Реферат студентки заочного отделения 6 курса 060663 группы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(НИУ «БелГУ»)

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ПЕДАГОГИКИ И МЕТОДИКИ НАЧАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ПСИХОЛИНГВИСТИКА НА СЛУЖБЕ У КРИМИНАЛИСТИКИ

Реферат

студентки заочного отделения 6 курса 060663 группы

Федоровой Оксаны Александровны

БЕЛГОРОД – 2011

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………….3

Психолингвистика как наука. Взаимосвязь психолингвистики

с криминалистикой………………………………………………….4

Речевая информация как объект криминалистики……………….6

Метод психолингвистического анализа в криминалистике……..8

Психолингвистическая диагностика почерка подозреваемого…10

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………13

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……….…………………….………………….14

Введение

Преступность в России за последние годы имеет тенденцию к росту и по степени негативного воздействия на граждан, общество и государство, и превратилась в достаточно серьезную социальную проблему. Развитие науки и техники привело к разработке новых средств, приёмов и методов деятельности, используемых одновременно как преступниками, так и правоохранительными органами. Комплекс уголовно-процессуальных и криминалистических мер, направленных на совершенствование следственной работы и усиление борьбы с преступностью, остался несовершенным. Так, в настоящее время уголовно-процессуальные нормы не содержат регулирования применения вновь возникающих в большом количестве новейших и нетрадиционных методов исследования в ходе расследования преступлений.

Изучение экспертной, следственной и судебной работы показывает, что не теряют своей актуальности вопросы применения новых и нетрадиционных методов исследования как самим субъектом расследования, так и приглашаемыми им специалистами в широком смысле этого слова.

Проблемы применения нетрадиционных методов исследования привлекают большое внимание, как правоприменителей, так и теоретиков, а кроме того медиков, психологов, биологов, программистов и представителей других наук. В отечественной криминалистике вопросы применения нетрадиционных методов исследования разрабатывали: Р. С. Белкин, В. А. Образцов, Е. П. Ищенко, Л. Г. Бидонов, Н. Н. Китаев, Т. А. Седова, Л. Л. Каневский,

Н. Г. Находкина, В. И. Гончаренко, И. В. Постика, М. В. Салтевский, Щ. Н. Т. Ведерников, В. X. Меркурисов, Н. А. Родионов, В. В. Яровенко и другие.

К новым методам нетрадиционной криминалистики можно отнести криминалистическую психолингвистику, которая сформировалась, как новая область научного знания на стыке психологии и лингвистики.

Психолингвистика как наука. Взаимосвязь психолингвистики

с криминалистикой

Психолингвистику не следует рассматривать как отчасти лингвистику и отчасти – психологию. Это комплексная наука, которая относится к дисциплинам лингвистическим, поскольку изучает язык, и к дисциплинам психологическим, поскольку изучает его в определенном аспекте – как психический феномен. А раз язык – это знаковая система, обслуживающая социум, то психолингвистика входит и в круг дисциплин, изучающих социальные коммуникации, в том числе оформление и передачу знаний. Объект психолингвистики в различных ее школах и направлениях определяется по-разному. Но практически во всех определениях представлены такие характеристики, как процессуальность, субъект, объект и адресат речи, цель, мотив или потребность, содержание речевого общения, языковые средства [5]. Свои методы психолингвистика прежде всего унаследовала из психологии. В первую очередь это экспериментальные методы. Кроме того, в психолингвистике часто используется метод наблюдения и самонаблюдения. Из общего языкознания в психолингвистику «пришел» метод лингвистического эксперимента. Из «прямых» методик наиболее часто применяется методика «семантического шкалирования», при которой испытуемый должен разместить определенный объект на градуированной шкале, руководствуясь собственными представлениями. Кроме того, в психолингвистики широко применяются разнообразные ассоциативные методики. При использовании как прямых, так и косвенных методик возникает проблема интерпретации результата. Наиболее достоверные результаты дает применение сочетания или «батареи» методик, направленных на изучение одного и того же явления. Так, например, Л.В. Сахарный рекомендует «…использовать разные экспериментальные методики и затем сопоставлять полученные данные» [6, 89]. Таким образом, психолингвистика – это наука о закономерностях порождения и восприятия речевых высказываний. Она изучает процессы речеобразования, а также восприятия и формирования речи в их соотнесенности с системой языка. Психолингвистика по предмету исследования близка к лингвистике, а по методам исследования ближе к психологии.

Общий метод психолингвистики заключается в том, чтобы на основе исследования формальных (лингвистических, текстовых, фонетических, стилистических и пр.) и неформальных (содержательных, смысловых, интенциональных и др.) характеристик текста (либо поведения, представлен-ного как текст) определить отдельные психологические черты породившего его человека, либо, в идеале, его целостный психологический портрет. При этом не имеет значения, в каком виде и на каком носителе был зафиксирован текст: на печатной машинке, карандашом на сигаретной пачке, в виде компьютерного файла или как-то иначе. Не имеет значения и то, что данный текст мог неоднократно переписываться, выучиваться и воспроизводиться вновь – ведущие индивидуальные характеристики языковой личности автора останутся неизменными [4, 68].

Можно указать на следующие сферы юридической психологии, где наряду с другими психолингвистическими методиками, атрибуция текста находит свое применение:

1. Оперативная психология (психология оперативно-розыскной деятельности или психология расследований /investigative psychology; profiling/).

1.1. Следовое профилирование (trace profiling). Психологический портрет неустановленного преступника по тексту его речи.

2. Судебная психология (forensic psychology).

2.1. Судебно-психологическая экспертиза (forensic psychology evaluation). Экспертиза, где психолог выносит заключение, помимо прочего, и на основе содержательного анализа текста.

2.1.1. Комплексная судебная психолого-лингвистическая экспертиза. Экспертиза, предполагающая одновременное участие психолога и лингвиста, каждый из которых отвечает на свои специфические вопросы.

2.1.2. Судебная психолингвистическая экспертиза. Экспертиза, которая может

а) исследовать предмет, обладающий психологическими и лингвистическими параметрами; б) использовать специальные психолингвистические методики; б) проводиться психолингвистом, сведущим лицом одновременно и в психологии, и в лингвистике.

2.1.3. Комплексная судебная психолингво-почерковедческая/автороведческая (или психолого-лингво-почерковедческая/автороведческая) экспертиза. Вид комплексной экспертизы, где объект и предмет исследований одновременно требуют специальных познаний в психологии, лингвистике и почерковедения/ автороведения.

3. Криминальная психология (criminal psychology; profiling)

Психологический портрет исследуемой личности (установленной, либо неустановленной) по тексту ее речи.

3.1. Контактное профилирование (contact profiling). Психологический портрет личности при непосредственном взаимодействии с ней.

3.2. Дистанционное профилирование (distance profiling). Опосредованное изучение личности, в том числе и через тексты ее речи.

4. Коррекционная психология.

5. Психология профессионально-кадрового отбора в органы правоохраны (poli-ce selection) [5].

Речевая информация как объект криминалистики

Письменная и устная речь человека представляет собой богатейший источник информации о самых разнообразных признаках, характеристиках предмета описания (другого человека, факта, процесса и т.д.), самого пишущего или говорящего и других обстоятельств. Не случайно, как и ученые-криминалисты, психологи, лингвисты, так и оперативные работники органов дознания, дознаватели, следователи традиционно уделяют большое внимание указанному объекту и использованию речевой информации, полученной от ее носителей, для выявления и изобличения преступников, пресечения, предотвращения и раскрытия преступлений. Исследования письменной и устной речи в России, как теперь, так и во времена СССР, ведутся в рамках относительно самостоятельных областей криминалистики – автороведения и фонологии (фоноскопии) [7, 178].

Основной объект психологических автороведческих исследований – рукописные, машинописные и иным способом исполненные тексты, а точнее, – смысловое, понятийное, содержательное наполнение текста. Они осуществляются для идентификации авторов текста (при наличии проверяемого лица и образцов его письменной продукции), а также для решения комплекса диагностических и других распознавательных задач, связанных с определением признаков неизвестного автора, решением вопросов относительно общности источника происхождения нескольких текстов, условий их исполнения. Наращивание теоретического потенциала, развитие базы методической оснащенности увеличивают возможности и повышают качественный уровень автороведческих экспертиз. По мере того как судебно-автороведческая экспертиза формировалась в специфический вид судебной экспертизы, имеющей собственный предмет, объект, задачи и средства исследования, все явственней ощущалась необходимость создания автоматизированного рабочего места (АРМ) эксперта-автороведа, предназначенного для обеспечения автоматизации процесса решения идентификационных и неидентификационных задач (определения уровня образованности, интеллектуальных возможностей, половой и возрастной принадлежности, родного языка, профессиональной принадлежности и некоторых других признаков устанавливаемого лица как автора исследуемого текста). По сообщению А.Ю. Комиссарова, решение этих задач предполагает наличие в АРМе эксперта-автороведа блока индексации лексических единиц встроенного словаря по следующим параметрам:

1) часть речи, к которой относится слово;

2) преимущественная область профессионального использования (отнесение к области профессионализмов);

3) преимущественное использование возрастными группами;

4) преимущественное использование группами мужского или женского пола;

5) преимущественное использование лицами, использующими русский язык как неродной или иностранный.

Созданные в ходе научных исследований методы индексации позволяют существенно расширить круг решаемых экспертами-автороведами криминалистических задач, а оперативным работникам МВД и следователям – получать дополнительную ориентирующую информацию при проведении оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий. Важны они и для упорядочивания словарных массивов по классификационным категориям, существенным для дальнейших автороведческих исследований с использованием АРМа «Лексика».

Выявленные в ходе работы списки слов были внесены в основной блок индексации лексических единиц словаря, являющийся базой данных массива лексики русского языка с указанием таких их основных характеристик как:

а) общая частота встречаемости слова;

б) частота встречаемости в сфере художественной прозы;

в) частота встречаемости в сфере драматургии;

г) частота встречаемости в сфере научно-публицистической литературы;

д) частота встречаемости в газетно-журнальной сфере.

Перечисленные списки слов наряду с их частными характеристиками составили достаточно репрезентативный объем русского словаря, позволяющий эксперту-автороведу использовать разработанные ранее методы и приемы во всей полноте их возможностей [3, 44].

Результаты выполненной работы не имеют аналогов в отечественной и зарубежной практике. Среди существующих программных продуктов лингвистического или криминалистического направлений не существует списков лексем, представленных в виде блоков индексированных лексических единиц встроенного словаря, содержащих данные о частотах встречаемости слов или их принадлежности к какой-либо социально ориентированной группе носителей русского языка.

По причине постоянного изменения русского словаря разработчиками рекомендуется проведение дополнительных исследований, которые должны носить систематический характер с регулярным периодическим обобщением дополнений, внесенных в словарь АРМа «Лексика» различными пользователями. Такой подход позволит получать максимально эффективный инструментарий, пригодный для проведения автороведческих экспертиз, соответствующий запросам экспертной практики, современному уровню науки и техники.

Кроме того, блок индексации позволяет упорядочить словарные массивы по классификационным категориям, существенным для дальнейших автороведческих исследований с использованием АРМа «Лексика», а также для обучения сотрудников экспертно-криминалистических подразделений МВД России, экспертов-автороведов других ведомств и организаций, слушателей и курсантов, высших и средних учебных заведений, специализирующихся на экспертном исследовании письменной речи [4, 69].

Фоно– и видеоматериалы, содержащие речевую информацию, имеющую отношение к устанавливаемым по делу лицам и событиям, которая до или после возбуждения уголовного дела была зафиксирована преступниками, потерпевшими, свидетелями с помощью средств звуко– и видеотехники. Содержащаяся в данных объектах информация может относиться к предкриминальным, криминальным и посткриминальным событиям и фиксироваться инициаторами по различным соображениям (например, в целях оказания помощи правоохранительным органам в раскрытии преступлений и изобличении виновных или для ее тиражирования в коммерческих целях, для шантажа и запугивания, для личного использования). К ним, в частности, относятся видеозаписи сцен мужеложства, убийства и расчленения трупов потерпевших, сделанные самими участниками таких актов или их соучастниками.

В рамках автороведческих исследований объекты этих групп могут изучаться для идентификации лиц – источников голосовой информации, дифференциации фрагментов речи и определения, кому она принадлежит в случае записи разговора нескольких собеседников, распознавания признаков неизвестных источников речевой информации, определения их состояния и условий, при которых продуциировалась речь.

Фоно– и видеодокументы, отражающие характер производимых процессуальных действий, их участников, порядок, условия производства и полученные результаты. (Например, допрос кого-либо, производство обыска в помещении.) Исследования этих объектов могут производиться в целях проверки версий о неправомерном психическом воздействии со стороны следователя или других лиц в отношении допрошенных, иных участников следственных действий. Упомянутые объекты могут исследоваться и в рамках технико-криминалистических экспертиз, в частности, для выяснения возможности фабрикации видео– и аудиодокументов [7, 184].

Метод психолингвистического анализа в криминалистике

Родина метода психолингвистического анализа – США. Первая публикация по этой теме появилась в Бюллетене ФБР в сентябре 1979 г. Называется статья «Анализ угроз – психолингвистический подход». Ее авторами являются сотрудник ФБР Джон Дуглас и профессор Сиракузского университета Мюррей С. Майрон – основоположник и энтузиаст этого метода в криминалистике. Объектами данного анализа служат письменные и устные сообщения. Они изучаются с помощью аналитических психолингвистических методов в целях установления признаков, указывающих на происхождение, среду обитания, психолингвистические и иные черты личности источников речевой активности. Полученные результаты позволяют построить поисковый психолингвистический портрет неизвестного автора письменного текста или звуковой информации, который может содержать данные о возрастной и половой принадлежности, образовательном уровне, географической и этнической среде, роде занятий устанавливаемого лица. Эти сведения устанавливаются путем анализа словарного запаса, синтаксиса, акцента и многих других особенностей устной и письменной речи. Наряду с этим путем сравнения выявленных особенностей аналогичных объектов устанавливается, принадлежит ли различная речевая продукция одному или разным лицам. Эта же задача может быть решена и на базе сравнительного анализа носителей устной и письменной речи. Важным направлением указанных исследований является идентификация источника речевой информации в случае установления его личности и получения от него образцов объектов, аналогичных тем, что направлены на исследование. При этом положительный результат может быть достигнут не только тогда, когда исследуются оригиналы, но и доброкачественные копии изучаемых объектов [2, 56].

Первоначальной целью программы, созданной профессором Майроном, был анализ угроз в связи с деятельностью террористов. Как выяснилось позже, психолингвистический анализ может с успехом применяться при расследовании убийств, иных преступлений, если в распоряжении следствия имеются устные или письменные сообщения подозреваемых и обвиняемых.

Анализируемый метод реализуется следующим образом.

Получив сообщение или иную коммуникацию, эксперт-психолингвист вводит информацию в компьютер. Каждая фраза, слово, слог, пауза, запятая автоматически сканируются компьютером и относятся к одной из множества категорий. Эти категории, установленные эмпирическим путем, имеют важное значение в характеристике угрозы. Кроме того, компьютер табулирует «встречаемость» таких элементов как пунктуация, «запинки» в речи, орфографические ошибки, структура предложения.

Осуществлявшийся на протяжении ряда лет компьютерный анализ громадного количества угроз позволил составить так называемый «словарь угроз». Объем и содержание словаря постоянно пополняются. По состоянию на 1996 г. он содержал 350 категорий репрезентирующих более 250 000 слов. Эти угрозы ранжируются от записок (предсмертных) самоубийц до сообщений террористов и включают как ложные угрозы, так и угрозы, воплощенные в жизнь. Кроме того, в памяти компьютера хранится свыше 15 милл слов, собранных путем анализа обычного английского разговорного и письменного языка. Любое непривычное слово или необычное его употребление «улавливается» компьютером и подвергается углубленному анализу, сопоставляя («взвешивая») словоупотребление автора письменного текста (говорящего) со словарем «среднего человека». Эксперт-психолингвист может выделить слова-«автографы» – своеобразные «опознавательные знаки» индивида, прослеживающиеся в различных коммуникациях.

Что касается расследования убийств и других тяжких преступлений, то психолингвистические методы могут быть применены в случаях, когда преступник обращается к кому-либо (например, в прессу, полицию) с устными или письменными «посланиями». В качестве примера можно назвать расследование по делу серийного убийцы Давида Берковица, подписывавшего свои послания в газеты «Сын Сэма» [5].

Благодаря использованию психолингвистики в самом начале расследования удалось составить профиль этого киллера, оказавшийся, как выяснилось впоследствии, очень точным. Нелишне отметить, что по описанию свидетелей киллеру было где-то тридцать с небольшим (вводило в заблуждение то, что он был чуть лысоват). Психолингвистический профиль, основанный на письменных сообщениях, правильно определил возраст киллера: от 20 до 25 лет. Составленный доктором Майроном профиль Берковица оказался поразительно сходным с оригиналом в части, например, роста и веса, а также того, что преступник не живет с матерью (приемная мать умерла, когда Берковицу было 14 лет), что киллер будет продолжать нападать на молодых привлекательных женщин до тех пор, пока не попадется, а при задержании не окажет сильного сопротивления (так и было).

Как полагает Майрон, типичный психолингвистический профиль (портрет) должен состоять из трех разделов. Первый, и самый важный для расследования, это демографический профиль автора сообщения (коммуникации). В нем фиксируются вероятный возраст, пол, место рождения и ряд других признаков, которые могут быть выявлены при анализе коммуникаций. Во втором разделе представлены такие особенности личности автора, как мотивация, характер, патология (если таковая имеется). И, наконец, в третьем разделе оценивается детерминация и способность автора осуществить угрозы или совершить действия, о которых он предупреждает [3, 43].

Итак, психолингвистический подход имеет самое непосредственное отношение к устной речи и внутренней, содержательной части письма, его понятийно-терминологическому наполнению. В то же время, что не менее важно, активно развивается и другое направление психолингвистических исследований. Оно напрямую связано с внешней, графической составляющей письма. Этот объект традиционно разрабатывается в криминалистике в рамках научного и практического почерковедения и нацелен на установление свойств, состояния, признаков неизвестного исполнителя рукописного текста, условий, при которых осуществлялось письмо, а также для идентификации проверяемого лица по признакам почерка.

4. Психолингвистическая диагностика почерка подозреваемого

В начале 90-х годов минувшего столетия профессор Башкирского госуниверситета Г. Аминев разработал оригинальную методику исследования почерка подозреваемого, названную автором «Психодиагностикой почерка подозреваемого в убийстве».

Суть метода состоит в следующем: подозреваемому, не признающему вину, предлагается собственноручно написать, чем он занимался в день совершения убийства (или исчезновения пропавшего без вести). Зная о том, что все излагаемые сведения будут тщательно проверены, подозреваемый старается вспомнить побольше подробностей и тем самым как бы мысленно повторно «живет» теми событиями, которые описывает.

Когда же он подходит к описанию временного интервала, в котором было совершено убийство, начинает или излагать то, что свидетельствует о его непричастности к преступлению, или ссылаться на забывчивость. Однако инерция мышления, психологическое «вчувствование» уже настолько велики, что все попытки убедительно изложить собственное ложное алиби сопровождаются «прокручиванием» в сознании «кадров» подлинного события, перед глазами возникает картина совершенного убийства[4, 69].

Такое психологическое состояние, по мнению Г. Аминева, должно найти отражение в почерке. Ключевой буквой при исследовании по методике Аминева является буква «р», так как именно в ней наиболее четко отражаются и легче всего выявляются изменения в почерке. К тому же она наиболее удобна для измерений и сравнительно часто встречается в произвольном тексте.

Измеряются все буквы текста, в котором изложены события в двухчасовом отрезке интересующих следствие суток, рассчитывается их средняя высота, которая отмечается на построенном графике. Такие же исследования проводятся и по другим двухчасовым отрезкам суток, описываемых подозреваемым событий пред– и посткриминального характера. Соединенные точки средней высоты буквы «р» образуют линию графика, вершина которой – графическое отображение пиков нервного напряжения подозреваемого.

Время суток, на которое выпадает пик графика, будет предполагаемым временем совершения преступления. Тем самым существенно экономятся силы и время при проведении следственных и оперативно-розыскных мероприятий, а также появляется возможность применения высокоэффективного приема психологического воздействия на подозреваемого во время его допроса – так называемый «информационный выпад».

Этот метод применим и для перепроверки установленной, а не только предполагаемой причастности подозреваемого к содеянному, когда он признает вину, собственноручно написав свои показания [2, 58].

Эффект применения психодинамического метода снижается тогда, когда он применяется спустя значительный временной интервал после совершения преступления.

Заинтересовавшись этим методом, Николай Китаев и двое его коллег провели в 1994–1996 гг. исследования с использованием электронной техники. Была специально разработана программа «ОРТ» для ЭВМ, способствующая более точному измерению букв, чем простыми измерительными приборами, которыми пользовался Г. Аминев. В качестве объектов брались уголовные дела об убийствах, по которым были приняты процессуальные решения и где ход оперативно-следственных мероприятий определялся первичными собственноручными показаниями задержанных подозреваемых.

Н. Китаев полагает, что дальнейшие научные разработки проблемы диагностики почерка подозреваемых позволят создать совершенные типовые программы для ЭВМ, что сделает методику указанной диагностики более оперативной и доступной для широкого практического применения по конкретным уголовным делам. Важно особо отметить, что результаты, полученные с использованием этой методики, конечно, не могут быть приняты в качестве доказательства. Они имеют ориентирующее значение и могут учитываться при разборке тактики допроса подозреваемого, стать предметом обсуждения во время допроса и приниматься во внимание при осуществлении последующих следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по уголовному дел [7, 214].

К сказанному следует добавить, что психодиагностика почерка представляет собой одну из разновидностей метода криминалистического распознавания, осуществляемого на предположительном (вероятностном) уровне. Наряду с этим существует и положительное распознавание, несущее точное, достоверное знание об объекте. Диапазон объектов криминалистического распознавания чрезвычайно широк, а его практическая значимость, прежде всего на первоначальном этапе расследования преступлений, исключительно высока. В круг таких объектов входят, в частности, люди как носители существенной для дела информации (свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые), дающие показания о себе, своих действиях, поведении, деятельности, включая криминальную, и другие обстоятельства.

Психолингвистические почерковедческие исследования позволяют расширить круг таких задач, открывают возможность обеспечения следствия новыми видами доказательств. Имеется в виду, в частности, задача распознавания причастности проверяемого лица к совершенному преступлению путем изучения особенностей почерка подозреваемого.

Заключение

В завершении работы необходимо сделать некоторые выводы, во-первых, под нетрадиционными методами исследования в криминалистике понимается приемы и способы, которые применяются лишь в решении единичных следственных ситуаций в целях расследования преступления, Но данное понятие не возможно отнести как к устоявшимся в практике, и в теории. В виду того, что каждый из нетрадиционных методов в криминалистике носит в себе что-то новое, то это всегда вызывает бурную дискуссию между учеными криминалистами и правоведами. Итак, к новым методам нетрадиционной криминалистики можно отнести криминалистическую психолингвистику. Наукой с четко очерченными границами психолингвистика не стала и к настоящему времени, так что дать исчерпывающий ответ на вопрос,  какие аспекты языка и речи эта наука изучает и какими методами с этой целью пользуется, едва ли возможно. Объектами психолингвистического анализа являются письменные и устные сообщения, которые изучаются с посощью аналитических методов в целях установления признаков, указывающих на их происхождение, среду обитания, психологические и иные черты личности источников речевой информации. Полученные результаты позволяют построить поисковый портрет неизвестного автора письменного текста или звуковой информации, который может содержать данные о возрастной, половой принадлежности, образовательном уровне, географической и этнической среде, роде занятий установленного лица, принадлежит ли разная речевая продукция одному и тому же лицу. В мировой практике имеются факты составления портрета (профиля) преступника с удивительной точностью. Так в США при розыске киллера Берковица составленный профиль оказался сходным с оригиналом в части роста, веса, семейного положения, криминальных намерений, возможности оказания сопротивления при аресте. В рамках криминалистической психолингвистики проводится также психодиагностика почерка подозреваемого, как метод основанная на том обстоятельств, что при собственноручном написании подозреваемым расследуемого события, в отношении которого по его словам имеется “алиби”, у пишущего лица характерно изменяется почерк (в частности – ключевой является буква “р”), что дает следователю ценную информацию, имеющую ориентирующее значение, и надо сказать, что достаточно объективную.

Все перечисленные моменты в работе существенно расширили представления об областях знания, исследовательские интересы криминалистики, которых пересекаются с психолингвистикой.  Данная наука активно развивается и является весьма перспективной.

Список литературы

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. – М., «Сов. Энциклопедия», 1966.

2. Гришина Е.П. Нетрадиционные (неклассические) формы использования специальных знаний: современное состояние и перспективы применения /Е.П. Гришина // Современное право. – М., 2005. – №11. – С. 56-58.

3. Дубягин Ю.П. Опыт использования нетрадиционных методов розыска лиц, пропавших без вести /Ю.П. Дубягин// Проблемы использования нетрадиционных методов в раскрытии преступлений. – М., 1993. – №3. – С. 43-44.

4. Каневский Л.Л., Безрукое Ю.Н. О нетрадиционных методах расследования в криминалистике /Л.Л. Каневский // Западно-Сибирские криминалистические чтения. – Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 1997. – №7. – С. 66-68.

5. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики/ А.А. Леоньев // [Электронный ресурс] Режим доступа к изданию http://www.pedlib.ru/Books/3/0307/3_0307-165.shtml (15 октября 2011)

6. Сахарный Л.В. Введение в психолингвистику: Курс лекций / Л.В. Сахарный. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та., 1989.

7.  Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология / В.А. Образцов. – М., 2002, 247 с.

PAGE \* MERGEFORMAT 3