Реферат по литературе содержание

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………..……..………………………………………3

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Традиции сатиры в русской литературе………………………………………6

Жизнь и творчество Сергея Довлатова……….…………………………………..7

2.1. Биография Сергея Довлатова………………………7

2.2. Творчество Сергея Довлатова……………………………..9

3. Сатирическое изображение действительности в прозе Довлатова………..12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………..…………………………………………..…16

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ……………………………18

ВВЕДЕНИЕ

Всплеск сатирической литературы в 1920-е и ее спад в 1930-е доказывают справедливость утверждения о том, что наиболее характерные сатирические книги, как правило, появляются в «откровенно застойные, неподвижные периоды отечественной истории». Не случайно в русской литературе ХХ в. особое содержание приобретает смех, который «предполагает преодоление страха». Смех становится оружием против догм, условностей, запретов, цензуры, неким «заповедником духовности». «Анекдот и биография – вот что осталось нам от литературы, остальным завладела жизнь и кинематограф»- правдивые слова Б. Эйхенбаума. Конец ХХ — начало ХХI в. вносят свои коррективы в понятие смешного. Так, например, не традиционный российский смех сквозь слезы, а «новую странную серьезность» сквозь смех и слезы различают критики в голосе Вен. Ерофеева. Ф. Искандер свое обращение к сатире воспринимает как результат оскорбления любви «к людям ли, к родине, может быть, к человечеству в целом». Одним из таких представителей современной сатиры является Сергей Довлатов.

«Проза Сергея Довлатова столь доступна, сюжеты столь просты, характеры столь внятны, повествовательная ткань столь прозрачна, читать его столь увлекательно, что загадке…вроде бы и не остается места»,- эти слова современных критиков А. Гениса и П. Вайля объясняют многое и в необыкновенной популярности Довлатова, и в постоянной «неразгаданности» его произведений, его стиля, его юмора.

Рассказы С. Довлатова нравятся не всем. Многие говорят о том, что он не может называться значительным писателем. Забывая при этом, что сам он хотел стать только рассказчиком (повествователем). То есть не учить людей тому, во имя чего надо жить, а лишь писать о том, как живут люди.

Тем не менее, проза Довлатова не может оставить равнодушным читателя. Причиной тому — многие качества, которыми обладают произведения этого писателя: краткость, юмор, особое авторское видение мира, стиль.

О каждом из этих качеств и о различных произведениях писателя написано немало статей, однако представляется преждевременным говорить о том, что творческое наследие Довлатова в достаточной степени освещено критикой.

Между тем, с каждым годом книги Довлатова находят все большее количество почитателей, и необходимость критического осмысления рассказов писателя растет.

Одной из наиболее интересных сторон довлатовского творчества является юмор. Что значил юмор для Довлатова? В какой степени умение во всем видеть комическое влияло на мировоззрение писателя? Наконец, что Довлатов добавил к юмористическим традициям, существовавшим в русской литературе? Эти вопросы занимают не одно поколение критиков.

Исходя из этого, цель нашей работы — проследить, каким образом происходит отображение действительности через призму сатиры в творчестве Довлатова.

Для реализации данной цели я решала следующие задачи:

изучить биографию и творчество Сергея Довлатова;

проанализировать произведения «Заповедник», «Компромисс»;

проанализировать критическую литературу по творчеству С. Довлатова.

В соответствии с поставленными целью и задачами в работе были использованы описательный метод, метод контекстуального анализа, а также анализ и синтез собранных материалов.

Практическое значение: данная работа может быть использована на уроках литературы и внеклассных занятиях, как учителем, так и учащимися.

Этапы работы над рефератом:

1. Изучили жизнь и творчество Сергея Довлатова

2. Сделали аспектный анализ прочитанного.

3. Изучили критическую литературу по творчеству С. Довлатова.

4. Подготовили презентацию.

Традиции сатиры в русской литературе

В разные времена сатира принимала разные формы. Однако все времена объединяет тот факт, что сатира была активным приемом современников против несправедливости в обществе, пороках человека, несовершенство власти и т.д. Учитывая исконное доверие человека к печатному слову – сатира в литературе являлась и является грозным оружием писателя. Сатира — это акт борьбы идеологической, перенесенной в сферу литературного производства, точнее — акт идеологической борьбы в эстетических формах. Именно поэтому одни из самых значимых и популярных русских писателей XIX – начала XX века одновременно являются сатириками своего времени. Наиболее яркие из них – Н.В.Гоголь, А.П. Чехов, М.М. Зощенко, Булгаков и, конечно, Ильф и Петров. Продолжают эти традиции и писатели современной литературы, такие как Войнович В., Ерофеев В., Искандер Ф., Соколов С. и другие. Одним из наиболее интересных и читаемых в мире сатириков является Сергей Довлатов.

Говоря о Довлатове, невозможно не вспомнить слова известного филолога М. Бахтина, который писал, что «смех освобождает не только от внешней цензуры, но прежде всего от большого внутреннего цензора». Внутренний цензор жил во многих писателях «советской литературы». Природа смешного оказалась привлекательной для Довлатова и потому, что смех давал возможность автору, героям, да и читателю освободиться от «социальной маски», навязанной человеку «официальной культурой».

Жизнь и творчество Сергея Довлатова

Биография Сергея Довлатова

Сергей Донатович Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, куда родителей эвакуировали во время войны, в семье театрального режиссера Доната Исааковича Мечика. В 1944 году семья вернулась в Ленинград.

В 1959 году Довлатов поступил на филологический факультет Ленинградского государственного университета имени Жданова (кафедра финского языка). Во время учёбы подружился с молодыми ленинградскими поэтами Евгением Рейном, Анатолием Найманом, Иосифом Бродским. Однако университет пришлось покинуть после двух с половиной лет обучения (отчислен со второго курса за неуспеваемость).

С 1962 по 1965 год Сергей Довлатов служил в армии, в системе охраны исправительно-трудовых лагерей на севере Коми АССР. После демобилизации поступил на факультет журналистики ЛГУ, в то же время работая журналистом в многотиражке Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям». Начал писать рассказы. Входил в ленинградскую группу писателей «Горожане» вместе с В. Марамзиным, И. Ефимовым, Б. Вахтиным и др. Одно время работал личным секретарем у писательницы Веры Пановой.

В 1972-1976 гг. жил в Таллинне, работал корреспондентом газет «Советская Эстония» и «ВечернийТаллин». В 1976 г. вернулся в Ленинград, был принят в штат журнала «Костер». Писал рецензии для литературных журналов «Нева» и «Звезда». Работал экскурсоводом в Пушкинском заповеднике под Псковом (Михайловское).

Писал прозу, но из многочисленных попыток напечататься в советских журналах ничего не вышло. Набор его первой книги был уничтожен по распоряжению КГБ. С конца 60-х Довлатов публикуется в самиздате, а в 1976 году некоторые его рассказы были опубликованы на Западе в журналах «Континент», «Время и мы», за что был исключен из Союза журналистов СССР.

В 1978 году из-за преследования властей Довлатов эмигрировал в Вену, а затем переселился в Нью-Йорк. Издавал «лихую» либеральную эмигрантскую газету «Новый американец», с 1980-го по 1982-й был ее главным редактором. Одна за другой выходят книги его прозы — «Невидимая книга» (1978), «Соло на ундервуде» (1980), повести «Компромисс» (1981), «Зона» (1982), «Заповедник» (1983), «Наши» (1983) и др. К середине 80-х годов добился большого читательского успеха, печатался в престижном журнале «New-Yorker», став вторым после Владимира Набокова русским писателем, печатавшимся в этом солидном издании.

За двенадцать лет жизни в эмиграции издал в общей сложности двенадцать книг, которые выходили в США и Европе. В СССР писателя знали по самиздату и авторской передаче «Писатель у микрофона» на радио «Свобода».

Сергей Довлатов умер в возрасте 49 лет 24 августа 1990 года от сердечной недостаточности, в машине скорой помощи по дороге в больницу. Похоронен в Нью-Йорке на кладбище «МаунтХеброн» (MountHebronCemetery).

Творчество Сергея Довлатова

Рассказчик, писатель Довлатов – простодушен. Но стиль Сергея Довлатова не так прост, как может показаться.

Игорь Сухих

Сергей Довлатов, безусловно, один из самых ярких русских писателей последней четверти ХХ века. Возможно, секрет притягательности прозы писателя кроется в его удивительной наблюдательности. И на родине, и позже, в Америке, он так точно и узнаваемо описывал окружающий, подчас трагический, а иногда безумно смешной мир, что многие принимали художественную прозу Довлатова за мемуары. Довлатов – лауреат премии американского пен-клуба. В 1990 году он вошел в число двадцати наиболее престижных авторов США.

Почему именно Довлатов стал классиком русской литературы? Почему он стал самым читаемым русским писателем? Почему его теперь переводят на все языки мира? Почему в Японии, например, по нему изучают современный русский язык? Ведь раньше к нему относились снисходительно, его книги запрещались для публикации и считались невозможными для тогдашнего общества.

Размышляя в конце жизни о секрете своей популярности у американских читателей, Довлатов пришел к выводу, что он разрушил у западного читателя стереотип восприятия русской литературы как «учительной».

Названия его книг, это не только названия довлатовских повестей, это этапы его жизненного пути, это практически единый текст с одним героем, который воспринимается как alter-ego, второе «Я» писателя. Книги Довлатова автобиографичны порой до буквальности, его собственная жизнь, жизнь его близких и его друзей стали материалом для создания текста. Ему не приходилось что-то выдумывать. Для него, обладающего даром сверхнаблюдательности, жизнь была неиссякаемым источником литературы.

К слову он относился с почти болезненной педантичностью, что доказывает литературный прием, который автор сам для себя выдумал: ни в одной фразе не должно было быть и двух слов, начинающихся на одну и ту же букву. Довлатов уверял, что этот прием помогает искать «незатертые слова».

Он смело ломает границы прежних, устоявшихся жанров. Помимо публицистики он вводит в свою прозу и черты сатиры и юмора. Правда, эта тенденция наметилась и до него. Еще в начале XX века она прослеживалась в творчестве Михаила Булгакова. Последнее время в чистом виде сатира и юмор всё больше становятся достоянием эстрады: Жванецкий, Арканов и т.д.

Манера смешивать комическое и трагическое была заметна ещё у Гоголя, который в повести «Старосветские помещики» умелым приёмом заставляет читателя поочередно то смеяться, то плакать. Но Гоголь писал и сатиру в чистом виде, например, «Ревизор». В повестях Довлатова просматривается линия на полное слияние сатиры и юмора и «серьёзной» прозы.

В целом, манеру письма Сергея Довлатова можно охарактеризовать как ироническую, что наиболее соответствует окружающей нас действительности. Ведь в повседневной жизни трагическое и комическое неразделимы, а ирония превратилась в единственную защиту от жестоких ударов судьбы. Язык Довлатова, можно сказать, сух в отличие от сочного, образного языка того же Гоголя да и некоторых писателей-современников: Войновича, Венедикта Ерофеева и др. Но у всех у них – другая школа, всё это – романтическая проза. Традиция довлатовского языка восходит к реалистической прозе Пушкина и Лермонтова. Там,  в «Повестях Белкина» и «Герое нашего времени», как и в повестях Довлатова, главное – не внешнее, образное насыщение строки, а краткость и точность изложения. Довлатов не многословен, как Достоевский. Будущее – за сжатым, динамичным, немногословным стилем. Довлатов, подобно своим героям-зекам из повести «Зона», строго и экономно расходует языковые средства, добиваясь предельной точности повествования.

И еще одна особенность выгодно отличает Сергея Довлатова от предшествующих писателей. Подобно тому, как он соединяет в одно целое и органическое разные литературные жанры, точно также соединяет он и полярные,  считавшиеся антагонистическими понятия добра и зла. У Довлатова нет положительных и отрицательных героев, нет плохих и хороших людей. У него есть просто люди. Люди как они есть, со всеми своими достоинствами и недостатками. Это, поистине, новое в русской литературе. Все искали ад вне души человеческой, ссылались на обстоятельства, проклинали сталинизм и репрессии, как это делал Солженицын. Как будто сталинизм и репрессии нам подкинули из-за границы. И только Довлатов сказал, что сталинизм – это мы сами. Это наше собственное порождение. Он сидел внутри каждого из нас и при благоприятном стечении обстоятельств выполз наружу. Говоря словами писателя: «ад – это мы сами».

Легкий юмор Довлатова, его тонкая ирония неизменно привлекают к себе читателей. И. Бродский, который был близок писателю по ленинградским временам, замечал: «Читать его легко. Он как бы не требует к себе внимания, не настаивает на своих умозаключениях или наблюдениях над человеческой природой, не навязывает себя читателю…». Его юмор никогда не прибегает к гиперболе, гротеску, довольствуясь тем, что всеми этими категориями насыщена жизнь. К числу наиболее известных произведений Довлатова по праву относят его повести «Компромисс» и «Заповедник».

Сатирическое изображение действительности в прозе Довлатова

Сергей Довлатов выработал свой почерк, который никогда не спутаешь ни с чьим. Он пишет просто и целомудренно.

Фазиль Искандер

Довлатов три года прожил в Таллинне, работая в партийной газете, – так появились рассказы, объединенные в книге “Компромисс”. Довелось ему поработать в заповеднике “Пушкинские Горы” – об этом рассказано в “Заповеднике». С.Д. Довлатов называл свою прозу “псевдодокументальной”: “Когда все формальные признаки документальной прозы соблюдаются, то художественными средствами ты создаешь документ”. Такие “документы” действительно воспринимаются как точно соответствующие реальности, хотя, признавался писатель, он “очень многое выдумал”. В рассказах Довлатова приметы изображаемой писателем жизни воссозданы с ощутимой достоверностью, узнаваемы. К тому же произведение нередко превращается в пронизанный авторскими комментариями развернутый диалог – рассказчик претендует лишь на роль одного из его участников, играя в то же время и роль комментатора. В мире, где живут герои рассказов Довлатова, царит абсурд, и при этом – на всех уровнях. Довлатов не морализирует, не учит жить, А вместе с тем каждый из его рассказов несет в себе “нравственный смысл”, заставляет читателя задуматься о собственной жизни, в которой так часто истинное подменено нагромождением нелепостей. Это справедливо по отношению к “Заповеднику”. Судьба его главного героя – Бориса Алиханова, — который не без оснований считает себя писателем, но вынужден на протяжении двадцати лет доказывать свое право им быть, разворачивающаяся на фоне пушкинского заповедника, невольно сопоставляется с судьбой самого великого поэта. Писатель Алиханов мучительно решает вопрос о том, что такое гениальность и какие права она дает человеку.

Обращаясь к жене, приехавшей в Заповедник, герой «рассказывал ей о маленьком гениальном человеке, в котором так легко уживались Бог и дьявол. Который высоко парил, но стал жертвой обыкновенного земного чувства. Который создавал шедевры, а погиб героем второстепенной беллетристики».

“Для своей лучшей книги”, – пишет А. Генис, – Довлатов использовал самого Пушкина. “Заповедник” вылеплен по пушкинскому образцу и подобию, хотя это и не бросается в глаза. Умный прячет лист в лесу, человека – в толпе, Пушкина – в Пушкинском заповеднике”. Довлатов изображает Заповедник русским Диснейлендом. Тут нет и не может быть ничего подлинного. Главный продукт Заповедника, естественно, сам Пушкин. Уже на первой странице появляется “официанты” с громадными войлочными бакенбардами”. Эти угрожающие бакенбарды, превратятся в навязчивый кошмар, который будет преследовать героя по всей книге: “На каждом шагу я видел изображение Пушкина. Даже возле таинственной кирпичной будочки с надписью “Огнеопасно”. Сходство исчерпывалось бакенбардами”. Бесчисленные пушкины, наводняющие Заповедник, суть копии без оригинала. Единственное место в “Заповеднике”, где Пушкина нет, – это сам Заповедник. Подспудный, почти сказочный сюжет Довлатова – поиски настоящего Пушкина, открывающего тайну, которая поможет герою стать самим собой. А. Генис пишет: “Описываемые в “Заповеднике” события произошли, когда Сергею было 36 лет, но герой его попал в Заповедник в 31 год. Почему же автор изменил свой возраст? Думаю, потому, что 31 год было Пушкину, когда он застрял в Болдине. Совпадение это умышленное и красноречивое, ибо свое лето в Заповеднике Довлатов выстраивает по образцу болдинской осени. Заботливо, но ненавязчиво Сергей накапливает черточки сходства. Жена, которая то ли есть, то ли нет. Рискованные и двусмысленные отношения с властями. Деревенская обстановка. Мысли о побеге. Литература, сюжет которой, в сущности, пересказывает не только довлатовскую, но и пушкинскую биографию: несчастная любовь, долги, женитьба, творчество, конфликт с государством”. Ситуация “карантина”, своего рода болдинская медитативная пауза, изъяла героя из течения жизни. Поэтому, вернувшись в Ленинград, он чувствует себя как “болельщик, выбежавший на футбольное поле”. Трагические события “Заповедника” осветлены болдинским ощущением живительного кризиса, Преодолевая его, Довлатов не решает свои проблемы, а поднимается над ними, Созревая, он повторяет ходы пушкинской мысли. Чтобы примерить на себя пушкинский миф, Довлатов должен был не прочесть, а прожить Пушкина.

Оставаясь несколько традиционным в манере изложения и в языке, Довлатов постоянно обновляет форму своих произведений. В этом отношении заслуживает внимания «Компромисс», это как бы цикл рассказов, поводом к каждому из которых послужил тот или иной газетный материал главного героя повести. Это своеобразный жизненный подтекст к газетной официальщине. Во многих рассказах автор балансирует на грани цинизма, но цинизм этот органичен и необходим, как воздух.  Это та отдушина, без которой герой «Компромисса» задохнулся бы в затхлой, убивающей всё живое атмосфере брежневских времён.

Но есть и еще одно действенное средство, чтобы уйти от пошлой, отупляющей действительности – алкоголь. К помощи этого средства прибегают герои обеих повестей. Наиболее удручающа в этом отношении судьба экскурсовода Пушкинского заповедника. Если у героя «Компромисса» есть впереди какая-то жизненная перспектива, то герой «Заповедника» обречен. Перед ним всего два пути – либо спиться от тоски, либо уехать вслед за женой за границу, что для него почти что равно первому.

Обращает внимание новаторская манера Довлатова максимально приближать речь своих персонажей к действительной живой речи простонародья. Автор не пошлит, но и не кокетничает с читателем, смело обращаясь с речевым материалом. В случае необходимости вводит в речь героев и нелитературные выражения.  Это тоже примета нового времени, хотя еще Пушкин обращался в некоторых стихах к подобному пласту лексики русского языка. Из современников Довлатова подобное практикуют Юз Алешковский, Эдуард Лимонов.

Сергей Довлатов не радует читателя счастливыми концовками. Обе его повести заканчиваются на пессимистической ноте. Герой «Компромисса» на слёте бывших узников фашистских концлагерей,  завершившемся грандиозной попойкой, прощается с журналистикой, от героя «Заповедника» уезжает за границу жена с ребенком и он пускается в одиннадцатидневный запой. Строгий морализатор, возможно, упрекнет писателя в беспринципности,  в безыдейности, в нелюбви к родине, еще в чём-нибудь. Всё это действительно есть в произведениях Довлатова, как есть всё это и в окружающей нас действительности. Основное, что выносишь из произведений писателя, это то, что Довлатов любит человека, человека как такового, без ненужного нагромождения всяких идей и принципов. Повести его добры, хоть и пессимистичны, а это главное. Довлатов не учит, не морализирует, не клеймит, он как бы предупреждает: люди, будьте бдительны, ад – это мы сами! А коль так, – не помогут никакие рыночные отношения и прочее. Чтобы что-нибудь изменить в жизни, нужно прежде всего изменить самого себя. Нужно уничтожить зло прежде всего у себя внутри, тогда не станет его и в мире.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В основе документального повествования Довлатова стоял особый художественный принцип, превращающий анекдот или зарисовку в законченное литературное произведение высокой пробы. Я бы назвал этот принцип – эстетством.

А.Генис

В настоящее время его книги очень актуальны и пользуются спросом как у взрослых, так и у молодежи, все потому, что современного читателя, как правило, привлекает когда то запрещенная свобода слова, ведь раньше была полная цензура, и его книги не выходили в свет.

Художественная мысль Сергея Довлатова при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих. Верил Довлатов в одно — в «улыбку разума».

Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия повсеместную известность. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки…

Сергей Довлатов говорил, что похожим ему быть хочется только на Чехова. Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика.

Но самобытная личность Довлатова так явственно проступает в его произведениях, что самое сильное и главное впечатление о нем вырастает именно из его прозы. И рассказы современников уже ничем не могут изменить этот удивительный портрет. Ибо самое главное Сергей Довлатов уже сказал о себе сам…

Я считаю Довлатова неординарным и достаточно интересным писателем и человеком. Для меня он открыл понятие реализма в слиянии с сатирой. Его книги нельзя рекомендовать каждому, потому что его юмор понятен не всем и зачастую вызывает далеко не положительные эмоции. Его сатирическое изображение действительности очень специфично и своеобразно, он пополняет ряды, так называемых писателей «на любителя». Ведь он не старается показать отрицательные черты жизни, а лишь изображает ее такой, какая она есть на самом деле.

«Хороший писатель — тот, кому хочется позвонить и поговорить» — утверждал герой одного известного романа. С Довлатовым, мне кажется, хочется часами «висеть» на телефоне.

Читайте его – вам посчастливится встретиться и поговорить с удивительной личностью.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Арьев А.Ю. Послесловие к повести С.Довлатова «Заповедник». – СПб.: «Азбука-классика», 2010

Арьев А.Ю. Наша маленькая жизнь. Вступительная статья // Довлатов С. Д. Собрание прозы в 3-х томах. Издание второе. — СПб.: Лимбус Пресс, 1995. — С. 5-24.

Арьев А.Ю. После стихов // Звезда. 1994. № 3. — С. 156-161.

Бродский И. А. О Сереже Довлатове («Мир уродлив, и люди грустны») // Довлатов С. Д. Собрание прозы в 3-х томах. Издание второе. — СПб.: Лимбус Пресс, 1995.

Вайль П. Л. Без Довлатова // Звезда. 1994. № 3. — С. 162-165.

Генис А. А. На уровне простоты // Малоизвестный Довлатов: Сборник. — СПб.: АОЗТ «Журнал «Звезда»», 1997. HYPERLINK «http://dovlatov.newmail.ru/books/genis.html» http://dovlatov.newmail.ru/books/genis.html

Генис А. А. Первый юбилей Довлатова // Звезда. 1994. № 3. — С. 165-167.

Гудман У. О книге С. Довлатова «Компромисс» // Звезда. 1994. № 3. URL: http://dovlatov.newmail.ru/.

Довлатов C.Д. Заповедник. — СПб.: Издательская Группа «Азбука-классика», 2010.

Довлатов С. Д. Зона (Записки надзирателя). Компромисс. Заповедник. — М.: ПИК, 1991.

Довлатов С. Д. Из рассказов последних лет // Звезда. 1995. № 1. — С. 67-76.

Довлатов С. Д. Собрание прозы в 3-х томах. Издание второе. — СПб.: Лимбус Пресс, 1995.

Довлатов С.Д. Компромисс. – СПб.: Издательская Группа « Азбука-классика», 2010.

Литературный энциклопедический словарь // Под общ.ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. Редкол.: Л. Г. Андреев, Н. И. Балашов, А. Г. Бочаров и др. — М.: Сов. Энциклопедия, 1987.

Рохлин Б. Б. Памяти Сергея Довлатова // Звезда. 1994. № 3. — С. 132-133.

Сухих И. Н. Сергей Довлатов: время, место, судьба. — СПб.: РИЦ «Культ-информ-пресс», 1996.

Тудоровская Е. А. Путеводитель по «Заповеднику» // Звезда. 1994. № 3. URL: HYPERLINK «http://www.sergdovlatov.ru/» http://www.sergdovlatov.ru/

1Арьев А.Ю. Наша маленькая жизнь. Вступительная статья // Довлатов С. Д. Собрание прозы в 3-х томах. Издание второе. — СПб.: Лимбус Пресс, 1995.

Там же.

Там же.

Генис А. Довлатов и окрестности. URL: http://lib.rus.ec/b/112045

Арьев А. Послесловие к повести С.Довлатова «Заповедник». – СПб.: «Азбука-классика», 2010.

Рохлин Б. Б. Памяти Сергея Довлатова // Звезда. 1994. № 3. URL: http://www.sergeidovlatov.com/

Сухих И. Н. Сергей Довлатов: время, место, судьба. — СПб.: РИЦ «Культ-информ-пресс», 1996.

Довлатов С. Собрание сочинений в 4 томах. – СПб.: Ленинград, 2000.

Бродский И. Труды и дни. URL: http://lib.rus.ec/b/286657

Генис А. Довлатов и окрестности. URL: http://lib.rus.ec/b/112045

Там же.

Генис А. На уровне простоты. — Звезда, СПб., 1994, №3.

Малов-Бойчевский П. Сергей Довлатов новаторство и традиции. – М.: Заря, 1991. URL: http://www.proza.ru/2010/07/23/498

PAGE \* MERGEFORMAT19

Муниципальное учреждение «Управление образования Администрация города Лабытнанги»

Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа №8»

Выполнила: Вартеванян Валерия,

ученица 9а класса

Руководитель: Стадник Л.Н.,

учитель русского языка и литературы

Сатирическое изображение действительности в прозе Сергея Довлатова

Реферат по литературе

г.Лабытнанги

2012