2 Придумали сами 18 глава способы образования псевдонимов 20

МБОУ Комсомольская СОШ

РАБОТУ ВЫПОЛНИЛА

УЧЕНИЦА 10 КЛАССА

НУТРИХИНА ВИКТОРИЯ

РУКОВОДИТЕЛЬ

УЧИТЕЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫХАБАРОВА ЛИЛИЯ ИВАНОВНА

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ_______________________________________________________ ___3

ГЛАВА 1. Что такое псевдонимы. Причины возникновения псевдонимов___ 5

Уйти от недреманного ока цензуры__________________________________ 5

Литературный труд не в почете______________________________________7

Пробы пера и неудобства славы_____________________________________ 8

Слишком много однофамильцев_____________________________________10

ГЛАВА 2. Типы псевдонимов___________________________________________12

2.1. Псевдонимы-характеристики_______________________________________ 12

2.2.Литературные маски________________________________________________14

23. Под мужским именем_______________________________________________15

2.4. Они претворялись женщинами______________________________________16

2.5. Шуточные псевдонимы_____________________________________________16

2.6. Коллективный псевдоним___________________________________________17

2.7. Неблагополучные фамилии _________________________________________18

2.8. Придумали сами____________________________________________________18

ГЛАВА 3. Способы образования псевдонимов_____________________________20

3.1. Псевдонимы, связанные с истинным именем__________________________20

3.2. Псевдонимы, не связанные с истинным именем________________________22

3.3. Псевдоним вытесняет настоящую фамилию____________________________23

ГЛАВА 4. Классификация псевдонимов от А до Я__________________________25

4.1. Псевдонимы русского алфавита______________________________________25

4.2. Псевдонимы латинского алфавита____________________________________42

ГЛАВА 5. Перспектива_________________________________________________44

5.1. Псевдонимы писателей 21 век. Борис Акунин__________________________45

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ________________________________________________________45

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ__________________________47

ПРИЛОЖЕНИЕ_______________________________________________________48

Каждый русский писатель состоит

из тела, души и псевдонима

Г. Плеханов

Введение

Мы тысячи раз произносим чьи-то имена и слышим свое собственное. А что такое имя, зачем оно нужно и как влияет на нашу жизнь? Ведь имя – это то, что остается после нас. Задавая себе такие вопросы, мы невольно задумались о псевдонимах известных писателей. Почему писатели брали себе псевдонимы, какое смысловое значение они несут, каковы способы их образования? Все эти вопросы мы попытаемся рассмотреть в своем исследовании.

Псевдони́м ( HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA» \o «Греческий язык» греч. ψευδής — «ложный» и HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA» \o «Греческий язык» греч. όνομα — «имя») — HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BC%D1%8F» \o «Имя» имя ( HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BC» \o «Антропоним» антропоним), используемое человеком в той или иной публичной деятельности вместо настоящего (данного при рождении, зафиксированного в официальных документах).

В «Словаре русского языка» С.И. Ожегова мы можем найти такое определение псевдонима: «Это вымышленное имя, которое иногда принимают писатели, артисты».

В справочных материалах по литературе (авторы Тураев С.В., Тимофеев Л.И., Вишневский К.Д) дают такое определение: «Псевдоним – подставное, ложное имя или условный знак, под которым автор публикует свое произведение, опасаясь политического, религиозного преследования за него или из каких-либо личных соображений».

Псевдонимы заслуживают изучения как один из важных факторов литературной жизни всех времен и народов. Наука о псевдонимах, которую по аналогии с ономастикой (наукой об именах) можно назвать псевдономастикой, или псевдонимикой, т. е. наукой о ложных (вымышленных) именах, равно близка библиографии, лингвистике и литературоведению.

Задача библиографов – определять, кому принадлежит тот или иной псевдоним, и составлять словари псевдонимов; задача лингвистов – изучать способы образования псевдонимов и их смысловое значение; литературоведы должны объяснять происхождение псевдонимов, вскрывать причины (часто социального характера), заставившие автора соблюдать инкогнито, придумывать себе вымышленные имена и даже выдавать себя за других лиц.

Литературные произведения, выпущенные без подписи автора (анонимные) или под псевдонимом (вымышленным именем), известны с древнейших времен, еще до изобретения книгопечатания. Иногда писатели не ставили своего имени при выпуске одного или нескольких сочинений, а иногда всю жизнь. Это присуще литераторам всех стран.

Поэтому цель нашего исследования: показать антологию псевдонимов русских и зарубежных писателей 19-20 веков; раскрыть псевдонимы известных писателей и поэтов.

Данная цель определила задачи:

1. Рассмотреть причины появления псевдонимов

2. Выявить способы образования псевдонимов

3. Разработать схему видов псевдонимов

4. Составить классификацию псевдонимов русских и зарубежных писателей 19-20 века

В качестве объекта исследования определены известные ( и не очень) русские и зарубежные писатели 19-20 веков

Предметом исследования являются имена и фамилии русских и зарубежных писателей 19-20 века

Методы: анализ, сопоставление биографий, анкетирование, наблюдение.

Гипотеза: если составить антологию псевдонимов русских и зарубежных писателей, то можно понять своеобразие судьбы и открыть любопытные страницы их литературной жизни.

Перспектива: составить антологию известных писателей 21 века

ГЛАВА 1. ЧТО ТАКОЕ ПСЕВДОНИМ.

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПСЕВДОНИМОВ

. 1.1. Уйти от «недреманного ока» цензуры

Одной из главных причин, во все времена и во всех странах побуждавших авторов скрывать свое имя, было стремление избежать преследований за сочинения обличительного характера. Вполне естественно, что произведения без подписи или под псевдонимом наиболее часто появлялись в те исторические периоды, когда свобода печати была ограничена, и в тех странах, где цензура была особенно строгой. Выступления в печати издавна являлись одной из форм политической борьбы. Поэтому сатирические произведения, направленные против властей, памфлеты, публицистические статьи сплошь и рядом выпускались анонимно или от имени вымышленных лиц. Выступать открыто осмеливались немногие, большинство было вынуждено маскироваться из боязни репрессий, либо потому, что цензоры не пропускали произведений, подписанных настоящим именем автора. Например, в Англии в годы буржуазной революции XVII в. авторов произведений, направленных против властей, присуждали к стоянию у позорного столба, крупному денежному штрафу и тюремному заключению. Зная это, нетрудно понять, почему великий английский сатирик Джонатан Свифт не поставил своего имени под «Сказкой бочки» (1696 г.), ни под «Письмами суконщика» (1724 г.), обличавших правящие круги Англии. Анонимно выпустил Вольтер первое издание «Орлеанской девственницы» (1755 г.), где он осмеивал католический культ девы Марии, разоблачал мистическую легенду, созданную церковниками вокруг имени Жанны д’Aрк, зло издеваясь над духовенством.

Не раз приходилось из соображений безопасности скрывать свое имя авторам и в царской России: ведь их родина принадлежала к числу стран, где свобода печати была резко ограничена и цензура всегда была настороже. Первая книга, обличавшая ужасы и варварство крепостного строя, знаменитое «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева была издана в 1790 г. Без указания имени автора, под нарочито безобидным заглавием. Но никогда еще в России не издавался столь смелый протест против рабства. Делая записи на почтовых станциях, Радищев делился своими наблюдениями над горькой долей крепостных. Сожженное по приказу Екатерины «Путешествие» оставалось запрещенной, «опасной» книгой свыше 100 лет. Особенно тщательной маскировке приходилось подвергать свои произведения писателям, осужденным царским правительством или эмигрировавшим из России.

Николай I, жестоко расправившийся с декабристами, бдительно следил за тем, чтобы оставленные им в живых участники восстания были навсегда и полностью изолированы от общества. Ни одна, даже самая безобидная строка, подписанная кем-либо из них, не должна была проникнуть в печать. В.К. Кюхельбекер, лицейский друг Пушкина, за 20 лет своего заключения и ссылки в Сибирь настойчиво, но безуспешно пытался печататься. Ему удавалось это лишь в тех случаях, когда фамилия не была указана. Так, его повесть «Ижорский» была в 1835 г. издана Пушкиным без всякой подписи. Анонимно же был напечатан и «Русский Декамерон». На обложке стояло лишь имя издателя – И. Иванов (по-видимому, так замаскировал себя Пушкин). Баллада «Кудеяр» и другие стихи Кюхельбекера были изданы под псевдонимом В. Гарпенко.

Декабрист Г.С. Батеньков иногда подписывался √-1. Для знающих математику ясен смысл этого оригинального стигмонима: ведь на языке математических символов это выражение называется мнимой единицей. И действительно, разве не был «мнимой единицей» в царской России человек, лишенный судебным приговором всех прав и после 20-летнего заточения в крепости сосланный в Сибирь? Другой декабрист, Н.И. Тургенев, политический эмигрант, заочно приговоренный к смертной казни, свою статью о положении крепостных в России (1942 г.) подписал Un proscrit russe, т.е. Русский изгнанник, так он хотел подчеркнуть свое положение.

На протяжении многих лет царская цензура не прекращала борьбу с А.И. Герценом: ведь его «Колокол» открыто призывал к революции. Царь велел «не допускать к выходу в свет сочинений лиц, признанных изгнанными из отечества, тайно покинувших его, и государевых преступников, какого бы содержания ни были их сочинения и в каком бы виде они не издавались: под собственными ли именами авторов или под какими либо псевдонимами и знаками». Поэтому роман «Кто виноват?» в 1866 г. был издан без всякой подписи.

Н.Г. Чернышевскому после его ареста в 1862 г. царское правительство навсегда запретило выступать в печати. Ведь ему вменялось в вину как раз то, что он оказывал чересчур большое внимание на молодежь своим романом «Что делать?» и статьями, которые цензура именовала «поджигательскими». Даже после возвращения из ссылки не мог он печататься под своим именем и использовал псевдоним Андреев и Старый трансформист.

Преследования вынуждали писателей-революционеров к сугубой конспирации. Будущий автор «Алых парусов» А. С. Гриневский, свой первый рассказ в «Биржевых ведомостях (1906 г.) подписал А.А. М-въ. Гриневский не мог подписываться своей фамилией, ибо состоял под надзором полиции, был сослан в Туринск и оттуда бежал. Его отец, счетовод вятской больницы, взял для него паспорт одного из умерших больных по фамилии Мальгинов.

Условия жизни и деятельности В.И. Ульянова, вплоть до свержения в России царской власти, заставляли его, как и других профессиональных революционеров, соблюдать строжайшую конспирацию. Возможность подписываться собственным именем была для него исключена: ведь уже с 17-летнего возраста он находился под негласным, но бдительным надзором полиции. Первая легально напечатанная его работа была подписана К. Тулин. Подпись Ленин Владимир Ильич впервые употребил в 1901 г. Причины выбора этого псевдонима остались неизвестными. Есть предположение, что эту подпись Владимир Ильич взял по аналогии с одним из псевдонимов Г. Плеханова – Волгин. В таком случае Ленин – это производное от названия великой реки Лены. При этом до 1917 г. Владимир Ильич подписывался не В. Ленин, а Н. Ленин (очевидно, в связи с конспиративным прозвищем «Николай»), а также Петров, Карпов, К. Иванов, Р. Силин и особенно часто – псевдоинициалами. У него было свыше ста псевдонимов.

С.Я. Маршак, находясь в годы гражданской войны на территории, занятой белогвардейцами, печатался под псевдонимом Доктор Фрикен. В фельетонах и стихах доктора Фрикена, написанных эзоповским языком, обличал порядки, установленные белогвардейцами, высмеивались генералы — самодуры. Лишь псевдоним, тщательно оберегавшийся редакцией, помог Маршаку избежать расправы.

Иногда в качестве подписи избиралось имя реального лица (чаще уже умершего). Такие подписи называются аллонимами или гетеронимами (в переводе с греч. – чужое имя).

Чужое имя часто использовалось для того, чтобы обойти цензуру. В царской России был широко распространен обычай приписывать антиправительственные и вообще нецензурные стихи уже умершим поэтам, чтобы настоящий автор не пострадал от репрессий.

Так, Пушкин, когда у него потребовали объяснений насчет «Гавриилиады», намекнул в письме П.А. Вяземскому (вероятно, специально для цензоров), будто ее написал Д.П. Горчаков, незадолго до того умерший.

Часто перед фамилией уже умершего писателя, поэта или исторического лица ставились начальная буква имени настоящего автора или имя, имевшее символическое значение.

Знающим греческий язык понятен смысл подписи Анастасий Белинский под письмом — памфлетом Н.А. Добролюбова. Анастасий по-гречески означает «воскресший». Добролюбов, тогда еще студент, этим подчеркивал, что берет на себя нелегкую задачу: продолжить дело, начатое уже умершим к тому времени великим русским критиком; он проявил себя достойным преемником Белинского.

1.2. Литературный труд не в почете.

Одной из причин, заставлявших некоторых авторов скрывать свое имя, были сословные предрассудки. «Сочинительство», как назывался встарь труд писателей, да еще с получением за это платы, считалось занятием, недостойным высокопоставленных особ. Поэтому многие, даже выдающиеся писатели, принадлежавшие к аристократическим кругам, издавали свои сочинения анонимно или под псевдонимами и криптонимами.

Приближенная Екатерины II, княгиня Е.Р. Дашкова, возглавлявшая Российскую Академию (научный центр по изучению русского языка и словесности), подписывалась К.Д. и К.Е.Р.Д., а также Благородная россиянка.

Не раз причиной появления псевдонима было нежелание родных автора видеть свою фамилию в печати, выставлять ее напоказ – нежелание, продиктованное господствовавшим некогда убеждением, что профессия литератора не может обеспечить ни достойного положения в обществе, ни хорошего заработка. В старину «сочинители» ставились на одну доску с бродячими комедиантами, чье занятие казалось предосудительным.

В результате этого такие великие писатели, как Мольер и Вольтер, были в свое время вынуждены вступить на литературное поприще не под теми фамилиями, какие они унаследовали от отцов; их прославленные фамилии являются псевдонимами.

Отец Мольера, придворный обойщик и камердинер Поклен, надеялся передать эту должность своему сыну Жану – Батисту, но тот с юных лет пристрастился к театру. Вопреки воле отца он вступил в труппу актёров, однако под другой фамилией, чтобы не позорить отцовскую. Возможно, это был «бродячий псевдоним» в театральных и музыкальных кругах; а может быть, труппа, гастролируя в провинции, побывала в местечке Мольер – есть несколько таких во Франции – и его название понравилось будущему автору «Тартюфа».

Королевскому казначею, нотариусу Аруэ тоже хотелось, чтобы его сын Франсуа – Мари пошел по его стопам и сделался юристом. Однако Аруэ-младший не оставил своей мечты стать поэтом. Став не просто поэтом, а властителем дум многих поколений, он не стал придумывать себе другую фамилию, а ограничился тем, что переставил буквы в словах «Аруэ мл.(адший)» — «Arouet I. J.» Так получился псевдоним Вольтер.

И в России лица, сделавшие литературный труд своей профессией, были не в почете; особенно сторонились их в так называемом высшем обществе. Известно, что мать Н.Н. Гончаровой очень неохотно дала согласие на брак своей дочери с «сочинителем», как та наивно называла своего жениха. Но сам Пушкин не видел в литературном заработке ничего зазорного. Он писал в 1822 г. П.А. Вяземскому: «На конченную свою поэму я смотрю как сапожник на пару своих сапог, и продаю с барышом».

Мать Тургенева, богатая помещица, также была против того, чтобы ее сын печатался. Она утверждала: «Дворянин должен служить и составить себе карьеру и имя службой, а не бумагомаранием. Да и кто же читает русские книги?»

Даже много позднее, на рубеже ХХ в., на «пишущую братию» в верхах русского общества смотрели косо, а для властей предержащих принадлежность к ней уже свидетельствовала о «неблагонадежности». Такое отношение к литературному труду было одной из причин обилия псевдонимов в русской литературе. И даже в близкие к нам времена встречались случаи, когда появление псевдонима было связано с нежеланием родных автора, чтобы он выступал в печати под их общей фамилией.

Так, сын московского профессора математики Б.Н. Бугаев, решив, будучи еще студентом, напечатать в 1901 г. свои стихи, встретил противодействие со стороны отца. Вот почему он вступил на литературную стезю как Андрей Белый – имя, под которым стал впоследствии известен как один из столпов русского символизма.

Служебное положение (вице-губернатор, председатель казенной палаты) не позволяло подписываться собственной фамилией и М.Е. Салтыкову. Вот почему великий русский сатирик прикрылся именем вымышленного надворного советника Н.Щедрина. Сын писателя рассказывал об этом: «Мало кому известно, отчего отец избрал себе псевдонимом фамилию «Щедрин». Дело обстояло так: ему, когда он состоял еще на государственной службе, намекнули на то, что неудобно подписывать труды своей фамилией, И вот пришлось подыскивать себе псевдоним, причем ничего подходящего он подобрать не мог. Моя мать предложила ему избрать псевдонимом что-нибудь подходящее к слову «щедрый», так как в своих писаниях он был чрезвычайно щедр на всякого рода сарказмы. Отцу понравилась идея жены, и с тех пор он стал именоваться Щедриным».

Когда А.И. Куприн, будучи 19-летним юнкером Александровского военного училища, напечатал с помощью поэта Л. Пальмина в «Русском сатирическом листке» рассказ «Последний дебют», подписав его Ал. К-рин, то его, как он вспоминает, «посадили на двое суток в карцер и под угрозой исключения из училища запретили впредь заниматься недостойным будущего офицера бумагомаранием».

К.Г. Паустовский еще не успел окончить гимназию, когда принес в прогрессивный киевский журнал «Огни» свой первый рассказ под названием «На воде». Это было в 1912 г. «Вы подписали рассказ настоящей фамилией? – спросили юного автора. – Да. – Напрасно! Наш журнал – левый, а вы – гимназист. Могут быть неприятности, придумайте псевдоним». Паустовский последовал этому совету и дебютировал в печати под именем К. Балагин, к которому впоследствии больше не прибегал.

Школьником был и чилиец Нефтали Рейес, когда его первые стихи появились в городской газете. Он не решился подписать их своей фамилией, опасаясь, как бы строгий отец, увидев плоды его музы, не сказал: «Так вот отчего у тебя двойки по математике!» И юноша поставил под стихами: Пабло Неруда, взяв фамилию чешского классика прошлого века Яна Неруды, чей рассказ «У трех лилий» ему очень нравился. Псевдоним стал постоянной литературной фамилией этого выдающегося представителя латиноамериканской поэзии.

Английский ученый Чарльз Доджсон был преподавателем математики, сочинение сказок для детей отнюдь не являлось его главным занятием. Вот почему научные труды он подписывал своей настоящей фамилией, а прославившие его книги о приключениях Алисы в стране чудес (1865 и 1871) выпустил от имени Льюиса Кэрролла.

1.3. Пробы пера и неудобства славы

«Первый блин – комом…» — так утешали себя дебютанты, чье выступление на сцене, на арене или в печати оказалось неудачным. Но провал артиста бывает очевиден для зрителей; провал же на литературном поприще можно замаскировать, выпустив первое произведение без подписи или под псевдонимом. Неуверенность в успехе являлось одной из немаловажных причин маскировки, к которой прибегали начинающие авторы.

Чарльз Диккенс свои первые очерки (1833 – 1836) в лондонских газетах печатал под псевдонимом Боз (шутливое прозвище, данное в детстве его брату).

20-летний А. Конан–Дойль свои ранние рассказы в журнале «Корнхилл магазин» помещал без всякой подписи, чтобы не привлекать внимания рецензентов.

Г. Уэллс, вступая на литературное поприще в том же возрасте, «Рассказ о ХХ веке» (1887) подписал S. Н., что означало Science’s hachelor (бакалавр наук), хотя эту ученую степень автор получил тремя годами позже.

Бальзак также печатался вначале либо анонимно, либо под псевдонимами Орас де Сент-Обен и Лорд Роон (анаграмма его имени: Honore – Rhoone). С этими подписями вышло значительное число ранних произведений Бальзака, прежде чем он поставил свое имя под своими романами.

25-летний Ги де Мопассан свою первую новеллу «Рука трупа» (1875) подписал Жозеф Прюнье, а его первая поэма «На берегу» появилась через год за подписью Ги де Вальмон. Безобидное название и псевдоним спасли автора от привлечения к суду за публикацию «безнравственного», с точки зрения критики, произведения. Большую часть своих новелл в первые годы литературной деятельности Мопассан подписывал Монфриньёз.

Жорж Сименон, создавший образ нового Шерлока Холмса, комиссара Мегрэ, вначале пользовался многочисленными псевдонимами: Кристиан Брюль (это была фамилия его матери), Жорж Сим, Орсон, Арамис (имя одного из трех мушкетеров Дюма) и др. Но когда к нему пришла слава, он все псевдонимы отбросил.

В русской литературе также чрезвычайно часты случаи, когда писатели, чьи имена стали впоследствии широко известны, первые свои произведения выпускали под псевдонимами или ограничивались инициалами. Не подписаны настоящей или полной фамилией «пробы пера» почти всех русских классиков.

Первое появившееся в печати стихотворение Пушкина (тогда 15-летнего лицеиста) – «К другу стихотворцу» — было втайне от автора послано в «Вестник Европы» его лицейским товарищем Дельвигом. Никакой подписи поставлено было. В 1814-1816 гг. Пушкин шифровал свою фамилию, подписываясь Александр Н.к.ш.п., или – II — , или 1…14-16. Исключение Пушкин сделал лишь для «Воспоминаний в Царском селе».

20-летний Гоголь, вступая на литературную стезю как поэт, идиллию «Ганц Кюхельгартен» выпустил за подписью В. Алов. Но когда в «Северной пчеле» и в «Московском телеграфе» появились отрицательные отзывы, Гоголь скупил у книгопродавцев все оставшиеся у них экземпляры идиллии и уничтожил их.

Точно так же поступил 19-летний Некрасов, на первой книжке стихов «Мечты и звуки» (1840) поставивший лишь свои инициалы Н.Н, последовав совету В.А. Жуковского, которому принес рукопись, чтобы узнать мнение мэтра поэзии. Жуковский положительно оценил только два стихотворения, сказав: «Если хотите печатать, то издавайте без имени, впоследствии вы напишете лучше, и вам будет стыдно за эти стихи». Белинский тоже неодобрительно отозвался об этом сборнике, поэтому начинающий автор взял обратно из книжных лавок все непроданные экземпляры и сжег их. Поэтому «Мечты и звуки», так же как и «Ганц Кюхельгартен», — библиографическая редкость.

Герцен, будучи 17-летним студентом, рефераты и переводы в «Вестнике естественных наук и медицины» (1829) подписывал Ал. Гер… Десятью годами позже, высланный на жительство во Владимир, он под статьями в «Губернских ведомостях» ограничивался инициалами А. Г. Под первой своей повестью – «Записки молодого человека» (1840) – Герцен поставил Искандер, т.е. Александр (на восточный лад). С тех пор это имя стало его постоянным псевдонимом.

Под стихотворением «Весна», первой публикацией 16-летнего Лермонтова (1830), стояла лишь буква Л.

Под первыми напечатанными строками И.С. Тургенева (ему было тогда 20 лет) – стихотворениями «Вечер» и «К Венере Медицейской» в «Современнике» (1838) – стояло …въ. Затем будущий автор «Записок охотника» ряд лет подписывался Т.Л., т.е. Тургенев — Лутовинов (его мать была урожденная Лутовинова). Под этими инициалами вышла его первая книжка – поэма «Параша» (1843).

20-летний А.А. Фет скрыл свое имя и фамилию на первой книжке стихов – «Лирический Пантеон» (1840) под инициалами А.Ф. Подобно Гоголю и Некрасову, молодой автор пытался уничтожить первые плоды своей музы, не удовлетворившие его.

24-летний Л.Н. Толстой, тогда офицер, первое свое произведение – «Истории моего детства» (так редакция «Современника» без ведома автора изменила название «Детства») – подписал в 1852 г. Л. Н., т.е. Лев Николаевич.

20-летний А.П. Чехов юморески в «Стрекозе», «Зрителе» и в «Будильнике» подписывал Антоша Ч., Ан.Ч. и А. Чехонте.

Часто первое произведение, напечатанное без подписи или под псевдонимом, имело успех, и автор охотно открыл бы после этого свое инкогнито. Но, увы, его настоящее имя никому ничего не говорило: докажи, что всем понравившаяся книга принадлежит твоему перу! Выпустить новую книгу под своим именем значило снова идти на риск. И автор, ставший жертвой собственной осторожности, бывал вынужден при издании новой книги ссылаться на произведение, ранее опубликованное им анонимно. Так, В. Гюго первое отдельное издание «Бюга Жаргаля» (1826) выпустил от имени Автора «Гана-Исландца», а Стендаль издал «Пармскую обитель» (1839) за подписью Автор «Красного и черного». Подобные псевдонимы, где автор не заменяет свое имя вымышленным, а лишь ссылается на ранее выпущенные им сочинения, принято называть титлонимами (от греч. titlos – подпись). Выступление под титлонимом бывало выгодно автору, оно увеличивало интерес к его творчеству, напоминая читателям о других его произведениях, уже снискавших популярность.

1.4. Слишком много однофамильцев

Одной из причин появления псевдонимов является наличие однофамильцев, особенно в тех случаях, когда те тоже причастны к литературе. Чем обычнее и распространеннее настоящая фамилия писателя (автоним), тем больше однофамильцев, иногда к тому же еще и тезок. Чтобы отличаться от однофамильцев, многие авторы, даже не имея никакой надобности скрывать свою фамилию, заменяли ее другою.

Малоизвестный поэт прошлого века А.К. Жуковский выступал под псевдонимом Бернет, чтобы его не путали с автором «Светланы».

Неудобно было подписываться своей фамилией и автору «Детства Темы» — Н.Г. Михайловскому, так как редактором журнала «Русское богатство», где он начал печататься, был тоже Михайловский и тоже Николай, только не Георгиевич, а Константинович. Первую свою статью «Несколько слов о Сибирской железной дороге» однофамилец и тезка главного редактора подписал Инженер-практик. Но для романа или повести это не годилось, и писатель использовал уменьшительное имя своего сына – Гаря. Так появился псевдоним Н. Гарин, который, как это порой случалось, объединился с автонимом в двойную литературную фамилию Гарин-Михайловский.

Есть немало случаев, когда в печати одновременно выступали отец и сын; одному из них во избежание путаницы приходилось заменять свою фамилию другою. Когда сын автора «Трех мушкетеров» дебютировал сборником стихов «Грехи молодости» (1845), появился второй Александр Дюма. Это немало беспокоило старшего из них, который писал своему сыну: «То, что мы подписываемся одинаково, в один прекрасный день может стать причиной неудобства для нас обоих… Но я не могу прибавлять к своей фамилии «отец», для этого я еще слишком молод». Однако ему пришлось с этим примириться, так как сын не захотел придумывать псевдоним, а предпочел писать под фамилией, уже прославленной отцом. И ныне, упоминая имя Дюма, приходится всякий раз уточнять во избежание недоразумений: Дюма-отец или Дюма-сын.

У Чехова два брата, Александр и Михаил, тоже выступали в печати: у первого из них инициалы были те же, что у Антона Павловича, и он писал под псевдонимами: А. Седов, Агафопод Единицын, Гусев, Алоэ и др. Михаил Чехов подписывался М. Богемский, М. Холява и др.

Брат С.Я. Маршака известен под литературным именем М. Ильин. Среди причин, побудивших писателя Илью Маршака стать HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BB%D1%8C%D0%B8%D0%BD,_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB» \o «Ильин, Михаил» Михаилом Ильиным, не последнюю роль играло нежелание оказаться в тени своего старшего брата HYPERLINK «http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%88%D0%B0%D0%BA,_%D0%A1%D0%B0%D0%BC%D1%83%D0%B8%D0%BB_%D0%AF%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87» \o «Маршак, Самуил Яковлевич» Самуила Маршака. Эту же фамилию – Елена Ильина — взяла себе в качестве псевдонима сестра поэта Лия Яковлевна Маршак. Поколения советских детей зачитывались книгой Е.Ильиной о героине Великой Отечественной войны Гуле Королевой «Четвертая высота», не подозревая о родстве автора с другим любимым писателем. Чтобы избежать путаницы с родным братом, уже известным писателем Валентином Катаевым, один из авторов «Двенадцати стульев» взял псевдоним Евгений Петров, будучи на самом деле Евгением Петровичем Катаевым. Таким образом, можно сделать вывод, что причин появления псевдонимов несколько:

Боязнь преследования, боязнь впасть в немилость у могущественных и влиятельных лиц, нажить себе неприятности.

Общественное положение автора, не позволяющее им открыто выступать на литературном поприще, сословные предрассудки.

Боязнь начинающих авторов критики.

Стремление «разойтись» в именах с другим лицом, действующим в этой сфере и носящим то же или похожее имя (наличие однофамильцев, родственников среди литераторов) Стремление подчеркнуть свою профессию, национальность, место рождения, социальное положение, главную черту своего характера или направления своего творчества, желание выразить свой внутренний настрой, свое отношение к жизни (псевдонимы-характеристики).

Литературные маски.

Стремление скрыть свой пол.

Шуточные псевдонимы сатириков и юмористов.

Коллективные псевдонимы, призванные обозначить единым именем общую деятельность группы лиц и наоборот, когда написанное одним автором, выдавалось за плод творчества нескольких лиц.

Неблагозвучность своей настоящей фамилии, стремление заменить слишком длинное имя более коротким, запоминающимся.

Придумали не сами.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст