Реферат на тему «Новые иноязычные заимствования в нормативных сл

Реферат на тему «Новые иноязычные заимствования в нормативных словарях»

I. Введение. Интенсификация процесса заимствования в русском языке конца XX – начала XXI века.

Словарный состав русского языка в своём историческом развитии непрерывно изменяется. В лексике отражаются все процессы исторического развития общества. Исчезают старые, появляются новые предметы и явления, возникают новые понятия и вместе с ними – слова. Иногда в таких случаях используются слова из других языков.

Заимствование слов – естественный и необходимый процесс языкового развития. Лексическое заимствование обогащает язык и обычно нисколько не вредит его самобытности, так как при этом сохраняется основной, «свой» словарь, а кроме того, неизменным остаётся присущий языку грамматический строй, не нарушаются внутренние законы языкового развития.

В русском языке конца XX – начала XXI века происходит интенсификация процесса заимствования. Одними из первых (среди разного типа нормативных словарей) новую лексику фиксируют словари орфографические. И это понятно: нередко свежее заимствование имеет неустоявшееся правописание, допускает орфографические варианты ( дистрибьютер – дистрибутер — дистрибутор, ремейк – римейк, риэлтор – риелтор – риэлтер – риелтер, сэконд-хэнд — секондхенд, мини-маркет – минимаркет, масс-медиа – массмедиа и так далее). Речевая практика настоятельно требует, чтобы лингвисты нормализовали прежде всего орфографический облик слова.

Но не меньше трудностей у говорящих вызывают и значения иноязычных неологизмов, условия их употребления, сочетаемость с другими словами в составе предложения и тому подобное, и здесь помощь носителям языка призваны оказывать словари толковые. Вполне естественно, что среди разного рода толковых словарей наиболее оперативны в регистрации новых заимствований словари иностранных слов. До сравнительно недавнего времени словари иностранных слов выпадали из общего процесса развития современной лексикографии, для которого характерны, с одной стороны, чёткое разграничение филологических и энциклопедических словарей, а с другой — тенденция к объединению в одном лексикографическом издании информации как о лингвистических свойствах слова, так и о называемой им реалии. «Толковый словарь иноязычных слов», вышедший в 1998 году, явился первым словарём филологического типа, в котором преобладает информация о свойствах слова, а сведения энциклопедического характера играют подчинённую роль.

II. Проблемы составления словаря иностранных слов.

1. Проблема словника. Критерии включения новых заимствований в словарь.

Первая проблема, с которой столкнулся составитель словаря, — проблема словника. Естественно, она возникает при создании любого лексикографического труда, но у авторов словарей иностранных слов эта проблема имеет некую специфику – необходимо решать вопрос о включении в словарь новой, недавно заимствованной лексики, а это связано с определением её нормативного статуса. Вошло данное слово в широкое употребление или же появление его в речи случайно? Известно ли оно всем или, по крайней мере, многим носителям языка, или же мы имеем дело с заимствованием, которое обращается в узком кругу говорящих, ограниченном профессионально, социально или как-либо иначе (а если это так, то надо ли фиксировать в словарях общего типа профессиональные термины, жаргонные слова и тому подобное)? Каковы шансы данного слова остаться в языке, вступив в семантические, узуальные и стилистические отношения с уже существующими словами и послужив основой для образования производных? Отвечая на эти вопросы, составитель словаря вырабатывает новые критерии, позволяющие решить, какие слова-неологизмы заслуживают быть включёнными в словарь, а какие могут быть оставлены за его пределами. Эти критерии различны по своей природе; можно выделить по крайней мере три типа: собственно языковые, коммуникативные и социально-психологические.

а) К собственно языковым критериям относятся, например, такие:

необходимость разграничить содержательно близкие, но всё же различающиеся понятия; сравните, например, ряды слов типа дорога – шоссе – автострада – автобан – хайвей; переделка – римейк; исключительный – эксклюзивный; это часто бывает связано с тенденцией к специализации понятий – в той или иной сфере, для иных целей; ср., например, пары типа предупредительный — превентивный, убийца – киллер, представление – презентация; эвфемические, вуалирующие замены – например, в области анатомии, физиологии, медицины ( педикулёз вместо вшивость, канцер вместо рак и тому подобное);

тенденция к соответствию нерасчленённости, целостности обозначаемого понятия – нерасчленённости обозначающего: если объект наименования представляет собой одно целое, то говорящие стремятся обозначить его одним словом, а не словосочетанием, или же заменить описательное наименование однословным; так появились в русском языке слова компьютер (заменившее прежнее электронно-вычислительная машина), электорат (по-русски: совокупность избирателей), овертайм (по-русски: дополнительное время) и многие другие;

наличие в заимствующем языке сложившихся систем терминов, обслуживающих ту или иную тематическую область, профессиональную среду и тому подобное и более или менее единых по источнику заимствования этих терминов; если такие системы есть, то вхождение в язык и укрепление в узусе новых заимствований, относящихся к той же сфере и взятых из того же источника, облегчается; наглядный пример – система обозначений, обращающаяся в вычислительной технике: эта сфера обрастает всё новыми иноязычными номинациями, в том числе и мало оправданными с точки зрения коммуникативных потребностей; сравните, например, употребление в профессиональном языке программистов вместо слова пользователь термина юзер (английское user ← use «пользоваться»).

Отбирая иноязычную лексику при формировании словника, составитель словаря учитывает и такой немаловажный фактор, как принадлежность слова к ядру или же , напротив, к периферии языковой системы. Ядро – это наиболее употребительные слова, принадлежащие литературному языку. В большей или меньшей степени удалены от ядра слова специальные, стилистически сниженные, просторечные, жаргонные, обсценные. Естественно, в первую очередь в словаре фиксируется лексика ядерная, но и лексика периферийная должна попадать в словарь.

б) К коммуникативным критериям надо отнести прежде всего потребность в наименовании новой вещи, нового понятия. Если такая потребность настоятельна и иноязычное слово хорошо её удовлетворяет, то оно имеет шансы остаться в заимствующем языке и часто укореняется, даёт производные, вступает в разнообразные отношения с другими словами и так далее; сравните, например, такие заимствования, появившиеся в русском языке в конце ХХ века: гамбургер, грант, скейтборд, телефакс, хоспис, эвтаназия и многие другие.

Можно усомниться, является ли этот критерий чисто коммуникативным, — ведь в потребности как-то обозначить новую вещь, новое понятие сказываются и языковые, и социальные факторы: в языке надо найти соответствующие номинативные средства, а сама новая номинация должна получить одобрение большинства носителей данного языка. Но коммуникативный фактор, как кажется, играет ведущую роль: именно речевая коммуникация, общение людей невозможны без названия объектов общения.

Ещё одним условием, способствующим освоению иноязычного слова в языке-рецепиенте, является коммуникативная актуальность того понятия, которое обозначается этим словом. Например, многие понятия, относящиеся к таким сферам деятельности, как политика, экономика, средства массовой информации, спорт и некоторые другие, весьма актуальны в повседневной коммуникации не только специалистов, работающих в соответствующей сфере, но и в общении обычных носителей языка. Нередко эти понятия имеют иноязычные обозначения: саммит, ваучер, дефолт, инвестиция, спонсор, шоу, пиар, армрестлинг, фристайл и тому подобное.

Менее специализированные сферы и бытовая жизнь общества также могут характеризоваться коммуникативной актуализацией тех или иных понятий. Очевидно, что если определённое понятие затрагивает жизненно важные интересы людей, то и обозначающее его слово становится употребительным. Например, в современном российском обществе актуальны темы, связанные с разного рода уголовными преступлениями и нарушениями общественной морали: взяточничеством, убийствами, проституцией, наркоманией и т. п. Обсуждение этих тем не обходится, в частности, без употребления слов иноязычного происхождения( наряду с ними широко используются и жаргонизмы): коррупция, коррупционер, киллер, путана, наркотик, наркоман, наркомания, наркокурьер, трафик и др. Иноязычные неологизмы, которые обозначают коммуникативно актуальные понятия, естественно, должны рассматриваться как реальные или потенциальные элементы лексической системы заимствующего языка и, следовательно, как возможные единицы словника словаря иностранных слов.

в) Среди социально-психологических критериев, учёт которых необходим при рассмотрении шансов иноязычного неологизма на вхождение в язык, интерес представляет такой фактор, как престижность иноязычного слова по сравнению с исконным или ранее заимствованным и обрусевшим. Как кажется, этот фактор оказывает определённое влияние на активизацию употребления таких слов, как презентация (вместо представление), хотя здесь имеется и некая семантическая причина: презентация – это торжественное представление чего-либо (фильма, книги); эксклюзивный (вместо исключительный), которое, правда, легче укладывается в некоторые контексты, чем его русский синоним: сравните эксклюзивное интервью при сомнительности оборота исключительное интервью, — и это обстоятельство, по-видимому, влияет на живучесть иноязычного слова; консалтинг – в контекстах типа Фирма осуществляет консалтинг – вместо более обычного, русифицированного, хотя и образованного от той же иноязычной основы слова консультирование, и некоторые другие.

Большая социальная престижность иноязычного слова по сравнению с исконным вызывает иногда явление, которое может быть названо повышением в ранге: слово, которое в языке-источнике именует обычный объект, в заимствующем языке прилагается к объекту, в том или ином смысле более значительному, более престижному и т. д. Так, французское слово boutique значит «лавочка, небольшой магазин», будучи заимствовано русским языком, оно приобретает значение «магазин модной одежды»; примерно то же происходит с английским словом shop; в русском языке название шоп приложимо не ко всякому магазину, а лишь к такому, который торгует престижными товарами (обыкновенный продмаг шопом никто не назовёт).

Такое «повышение в ранге» может способствовать укреплению слова в заимствующем языке.

Ещё одна группа проблем, которые должен решать составитель словаря иностранных слов, касается видов информации о словах, включаемых в словарь. Поскольку словарная статья организуется по отмеченному выше зонному принципу, то эти проблемы нагляднее всего обсудить в соответствии с зонами словарной статьи.

2. Заголовочное слово

Обычно оно даётся в своей исходной форме: склоняемое существительное – в именительном падеже единственного числа, прилагательное – в форме единственного числа и мужского рода, глагол – в форме инфинитива и т.д. – и отмечается знаком ударения. Какие неясности возникают здесь?

Во-первых, они могут касаться орфографического облика слова. Чаще всего составитель словаря иностранных слов следует за орфографическими словарями, в которых даётся нормативное написание слова. Однако в тех случаях, когда неологизм ещё не зафиксирован орфографическим словарём, приходится принимать самостоятельное решение по поводу написания этого неологизма. Кроме того, бывают случаи, когда автор словаря иностранных слов корректирует рекомендации составителей словарей орфографических.

В современном русском языке увеличивается число иноязычных слов, которые, помимо своего употребления в качестве самостоятельной лексемы, выступают как словообразующие элементы – в виде первой части сложных слов типа бизнесс-класс, секс-услуги и др. Написание большей части таких слов кодифицировано, а именно дана рекомендация об их дефисном написании. Некоторые же случаи требуют кодификации, поскольку они не вполне аналогичны только что приведённым словам. Это касается тех сложных образований с участием иноязычных элементов, в которых первая часть не употребляется в качестве самостоятельного слова; как писать: грин-карта или гринкарта? ньюс-рум или ньюсрум? веб-сайт или вебсайт? масс-медиа или массмедиа? Следуя в целом той орфографической форме, которую имеет соответствующее слово в языке-доноре, составитель словаря всё же учитывает и речевую практику носителей языка-рецепиента, и существующую в этом языке орфографическую традицию написания сложных слов.

3. Ударение.

В заголовочном слове, которое служит входом в соответствующую словарную статью, должно быть указано нормативное ударение. Поскольку словники словарей иностранных слов обычно не совпадают со словниками словарей орфоэпических, дающих рекомендации относительно норм ударения, у составителя словаря иностранных слов могут возникать вопросы по поводу акцентуации тех или иных иноязычных лексем (в особенности новых, недавно заимствованных и ещё не зафиксированных другими словарями), и решать эти вопросы он должен самостоятельно.

Основным критерием здесь служит произношение слова в языке-источнике: как правило, в заимствовании должно сохраняться то же место ударения, что и в слове-прототипе: документ – в соответствии с латинским documentum, партер – в соответствии с французским parterre, паблисити — в соответствии с английским publicity, силос — в соответствии с испанским silos и т.п. (В процессе употребления слова в языке могут случаться и отклонения от этого правила, речь сейчас не о них, так как нас интересуют прежде всего иноязычные неологизмы, которые еще не имеют традиции употребления в языке-реципиенте.) Тем не менее при словарной фиксации иноязычных неологизмов могут возникать вариативные или даже неправильные рекомендации относительно ударения в слове.

Акцентная вариантность может объясняться тем, что в качестве источника заимствования с равной вероятностью можно назвать два языка, в которых соответствующее слово имеет разное место ударения. Таково, например, слово тандем: оно могло быть заимствовано и из французского языка, где tandem имеет ударение на втором слоге, и из английского, где tandem произносят с ударением на первом слоге. В соответствии с неединственностью источника заимствования и в русских словарях слово тандем дается с вариативным ударением: тандем и тандем (иное дело, что в русском языке один из акцентных вариантов – с ударением на втором слоге – в процессе употребления делается более употребительным).

Примером ошибочной с точки зрения оригинала акцентной рекомендации может быть указание «Толковым словарем иноязычных слов» места ударения в слове гастарбайтер – на третьем слоге, тогда как в соответствии с оригиналом ударным в этом этимологически сложном слове должен быть второй слог: гастарбайтер. Зная это, автор словаря тем не менее руководствовался наиболее частотным произношением этого слова в современной речевой практике именно в форме гастарбайтер. Однако более правильным решением в данном случае было бы указание вариативного ударения (что и сделано в 6-м издании этого словаря).

4. Произношение.

В зоне произношения «Толковый словарь иноязычных слов» дает рекомендации относительно фонетического облика того или иного заимствования, касающиеся таких сторон его произношения, которые специфичны для фонетики иноязычных слов, в отличие от русских произносительных норм. Главным образом, они касаются произношения твердого или мягкого согласного перед фонемой <э в таких словах, как агрессор, крем, тезисы, претензия, регресс, тенденция, несессер, а также сохранения [o] в неударной позиции в словах типа болеро, боа и под. Указывается на недопустимость произношения «лишнего» согласного в словах типа инцидент, компрометировать, прецедент, являющегося распространённой произносительной ошибкой. Некоторые из этих рекомендаций актуальны и для новых заимствований, фиксируемых словарями иностранных слов: ср. произношение таких сравнительно недавно заимствованных слов, как бой-френд, брейн-ринг, бренд, дефолт, клипмейкер, ноутбук, попкорн, римейк, секонд-хенд, сервер, фитнес, хот-дог и др.

5. Грамматические характеристики.

Как принято в толковых словарях, прилексикографической фиксации и обработке иноязычного слова в зоне грамматических форм даются флексия родительного падежа склоняемых существительных, родовые окончания; указываются также вариативные формы, например варианты форм именительного множественного некоторых существительных мужского рода: инспекторы, ов, и, инспектора, ов; скреперы, ов, и проф. скрепера, ов и т.п.

В зоне грамматических характеристик обсуждаемый словарь в основном следует за толковыми словарями, но есть и некоторые отличия. В частности, впервые в практике составления толковых словарей при существительных (как склоняемых, так и несклоняемых) последовательно указываются помета одуш. И «сдвоенная» одуш. и неодуш., которые ориентируют пользователя словаря на правильное употребление соответствующего слова в винительном падеже. В большинстве случаев такое употребление не вызывает трудностей, но для ряда слов, в особенности для малоупотребительных терминов и для несклоняемых существительных, эта помета не тривиальна; ср., например, слово анчоус, которое может употребляться и как одушевленное существительное (ловить анчоусов, но есть анчоусы), слова типа леди, рефери, которые должны согласовываться в винительном падеже с прилагательными-определениями так же, как согласуются определения со склоняемыми существительными: пригласили двух леди (ср.: пригласили двух дам), На ринге мы увидели известного рефери (ср.: …известного судью).

6. Этимология.

Сведения об этимологии иноязычного слова занимают отдельную зону. Неологизмы последних лет попадают в русский язык почти исключительно из одного источника – из английского языка в его американском варианте. Трудности могут появляться в тех случаях, когда английский язык играет роль языка-посредника: он питает русский язык не собственным лексическим материалом, а словами, взятыми из других языков. Например, слово бутик попало в русский язык не прямо из французского (ср. франц. boutique «небольшой магазин, лавка»), а через посредство английского, где оно в процессе освоения было «повышено в ранге» и обозначает магазин по торговле модными товарами.

7. Стилистические пометы.

В зоне стилистических помет особую роль играют пометы, указывающие на сферу преимущественного употребления данной лексической единицы. Это касается главным образом специальных терминов. Среди неологизмов доля терминов достаточно высока, поэтому пометы типа мед., инф. (термин информатики), полит., спорт., эк. (термин экономики) и др. весьма частотны; они сопровождают подачу в словаре, например, таких сравнительно недавно заимствованных терминов, как бодибилдинг, брокер, валеология, дайвинг, дефолт, дисплей, дотировать, инверсия, могул, провайдер, саммит, сканер, фристайл и т.п.

Одной из самых важных зон словарной статьи в «Толковом словаре иноязычных слов» (как это следует и из самого названия словаря) является зона толкований. Принципиально она мало чем отличается от зоны толкований в обычных толковых словарях, однако доля энциклопедических сведений о реалии, называемой данным словом, здесь больше, чем в толковом словаре общего типа. Это объясняется спецификой описываемого лексического материала: иноязычное слово в большинстве случаев менее известно пользователю языка, чем исконно русское, поэтому оно требует пояснений не только с точки зрения той внеязыковой действительности, фрагмент которой слово обозначает. В особенности это относится к малознакомым словам-неологизмам. Так, например, толкования слов блокбастер, боди-арт, диоксин, Интернет, мультимедиа, прайм-тайм, толлинг, Уотергейт и мн. др., помимо собственного семантической информации, содержат и некоторые сведения энциклопедического характера (о природе самого объекта или понятия, о сфере его распространения или применения, принципе действия и т.п.).

8. Иллюстрации.

Зона иллюстраций – в виде словосочетаний, речений – особенно актуальна для лексикографического представления неологизмов, поскольку у носителей языка трудности могут возникать как раз при употреблении иноязычного неологизма в тексте, при его соединении с другими словами в составе предложения.

9. Аналоги.

Наконец, финальная зона словарной статьи в «Толковом словаре иноязычных слов» содержит семантические аналоги данного слова, т.е. слова, близкие (но не синонимичные) по смыслу. Например, группу аналогов составляют все иноязычные названия спортивных игр с мячом (баскетбол, волейбол, гандбол, поло, пушбол, регби, футбол), съездов и собраний (конгресс, конференция, семинар, симпозиум, форум), разного рода вложений капитала (дотация, инвестиция, кредит, субвенция, субсидия). Иноязычный неологизм, попадая в русский язык, нередко «встраивается»в такую группу аналогов, обнаруживая некую общность с ними в семантике; ср., например, сравнительно недавно заимствованные экономические термины дилер, дистрибьютор, трейдер, которые вместе с другими терминами образуют группу аналогов (брокер, джоббер, дилер, дистрибьютор, маклер, риелтор, трейдер). Словарная статья каждого из этих слов содержит в зоне аналогов все остальные слова, относящиеся к данной группе.

III. Заключение.

В процессе заимствования новых иноязычных слов и специальных терминов происходит перестройка семантических отношений (синонимических, антонимических, конверсных и др.) между существующими в языке обозначениями, с одной стороны, и словами-«неофитами» с другой. Словарь, фиксирующий заимствования, должен, естественно, реагировать на все эти изменения и представлять их в виде определённой информации в той или иной зоне словарной статьи иноязычного слова.

Наша речь подвергается нашествию англицизмов. Оставаться безучастными к этому процессу нельзя, особенно в ситуации, когда вполне можно обойтись своими, исконно русскими словами. Но частое употребление иноязычных слов вовсе не означает, что они лишь засоряют речь. Напротив: процесс влияния одного языка на другой или другие – вполне естественный и закономерный. Не все проникающие в язык слова приживаются. Не нужно употреблять иностранные слова без надобности. Умелое же использование заимствованных слов, безусловно, целесообразно.

В. Г. Белинский писал: «Какое бы ни было слово, своё или чужое, лишь бы выражало заключённую в нём мысль, — если чужое лучше выражает её, чем своё, давайте чужое, а своё несите в кладовую старого хлама».

PAGE

PAGE 15

PAGE