Религиозный экстремизм сущность, причины, пути предотвращения

РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ: СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ, ПУТИ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

TOC \o «1-3» \h \z \u HYPERLINK \l «_Toc180158278» ВВЕДЕНИЕ PAGEREF _Toc180158278 \h 2

HYPERLINK \l «_Toc180158279» 1. Понятие и основные признаки экстремизма. Сущность его религиозности. PAGEREF _Toc180158279 \h 5

HYPERLINK \l «_Toc180158280» 2. Формы религиозного экстремизма. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм. PAGEREF _Toc180158280 \h 9

HYPERLINK \l «_Toc180158281» 3. Преодоление конфессиональных противоречий как важное направление борьбы с религиозным экстремизмом. Организационные пути предотвращения религиозного экстремизма. PAGEREF _Toc180158281 \h 16

HYPERLINK \l «_Toc180158282» 4. Совершенствование правовых инструментов противодействия экстремизму. PAGEREF _Toc180158282 \h 21

HYPERLINK \l «_Toc180158283» ЗАКЛЮЧЕНИЕ PAGEREF _Toc180158283 \h 26

HYPERLINK \l «_Toc180158284» СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ PAGEREF _Toc180158284 \h 28

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования: На рубеже веков экстремизм перестал быть эпизодическим и экстраординарным явлением. В современном мире он превратился в широко практикуемый различного рода религиозными, политическими, националистическими движениями способ силового разрешения целого ряда острых проблем. Проявляющийся время от времени в открытой форме, он представляет угрозу для стабильности всего мирового сообщества, так как глобализация превратила региональные угрозы во всеобщие.

Анализу права человека на свободу совести и построению оптимальной модели государственно-конфессиональных отношений посвящены работы И.А. Куницина, А.С. Ловинюкова, Н.А. Трофимчука и др. Актуальны публикации ученых, исследующих соотношение религии, политики и права: СИ. Самыгина, М. Мчедлова, А. Тихомирова и др.

Особый интерес представляют публикации, касающиеся сущности религиозного экстремизма, среди которых труды П.П. Баранова, В.Ю. Верещагина, М.И. Лабунца, Н.Н. Афанасьева, А. Нуруллаева и др.

Распространение в России новых религиозных течений экстремистского и деструктивного характера также нашло свое отражение в современных научных исследованиях А. Хвыля-Олинтера. М. Курочкиной, И.Н. Яблокова. ЛИ. Григорьевой. Т. Бажан. Е.Г. Балагушкина. НА. Трофимчука и др.

Большое количество работ посвящено исследованию исламского фундаментализма и экстремизма как в странах Ближнего Востока, так и на Северном Кавказе, среди которых труды А. А. Игнатенко. А.В. Малашенко, Л.Р. Сюкияйнена, И. Добаева. А. Хвыля-Олинтера. ИВ. Кудряшовой и др.

Целью работы является рассмотреть особенности религиозного экстремизма и его развитие. В последнее десятилетие этот термин употребляется все шире, под ним понимается агрессия, исходящая от религии. Однако этот термин концептуально противоречив: религия по своей сути не может нести агрессию, а если несет, то это уже не религия. Следовательно, к религии примешивается некое иное содержание, с которым и связана агрессия. Но нельзя отрицать, что этот экстремизм активно эксплуатирует отдельные доктринальные положения религии (в настоящее время идет использование исламских доктрин), – отсюда и складывается впечатление, что экстремизм такого рода является религиозным.

Не менее очевидно, что так называемый «религиозный экстремизм» не может быть чисто религиозным. В любом случае в его состав входят социально-политические и экономические составляющие. Религия может быть и должна быть фундаменталистской, т.е. она должна настаивать на своей укорененности в фундаментальных догматах, но быть экстремистской (т.е. выходящей за свои пределы) религия быть не может. Таковой ее делают иные, внерелигиозные факторы. Религия связана с актуальной политикой, и чем более религия укоренена в социальную проблематику, тем в большей степени она может быть политизирована.

Идеология экстремизма отрицает инакомыслие, жестко утверждает собственную систему политических, идеологических, религиозных взглядов. От своих сторонников экстремисты требуют слепого повиновения и исполнения любых, даже самых абсурдных приказов и инструкций. Аргументация экстремизма обращена не к разуму, а к предрассудкам и чувствам людей.

Доведенная до крайности, идеологизация экстремистских действий создает особый тип сторонников экстремизма, склонных к самовозбуждению, потере контроля над своим поведением, готовых на любые акции, на нарушение норм, сложившихся в обществе.

Для экстремистов характерно стремление к охлократии, господству «толпы»; они отвергают демократические методы разрешения возникающих конфликтов. Экстремизм неотделим от тоталитаризма, культа вождей – носителей высшей мудрости, чьи идеи должны восприниматься массами исключительно на веру.

Основными сущностными характеристиками экстремизма являются: нетерпимость к сторонникам иных взглядов (политических, экономических, конфессиональных и др.); попытки идеологически обосновать применения насилия по отношению как к противникам, так и к тем, кто не разделяет убеждения экстремистов; не только апелляция к известным идеологическим или религиозным учениям, но и претензии на их истинное толкование при фактическом отрицании многих основных положений этих учений; доминирование эмоциональных способов воздействия в процессе пропаганды экстремистских идей; создание харизматического образа лидеров экстремистских движений, стремление представить этих лиц «непогрешимыми», а все их распоряжения не подлежащими обсуждению.

История развития человеческих отношений убедительно доказала, что экстремизм как выражение крайних взглядов и установок определенных социальных сил обладает способностью проникать во все сферы социума и социальных отношений.

1. Понятие и основные признаки экстремизма. Сущность его религиозности.

Экстремизм – приверженность к крайним взглядам и действиям. Экстремизм порождают социально-экономические кризисы, деформации политических институтов, резкое падение жизненного уровня, ухудшение социальных перспектив значительной части населения, доминирование в обществе чувств, настроений хандры, социальной и личной нереализованности, неполноты бытия, страх перед будущим, подавление властями оппозиции, инакомыслия, блокирование легитимной самодеятельности индивида, национальный гнет, амбиции лидеров, политических партий, ориентации лидеров политического процесса на экстремальные средства политической деятельности.

Социальную базу экстремизма составляют маргинальные слои, представители националистических, религиозных движений, недовольные существующей политической реальностью интеллигенция, молодежь, студенчество, военные. Как феномен экстремизм дуалистичен, в том смысле, что, с одной стороны, вызывает понимание и, порой, сочувствие, а с другой – неприятие и осуждение. Экстремизм принято разделять на два вида: рациональный и иррациональный, представляющий собой поведенческие акты, логически трудно объяснимые.

Рациональный экстремизм ставит своей целью максимально эффективное преодоление социальных дисфункций с помощью радикальных мер. Зачастую детерминантом национального экстремизма служит бездеятельность исполнительной власти или законодателя, которые не в состоянии решить возникшую социальную проблему легитимным способом. Если применяется физическое устранение или иного рода психофизическое воздействие, способное причинить вред жизни, здоровью даже недобросовестного чиновника, тогда несомненна роль уголовного права. И все же, признавая несомненной роль уголовно-правового воздействия в случае причинения вреда человеку, пусть даже из лучших побуждений, следует учитывать порой вынужденость такого рода действий, которые являются ответом на бездействие властей.

Иррациональный экстремизм также часто безжалостен, но цели его приземленные, не вызывающие такого сочувствия, которое можно испытывать перед вариантами рационального экстремизма. Это экстремизм молодежный (вандалы), психопатический (немотивированные массовые убийства, например, в школах), спортивный (фанаты) и т.п., хотя и такую разновидность экстремизма весьма просто объяснить, учитывая психологическое восприятие толпы и нюансы психологического восприятия, в основном, несовершеннолетних.

По направленности выделяется экстремизм экономический, политический, националистический, религиозный, экологический, духовный и т.д. Экономический экстремизм направлен на уничтожение многообразия и установление какой-либо одной формы собственности, единых методов ведения хозяйства, полный отказ от принципа государственного регулирования экономической сферы, устранение конкуренции в предпринимательской деятельности. Националистический экстремизм отвергает интересы, права других наций. Он органически связан с сепаратизмом, направлен на развал многонациональных государств.

Религиозный экстремизм проявляется нетерпимостью к представителям иных конфессий или в жестком противоборстве в рамках одной конфессии. Экологические экстремисты выступают против не только эффективной природоохранительной политики, но и научно-технического прогресса вообще, считая, что ликвидация неблагоприятных в экологическом отношении производств – единственный возможный путь улучшения качества окружающей среды. Духовный экстремизм ориентирован на изоляционизм, отвергает опыт, достижения другой культуры, навязывает в качестве официальной идеологии определенные социальные, религиозные, этнические стандарты. Целью экстремизма политического является дестабилизация, разрушение существующей политической системы, государственных структур и установление режима «правового» и «левого» толка. В политической практике в чистом виде эти типы экстремизма практически не встречаются.

Итак, экстремизм – это сложный социальный феномен, характеризующийся приверженностью к крайним взглядам и действиям, включающий самые разные формы и проявления радикализма.

Понятию «экстремизм» ПАСЕ дала определение в 2003 году. Согласно этому определению, «экстремизм – это такая форма политической деятельности, которая прямо или косвенно отвергает принципы парламентской демократии».

Основные признаки экстремизма:

1) публичные призывы к установлению в России диктатуры, то есть строя, значительно ущемляющего политические и гражданские права граждан России;

2) публичные призывы к насильственному свержению конституционного строя или к захвату власти;

3) создание вооруженных формирований;

4) разжигание социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной розни и публичное выражение намерений ограничить права граждан по этим признакам;

5) представление своих целей, идеалов или отличительных признаков с помощью символики, в недалеком прошлом присущей национал-социалистическому режиму Германии и фашистскому режиму Италии;

6) публичное одобрение национал-социалистических, фашистских и иных тоталитарных режимов; отрицание преступлений, совершенных такими режимами, оправдание их лидеров и политики.

Религиозный экстремизм – отрицание системы традиционных для общества религиозных ценностей и догматических устоев, а также агрессивная пропаганда «идей», противоречащих им. Во многих, если не во всех, конфессиях можно обнаружить религиозные представления и соответствующие им действия верующих, которые имеют антиобщественный характер, то есть в той или иной степени выражают неприятие светского общества и других религий с позиций того или иного религиозного вероучения. Это проявляется, в частности, в желании и стремлении приверженцев определенной конфессии распространить свои религиозные представления и нормы на все общество.

В последнее время в СМИ наиболее часто говорят об исламских радикалах (сторонниках «исламизма», или «политического ислама»), которые, во имя чистоты веры, как они ее понимают, выступают против т.н. традиционного российского ислама, как он сложился в нашей стране на протяжении столетий.

Элементы религиозного экстремизма имею определенное распространение и в среде православных христиан. Он проявляется в радикальном антизападничестве, пропаганде «теории заговора», религиозно обоснованном национализме, неприятии светского характера государства. Так, например, существуют религиозные группы, призывающие верующих к отказу от ИНН и даже от получения паспортов установленной формы.

Очевидно, что к разряду экстремистских необходимо отнести и некоторые религиозные объединения закрытого типа, в обиходе называемые «тоталитарными сектами». Необходимость борьбы с экстремизмом, в том числе и религиозно окрашенным должна быть целью всего общества и каждого гражданина.

Государство может допустить только такую религиозную деятельность, которая не вступает в противоречие с конституционным правом на свободу совести и вероисповедания и принципом светского характера государства.

Конкретные религиозные представления приверженцев той или иной религии, которые оказываются несовместимыми с этими принципами, подпадают под термин «религиозный экстремизм» и должны быть признаны антиобщественными и антигосударственными.

Следует выявлять и публично обсуждать такие проявления религиозности, для которых характерно стремление к благу своей конфессии или религиозной общины в ущерб благу всего общества.

2. Формы религиозного экстремизма. Социально-экономические иполитические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм.

В последние десятилетия экстремисты все чаще обращаются к организованному и религиозно-обоснованному использованию террористических актов как к средству достижения своих целей.      Общеизвестно, что в современных условиях реальную угрозу, как для всего мирового сообщества, так и национальной безопасности того или иного государства, его территориальной целостности, конституционных прав и свобод граждан представляет экстремизм в различных формах его проявления. Особо опасен экстремизм, прикрывающийся религиозными лозунгами, ведущий к возникновению и эскалации межэтнических и межконфессиональных конфликтов.

Основная цель религиозного экстремизма – признание своей религии ведущей и подавление других религиозных конфессий через их принуждение к своей системе религиозной веры. Наиболее ярые экстремисты ставят своей задачей создание отдельного государства, правовые нормы которого будут заменены нормами общей для всего населения религии. Религиозный экстремизм часто смыкается с религиозным фундаментализмом, суть которого заключена в стремлении воссоздать фундаментальные основы «своей» цивилизации, очистив ее от чуждых новаций и заимствований, вернуть ей «истинный облик».

Под экстремизмом зачастую понимают разнородные явления: от разнообразных форм классовой и освободительной борьбы, сопровождающейся применением насилия, до преступлений, совершаемых полууголовными элементами, наемными агентами и провокаторами.

Экстремизм (от лат. extremus – крайний, последний) как специфическая линия в политике означает приверженность политических течений, находящихся на крайне левых или крайне правых политических позициях, радикальным взглядам и таким же крайним методам их реализации, отрицающим компромиссы, договоренности с политическими противниками и стремящимся добиться поставленных целей любыми средствами.

Важной особенностью ряда неправительственных религиозно-политических организаций экстремистского толка является наличие в них фактически двух организаций – открытой и тайной, законспирированной, что облегчает им политическое маневрирование, помогает быстро менять методы деятельности при изменении обстановки.

В качестве основных методов деятельности религиозно-экстремических организаций можно назвать нижеследующее: распространение литературы, видео-аудиокассет экстремистского толка, в которых пропагандируются идеи экстремизма.

Экстремизм, как известно, в самом общем виде характеризуется как приверженность к крайним взглядам и действиям, радикально отрицающим существующие в обществе нормы и правила. Экстремизм, проявляющийся в политической сфере общества, называется политическим экстремизмом, экстремизм же проявляющийся в религиозной сфере получил название религиозного экстремизма. В последние десятилетия все более широкий размах приобретают такие экстремистские явления, которые имеют связь с религиозными постулатами, но происходят в политической сфере социума и не могут быть охвачены понятием «религиозный экстремизм».

Религиозно-политический экстремизм  – это религиозно мотивированная или религиозно камуфлированная деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти.

Так же, как и этнонационалистический экстремизм, религиозно-политический экстремизм является разновидностью политического экстремизма. Своими характерными признаками он отличается от других видов экстремизма.

1. Религиозно-политический экстремизм  – это деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства. Преследование политических целей позволяет отличить религиозно-политический экстремизм от религиозного экстремизма. По названному признаку он отличается также от экономического, экологического и духовного экстремизма.

2. Религиозно-политический экстремизм представляет собой такой вид противозаконной политической деятельности, которая мотивируется или камуфлируется религиозными постулатами или лозунгами. По этому признаку он отличается от этнонационалистического, экологического и других видов экстремизма, у которых существует иная мотивация.

3. Преобладание силовых методов борьбы для достижения своих целей – характерная черта религиозно-политического экстремизма. По этому признаку религиозно-политический экстремизм можно отличить от религиозного, экономического, духовного и экологического экстремизма.

Религиозно-политический экстремизм отвергает возможность переговорных, компромиссных, а тем более консенсусных путей решения социально-политических проблем. Сторонники религиозно-политического экстремизма отличаются крайней нетерпимостью по отношению ко всем, кто не разделяет их политических взглядов, включая единоверцев. Для них не существует никаких «правил политической игры», границ дозволенного и недозволенного.

Конфронтация с государственными институтами – их стиль поведения. Принципы «золотой середины» и требования «не поступай по отношению к другим так, как ты не хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе», являющиеся основополагающими для мировых религий, отвергаются ими. В их арсенале главными являются насилие, крайняя жестокость и агрессивность, сочетающиеся с демагогией.

Авантюристы, использующие религиозные идеи и лозунги в борьбе за достижение своих противозаконных политических целей, хорошо понимают возможности религиозных учений и символов как важного фактора привлечения людей, мобилизации их на бескомпромиссную борьбу. Одновременно они учитывают, что «повязанные» религиозными клятвами люди «сжигают мосты», им трудно, если не невозможно, «выйти из игры».

Расчет делается на то, что даже лишившимся иллюзий и осознавшим неправедность свих действий участникам экстремистского формирования очень трудно будет покинуть его ряды: они будут страшиться, что их отказ от конфронтации с властями и переход к нормальной мирной жизни могут быть восприняты как предательство религии своего народа, как выступление против веры и Бога.

Введение понятия «религиозно-политический экстремизм», прежде всего, позволит более четко отделить явления, происходящие в религиозной сфере, от действий, совершаемых в мире политики, но имеющих религиозную мотивацию и религиозный камуфляж.

В самом деле, разве можно считать однопорядковыми действия тех, кто обвиняет своих единоверцев в ереси за контакты с людьми других вероисповеданий или оказывает моральное давление на намеревающихся уйти из одной христианской религиозной общины в другую христианскую конфессиональную общность, и действия, подпадающие под статьи уголовного кодекса, которые предусматривают ответственность за переход государственной границы с оружием в руках с целью нарушения государственного единства страны или завоевания власти, за участие в бандформированиях, в убийствах людей, захвате заложников, даже если они мотивированы религиозными соображениями?

В обоих случаях мы имеем дело с экстремистскими действиями. Однако разница между ними чрезвычайно велика. Если в первом случае речь идет о проявлениях религиозного экстремизма, то во втором – налицо действия, входящие в содержание понятия «религиозно-политический экстремизм». Между тем и в средствах массовой информации и в специальной литературе все подобные действия объединяются одним понятием «религиозный экстремизм» (»исламский экстремизм», «протестантский экстремизм» и т.д.).

Дифференциация понятий позволит более точно определить причины, порождающие ту или иную разновидность экстремизма, будет способствовать более правильному выбору средств и методов борьбы с ними, а, следовательно, будет способствовать прогнозированию событий и нахождению эффективных путей предупреждения и преодоления разных форм экстремизма.

Религиозно-политический экстремизм наиболее часто проявляется:

— в виде деятельности, имеющей целью подрыв светского общественно-политического строя и создание клерикального государства;

— в виде борьбы за утверждение власти представителей одной конфессии (религии) на территории всей страны или ее части;

— в виде религиозно обосновываемой политической деятельности, осуществляемой из-за рубежа, имеющей целью нарушение территориальной целостности государства или ниспровержение конституционного строя;

— в виде сепаратизма, мотивированного или камуфлированного религиозными соображениями;

— в виде стремления навязать в качестве государственной идеологии определенное религиозное учение.

Субъектами религиозно-политического экстремизма могут выступать как отдельные лица и группы, так и общественные организации (религиозные и светские) и даже (на определенных этапах) целые государства и их союзы.

Религиозно-политический экстремизм можно отнести к одной из форм нелегитимной политической борьбы, т.е. не соответствующей нормам законности и этическим нормам, разделяемым большинством населения.

Использование насильственных способов борьбы и исключительная жестокость, проявляемая сторонниками религиозно-политического экстремизма, как правило, лишают его поддержки широких масс, в том числе и относящихся к тому вероисповеданию, последователями которого объявляют себя лидеры экстремистской группы. Как и легитимная политическая борьба, религиозно-политический экстремизм реализуется в двух основных формах: практико-политической и политико-идеологической.

Для религиозно-политического экстремизма характерно стремление к быстрому решению сложных проблем независимо от «цены», которую приходится платить за это. Отсюда упор на силовые методы борьбы. Диалог, договоренность, консенсус, взаимопонимание отвергаются им. Крайним проявлением религиозно-политического экстремизма является терроризм, представляющий собой совокупность особо жестоких форм и средств политического насилия. В последние десятилетия религиозно-политический экстремизм все чаще обращается к террору как средству достижения своих целей. Многочисленные факты такого рода мы наблюдаем в Чечне, Узбекистане, Югославии, Ольстере, на Ближнем Востоке и в других регионах Земли.

Стремясь вызвать или усилить в массах недовольство существующим строем и заполучить у них поддержку своих планов, сторонники религиозно-политического экстремизма в идейно-политической борьбе нередко берут на вооружение методы и средства психологической войны, обращаются не к разуму и логическим аргументам, а к эмоциям и инстинктам людей, к предрассудкам и предубеждениям, к разнообразным мифологическим конструкциям.

Манипулирование религиозными текстами и ссылки на богословские авторитеты в сочетании с представлением извращенной информации используются ими для создания эмоционального дискомфорта и подавления способности человека логически мыслить и трезво оценивать происходящие события. Угрозы, шантаж и провокации являются составными элементами «аргументации» религиозно-политических экстремистов.

Факторами, порождающими религиозно-политический экстремизм в нашей стране, следует назвать социально-экономический кризис, массовую безработицу, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, ослабление государственной власти и дискредитацию ее институтов, неспособных решать назревшие вопросы общественного развития, распад прежней системы ценностей, правовой нигилизм, политические амбиции религиозных лидеров и стремление политиков использовать религию в борьбе за власть и привилегии.

Среди причин, способствующих усилению религиозно-политического экстремизма в России нельзя не назвать нарушения прав религиозных и этнических меньшинств, допускаемые должностными лицами, а также деятельность зарубежных религиозных и политических центров, нацеленная на разжигание в нашей стране политических, этнонациональных и межконфессиональных противоречий.

3. Преодоление конфессиональных противоречий как важное направление борьбы с религиозным экстремизмом. Организационные пути предотвращения религиозного экстремизма.

Религиозный экстремизм следует рассматривать как крайнюю форму религиозного фанатизма. Суть любого экстремизма, в том числе и религиозного, – в применении насилия к инакомыслящим. Религиозный экстремизм – это как раз приверженность к крайним взглядам и мерам в стремлении переустройства мира в соответствии с религиозной фанатической идеологией.

Религиозный фанатизм превращается в экстремизм тогда, когда нет никаких иных «удерживающих» форм идентификации: национальных, гражданских, родовых, имущественных, клановых, корпоративных. «Чистая религиозность» (катарство) требует очищения внешнего мира, так рождается религиозный экстремизм. Его религиозный нерв – в обращенности не вовнутрь, а вовне. Его цель – не внутреннее преображение личности (это оказывается вторичным), а внешнее преображение мира. Если фундаментализм – катарская проповедь для своих, то экстремизм – это жесткое отношение к чужим. Но в этой направленности религиозный экстремизм еще не переходит в форму открытого насилия. Призыв к насилию и насилие – все-таки разные вещи. Однако именно религиозный экстремизм становится последней ступенью к терроризму.

Эффективная борьба с международным экстремизмом и терроризмом невозможна без объединения усилий мирового сообщества.

8 сентября 2006 года Генеральная Ассамблея ООН приняла глобальную антитеррористическую стратегию ООН. Ее лейтмотивом стал тезис о том, что государства-члены ООН решительно осуждают терроризм во всех его формах и проявлениях и готовы тесно сотрудничать для предотвращения любых действий, направленных на подрыв прав человека, свободы и демократии, а также угрожающих территориальной целостности государств и дестабилизирующих их законные правительства.

Стратегия представляет собой конкретный план действий, призванный объединить усилия государств-членов, системы ООН, а также других международных и региональных организаций в целях совместного противодействия терроризму. В частности, речь идет о таких мерах, как пресечение финансирования терроризма, усиление контроля за передвижением террористов через национальные границы, недопущение попадания в их руки обычных вооружений, а также оружия массового уничтожения и его компонентов.

Конфессиональные и этнические факторы существенно усиливают первое и часто являются предпосылкой к появлению и развитию конфликтных и сепаратистских тенденций через политизацию и радикализацию ислама и конкуренции его различных направлений за влияние в обществе.

Роль ислама в общественно-политической жизни республик Северного Кавказа с каждым годом усиливается, соответственно увеличивается политическое влияние традиционных исламских институтов. Вместе с тем, мы вынуждены констатировать, что ислам не стал консолидирующим фактором для северокавказцев, среди которых по-прежнему преобладающим является фактор этнической и общинной принадлежности, что также сыграло свою роль в развитии и эскалации религиозно-политического конфликта.

Взаимосвязь этнического и религиозного факторов способствовала тому, что в ходе многочисленных конфликтов ислам на Северном Кавказе используется для упрочения своих позиций и усиления политического влияния различными политическими, в том числе сепаратистскими и другими деструктивными силами.

Многие страны сталкиваются с действиями экстремистских организаций религиозного толка. Особое внимание в борьбе с «тремя злами» — терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом уделяет Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Данная организация была создана на базе «Шанхайской пятерки», в которую вошли Россия, Казахстан, Киргизстан, Китай и Таджикистан. Задачей этой организации является борьба с международным терроризмом, религиозным экстремизмом и национальным сепаратизмом.

Законодательство РФ о свободе вероисповедания и религиозных объединениях запрещает пропаганду религиозного экстремизма, а также совершение действий, направленных на использование межконфессиональных различий в политических целях. Закон о проиводействию экстремисткой деятельности определяется правовые и организационные основы целях защиты прав и свобод человека, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности России.

Противодействие экстремизму осуществляется по следующим основным направлениям: принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремизма, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих его осуществлению; выявление и пресечение экстремизма; международное сотрудничество в области противодействия экстремизму.

В целях противодействию и профилактике распространений идей религиозного экстремизма, терроризма и сепаратизма Департаментом юстиции совместно с Департаментом внутренней политики, Православной церкви и правоохранительными органами проводится ряд профилактических мероприятий.

Мощным средством противодействия распространению экстремизма может стать активная пропаганда духовно-нравственных ценностей и традиций наших народов: их патриотизма, веротерпимости, присущего им обостренного чувства ответственности за судьбу будущих поколений, векового опыта преодоления жизненных трудностей совместными усилиями.

Требуется комплексный подход к осуществлению противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму, который включал бы в себя меры регулирующего, запретительного и профилактического характера. Как показывает анализ международного и национального опыта по противодействию религиозно-политическому экстремизму и терроризму, наиболее эффективными в этой области мерами являются совершенствование правовой базы, укрепление и совершенствование деятельности спецслужб, усиление борьбы с финансированием религиозно-политического экстремизма и терроризма, а также активизация разъяснительной и пропагандистско-идеологической работы.

К наиболее эффективным путям преодоления идеологии религиозно-политического экстремизма и терроризма относятся:

— органы государственной власти РФ должны расширить взаимодействие государственных органов и религиозных объединений по всем направлениям сотрудничества, в первую очередь в активизации борьбы с проявлениями религиозно-политического экстремизма и терроризма, борьбе с преступностью, в духовно-нравственном оздоровлении общества;

— муниципальные органы власти должны уделять особое внимание воспитанию населения в духе национальной и религиозной терпимости, непринятия идеологии религиозно-политического экстремизма и терроризма;

— главный упор в стратегии противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму следует делать на улучшении социально-экономической ситуации в регионе, так как это способствует урегулированию социально-политических конфликтов и существенно сужает социальную базу религиозно-политических экстремистов и террористов;

— одновременно следует принимать решительные меры по перекрытию каналов финансирования экстремистов и террористов из-за рубежа и из местных источников;

— в плане блокирования терроризма, как уголовного проявления, следует совершенствовать правовую базу, укреплять и совершенствовать деятельность специальных служб, а также активизировать идеологическую работу;

— укрепить международные аспекты этноконфессиональной политики РФ, предпринять энергичные меры, препятствующие распространению различных экстремистских течений ислама, питающих сепаратизм, терроризм;

— в связи с тем, что усилия, предпринимаемые государственными и общественными институтами по борьбе религиозно-политическим экстремизмом и терроризмом, не оказались адекватными остроте проблемы и бесчеловечные теракты продолжаются, требуется комплексный подход к осуществлению противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму, при котором предусматривались бы меры не только регулирующего и запретительного, но и профилактического характера.

Противодействие религиозному экстремизму, терроризму и сепаратизму становится насущной проблемой сегодняшнего дня и требует от органов государственной власти всех уровней, а также объединения усилий всего мирового сообщества в принятии решительных, эффективных мер и согласованных действий, направленных на предупреждение и пресечение проявлений любых форм религиозного экстремизма, терроризма и сепаратизма.

Для решения проблемы профилактики и борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом, обеспечения процесса оздоровления социально-политической обстановки необходимо использовать адекватные средства психологического и идеологического воздействия на носителей подобных идей. В средствах массовой информации, мечетях и церквях, школах и высших учебных заведениях необходимо вскрывать антигуманистическую природу религиозного фанатизма и экстремизма, вести разъяснительную работу среди верующих, объясняя и доказывая утопичность и деструктивность фанатической идеологии и практики, пропагандировать гуманистическую идеологию и гуманистические ценности.

4. Совершенствование правовых инструментов противодействия экстремизму.

Госдума в среду приняла в первом чтении поправки в федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», устанавливающие новые признаки этой деятельности, принятый в 2002 году федеральный закон «дал совершенно «резиновое» определение «экстремистской деятельности» и одновременно ввел сверхжесткие санкции за такую деятельность – например, за одни только призывы к ней человек может лишиться свободы на несколько лет, деятельность общественных организаций может приостанавливаться без суда, а механизм ликвидации организаций или средств массовой информации упрощен почти до автоматизма».

Однако «последующая судебная практика показала, что антиэкстремистское законодательство «расфокусировано» настолько, что правоохранительная система почти не способна пользоваться им ни в каких целях, в том числе и с целью неправомерного преследования гражданских организаций».

Ныне действующий закон рассматривает как проявления экстремизма различные общественно опасные действия, которые и ранее квалифицировались как тяжкие преступления: попытки насильственного свержения власти, терроризм, массовые беспорядки, возбуждение национальной розни и т.д. Предлагаемые поправки заметно расширяют этот перечень.

Так, понятие «экстремизм» теперь будет распространяться и на «клеветнические» обвинения в тяжких преступлениях по отношению к государственным должностным лицам. Такая норма явно противоречит статье 19 Конституции РФ, провозглашающей всеобщее равенство перед законом и судом: государственный чиновник не должен быть защищен от клеветы в большей степени, чем любой другой человек. Очевидно, что эта новация открывает широкий простор для преследования за критику власти и ее представителей.

Таков же смысл предложения подверстать под экстремизм «публичные призывы и выступления, распространение материалов или информации… которые обосновывают либо оправдывают совершение деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности».

В июне 2006 в Госдуму внесено предложение, существенно расширившее перечень деяний, рассматриваемых как экстремистские. Для целей настоящего Федерального закона применяются следующие основные понятия: экстремистская деятельность (экстремизм):

1) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

подрыв безопасности Российской Федерации;

захват или присвоение властных полномочий;

создание незаконных вооруженных формирований;

осуществление террористической деятельности;

возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

унижение национального достоинства;

осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти, избирательных комиссий, а также законной деятельности должностных лиц указанных органов, соединенные с насилием или угрозой его применения;

публичную клевету в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, соединенную с обвинением указанного лица в совершении деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности либо в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления; применение насилия в отношении представителя государственной власти, либо угрозу применения насилия в отношении представителя государственной власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей;

посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность;

совершение действий, направленных на нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда здоровью и имуществу граждан в связи с их убеждениями, расовой или национальной принадлежностью, вероисповеданием, социальной принадлежностью или социальным происхождением;

создание печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков экстремистской деятельности. Автор указанных материалов (произведений), признается лицом, осуществлявшим экстремистскую деятельность, и несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке;

2) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности, а также публичные призывы и выступления, распространение материалов или информации, побуждающих к осуществлению указанной деятельности, которые обосновывают либо оправдывают совершение деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности;

4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие в планировании, подготовке и совершении указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.

Представляется также крайне необходимым активизировать работу по подготовке проекта федерального закона «О противодействии политическому экстремизму», в котором должна найти отражение проблема борьбы с религиозно-политической разновидностью политического экстремизма либо подготовить проект специального закона, направленного на борьбу с религиозно-политическим экстремизмом.

Религиозный экстремизм не рождается на пустом месте. И предупредить его появление намного разумнее, чем с ним бороться.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, на основе вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что с религиозным экстремизмом должны бороться и общество, и государство. Методы этой борьбы у них, разумеется, различные. Если государство должно устранить социально-экономические и политические условия, способствующие возникновению экстремизма и пресекать противозаконную деятельность экстремистов, то общество (в лице общественных объединений, средств массовой информации и рядовых граждан) должно противодействовать религиозно-политическому экстремизму, противопоставляя экстремистским идеям и призывам гуманистические идеи политической и этнорелигиозной толерантности, гражданского мира и межнационального согласия.

Для преодоления религиозного экстремизма могут применяться самые различные формы борьбы: и политические, и социологические, и психологические, и силовые, и информационные и другие. Разумеется, в современных условиях на первый план выходят силовые и политические формы борьбы. Важную роль призвана играть правоприменительная практика. В соответствии с нормами права ответственности подлежат не только организаторы и исполнители преступных акций религиозно-политического экстремизма, но и их идейные вдохновители.

Способность конфессиональных организаций и духовных наставников внести ощутимый вклад в дело преодоления религиозно-политического экстремизма и терроризма осознается религиозными лидерами России. Иногда делаются заявления о том, что никакие другие социальные субъекты не могут сделать так много для предотвращения экстремизма, как это могут сделать руководители религиозных организаций.

Когда речь идет о разоблачении попыток использовать религиозные чувства людей для их вовлечения в экстремистские группировки, для совершения преступных действий, такая постановка вопроса вполне оправдана. Яркое и убедительное слово религиозных лидеров здесь может оказаться вне конкуренции. Общественные объединения и религиозные организации могут сделать очень многое для профилактики религиозного экстремизма, формируя у членов общества терпимость и уважительное отношение к людям иной культуры, к их взглядам, традициям, верованиям, а также принимая участие в сглаживании этнонациональных противоречий.

Важное значение для преодоления религиозного экстремизма имеет мониторинг его проявлений, а также противодействие использованию средств массовой информации и храмовой аудитории для пропаганды его идей. К сожалению, публичные выступления экстремистского толка, в которых содержатся подчас несколько завуалированные, а в ряде случаев ничем не прикрытые, призывы к ниспровержению конституционного строя в целях создания клерикального государства, к возбуждению вражды и ненависти на почве религии, встречаются нередко, однако должного реагирования правоохранительных органов не происходит.

Неустроенность миллионов людей, вынужденных отказываться от привычного образа жизни, массовая безработица, достигающая во многих регионах более половины трудоспособного населения, озлобленность, вызванная неудовлетворенностью базовых потребностей (безопасность, идентичность, признание и др.), являющиеся последствиями острейшего системного кризиса, переживаемого Россией и многими другими бывшими республиками СССР, судя по всему, еще долго будут источником религиозно-политического экстремизма.

Поэтому нужно основательно заниматься изучением этого феномена, мониторингом его проявлений и разработкой эффективных методов борьбы с ним.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Федеральный Закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 30.

Авцинова Г.И. Экстремизм политический // Политическая энциклопедия. В 2 томах. – М., 1999. Т. 2.

Амирокова Р.А. Политический экстремизм: к постановке проблемы // Социокультурные, политические, этнические и гендерные проблемы современного российского общества: Материалы 49-й научно-методической конференции «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004.

Арухов З.С. Экстремизм в современном исламе. Очерки теории ипрактики. – Махачкала. 1999.

Бондаревский В. П. Политический экстремизм // Социально-политическое взаимодействие на территории: механизмы, трансформации, регулирование. – М., 1999.

Бочарников И. Внутриполитическая безопасность России и потенциальные причины конфликтов на ее территории // Вестник аналитики. – 2002. – №3 (9).

Кудряшова И.В. Фундаментализм в пространстве современного мира //Полис. – 2002. – № 1.

Бурковская В.А. Актуальные проблемы борьбы с криминальным религиозным экстремизмом в современной России. – М.: Издатель Пресс, 2005. – 225 с.

Еремеев Д.Е. Ислам: образ жизни и стиль мышления. – М. 1990.

Залужный А.Г. Некоторые проблемы защиты конституционных прав и свобод граждан от экстремистских проявлений // Конституционное и муниципальное право. – 2007, № 4.

Залужный А.Г. Экстремизм. Сущность и способы противодействия. // Современное право. – 2002, № 12.

Иванов А.В. Нюансы уголовно-правового регулирования экстремистской деятельности как разновидности группового совершения преступлений // Государство и право, 2003, № 5.

Козлов А.А. Проблемы экстремизма в молодежной среде. Серия: Система воспитания в высшей школе. – М.: 1994. Выпуск 4.

Мшюславский Г.В. Интеграционные процессы в мусульманском мире. – М.: 1991.

Решетников М. Исламские истоки терроризма // Аргументы и факты. –2001. – № 42.

Саидбаев Т.С. Ислам и общество. – М. 1993.

Социальная и идеологическая сущность религиозного экстремизма / Под ред. Э. Г. Филимонова. – М.: Знание. – 1983, 63 с.

Устинов В. Экстремизм и терроризм. Проблемы разграничения и классификации // Российская юстиция. – 2002, № 5.

Хлобустов О.М., Федоров С.Г. Терроризм: реальность сегодняшнегосостояния // Современный терроризм: состояние и перспективы. Под ред. Е.И. Степанова. – М.: Эдиториат УРСС, 2000.

Авцинова Г.И. Экстремизм политический // Политическая энциклопедия. В 2 томах. – М., 1999. Т. 2.

Залужный А.Г. Экстремизм. Сущность и способы противодействия. // Современное право. – 2002, № 12.

Устинов В. Экстремизм и терроризм. Проблемы разграничения и классификации // Российская юстиция. – 2002, № 5.

Козлов А.А. Проблемы экстремизма в молодежной среде. Серия: Система воспитания в высшей школе. – М.: 1994. Выпуск 4.

Кудряшова И.В. Фундаментализм в пространстве современного мира // Полис. – 2002. – № 1.

Социальная и идеологическая сущность религиозного экстремизма / Под ред. Э. Г. Филимонова. – М.: Знание. – 1983, 63 с.

Бондаревский В. П. Политический экстремизм // Социально-политическое взаимодействие на территории: механизмы, трансформации, регулирование. – М., 1999.

Амирокова Р.А. Политический экстремизм: к постановке проблемы // Социокультурные, политические, этнические и гендерные проблемы современного российского общества: Материалы 49-й научно-методической конференции «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004.

Арухов З.С. Экстремизм в современном исламе. Очерки теории и практики. – Махачкала. 1999.

Хлобустов О.М., Федоров С.Г. Терроризм: реальность сегодняшнего состояния // Современный терроризм: состояние и перспективы. Под ред. Е.И. Степанова. – М.: Эдиториат УРСС, 2000.

Решетников М. Исламские истоки терроризма // Аргументы и факты. – 2001. – № 42.

Залужный А.Г. Экстремизм. Сущность и способы противодействия. // Современное право. – 2002, № 12.

Бурковская В.А. Актуальные проблемы борьбы с криминальным религиозным экстремизмом в современной России. – М.: Издатель Пресс, 2005. – 225 с.

Федеральный Закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 30.

Иванов А.В. Нюансы уголовно-правового регулирования экстремистской деятельности как разновидности группового совершения преступлений // Государство и право, 2003, № 5.

Залужный А.Г. Некоторые проблемы защиты конституционных прав и свобод граждан от экстремистских проявлений // Конституционное и муниципальное право. – 2007, № 4.

Бочарников И. Внутриполитическая безопасность России и потенциальные причины конфликтов на ее территории // Вестник аналитики. – 2002. – №3 (9).

PAGE

PAGE 29