны. Русь представляла собой суперэтнос из восьми «полугосударств», неуклонно изолирующихся друг от друга и дробящихся внутри себя. Из них четыре княжества не были затронуты татарами, а пострадавшие во время нашествия города, в том числе Владимир и Суздаль, были быстро отстроены. Автор считает, что у монголов не было средств, чтобы разрушить большую страну. Цифры о количестве воинов и лошадей он считает сильно преувеличенными так же, как разрушения, причинённые войной. Зато отмечает не всегда достойное поведение русских князей и простого народа охотно идущего служить в монгольское войско, чтобы сражаться с собственным народом.

Такое снижение патриотизма указывает на спад пассионарности древнерусского этноса ниже нулевой отметки – гомеостаза. Пришла пора отрицательных значений – обскурация, которая должна была привести народ к вырождению и гибели, как древних римлян, или к порабощению, как полабских славян и пруссов. Но не случилось ни того не другого. Наоборот, новая Россия добилась большей славы, чем Древняя Русь. Но между этими двумя витками этногенеза, лежало тёмное столетие, которое надо было пережить. «И это удалось…благодаря гению Александра Невского».

Умный и тонкий политик Александр Невский сумел осознать масштабы католической угрозы и противопоставить её союз с монголами. Этим было положено начало новой этнической традиции – тому союзу восточных славян с другими народами Евразии, которые предопределили направление последующего развития нашей страны. Инертность же населения, отказ князей, не тронутых нашествием, помогать попавшим в беду Гумилёв объясняет закономерностью этногенеза. Он пишет: «Восемь миллионов обитателей Восточной Европы подчинились четырём тысячам татар. Князья ездят в Сарай и гостят там, чтобы вернуться с раскосыми жёнами, в церквах молятся за хана, смерды бросают своих господ и поступают в полки баскаков, искусные мастера едут в Каракарум и работают там за высокую плату, лихие пограничники вместе со степными батурами собираются в разбойничьи банды и грабят караваны. Вот эту систему русско-татарских отношений, существовавшую до 1312 года следует называть симбиозом». На рубеже 13 – 14 вв. в русских землях заметен, а потом стал очевиден мощный пассионарный толчок. « Нашим предкам повезло: пассионарность, как катализатор спаяла рыхлую массу в монолит – Россию».

В Восточной Европе пассионарный толчок поднял к исторической жизни два этноса: литовцев и великороссоов. Среди них появились свои пассионарии – люди нового склада: в Литве Миндовг, а в подчинившейся власти монголов Руси, Александр Невский. Родившиеся в 1220 г, каждый из них нашёл применение своим силам и вошёл в историю этого не простого времени. Х111 век — фаза инкубации. И весь этот период Александр Невский своей дальновидной политикой берёг зарождавшуюся Россию в инкубационной фазе её этногенеза. А после рождения в 1380 г. На Куликовом поле новой России ей никакой враг был уже не страшен. На второй натиск у монголов не хватило пассионарности, растраченной в полувековой междоусобной войне (1259 – 1301) Складывалась новая систем , которая цементировалась православной церковью. Митрополит, в отличие от князя, пользовался общим признанием, в том числе и хана Золотой Орды. В 1353 г. умирающий от чумы князь Семион Гордый, завещал бразды правления не лишённому политических амбиций брату, а митрополиту Алексию.

Алексий возглавлял правительство до самой своей смерти в 1378 г. а в 1380 его воспитанник князь Дмитрий Иванович, с благословения другого русского подвижника Сергия Радонежского, выведет русские полки на Куликово поле. К этому времени единство Золотой Орды потеряно безвозвратно и татарский этнос рассыпается. Можно сказать, что описанная эпоха кончилась и наступила пора перехода растущей страны – России из фазы подъёма в акматическую фазу, с новыми ритмами, задачами и иной расстановкой сил.

Заключение

Таким образом, наше знакомство с некоторой стороной деятельности Гумилёва-историка, привело нас к выводу о том, что учёный предложил новый метод познания истории. Являясь крупнейшим специалистом XX века по вопросам образования и развития древнерусского государства, Гумилёв позволил себе свою концепцию: противопоставления народов Востока и Руси, принятого официальной наукой, не было. Был симбиоз, сотрудничество. Гумилёв предлагает не доверять слепо источникам, даже таким общепризнанным как «Повесть временных лет», отказаться от стереотипов. Историк должен рассуждать и видеть историю своего государства как процесс, тесно связанный с другими науками: это и география, и археология, и социология и др.

Понять историю Руси без помощи географии невозможно, как невозможно понять ёё без теории происхождения и исчезновения этносов, на фоне изменяющейся природной среды.

История – это не просто наука, не просто часть культуры. Это важнейший компонент нашего национального самосознания.

Мы надеемся, что наша работа будет интересна тем, кто любит историю и готов изучать её за рамками учебной программы.

Список использованной литературы

Аманжолова Д.А. Лев Николаевич Гумилёв// История (Первое сентября).-1996.-№13.-С.1-3.

Блок А. На поле Куликовом// В кн. А.А. Блок Лирика.-М.:Дет.лит.,2010.-С.265-284.

Гумилёв Л.Н. Древняя Русь и Великая степь.- М.:АСТ:АСТ МОСКВА, 2008.-839с.

Гумилёвика: гипотезы, теории, мировоззрение [электронный ресурс].- Режим доступа:http//www.gumilevica.kulichki.net

Данилевский И. Читая Льва Гумилёва // История (Первое сентября).-1996.-№13.-С.8-9.

Древнерусская литература: Хрестоматия: Учеб. пособие для 5-9 кл. общеобразоват. учрежд-й/ Сост. О.В. Творогов.- 2-е изд.- М.: Просвещение, 1998.-287с.:ил.

Жизнь и творческое наследие Л.Н.Гумилёва [электронный ресурс].- Режим доступа: http//www.levgumilev.spb.ru

Из истории русской гуманистической мысли: Осмысление рус. нац. идеи и ист. судьбы России: Хрестоматия для уч-ся ст. кл. общеобразоват. учр-й/ Сост. А.Ф. Малышевский.-М.:Просвещение,1999.-271с.

Словарь древнерусских слов //В кн. Повести Древней Руси (В переводах Д.С.Лихачёва.- (Сер. «Школа прозы»). — СПб:Искусство-СПб,2006.-С.417-421.

Школьная энциклопедия «Руссика». История России. 9-17 в.в.-М.:ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2003.-784с.:ил.

Приложения

Приложение 1.

Этногенез Киевской и Московской Руси

Фазы и периоды

этногенеза

Возраст этноса

Славяне (Древняя Русь)

Московская Русь (Россия)

Периоди-

зация

Основные события

Периоди-

зация

Основные

события

Пассионарный

толчок

Около

1 года н.э.

Взрыв этногенеза. Великое

переселение народов

Около

1200 года

Взрыв этногенеза в

Литве, на Руси.

Инкубационный

период фазы

пассионарного

подъёма.

Образование нового

этноса

До 180-200 лет

1 – 200

годы

Неизвестны

1200 –

1380 г.

Возникновение

нового этноса –

русских – на основе слияния славян, татар, литовцев, финно-

угорских народов. Создание Великого княжества

Московского. Куликовская битва.

Явный период фазы пассионарного

подъёма. Начало

перехода к

акматической фазе.

180 – 300 лет.

200 – 300

годы

Неизвестны

1380-1500

гг.

Объединение Великороссии.

Начало

формирования суперэтноса.

Разрушение

этнического

Новгорода.

Акматическая фаза этногенеза.

Образование

суперэтноса и его распространение в

пределах своего

ландшафтного ареала.

300 – 600 лет

300 – 600

годы

Миграция сла-

вянских племён.

Расселение

славян на

территории

Южной и

Восточной

Европы.

1500 –

1800 гг.

Объединение под властью Москвы народов, живущих на просторах Евразии. Создание единого Русского

государства.

Фаза надлома.

Резкое снижение

пассионарности

суперэтноса.

600 – 800 лет

600 – 800

годы

Распад

Славянского

единства. Освоение славянскими



Страницы: 1 | 2 | Весь текст